home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Когни

Утром Ит проснулся около восьми, остальные еще спали. С Ленинских гор вернулись около полуночи; пьяный в дымину Скрипач порывался пойти и устроить диверсию в квартире соседей Берты, Ит с трудом уговорил его обождать с этой диверсией сутки и с трудом уложил спать. А вот Берту уговаривать не пришлось – она кое-как выпила чашку чая и буквально рухнула, до такой степени вымоталась и устала. В результате спали они следующим порядком: Ит и Скрипач, как водится, на одной кровати, Берта – на второй.

Ит кое-как сел, помотал головой (болит, зараза!), потер виски ладонями. Так, все. С пьянством пора завязывать. А то что-то это как-то… нехорошо получается. Совсем нехорошо. Некрасиво. Поэтому срочно в душ, потом будить народ, потом… сходить в столовую, что ли, по старой памяти? Совершенно не хочется таскаться за продуктами и что-то готовить, ведь все равно сегодня-завтра уезжать. Или вообще обойтись кофе с коржиками?..

Он тихо, стараясь не шуметь, пошел в ванную. Включил воду, забрался под душ. Интересно, а от головы у них что-то есть? Наверное, есть, потому что в снаряжении должен быть медицинский пакет. Кощунство, конечно, но уж больно много сегодня дел, придется все же полечить голову. Совершенно неохота бегать целый день по городу в таком состоянии. Идиоты, вот честное слово, идиоты же! Думать надо, блин, прежде чем мешать шампанское и водку. Так, все, хватит лирики.

В дверь ванной тихонько постучали – ясно, Скрипач проснулся.

– Сейчас, – негромко ответил Ит. – Минуту подожди.

– Я чайник поставлю. – Судя по минорному тону, рыжему было не лучше.

– Ага…

Наскоро вытерев волосы, Ит оделся и пошел на кухню. Скрипач сидел на табурете у подоконника и вид имел отнюдь не лучезарный.

– Ит, – проникновенно начал он. – Знаешь, Ит… Вот я себе каждый раз говорю – что он последний. И вот понимаешь…

– Угу, понимаю. Иди, мойся, а я в аптечке пороюсь. Надо от головы что-то съесть срочно. А то мы там произведем неизгладимое впечатление, согласись.

– Сейчас пойду. Да, мы куда сначала? – спохватился Скрипач.

– Сначала, думаю, к своему начальству за назначением, потом – на Лубянку, потом… – Ит задумался. – Вообще, если по уму, надо бы народ навестить, но это можно сделать вечером. Антигравы для грузчиков ты взял?

– Взял, а как же. И батарейки к ним тоже взял, – Скрипач кивнул, поморщился. – Блин, в голове ну в буквальном смысле чугунное ядро. Или ведро, – пожаловался он. – И вроде бы не так много пили…

– Не так много?! – возмутился Ит. – Одна бутылка дома, потом две на троих – это не много?! Рыжий, все. Ты как хочешь, а я объявляю сухой закон. По крайней мере, на срок работы.

– Согласен, – Скрипач встал, снова поморщился. – Сухой так сухой. А то мы в таком виде, чую, такого можем наработать, что будет ну очень стыдно. Слушай, достань пока что форму, – попросил он. – Только тихонько, Бертика не разбуди.

– Как же она намаялась, – покачал головой Ит. – Если бы я знал…

– То все равно ничего не смог бы сделать. Потому что ее отсюда не выпустили бы, а нас бы не впустили, – Скрипач нахмурился. – Сам понимаешь.

– Иди, мойся, – приказал Ит. – И давай порезче, рыжий. Дел много.

* * *

Отделение Официальной службы, к которому они были приписаны, располагалось неподалеку от Парка культуры. «Сарепту» в этот раз брать не стали – сели на рейсовый катер, и через полчаса были уже на месте. Поднялись от набережной вверх по улице, миновав парк, свернули на Садовое, и вскоре подошли к нужному им дому, стоявшему в глубине двора. Район был богатый, здания, как жилые, так и не жилые, тут стояли высокие, добротные, а бараки, если где и встречались, имели вид опрятный и чистый. Огурцы с помидорами, впрочем, в палисадниках нет-нет, да встречались, но цветов было на порядок больше.

Офис официалов тоже имел вид весьма достойный: одноэтажный квадратный дом, крашенный светло-желтой краской явно не местного производства, на крыше – энергонакопители, рядом с тяжелой дверью – красивая, сделанная под медь табличка (дань местным традициям) с названием отделения и его номером. И цветы в палисаднике: по большей части красно-желтые бархатцы, и красные, синие, белые петуньи. В некотором смысле символично, с намеком. Дорожка, ведущая к дому, выложена шестигранными плитками – ну, тут намек уже недвусмысленный…

– Интересно, куда нас в этот раз, – пробормотал Скрипач. – Берта сказала про Херсонес, это хорошо, конечно, но я бы с большей радостью куда-нибудь в Ялту или в Алупку… бандитов ловить.

– Держи карман, – огрызнулся Ит. – Еще скажи спасибо, если действительно будет Херсонес. Хоть в море покупаться, и то хлеб. Я бы вообще ни на что особо не рассчитывал. Сейчас дадут нам полгода в Москве, и будем сидеть в духоте и смотреть чужие отчеты.

– Зато с Бертиком, – тут же нашелся Скрипач.

– С Бертиком тоже надо решать.

* * *

– …по красному коду вы имеете право выбрать из этих вариантов, но я бы рекомендовал…

– Выбирать, собственно, пока что не из чего, – возразил Ит. – Мы ничего не имеем против летной школы, но нам в любом случае нужно будет несколько дней для того, чтобы разобраться с новыми законами о применении внешней техники. Насколько я помню по прошлому забросу, все было несколько иначе.

