home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Подмосковье, база наблюдателей, сентябрь 2058 года

Альбина Барсова всегда предпочитала настоящий спарринг с реальным партнером, будь то Джина Лаваль в рукопашке или Саша Кроун, если речь о ножевом бое. Но в этот раз получилось так, что никто из этого короткого списка не смог составить ей компанию, и пришлось довольствоваться виртуальной ареной. Это тоже полезно и развивает реакцию, особенно если хочется кого-нибудь побить, застрелить или порезать, как сейчас.

Альбина впечатала серию быстрых ударов по мелькающим вокруг бестелесным мишеням и ускользнула от нескольких ответных выпадов. Работать на такой скорости почти никто не мог, да и она сама еще полгода назад вряд ли была способна на такое. Но с некоторых пор, она решила, что планку нужно повышать, и через силу заставляла себя периодически не брезговать виртуальными тренировками. Даже если противник нематериален, самой приходится работать по-взрослому. И что еще остается делать, когда все наблюдатели теперь заперты на базе? Есть, спать и бить морды, пусть и понарошку. И ждать, ждать чего-то…

Сообщение пришло в тот момент, когда она все-таки пропустила удар и пыталась, преодолев боль, подняться с пола. Пожалуй, на сегодня хватит, решила она и выключила программу, быстро привела себя в порядок и открыла послание. Это была короткая рассылка новостей с нескольких информационных сайтов, которые он отслеживала в чисто рабочих целях, но сам факт ее прихода мог что-то значить. Она тщательно пролистала все нужные страницы, и снова на полях одного из сайтов среди рекламных баннеров пряталась череда цифр. Хорошо спрятанный от посторонних «демон» быстро все расшифровал, и Альбина смогла прочитать очередной «привет» от неугомонного Ивана Родина. Но всмотревшись в текст, она начисто забыла о своем ироничном настроении и почувствовала нечто вроде внезапного озноба.

Агенты Саргов уже здесь и к чему-то готовятся! Значит, не напрасно Варвара устроила эвакуацию! По большому счету, такие сведения нужно было передать и ей, но Иван особо отметил, чтобы Альбина не рисковала и что он предупредит Варвару сам. Эвакуация наблюдателей была завершена, и как Нартова сумела все это обосновать перед лицом своего начальства, лучше даже не думать. Рьялхи ей и так, видимо, не доверяют, ну и черт с ними! Главное, обезопасить наблюдателей, а на базе это сделать намного проще.

Альбина не знала, что Иван опосредованно передал Нартовой образцовую анонимку про основной расклад с агентами Саргов, не сильно беспокоясь о том, что она сможет легко догадаться, кем сие послание отправлено. Ставки слишком высоки, и плести интриги некогда. Даже если Нартова сообщит Рьялхи свои подозрения, во что верилось с трудом, никаких реальных зацепок для розыска он все равно не оставил. Пусть ловят, если хотят, но наблюдателям лучше не высовываться.

За такими невеселыми размышлениями в раздевалке спорткомплекса ее и застала Джина Лаваль, только что вернувшаяся с какого-то совещания по итогам недавней вылазки. Вид у нее был озадаченный и беспокойный, что было не очень привычно.

— Где Лина, не знаешь? — Тревожно и громко спросила она Альбину, едва увидев издали. — Нигде не могу ее найти!

Такой простой и естественный вопрос, но для наблюдателей крайне непривычный. Они всегда на связи, когда не на задании. Можно позвонить или сообщение отправить, или просто маркер увидеть, где человек находится. А сейчас Джина не может связаться со своей подопечной и по-настоящему беспокоится, хоть поводов беспокоиться куда больше, чем она думает.

— Я ее отыщу, — пообещала Альбина, чмокнув подругу в щеку, отчего та в шутку скривилась, но зеленые глаза заиграли смехом.

— Если кто и сможет ее найти, то только ты! — заявила Джина. — Я вообще не понимаю, как она может на базе куда-то исчезнуть?

Если бы только знала, как и что она может, усмехнулась про себя Альбина, а вслух сказала:

— Ни о чем не беспокойся, подружка. Лина у нас талантище, тебе ли не знать? Найдется. Если что, Варвару спрошу.

Джина не очень довольна таким ответом, но потерпит. Она знает, а точнее, догадывается, что Альбина что-то недоговаривает, но допуск у нее скромный, так что, придется подождать. А что талантище, так это мягко сказано.