– Совершенно верно. Сейчас обстоятельства немного изменились.

Атташе замялся. Они сидели напротив него и молча ждали продолжения. Почти люди… но все-таки люди такими не бывают. Слишком уж юношеская внешность для без малого трехсот лет. Хотя, пожалуй, не юношеская, это что-то другое. И «летопись» – больше чем по половине рукава у каждого. Это много. Очень много. И красный код – а это, считай, почти полная вседозволенность. И второй класс. На кой черт им боевые задания? Сидели бы в офисе, отдыхали бы в свое удовольствие. Так нет же, в офисе им не сидится, им работу подавай… Но самое плохое все равно не это. Плохо то, что куратор их мира приписки дал распоряжение: поблажек не делать, использовать как рядовую штатную единицу. Согласно статусу, конечно. И дал приблизительный план для работы этой пары.

План, от которого у бедного атташе волосы встали дыбом. Потому что согласно этому плану данную парочку предполагалось на протяжении всего года макать головой в дерьмо, где только можно.

…летная школа, три месяца обучения – собственно, именно про это он им пока что и сказал. Дать направление, а там пусть сами разбираются – с их статусом они имеют право занять любую командную должность. Если захотят.

…приграничный район, пилотаж «двойки» или «тройки». Если будет летная школа, то будет и район.

…сопровождение «ангелов». Ну, это вообще уже труба, особенно с учетом того, что их первый муж был связан с Контролем, а сейчас в Контроль ушла младшая дочь.

…работа с дипломатическим отделом, контачащим с Альянсом. Ну уж нет, благодарю покорно. Кем бы они ни были, раньше чем через полгода я их туда не пущу. Если вообще пущу. И потом, должность им там дается… Атташе глянул в текст направления и оторопел – снова «рядовое сопровождение».

И прочее в том же духе.

Что это за издевательство? Отметки об утрате лояльности в деле нет. А предполагаемые области подобраны так, что создается впечатление, что отметка есть, и что она, возможно, даже не одна.

Но у них же красный код, второй класс, сумасшедшая выслуга, и, ко всему прочему, привилегированное положение – тут, на Терре-ноль! Собственно, они открыли эту самую Терру-ноль, провалиться ей на месте.

С ума сойти.

Хороший «подарочек», ничего не скажешь…

Интересно, через сколько времени они пошлют и его, и официалку, и своего куратора, когда поймут, в какую дрянь их сейчас втравили?

– Мы вас слушаем, – поторопил вежливый Ит.

– Ну, хорошо, – атташе, наконец, собрался с духом. – Я только очень прошу вас учесть, что это не мой план, это было в вашем же сопроводительном пакете.

Слушали они молча, не перебивая. Рыжий даже покивал, соглашаясь незнамо с чем, а черный сидел вообще как статуя, ничего не говоря. Когда атташе закончил, черный сказал:

– Да, что-то такое мы и предполагали. Гарай под руководством Огдена, что и требовалось доказать. Вы не волнуйтесь, Максим, ничего страшного. Это уже не в первый раз. Думаю, мы поступим следующим образом. Сейчас нам нужно несколько дней в городе, для ознакомления с ситуацией, а потом мы с удовольствием отправимся в «Бор», в летную школу. Так что, надеюсь, на этом этапе у нас с вами проблем не возникнет. Однако сейчас нас больше волнует другой вопрос. Дело в том, что на протяжении последних лет мы тесно сотрудничали с Робертой Ольшанской и ее группой, которая работала над проектом «Метасистема». Вчера мы встретились с Робертой Михайловной, и она сообщила нам, что проект приостановлен…

– Закрыт, – ответил атташе машинально, но тут же спохватился. – Временно, да. Можно сказать, приостановлен.

– Так вот. – Черный прищурился. – Мы, как сотрудники этого проекта, как агенты Официальной службы второго класса, как лица, фактически причастные к деятельности Контроля, – голос его неуловимо изменился, и атташе невольно вжался в спинку кресла, – сейчас настоятельно требуем от вас ответа на следующие вопросы.

– Я весь внимание, – помертвевшим голосом сказал атташе.

– Вопрос номер один. Вам известно о слежке, установленной за квартирой Роберты Михайловны?

Вот так.

Этого он не ожидал. То есть нет, ожидал, но не так быстро.

– Д-да, – выдавил он через силу. – Это… скажем так, это не совсем в нашей юрисдикции…

– А в чьей? – жестко спросил Рыжий. Кажется, его зовут Скрипач. Хотя в деле написано «Биэнн Соградо Файри».

– Понимаете, тут получилась не совсем ясная ситуация… – Атташе все еще мялся, подыскивая слова. – Она не обращалась к нам.

– Дура, – одними губами произнес Скрипач.

– Возможно… Так вот. Она не обращалась к нам, и в отделение о слежке сообщил в результате представитель Комитета Безопасности. После совещания было решено передать это дело Комитету.

– Развели бюрократию, – проворчал черный. Атташе глянул в дело – ага, Биэнн Соградо Ит. Проклятый запрет на использование нормальных терминалов! Чертовы бумажки! Но что поделаешь – условия пакта…

– Совершенно с вами согласен. Решение о временном невмешательстве и попытке установить агента, ведущего наблюдение, принимали в результате не мы.

– Гениально. – Рыжий покачал головой. – Великолепная работа. То, что заняло бы трое суток, продолжается полгода… Так, ладно. Ит?

– Угу. Второй вопрос. Мы будем настаивать на восстановлении проекта. Отделение окажет нам поддержку, или…

– Знаете, – голос у рыжего вдруг стал проникновенно-интимным. – Есть такая замечательная штука, которая называется «саботаж». Думаю, вам великолепно известно, что Альянс тоже работает над подобным проектом. И вам также известно, кто является главой Альянса и под кого он работает на самом деле. И если вы сейчас скажете…

– Ну, хватит! – Атташе разозлился. – Разумеется, мы вас поддержим, ни о чем другом и речи быть не может. Но…

– Максим, тогда у меня еще один вопрос. – Ит выпрямился, строго глянул на атташе. – Почему это не было сделано раньше? Полгода назад, например? Чье это распоряжение? Кто решил, что надо остановить проект?

– Это общее решение. Правительство, комитет, Официальная служба.

– Вот даже как, – хмыкнул Ит. – Игру затеяли. Ладно, раз вы так настаиваете, поиграем. Последнее на сегодня, уже по нашей работе в этом мире. Как вы, думаю, догадались, восторга от плана работы мы не испытываем. Поэтому я заранее прошу вас о следующем. Если мы примем какое-то решение, которое не будет соотноситься с этим планом и уйдем в свободную работу, не сообщайте об этом куратору до окончания срока контракта.

– Весьма вероятно, что контракт мы продлим, – заметил Скрипач. – У вас там в папочке на веревочках есть пометочка… Нет, не внешка, возьмите внутреннее дело. Ну-ка, откройте… листайте, листайте… еще дальше. Что написано?

– «Роберта Михайловна Ольшанская…» – Атташе поднял на них изумленный взгляд. – Так вот почему…

– Не только поэтому, – уже серьезно, без сарказма, ответил рыжий. Усмехнулся. – У нас действительно личные отношения, мы этого не скрываем – по крайней мере, здесь. Поэтому, как вы сами догадываетесь, мы и сами более чем заинтересованы в благополучном исходе дела.

– Но ведь вы женаты. – Атташе глянул в бумаги.

– Брак договорной, дети давно взрослые. – Ит пожал плечами.

– Вы – рауф. – Атташе нахмурился.

– По части документов – да, – согласился Скрипач. – Остальное – по запросу на Орин. Если у вас хватит духу сделать этот запрос.

– Может быть, сами ответите?

– Мы частично люди. – Иту разговор уже поднадоел. – В общем, мы, как вы сами видите, ничего не скрываем и обо всем вас сразу и честно предупредили. Чтобы потом не было проблем. Сейчас вопросы есть?

– Нет, – покачал головой атташе. – Направление в «Бор» я вам пришлю завтра, курьером.

– Спасибо, – вежливо улыбнулся Скрипач. – Что-то мне подсказывает, что мы за эту неделю еще встретимся.

– Чуть не забыл! – Ит хлопнул себя ладонью по лбу. – Группа Ри Нар ки Торка должна быть уже здесь, насколько я знаю. Они прибыли? Если да, то где их разместили?

– Пока что не прибыли. – Максим взял из органайзера несколько листов бумаги. – Так… да, пока не прибыли, идет рассмотрение дела новой сотрудницы. Если будет положительное решение, то дней через десять.

– Кого рассматривают? – Скрипач и так знал ответ.

– Сейчас… Джессика Пейли, эмпатическая команда… стаж выработки приличный, почти полторы сотни лет работа с Бардами… ага, ага, ага… да, вот, собственно, ее и рассматривают.

– Почему так долго? – жестко спросил Ит.

– Сейчас… а, вот. Лояльность. Происхождение подкачало – она родом с одной из планет конклава «Алмазный венец». Насколько я знаю, там была довольно плотная обработка населения на начальном этапе, и теперь всех, кто оттуда, трясут весьма серьезно. Были проколы. Сам я, правда, не сталкивался.

– Если это ускорит дело, то мы даем поручительство, – быстро сказал Скрипач.

– Возможно, ускорит. Подождите, я дам распоряжение подготовить бумаги. – Атташе встал. – Это займет где-то минут пятнадцать.

– Может быть, и наше направление сразу отдадите? – предложил Ит. – Зачем курьера гонять лишний раз?

– Тогда ждать придется дольше, полчаса.

– Ну и хорошо, – улыбнулся Скрипач. – Мы на улице погуляем пока что, через полчаса подойдем к вам.

* * *

Из здания на Лубянке они вышли только в три часа дня. Для того чтобы добиться нужной встречи, пришлось основательно побегать по кабинетам – люди были большей частью незнакомые, неприветливые, да еще ко всему постоянно врали. Спасло в результате то, что случайно наткнулись на одного из знакомых, занимавшего достаточно высокую должность, генерала Дорохова, и он согласился посодействовать.

Ругались долго, обстоятельно, с чувством. Кто-то другой на их месте, возможно, струхнул бы весьма основательно и пошел на попятный, но Ит и Скрипач поводов бояться не имели. Во-первых, они в данный момент не являлись гражданами государства, вернее, согласно определению «несли стандартные конституционные права и обязанности», но отвечали все-таки в первую очередь перед Службой, а не перед страной (не сказать, что обоих это радовало, но порядок есть порядок). Во-вторых, оба были напрочь лишены почтительности и совершенно не собирались ни перед кем пригибаться – высокий класс в Официальной службе ставил их на одну планку с человеком, который их сейчас принимал. В-третьих, имели стопроцентно доказанную лояльность и много раз помогали стране…

В общем, дело выгорело. Генерал долго звонил по инстанциям, с кем-то разговаривал на повышенных тонах, потом велел секретарше подать кофе, потом коньяку, потом, спохватившись, погнал несчастную девушку в буфет за бутербродами, потом – за ситро, потом – за необходимыми бумагами в архив…

– Поймайте мне эту крысу, – взмолился он под конец разговора. – Не смогли! Ну как в том анекдоте про лошадь – не смогли! И ведь не лохи какие ловили, поверьте. Вот сами смотрите…

– Мы уже видели, Петр Алексеевич, – мягко ответил Скрипач, отодвигая от себя очередную синюю папку. – Почему вы не обратились в Официальную службу?