— Долго нас будут держать взаперти? — на всякий случай спросила Джина. — Если можешь, скажи что-нибудь.

— Так надо, — прохладно улыбнулась Альбина, давая понять, что комментариев не будет. — Пойду, поищу твою потеряшку…

Она оставила недовольную подругу и отправилась к лифту, но по пути свернула в пустой коридор, а потом еще в один, закрытый силовой «мембраной» так, что никто бы не заподозрил наличие прохода. Она почти сразу поняла, где искать «пропавшую» Лину, так зачем откладывать? Ее «пропуск» сработал, и вот она уже в небольшой скоростной кабинке. Мысленный приказ, несколько секунд нереально быстрого взлета с компенсацией ускорений, и вот она уже на поверхности, где сейчас глубокая ночь. Выход замаскирован так, что и с собакой не найдешь, под обыкновенный каменный валун, наследие ледникового периода, какие встречаются в Подмосковье не так уж редко. Рядом небольшая деревенька, а точнее, поселок, но там, похоже, все спят, даже собаки не лают. Над головой ясное и чистое небо, дожди до сих пор не начались, и листья шуршат под ногами сухим ковром.

А вот и маркер, где же ему еще быть? Всего в двадцати метрах, растянувшись на поваленном когда-то давно дереве, Лина, конечно не спала. Думала о чем-то? Вполне возможно. Альбина решила не таиться и спокойно подошла поближе, остановившись совсем рядом, включив свое «ночное зрение».

— Джина тебя не может найти, — тихо сказала она, стараясь приглушить любые эмоции.

— Знаю, — тихо ответила Лина, не открывая глаз. — Как ты меня нашла?

А то ты сама не знаешь, подумала Альбина, но вслух сказала:

— По маркеру. Если нет маркера, то ты вне базы гуляешь, и вряд ли у центральной шахты. Здесь самое место. А доступ тебе могла дать Варвара, как и мне.

— Ты часто здесь гуляешь? — все так же тихо спросила Лина, но было ощущение, что ответ ее не очень интересует.

— Редко, — коротко ответила Барсова, не собираясь толкать длинные речи. Лина, казалось, оценила краткость и даже глаза открыла. Как сверкнуло в темноте! Альбине показалось, что этот золотистый взгляд проходит насквозь, ничего от него не скроешь. Впрочем, возможно, так оно и есть. В такой ситуации настоящий одессит поступает проще!

— Это такой важный вопрос? — добродушно спросила Альбина, скрестив по-деловому руки на груди. — И почему тебя это так интересует?

Лина сориентировалась мгновенно, даже глазом не моргнула. Талант!

— Мне скучно, — доверительно усмехнулась она. — Всех нас заперли на базе. А я не могу так просто… Хочешь, поговорим? Давно собирались.

Альбина почувствовала легкий мандраж. Больше ста лет Рьялхи были для нее чем-то совершенно непостижимым, не имеющим ни силуэта, ни образа, полная загадка. И уже несколько месяцев одна из них живет среди наблюдателей, а в голове все равно что-то не укладывается.

— Альбина, — Теперь ухмылка Лины была видна на инфракрасной картинке совершенно четко. — Ты опять задумалась? Что с тобой?

— Ничего, — почти успокоившись, ответила Барсова, и чтобы немного потянуть время, улеглась прямо на ковер из листьев, подстелив лишь тонкий силовой «коврик». — Поболтаем, конечно…

Давно уже понятно, почему Лина ведет себя с наблюдателями так спокойно и уверенно. И понятны ее мелкие проколы с незнанием простейших реалий, вроде тайского бокса или географических названий. Но такое может происходить только в том случае, если ее готовили к «заброске» спешно и просто не успели обучить всем тонкостям. Бросили девчонку в воду, надеясь, что сама поплывет? А если так, почему спешка?

Лина молча наблюдала за ней, чуть прикрыв глаза и сохраняя все такую же безмятежную неподвижность. Альбина, наконец, улеглась и пару раз глубоко вздохнула, зрительно погружаясь в глубину звездного неба. Спокойствие, только спокойствие! Инопланетное вторжение пока не началось…

— Проблемы? — сочувствующим тоном предположила Лина, поворачиваясь на бок, лицом к Альбине, сохраняя идеальный баланс на не слишком толстом бревне. — Хороший повод поговорить.