– Да пакт этот проклятый, будь он неладен! Ваше здоровье…

– Этот самый пакт там сто раз нарушен. – Ит тоже старался говорить спокойно, но терпению его уже подходил конец. – В квартире стоят шесть следящих систем новейшего образца! Которые ни под каким видом не предусмотрены в этом самом пакте.

– Мы обнаружили только три.

– Правильно, откуда вам знать, – согласился Скрипач. – Ну так что? Мы работаем?

– Да, конечно. – Генерал призадумался. – Вот только я бы очень вас попросил… дело, скажем так, непростое получается, и…

– Хорошо, – вымученно согласился Ит. – Вычислим сами, а брать будем вместе. Ну или сдадим вашим людям так, чтобы их заслуги в поимке ни у кого не вызывали сомнений. Если, конечно, сумеем вычислить. Судя по тому, насколько там все серьезно, и с какой наглостью сделано, работал профессионал, причем уверенный в себе настолько, насколько вообще возможно. Этот человек ни секунды не сомневался в том, что его не только не поймают, даже не вычислят. Не сумеют.

– Мы так и подумали, – покивал генерал. – Выбор был прост – или мы его спугнем, или подставим… Роберту Михайловну и ее команду. И мы…

– Роберта Михайловна работала полгода в качестве живца, – зло сказал Ит. – Совести у вас хоть грамм есть, товарищ дорогой? Женщина чуть с ума не сошла!

– У нас не было другого…

– Да был у вас другой выход, Петр Алексеевич, был, – отмахнулся Скрипач. – Можно было вывезти институт, хорошо, не институт, хотя бы их группу!

– Она сказала, что в шарашке работать не станет. – Генерал разозлился. – Не будь она сотрудником официалки, я бы вывез. Мы тоже заинтересованы в этом проекте. Но она сама отказалась! Мол, она не заключенная, свободный человек и прочее.

– А разве это не так? – вкрадчиво поинтересовался Скрипач.

Генерал сопел и молчал. Ответ был ясен – конечно, не так, но поди при вас скажи. В порошок сотрете.

– Ну и вот, – подытожил Ит. – Значит, мы пока в городе. Через неделю уезжаем, но за эту неделю постараемся сделать все по максимуму.

– Аппаратура… – начал было генерал, но Скрипач прервал его:

– У нас своя. Не волнуйтесь, все согласно пакту. Другую бы сюда не пропустили.

– Но вам этого хватит?

– Нам этого хватит. – Ит встал, Скрипач тоже. – Спасибо за кофе. Телефон наш, я думаю, для вас не секрет.

– Конечно, – кивнул генерал.

– Ну и ваш для нас тоже. Так что будем на связи. Приступим уже сегодня. Есть у нас пара-тройка мыслей…

* * *

Домой отправились пешком – идти было всего ничего, а прогуляться по городу очень хотелось. Спустились по бульвару к реке, по дороге купив пару бутылок лимонада и мороженое, посидели у моста, в тени, посмотрели на проходящие мимо суда. Теплый летний ветер, запах воды, мокрого камня… Сколько можно искать покоя и сколько можно метаться туда и сюда? Кто сказал, что это вообще нужно? Нужно – для чего? Кому?

– Ничего не хочу. – Ит, уже доевший мороженое, расплетал осточертевшую косу – на переговоры шли при полном параде, как же иначе. – В парк сходил бы. Наверное. Или просто дома посидеть, почитать что-нибудь.

– Ит… слушай, ну какого черта, а? – жалобно спросил Скрипач. – Думаешь, я хочу? Я бы вообще… эх… ну почему нам постоянно приходится таскаться с этими проклятыми бумажками, отчетами, и прочей дрянью? Я хочу, – он оживился. – Вот как в нормальном боевике. Любом. Что здешнем, киношном, что в нашем, постановочном. Ну не занимаются герои боевиков этой херней с бумажками! Им говорят – вон там враги, чувак. Чувак берет автомат и идет мочить врагов.

– Давай переведемся в боевое, – предложил Ит меланхолично. Под мостом сейчас проходила баржа – длинная, ржавая, старая. Судя по отсутствию осадки – пустая. Вот бы на эту баржу… непонятно зачем, но почему-то хочется. Видимо, чтобы плыть в никуда. Бесцельно.

– А толку? Второй класс. Все равно за отчеты засадят. А то еще и за анализ.

– Ну тогда иди играть в кино, – предложил Ит. – Там не заставят возиться с бумажками.

– Так меня там и ждут, – огрызнулся Скрипач. Вытащил из косы стилет, тряхнул головой, освобождая волосы, тяжело вздохнул. – Прям мечтают.

– Иди, как Файри. Файри возьмут, у нее сиськи, – усмехнулся Ит. – Будешь пользоваться большим успехом.

– Слушать тебя тошно. – Скрипач снова тряхнул головой, проклятая коса никак не желала расплетаться. – Сиськи… Сейчас куда?

– Домой, переодеться надо. Потом к грузчикам, потом на терминал, к водилам, потом уже следилками позанимаемся.

– А не боишься, что нами тоже могут позаниматься? – Скрипач сунул стилет в неприметные ножны на бедре, ухмыльнулся. – Сто против одного, что уже занимаются.

– И что? – Ит со вкусом зевнул. – В первый раз, что ли?

– Не в первый. Но все-таки.

– Бертик у нас дома посидит. – Ит загнул один палец. – Там хорошая защита, не доберутся. Мы немножко похулиганим ночью. – Он загнул второй палец. – Они задергаются, особенно если получится подбросить туда что-нибудь вкусное – мне кажется, получится. – Он загнул третий палец. Скрипач с интересом посмотрел на него. – А дальше мы немножко подставимся…

– Ох уж мне эти твои авантюры, – проворчал Скрипач. – Ладно. Допивай газировку, и пошли.

* * *

– Нет, я сказала! Эта картина осталась от папы! Ит, не смей, я не давала разрешения на такой вандализм!..

– Слушай, ну перестань, – безнадежно просил Ит. – Ну ничего с ней не сделается, клянусь. Ну подумаешь, водой польет слегка.

– А багет?!

– О, черт… Так, ладно. Забежишь первая, и через пять минут снимешь картину.

– Не получится, тогда поймут, что я знала заранее… Ит, я тебя прошу, можно как-то так сделать, чтобы не мочить? Она у меня из детства одна осталась. Я тебя очень-очень прошу…

– Ты себя ведешь, как маленький ребенок, – упрекнул ее Ит. – Что с тобой такое сегодня? Опомнись, пожалуйста. Соберись.

– Попытаюсь. – Она запустила руки в короткие волосы, снова всхлипнула.

«Довели, – подумал Ит. – Совсем довели человека». До нервного срыва довели, потому что действительно свихнуться можно, живя полгода «под микроскопом». Он обнял Берту, прижал к себе и принялся гладить по волосам, по спине, по плечам.

Они минут пять стояли в маленькой кухне, в обнимку, прижавшись друг к другу. Ит ощущал, как учащенно бьется ее сердце, и почему-то сейчас невольно сравнивал с Маден… почему? Сам не понимал. Чуть позже – понял. В этот момент она стала слабой. Тем существом, о котором он обязан, должен заботиться. Которое должен защищать. Ради которого горы можно свернуть, лишь бы ему было хорошо.

– Ну-ну-ну, – шептал он еле слышно. – Ну не плачь. Сейчас дядя Рыжий с дядей Итом поймают нехороших шпионов, а потом все вместе в «Бор» поедем, на самолетах летать и нервишки лечить. Группа соберется, месяц там поработаете, пока тут ремонт сделаем, а дальше уже можно будет домой, и никаких больше следящих хреней и прочей дряни. Клянусь тебе чем хочешь.

– Ит, я пока что с ума не сошла. – Она слегка отстранилась, глубоко вздохнула. – Спасибо тебе… то есть вам… У меня действительно было ощущение, что я пропадаю. Совсем пропадаю. Смотрю в окно, вид красивый, город, реки, даже море Московское оттуда видно, ты же знаешь… Смотрю и понимаю, что смотрю не одна. Словно за спиной стоит кто-то… страшный кто-то. С ледяными глазами и полным отсутствием души. Очень странное ощущение.

– Как ты сказала? – Ит напрягся.

– Что именно сказала? – недоуменно подняла глаза Роберта.

– Про ледяные глаза и отсутствие души, – подсказал Ит.

– А, это… Ит, это так. Просто образ. Образ наблюдателя.

– Просто так такие образы не появляются. – Ит задумался. – Ладно. Работаем. Рыжий?

Коммуникатор на запястье ожил.

– Сейчас, доломаю кое-что, – пропыхтел Скрипач. – Такой качественный чугун, ты себе не представляешь… Умеют же строить, гады! Ребят, я через десять минут буду, мне через весь дом еще пилить…

– Угу. – Ит отключил коммуникатор. – Бертик, послушай. Сейчас сидишь тут, не высовываешься, никуда не выходишь. А нам придется немножко побегать.

– Осторожно, хорошо? – попросила она.

– Не бойся, – улыбнулся Ит. – Ну-ка, если честно – бабская жалость или что посерьезнее?

Она тихо засмеялась и щелкнула его по носу.

– Ты же знаешь. Бабская жалость существовала тогда, когда кто-то задыхался, но это было много лет назад. Сейчас все иначе. Так что не сомневайся… Ит, я про тему хотела поговорить. Шутки шутками, но все, по-моему, получается очень и очень…

– Не сейчас и не здесь, – отрицательно покачал головой Ит. – Сегодня, боюсь, не получится. Знаешь, не исключено, что мы пробегаем всю ночь. Поэтому если ты сваришь утром овсянку, мы тебе будем очень благодарны.

– Если вы купили овсянку, сварю. Только смею тебе напомнить, что ты сам запретил мне выходить.

– Купили, купили, язвительная ты наша. И даже молоко купили. И картошку. И…

– Ит, на выход. – Коммуникатор снова ожил. – Только что прошел импульс.

– Где? – коротко спросил Ит, поспешно натягивая тонкую темную куртку.

– Ты не поверишь, – Скрипач нервно хохотнул. – Шлюз в Печатниках. «Коломенская». Так что давай сразу на пристань.

– Ага, выхожу. Бертик, рядом с телефоном бумажка с номером. Позвони, скажи, что мы ушли на шлюз, пусть присылает туда группу. Код – градация зеленого, пароль – «бурый», ну а номер моего коммуникатора ты и так знаешь. Все. Я пошел.

– Удачи, – только и успела она сказать закрывшейся двери.

* * *

План был прост. Льющаяся сверху вода дала следящей системе пинка, и система, разумеется, сообщила о нештатной ситуации. Скинула тому, кто следил за квартирой, импульсный пакет. Импульс, в отличие от предыдущих, отслеживали, поэтому легко «сняли» – конечно, в квартире уже находилось их собственное оборудование, которое забросили тогда, когда изображали подготовку к ремонту. Верхнюю квартиру от наблюдения Скрипач, конечно же, отсек, поэтому следящая система его перемещения и возню с трубой снять уже не могла.

И система увидела следующее: наверху не происходило ровным счетом ничего, и вдруг по стене хлынула горячая вода. Конечно, системе она угрожать не могла, но сам факт того, что квартиру заливают, был отображен и отправлен тем, кто следил.