Сама Альбина продолжала смотреть на звезды, которые странным образом помогали не суетиться и не пороть горячку. С такой собеседницей, как на минном поле. И возникает вопрос, сколько этой девчонке лет, на самом-то деле? Понятно, что вряд ли «чуть за двадцать», здесь бери выше! Но насколько выше?

— Я сама не знаю, — Барсова попыталась выдать правдоподобную версию, не слишком откровенничая. — Это еще до твоего прихода началось. Неспокойно как-то, и не знаю, отчего. А сегодня просто захотелось пройтись. Да и Джина попросила тебя отыскать.

— А почему неспокойно? — совершенно серьезно спросила Лина. — Можешь сказать?

— Не могу, — улыбнулась Альбина, мысленно приближая картинку Плеяд и включая максимальное усиление. — У тебя никогда не было ощущения опасности прежде, чем что-то случится? Иногда задолго до того?

— Понимаю, — согласилась Лина. — Бывает. Но сейчас… все еще много нового вокруг… Не знаю, на что реагировать. Хотя что-то чувствую…

Альбина и раньше обращала внимание на эту ее склонность говорить короткими фразами и максимально простыми словами. Во всяком случае, произношение поставлено почти идеально. Возможно, это какой-то «ускоренный» способ обучения языку, имеющий свои ограничения. Возможно, быстро научиться строить длинные витиеватые выражения не так просто…

— По крайней мере, с интерфейсами у тебя никаких проблем, — похвалила Альбина, осторожно «съезжая» с опасной темы. — И с пониманием работы устройств тоже. Сейчас, в двадцать первом веке, это каждый умеет с детства. А представь, каково было еще лет сто назад? В наше время ничего сложнее телефона в обычной жизни не попадалось. Да и телефоны были совсем другие.

— А связь на расстоянии? — заинтересованно спросила Лина. — Ведь уже было такое?

— Радио, ты хочешь сказать, — подсказала Альбина. — Эта технология как раз в это время начала выходить из детского возраста, но в каждом доме радио появилось не сразу. Вся эта техника была в виде тяжелых ящиков во-о-от такого размера. И представляешь, каково после этого узнать про импланты? Понять и принять тот факт, что сложнейшая техника может быть не просто компактной, не просто миниатюрной, а наноразмерной и жить внутри тебя! И общаться с этой техникой ты можешь только мысленно…

— Но ты смогла! — чуть снисходительно улыбнулась Лина. — Я слышала… к вам берут самых способных.

— Разумеется, смогла, — Альбина даже хихикнула от воспоминаний. — Только не сразу. Слишком был велик разрыв в мировоззрении. Я долго не могла сосредоточить внимание и «поймать узор»…

— Что за узор? — не поняла Лина.

— То, что позже стали называть словом «интерфейс», — пояснила Альбина. — Но в мое время этого термина еще не было, мы говорили «узор» и всегда понимали, о чем речь. А мне эта штука никак не давалась, я все время как бы скользила по поверхности, но погрузиться полностью не могла. Там такое приятное щекочущее ощущение получалось, когда контакт не полностью устанавливается и импланты постоянно «мерцают», пытаясь зацепиться. Но Варвара меня все-таки смогла настроить на нужный лад.

— И сколько времени ты на это потратила? — Лине, похоже, было по-настоящему интересно.

— С перерывами, где-то года два, — припомнила Альбина. — Но это начальный этап, своих «демонов» я еще не умела собирать. И не представляла, на что импланты реально способны…

— Возможно, ты и сейчас не представляешь, — совершенно небрежно заметила Лина, а Барсова буквально кожей чувствовала ее снисходительный взгляд. — Варвара сказала, что Рьялхи вам не доверяют. Не выдают всех секретов.

Альбина снова слегка напряглась. Нельзя отвечать сразу на столь коварную реплику. Она прибавила контраст картинки, и вокруг ярких точек «Семи Сестер» проступили голубоватые кружева отражательной туманности. Иван когда-то рассказывал ей, что туманность, в которую погружены Плеяды, это не остатки от формирования скопления, а просто сгусток пыли, случайно оказавшийся на пути и подсвеченный роем молодых звезд… Так, а теперь попробуем поддержать разговор…

— У меня нет иллюзий насчет секретов, — медленно сказала Альбина. — Мы ничего не знаем о Рьялхи, а они про нас знают все. Возможно, они сейчас слушают наш разговор и делают какие-то выводы.

— Тебя это смущает? — последовал риторический вопрос.

Альбина на несколько секунд повернулась к Лине и постаралась выдать реалистично-добродушную ухмылку.

— Главное, чтобы тебя это не смущало, — ответила она. — Мы уже давно привыкшие. Все равно, поделать с этим ничего нельзя.

— Мне Варвара сказала, — все таким же, чуть снисходительным тоном сообщила Лина, — Что личные покои не имеют… систем наблюдения. Ты в это веришь?

— Хочется верить, — со смешком призналась Альбина. — Но как знать? Среди нас есть скромные люди, но стеснительных нет. Живем и надеемся, что за нами не все время подглядывают.

— Это не очень хорошо, — вдруг сказала Лина каким-то совершенно другим тоном. — Но от нас с тобой ничего не зависит.

Это просто показалось, или девчонке такое положение тоже не очень нравится? И она сказала это совершенно искренне? Если так, то есть шанс на установление хороших отношений. Расслабляться нельзя ни в коем случае, но небольшую ответную откровенность можно выдать…

— Знаешь, — осторожно призналась Альбина. — Я уже сто двадцать с лишним лет об этом думаю. Смотрю на небо, вот как сейчас… Как же мне хочется, наконец, встретиться с ними, поговорить… Узнать их не как безликих хозяев или «небожителей», а как друзей. Если это вообще возможно…

— Может быть, еще не время, — удивительно спокойно высказалась Лина. — Ты уверена, что планета готова? Для контакта?

Э, нет! Вряд ли это реальная причина, тут что-то еще. Просто девочка «вбрасывает» варианты, чтобы узнать мнение собеседницы. Умно и совершенно безопасно.

— Да причем тут вся планета, — вздохнула Альбина. — Наблюдатели уже почти двести лет функционируют. Им-то, избранным, можно доверять, после стольких лет? Или Рьялхи даже сами себе не доверяют?..

— Или они не хотят… привязаться к вам, — Лина подбросила очередной вариант. — Может быть, им не хочется… лишних эмоций?

Это уже более вероятно, но и в этой теории есть пробелы. Главное, не увлекаться и не опровергать слишком настойчиво.

— Привязанность как новый фактор грозит только нам, — отмахнулась Альбина. — А мы, наблюдатели, люди закаленные и психически устойчивые. Иногда даже слишком устойчивые, на грани цинизма. А Рьялхи и так про нас все знают со всеми интимными подробностями! Я не говорю про то, чтобы брататься и пить на брудершафт. Но хотя бы, поговорить не с «демоном-переводчиком», а с живыми существами! Если, конечно, сами Рьялхи не машины какие-нибудь…

Вот теперь Альбина подбросила свою версию. Не все же время игра должна идти в одни ворота? Интересно будет узнать, что «там» про это думают…

— Цивилизация машин, — усмехнулась Лина. — Им бы не понадобились наблюдатели. Чтобы просто собирать информацию… достаточно местных сетей. Вся Земля ими опутана. C развитием техники связи… наблюдателей сокращали бы. А получилось наоборот.

И не поспоришь. В 1925 году наблюдателей было четверо. К концу XX века их уже стало 64. И в следующие полвека численность дошла до 128, и объяснений этому не было. Нелогично, непонятно, но факт.

— Интересный вывод, — признала Альбина и снова встретилась взглядом с собеседницей. — Но мы не знаем, для чего наблюдатели вообще нужны. А без этого, мы не можем делать никаких выводов.

— Мне нравится разговор, — мило улыбнулась Лина, но ее тон был абсолютно серьезен. — Если бы «там» слушали… Может быть, поняли бы… Пора что-то менять.

— А мне нравится твой оптимизм, — Альбина постаралась придать голосу авторитетные нотки. — Ты не представляешь, сколько таких разговоров уже было за сотни лет. Я и сама об этом спрашивала, на что-то надеялась. Сто двадцать лет прошло!

— У них другое чувство времени, — Лина продолжала пристально глядеть в глаза, словно проверяя реакцию. — Если Рьялхи живут долго… для них это не срок…

Она даже не потрудилась вставить «наверное» или «должно быть», словно знала, о чем говорила. И опять эта расслабленная поза и совершенно недетский взгляд, в котором будто чувствуется спящая до поры сила. Привлекательная и страшная одновременно.