Что, собственно, и требовалось.

А дальше два варианта развития событий. Первый, маловероятный – что чужие агенты сунутся в квартиру. На этот случай этаж сейчас был перекрыт сотрудниками ГБ. Второй, наиболее вероятный – что эти самые чужие агенты останутся на месте. Уж больно незначительный повод, подумаешь, протечка. Если второй, то, вероятно, получится прижать их в локации.

…Ит выскочил из здания и бегом бросился к пристани. Моторка стояла на приколе у яузского причала. Он спустился к воде, перепрыгнул в лодку, завел мотор. Через минуту Скрипач перемахнул через парапет и очутился рядом с ним.

– Поехали, – приказал он. – Самое веселое будет, если мы их все-таки спугнули.

– Не должны. – Ит уже выводил моторку на реку. – Как потоп?

– Потоп удался, – отрапортовал рыжий. – Паркету, боюсь, кирдык наступит.

– Дубовый, может, и выдержит, – возразил Ит. – Книги жалко.

– Жалко, – согласился Скрипач. – А что делать?

Ит не ответил.

«Сарепта» летела над темнеющей водой, Ит выжимал из движка все, на что тот был способен. Речного патруля они не боялись: их лодка была в базе спецсредств, и трогать ее на предмет досмотра или превышения скорости никто бы не рискнул. Миновали первый мост, затем второй, на подходах к третьему пришлось слегка замедлиться – там расходились два крупных судна. Ит, беззвучно ругаясь, повел моторку в боковой пролет, и с трудом сумел увернуться от идущего навстречу прогулочного катера. «Сарепта» рванула дальше, презрев поток брани, полетевший им вслед, однако Скрипач успел обернуться и показать компании на катере средний палец.

– Хам ты все-таки, – недовольно проворчал Ит. – Поведи, портупею перестегнуть хочу…

– Не я хам, а они мудаки, – окрысился рыжий. – Вот куда он прет по самому центру пролета, скажи на милость?! Он что, купил всю реку, что ли?

– Нет, не купил. И ты ее тоже не купил, – справедливо заметил Ит. – Дай точку посмотрю… ага, Новое Нагатино. Что-то такое помню. Это, кажется, бараки по правому берегу, да? Бараки и стройка.

– Они самые, – согласился Скрипач. – А дальше парк. В парке мы, если помнишь, были.

– Давно, – Ит задумался. – Там сначала не парк, а свалка какая-то. Большое поле. Это за шлюзами, после закрытой зоны.

– Ну правильно. Если рванут туда, придется побегать.

– Значит, побегаем, – подытожил Ит. – Встать надо под берег, перед шлюзами. Вообще, там причала-то нет, насколько я знаю.

– Ничего, перебьются, – проворчал Скрипач. – Ты посмотри, сколько всего за три года понастроили-то! – Он кивнул в сторону берега. – А здоровенные какие дома…

– Угу, – рассеянно кивнул Ит. – Понастроили, твоя правда.

«Сарепта» неслась над зеленоватой водой, держась правого берега. Гранитная набережная с кованой решеткой, крашенной черной краской, вечереющее небо, на котором начинают уже проступать тени и загораются первые звезды… Снова мост, гулкое отраженное эхо, запах влажного металла и застоявшейся воды…

– Давай на нормальный причал встанем, – предложил Скрипач. – Подумаешь, пробежимся немного. Лодку жалко, понимаешь? А ну как поуродуют нам лодку. Таскайся потом по всему городу, ищи новую…

– Хорошо, – согласился Ит. Вытащил карту, аккуратно, развернувшись спиной к ветру, развернул. – Тогда давай прямо сейчас, на этот. Потом по Кленовому бульвару вверх, а там уже рукой подать до тех бараков.

– Твоя правда, – согласился Скрипач. Сбросил газ, и повел моторку малым ходом к причалу. По деревянному настилу уже спешил в их сторону какой-то человек – пожилой, неопрятный, в грязно-серой майке и тренировочных штанах, растянутых на коленях.

– Местов нету! – закричал он, увидев, что Скрипач стоит на носу моторки с линем в руках. – Нету местов! Дальше иди, на «речника» вставай!..

– Ничего, дядя, найдется место, – уверенно ответил Скрипач. Перепрыгнул с моторки на причал, набросил линь. Повернулся к сторожу, вытащил из кармана удостоверение, раскрыл, и сунул сторожу под нос. – Ну так что?

– Да – что? Да ничего я… я ничего… – забормотал тот, отступая на шаг. – Да я ж разве… да швартуйтесь на здоровье…

– Спасибо, – поблагодарил галантный Скрипач. Вытащил из другого кармана мятый рубль, сунул сторожу в руку. – Выпей, что ли, за успех нашего общего дела.

– Так это я всегда пожалуйста!.. Служу отчеству… – Сторож почтительно закивал. – Не извольте беспокоиться, все в порядке будет… с лодочкой-то.

– Мы и не сомневаемся. – Ит тоже перепрыгнул на причал. – Скажите, уважаемый, мост уже открыли или нет?

– Да в том годе еще открыли, – оживился сторож. – У нас теперь благодать стала! До центра три автобуса идут, не надо по реке пилить, можно верхом добраться. Но ездют много, да. Много ездют теперь. Оно как – у нас же, сами знаете, пляж большой, который под церквями, ну и…

– Да, да, мы знаем. Рыжий, рванули, – Ит доброжелательно кивнул сторожу, и они быстрым шагом направились к выходу с причала. – Мост – это плохо, – тихо сказал он. – Если придется бегать, то это лишний путь отхода.

– Тут, куда ни плюнь, одни пути отхода, – недовольно проговорил Скрипач. – Реку тоже исключать не надо.

– Хуже всего будет, если он через шлюз рванет в Капотню… Поддержка-то идет только в пойму, а другой берег полностью открыт. – Ит вдруг замедлил шаг, а потом и вовсе остановился. – Подожди, давай минуту все-таки подумаем.

– Ну, давай, – кивнул Скрипач. – Сейчас мы движемся прямо и выходим к шлюзам.

– Угу.

– Сперва проверим шлюзы на предмет активности…

– Думаешь, будет еще импульс? – Ит хмыкнул.

– Почему нет? У Роберты в квартире сейчас полный ахтунг, куча народу – электрик, сантехник, аварийка и все прочее. Есть шанс, что система про них вякнет хозяину. Потому что объекты эти у нее не зафиксированы и…

– Не продолжай, понял. Возможно, ты прав. Так, дальше поехали. Сейчас на шлюз, ждем несколько минут, смотрим – и в бараки. Там уже осторожненько… импровизируем на ходу, само собой. Рыжий, знаешь, меня сильно смущает, что уровень такой высокий. Варианта два. Или ставил профи, и тогда нам сейчас будет весело, или лох, которому дали эту хрень, и объяснили, что делать. У меня ощущение, что мы ловим не того.

– У меня тоже, – вздохнул Скрипач. – Но вариантов нет.

– Да, вариантов нет.

Кленовый бульвар, несмотря на свое красивое название, был местом весьма и весьма запущенным и неприглядным. Клены тут и в самом деле наблюдались, но были совсем молодыми и довольно чахлыми. Зато бараков было много, и вид они имели весьма обшарпанный и ветхий. По левую руку шла неспешная стройка – вот только строили явно не жилой дом, а какую-то подсобную халабудину, с левой стороны стояла одноэтажная кирпичная булочная, окна забраны частой решеткой, дверь обита железом.

– Видимо, воруют, – заметил Скрипач.

– Да, райончик тот еще, – поморщился Ит. – Это тебе не центр.

– Мажоры мы с тобой, – вздохнул Скрипач. – Привыкли к хорошему… а прикинь, всю жизнь в таком вот бараке прожить?

– Ты что, мир спасти хочешь? – безнадежно поинтересовался Ит. – Ну, начинай. Только дай я тебе напомню про то, что мы в Израиле видели. Эти бараки по сравнению с тамошними караванами – дворцы.

– Да нет, я… Так, ладно. Ускоримся?

– Другой разговор.

* * *

На шлюзы, как выяснилось, пошли зря. Никого там не оказалось, второго импульса тоже не было – видимо, система умела адаптироваться, и почти сразу перестала «скандалить». С полчаса побродили по окрестностям: ждали темноты, да и Дорохов попросил немного повременить, хотел попробовать перекрыть выезды из района понадежнее.

Еще двадцатью минутами позже они стояли у нужного окна, в которое заглянули в ускоренном режиме. Стояли и смотрели друг на друга – чего-чего, а этого они не ожидали. Никак не ожидали.

Маленькая грязная комната. Растрескавшиеся, просевшие стены. На потолке прореха, из которой торчит потемневшая от сырости и времени дранка. Две кровати с продавленными панцирными сетками. У стены – неработающий приемник допотопных времен; по всей комнате какой-то мусор, грязь, пустые бутылки на полу; облупившаяся дверь, когда-то крашенная в белый цвет, внешняя проводка – скрученные провода на фарфоровых изоляторах, половина из которых висит просто так, гвозди выпали из стены.

А в комнате…

В комнате – двое когни.

Причем даже не в личинах, а в биологических имитаторах.

И знакомое до боли снаряжение.

На спинке стула висит небрежно водительская амуниция, на приемнике – две портупеи, причем обе пустые, на одной из кроватей – вещмешки, какой-то шмот… Один когни дремлет на свободной кровати, второй спокойнейшим образом чистит пистолет.

Матерь Божья, да что ж это в мире делается?!

Скрипач снова посмотрел на Ита, потом беззвучно выругался. Тот отступил от окна, и поманил рыжего за собой. Отошли в сторону, на безопасное расстояние. Ит активировал защиту.

– Охренеть… – еле слышно произнес Скрипач. – Подменыши! Ну, мразь эльфийская, попляшете вы у меня сейчас!..

– Спокойно, – поморщился Ит. – Надо разделиться. Давай так: я выманиваю одного, а ты прижмешь второго, который останется. Как прижмешь, сообщи патрулям. Если, конечно, удастся прижать.

– В чем я сильно сомневаюсь, – недовольно подытожил Скрипач. – Они ж, суки, быстрые. Мы даже в ускоренном режиме медленнее. Могу и не справиться. Шкуру сбросит, и привет – в закрытом помещении все шансы против меня.

– Тогда убей, – пожал плечами Ит. – Я попробую взять второго. Одного нам вполне хватит.

– И как ты его возьмешь? – ехидно спросил Скрипач.

– Есть одна мысль. – Ит задумался. – Нет, два, само собой лучше, чем один, и если ты тоже сумеешь…

– Попробую. – Скрипач отвернулся. – Слушай, а может, я его все-таки возьму? Подумал сейчас, он ведь в «костюме». Застать врасплох, может, и не успеет раздеться?

Ит задумался. Покусал губу, тяжело вздохнул.

– Попробуй. И я тоже попробую. Уж очень хочется с ними все-таки побеседовать.

…Когни, которых иногда называли еще и эльфами, относились по внутренней градации к «быстрым». Согласно боевым схемам подрас картина получалась следующая. Драконы, луури, «рыбы» (чистые люди, или люди средней гравитации) относились к расам «медленным», дальше шли «средние»: «смешанные» люди, имеющие миллионы вариаций рас, и множество подвидов рауф, и двуполых, и трехполых. А к «быстрым» относились все подвиды когни и все – нэгаши, которые были раза в три быстрее, чем любой, даже замечательно обученный рауф или человек.