— Я тоже надеюсь, что наше терпение будет вознаграждено, вздохнула Альбина. — Когда-нибудь, дождемся.

— Если ничего не менять, — все так же авторитетно заявила Лина, — Будут новые… неприятности. Как с тем, кто… был до меня.

Неслабый намек на Ивана Родина, но что это значит? Неужели Рьялхи понимают, что наблюдатели в большинстве своем устали ждать? Устали быть игрушками в чужих руках? Устали от недоверия и высокомерия? Хотя, чтобы это понять, не нужно обладать особым интеллектом. Может быть, обычная спесь мешает признать очевидное?..

— Ты знаешь эту историю? — нейтрально спросила Альбина.

— Варвара успела рассказать, — невнятно отговорилась Лина. — И это не секрет. Все наблюдатели говорили про Ивана Родина. Кроме тебя.

Несмотря на щекочущий холодок в спине, Альбина заставила себя смотреть, не отрываясь, в золотистые глаза Рьялхи. Поди, разберись, это просто констатация факта или попытка заставить сболтнуть лишнее?

— Если ты слышала эту историю, — чуть недовольным голосом ответила Альбина. — То должна понимать, что мне не очень хочется про это говорить.

— Я все понимаю, — спокойно и серьезно заверила Лина, и почему-то очень хотелось ей верить. — Дело не в этом. Мне нужно было поговорить… Почувствовать самой. Опасность, про которую мы говорили… Она настоящая.

Альбине показалось, что некоторые вещи начали проясняться. Похоже, что появление Лины может быть вызвано не только желанием Рьялхи более пристально следить за наблюдателями, но и подстраховаться на случай активных действий Саргов. Однако, лежать и хлопать глазами было бы не очень реалистично. Поэтому, Альбина решилась на легкую конфронтацию.

— Ты только не злись, — скептически выдала она, пододвигаясь чуть ближе. — Но ты мне, рыба моя, зубки не заговаривай. Никакая ты не «новенькая». Кто ты на самом деле?

— Альбина, — вяло попыталась отбиться Лина, но Барсова решила еще слегка надавить.

— Не надо врать! Пожалуйста! Мы только что с тобой про это говорили! Столько вранья, зачем плодить еще больше? Хоть я уже не в Четверке, но знать о таких вещах должна. Наблюдателям что-то угрожает?

Так, кажется, не переборщила… А по внешнему виду Лины вовсе не скажешь, будто она сейчас судорожно соображает, что ответить. Вполне может быть, что такое развитие событий у нее заранее продумано. И именно к этому она и вела разговор изначально.

— Ладно, — как-то подозрительно мягко ответила Лина и одним быстрым движением переместилась с «бревнышка» на ковер из листьев, совсем рядом с Альбиной. — Я сама начала этот разговор.

Их теперь разделяло всего сантиметров тридцать. Удивительно, но Альбина в такой близи не чувствовала угрозы. А вот странное беспокойство в глазах Лины было видно совершенно отчетливо, даже когда «ночное» зрение выключено.

— Ты права, — призналась Рьялхи. — У меня своя задача.

— Но кто ты? — почти прошептала Альбина. — Неужели все-таки есть параллельная группа наблюдателей?

— Очень параллельная, — ровным тоном ответила Лина, но ее глаза сверкнули от каких-то сильных эмоций, рвущихся наружу, и она тут же снова переключилась на серьезный лад. — Постарайся понять. У Рьялхи есть враги. Серьезные и опасные. Они как-то узнали про наблюдателей. Теперь, может случиться что угодно. Понимаешь?

— Не очень, — нахмурилась Альбина, продолжая пристально и в упор смотреть ей в глаза. — Что за враги и что они могут нам сделать?

— Их возможности не уступают Рьялхи, — нехотя ответила Лина. — Почти. И сделать могут все, что захотят. Почти.

Альбина про себя призналась, что до сих пор надеялась, что Иван переоценил опасность, но теперь нужно ковать железо, пока девчонка в настроении.

— Значит, там, — Она наугад ткнула пальцем в небо и попала, кажется, куда-то в район Арктура… — Есть не только Рьялхи? Есть кто-то еще?

— Есть, — тихо, но слегка злобно ответила Лина. — И это очень серьезно. Четверка теперь пустое место. А остальные занимаются интригами. Которые «наверху» решили поддержать. Это полная деградация проекта. Всего смысла!

— И откуда ты знаешь про смысл проекта? — Альбина решила не сдерживать себя и изобразить естественную реакцию. — Кто ты? Можешь, наконец, ответить?

— Я и так много сказала, — напомнила Лина, но при этом совершенно не выглядела обеспокоенной.

— А если нас слушают? — задала Альбина совершенно логичный вопрос. — Да что там, нас наверняка слушают! И это еще один дурацкий тест, проверка!..

— Не слушают, — уверенно заверила Лина. — Поверь и успокойся.

— Нет уж, — упрямо встряхнулась Альбина. — Извини, я в эти игры не буду играть, слишком серьезное дело. Они всегда слушают и всегда смотрят.

— Они вас в этом убедили, — Рьялхи неожиданно положила ей руку на плечо и легонько, почти ласково, сжала. — Этого они и добивались. Они не вездесущи. Их очень мало. И они не создавали импланты.

— Это уже слишком, — попыталась возразить Альбина, но замерла, не шевелясь. В глазах Лины ярко горели пульсирующие фиолетовые ободки.

— Альбина, — почти шепотом произнесла Рьялхи, и ее рука чуть сильнее сжала плечо собеседницы. — Это серьезно. Послушай меня!..

Отступать поздно, и это шанс добиться хоть какого-то взаимопонимания. Иначе, разговор превратится в очередное пускание тумана с «той» стороны и бесплодные попытки хоть что-то понять с «этой». Альбина выдержала паузу и изобразила мини-пантомиму «просветление», стараясь не переиграть.

— Знаешь, я ведь не врала, — медленно проговорила она, не отводя глаз. — Когда говорила, что очень хочу познакомиться с Рьялхи. Просто, тогда я еще не понимала, с кем говорю. Не так представляла эту встречу.

Вдруг, Лина тихонько рассмеялась и слегка потянулась, словно просыпаясь. Полностью расслабленная поза, никакого намека на неприятности. Но взгляд! Эти золотистые звездочки в обрамлении нереальных фиолетовых кругов оказывали почти гипнотический эффект.

— Испортила первое впечатление, — наконец, тихо сказала она, и эффекты в ее глазах погасли. — Хорошо, что ты меня нашла. Очень вовремя. И держись ко мне поближе. Только так у тебя будет шанс… Если что-то случится.

Так же внезапно, Рьялхи прервала контакт и снова расслабленно повернулась на спину, всматриваясь в звезды. Словно ничего не случилось! А Барсова глядела на красивый профиль «новенькой» и пыталась унять вдруг проснувшуюся злобу. Вдох и выдох… Нужно вернуть разговор в правильное русло, и вытянуть больше информации.

— Какое щедрое предложение, — грубовато процедила Альбина. — Вернуться домой, запереться и спрятаться за твоей спиной. В то время как остальные наблюдатели ни сном, ни духом. И если их начнут убивать ваши «друзья», я должна думать только о своей шкуре?

— А что ты сделаешь? — не поворачиваясь, на удивление добродушно отозвалась Лина. — Защита не поможет. Оружие у них совсем другое.

— И поэтому нужно сидеть и не высовываться? — искренне возмутилась Альбина. — А «наверху» знают и всем на это наплевать?

— «Наверху», — как-то странно усмехнулась Лина, — Не очень верят в прямое нападение на наблюдателей. Они больше боятся за себя. Разве не логично?

— Логично, — призналась Альбина и решилась идти до конца. — Но зачем ты мне все это рассказываешь? Чего добиваешься?

— Я пока не знаю, — устало вздохнула Лина. — Я еще не разобралась. Меня позвали, когда пропал Иван Родин. Попросили помочь. Ваше начальство было в панике. Никто ничего не понимал.

— Погоди, — прервала ее Альбина, — Что, у Рьялхи нехватка ресурсов? Зачем потребовалось привлекать еще кого-то?

— У Рьялхи ресурсов достаточно, — усмехнулась в ответ Лина. — Но никто про ваш проект не знает. И лишних людей нет. А организаторы не имеют нужной подготовки. Понимаешь?

— Не очень, — призналась Альбина, пытаясь переварить услышанные откровения. — Хочешь сказать, что мы имеем дело не с какой-то серьезной силой, а с маленьким проектом?

— Не нужно их недооценивать, — посоветовала Лина. — Но сил и возможностей у них мало. Поэтому, они привлекают специалистов. В случае необходимости.

Альбина беззвучно расхохоталась и вскочила на ноги. Сделала пару кругов, присела на бревно и тут же опять вскочила. Лина с минуту наблюдала за ней, а потом тоже поднялась на ноги все с тем же непостижимым изяществом.

— Потрясающе! — наконец, проговорила Альбина, успокаиваясь. — Сколько лет мы думали, что имеем дело с цивилизацией! А теперь… И скольких «специалистов» привлекли помимо тебя?

— Больше никого, — пожала плечами Лина. — Выбора не было, и времени тоже. Меня просили помочь с розыском. А потом я поговорила с Иваном. Они с трудом смогли просчитать… Его координаты.

Альбина поняла, что пора изобразить эмоции. Все-таки, речь пошла о личном.

— Значит, это ты помогла его найти и уничтожить? — набычилась Барсова, мрачно глядя на нее исподлобья. — Значит, из-за тебя погиб один из лучших наблюдателей?

— Глупо обвинять в этом… Только меня, — мгновенно и очень спокойно ответила Лина. — Иван сам выбрал свой путь. К тому же…

Лина переместилась к напрягшейся Альбине чуть поближе, и снова выдала свою фирменную снисходительную улыбку.

— Ты сама веришь, — спросила она, — Что Иван мог так подставиться?

Альбина постаралась вызвать в себе ту бурю чувств, которую испытала в тот момент, когда синтезированный голос Рьялхи откуда-то издалека объявил, что Иван Родин ликвидирован. Как ни странно, ей это удалось, со всеми положенными атрибутами вроде неровного дыхания и дрожащих ресниц. Старик Станиславский, которого она никогда лично не встречала, но застала среди живых, был бы вполне доволен. В прошлый раз, она сумела почти целый день держать эти чувства в себе. В этот раз, такие подвиги ни к чему…

— Я не знаю, — чуть дрожащим голосом ответила Альбина. — Я очень хочу надеяться на чудо… Но я не знаю, что на самом деле произошло, и был ли у него шанс спастись.

— Может быть и был, — улыбнулась Лина. Я пересматривала запись разговора. Сто раз, наверно. И не просто пересмотрела. Создала такую же обстановку. Ходила вокруг его проекции. Все это фальшивое, понимаешь? И его спокойствие, и его испуг! Я это чувствую!

— Как ты можешь это чувствовать, когда ваши кураторы поверили в эту историю? — немного жалобно спросила Альбина.

— Инстинкт, — резко оскалилась Лина, и ее глаза хищно прищурились. — Не совсем отупела от старости. Чувствую, понимаешь? Иван всех обманул!

— И ты никому не сказала? — искренне удивилась Альбина. — Почему?

— Потому что умная, — буквально щелкнув зубами, прорычала Лина. — Кто мне поверит? Скажут, спасибо, деточка! Ты нам очень помогла! Иди, играй в свои игрушки…

— Сколько тебе лет? — на автомате спросила Барсова, спохватившись слишком поздно, но Рьялхи и не подумала обижаться.

— Мало, по сравнению с этими, — Лина одними глазами указала куда-то вверх. — Но я кое-что умею. Чего «этим» не снилось. Когда мне показали послания от Ивана… Я сначала не поверила. Он использовал ключи имплантов. В том числе и твоих. И сообщения, сброс статистики. Так понимать работу комплекта… Могут только инженеры. Которых среди нас не было.

— Ты хочешь сказать, что… — робко начала Альбина, но Рьялхи не дала ей закончить.

— Хочу сказать, но не могу, — честно ответила Лина, чуть обняв Барсову за плечи. — Точно не знаю. Если он уцелел, то вряд ли… Появится, пока знает, что его ищут.

— Ну, хоть за это спасибо, «небожительница», — проворчала Альбина и пустила изумительную крокодиловую слезу. — Что же ты так долго тянула?..

— Хотела убедиться, — усмехнулась Лина, дружески поглаживая ее плечи, — Что стоит тебе про это говорить. От твоей реакции многое зависело. И я теперь даже могу… Сформулировать цель.

Альбина будто встряхнулась и аккуратно выскользнула из ее «объятий», подавив желание снова повалиться в листья. Голова уже слегка кружилась, но пока соображала. Нужно дать отпор, пусть девочка еще что-нибудь расскажет.

— Твоя цель, — язвительно заявила Альбина. — Следить за нами, лезть в душу, рассказывать сказки, а потом помогать наводить на нас бомбы. Тут все понятно. Что еще формулировать?

— Я не знала про бомбы, — спокойно ответила Лина. — Сама узнала только в конце разговора. Когда они посчитали координаты. И я не знала, что у них есть «большой тоннель»! Ну, чтобы перебросить… Неважно. Это оружие вообще запрещено.

— Что значит, запрещено? — недоверчиво спросила Альбина.

— У нас дома запрещено, — объяснила Рьялхи. — Даже наши враги не применяют! У нас с ними договор. Слишком мощная вещь. Как ваши бомбы, но меньше и не такие «грязные».

— И откуда у кураторов нашего проекта бомбы? — Альбина снова ткнула пальцем вверх, в небо.

— Их не так трудно сделать, — объяснила Лина. — Они дают энергию. Нужен хороший инженер и молекулярная фабрика. Но такое оборудование под контролем.

— Любой контроль можно обойти, — вздохнула Альбина. — Если очень хочется. И получается, что «ваши» больше всего боятся утечки технологии? Или вообще не хотят огласки?

— Они всего боятся, — хмыкнула Лина. — Они привыкли, что все под контролем. Но мне все равно, если ваши люди… получат технологию. Это будут ваши проблемы, а не наши. У вас такое оружие давно есть… А вы живы до сих пор.

— Больше ста лет, — напомнила Альбина. — До сих пор это оружие почти не применяли. По крайней мере, серьезные страны.

— Вот видишь, — усмехнулась Лина. — Проблема совсем не в этом.

— А в чем?

— Сарги, — Лина впервые произнесла это слово, и Альбина поразилась, насколько ее голос изменился, наполнившись злобой и презрением. — Так их зовут. Вот про кого надо думать! Я не хочу, чтобы они убили… Кого-то из вас. Или начали как-то влиять. Добиваясь своих целей.

Лина вздохнула и замолчала. Альбине захотелось расспросить про Саргов, узнать больше, но она сдержалась. Нужно немного подождать. Может, спросить о чем-то еще. Понятно, что Лина не просто так решила раскрыть карты. Будет еще время. А сейчас ночь еще в разгаре, и если выключить «ночное зрение», то совсем ничего не видно. А звуки вокруг почти летние, и довольно тепло для сентября…

— Идем обратно, — вдруг резко сказала Лина, встрепенувшись. — Возвращаемся на базу, быстро!

Альбина подумала, что нужно бы удивиться и спросить в чем дело, но тело само среагировало на командные нотки и метнулось к замаскированной горловине шахты. И тут оно пришло, это яркое чувство опасности, та самая «чуйка» проснулась и заорала страшным голосом, не давая ни секунды на раздумья. Мощный всплеск адреналина подстегнул организм и заставил еще больше ускориться.

— Быстрее! — почти крикнула сзади Лина, хоть торчащий из земли камень был уже совсем рядом.

Ничего спросить Альбина не успела, почувствовав, как Лина буквально прыжком прижалась к ней сзади, словно закрывая собой. Чудовищный удар, сопровождающийся неестественным звоном и скрежетом, добавил импульс к движению и они обе просто сходу влетели в черный провал колодца. Чувствуя, что сознание начинает размываться, Альбина успела делать то, к чему готовилась уже несколько месяцев. Она мгновенно открыла свой каталог и мысленно разорвала в клочья «конверт», подаренный когда-то Иваном Родиным. Освобожденному «демону» для старта понадобилось всего несколько наносекунд, а потом он полностью взял под контроль ее комплект имплантов.

Но хозяйка вышеупомянутого комплекта уже не могла ни на что повлиять. Последнее, что пришло ей в голову перед полным провалом в черноту, это цитата из какой-то старой книжки, о которой она когда-то узнала от Ивана. И теперь она с удивлением вспомнила эту цитату, воскликнув про себя:

«Боже мой — он полон звезд!»


Луна 1965 (2/2) | Один Из Восьми | Май 1971 года