Сейчас у Ита и Скрипача, которые отлично про это знали, было преимущество в силе, но в скорости они проигрывали. Однако и у них на чужие «фокусы» имелись годами отработанные свои…

– Обходим, – приказал Ит. – Рыжий, ты, если что, меня пока не вызывай. Выдерни мне сейчас оттуда одного, и занимайся вторым.

Скрипач кивнул.

Беззвучно обошли барак, Скрипач стукнул в какую-то дверь. Через минуту дверь открылась, и на пороге показалась старуха, неопрятная, дурно пахнущая, одетая в старый засаленный халат.

– Марфа Петровна, вы хотели у водителей рафинад попросить и луковку, – произнес Скрипач через секунду. – Не забыли?

Бабка покачала головой.

– Давайте я вас провожу. – Рыжий протянул руку. – Смотрите, не споткнитесь.

Ит кивнул, и скрылся за углом барака. Он знал, что сделает Скрипач – суть операции сейчас заключалась в том, чтобы заставить бежать того когни, который выйдет.

А уж в какую сторону когни может инстинктивно рвануть, они оба знали стопроцентно. Направо, и только направо. «Левшей» среди когни не встречалось. Может быть, они и существовали, но попадались столь же редко, как люди с «правым» сердцем. По крайней мере, в агенты такого «левшу» никакой Антиконтроль никогда бы не взял.

– …Алешенька, дружочек, я за луковкой пришла. – Бабка поскреблась в дверь.

Сейчас…

– Чего? – раздраженный неприятный голос.

– Луковку у тебя вчера просила, Алешенька, – залебезила бабка. – И рафинад.

Щелкнула задвижка.

Ну, рыжий, не подведи!

Негромкий хлопок. В свое время они учили это движение, этот звук, его еще называли в шутку «хлопок одной ладонью». Когни, которые учились с ними в одной группе, на эти занятия не допускались по этическим соображениям.

На самом деле все гениальное всегда просто. Не нужны никакие спецсредства, никакая особенная физическая сила, никакое особое умение, чтобы напугать, убить или просто дезориентировать противника. Достаточно более чем простых вещей. Ахиллесова пята есть у каждой расы, неуязвимых нет, вот только надо знать, где она расположена, эта пята, и как правильно ее использовать.

Сейчас, правда, дело несколько осложняется тем фактом, что работают они не с «местными», а с другими агентами.

Но есть преимущество – внезапность.

Это хорошо.

Ит повел плечами, пригнулся. Мимо пронеслась тень, и в следующий миг Ит рванул следом за этой тенью, потихонечку отставая, но отставая так, как было нужно ему – когни уже не будет пробовать вернуться, поэтому есть шанс загнать его туда, куда Ит планировал загнать. «Эльфы», в отличие от рауф, в темноте видели неважно. А Ит сейчас гнал своего предполагаемого противника в сторону поля, на котором располагалась свалка.

Расчет оправдался полностью, правда, несколько позже, чем думал Ит, – оказывается, свалку стали потихоньку вывозить, и расчищенные участки поля местные начали перекапывать под картошку. Ничего удивительного в этом не было: народ тянулся к земле, климат благоприятствовал… Да что говорить! Ит помнил, например, что в переулках рядом с Красной площадью видел обалденные помидоры сорта «бычье сердце», растущие под окном какого-то дома.

Когни, как и полагал Ит, не рассчитал. Одно дело – убегать по относительно ровному месту, по знакомой дороге, а другое – по мусору, пусть и подсвеченному звездами, но… добегаться очень просто, вопрос времени.

Трех минут свалки когни вполне хватило. Ит, кстати, рассчитывал минуты на полторы, и уже потихоньку начал беспокоиться, что придется гоняться дольше – однако, к его удовлетворению, впереди раздался вскрик и шум падения, сопровождавшийся металлическим лязгом.

«Добегался когни, еще как добегался», – отметил про себя Ит, осторожно подходя ближе. Так… он вовремя пригнулся, пропуская пулю, а потом негромко произнес:

– На твоем месте я бы не стал этого делать. Тебе сейчас надо благодарить небо за то, что ты сломал ногу, а не шею.

– Не подходи. Я застрелюсь. – Высокий, слишком высокий для человека голос. Ага, значит, пока бежал, скинул «костюм». Ну, правильно, кому охота носиться, таская на себе лишние шестнадцать килограмм?

– Ты не успеешь, – ответил Ит. – Можешь не бояться, я не иду к тебе. Стою на месте.

– Вот и стой, – согласился когни.

– Мы можем поговорить? – поинтересовался Ит. Так, пока что придется действительно стоять на месте, потому что когни без «костюма» отлично чувствует любые вибрации. Подумаем…

– О чем?

– Все зависит от тебя. – Ит принюхался, поморщился. – Как тебя зовут?

– Нарье, – ответил когни. – Что от меня зависит?

– То, о чем мы будем говорить. Нарье, разреши мне перейти на другое место, – попросил Ит. – Здесь слишком плохо пахнет.

– Рауф… – в голосе когни звучало презрение. – Ну, перейди. Но только по линии, на которой сейчас стоишь. Не подходи ближе. Если пойму…

– То застрелишься, – закончил Ит. – Иду по линии, следи.

Он сделал несколько шагов влево, так, чтобы когни хорошо слышал их, потом чертыхнулся и прыгнул – но опять в том направлении, которое когни считал безопасным.

– В чем дело? – спросил тот.

– Железо, я чуть не споткнулся, – пояснил Ит. – Так вот, все зависит от тебя, как я уже сказал.

Запах. По ноздрям резануло запахом свежей крови. Ит прикинул: теряет быстро и много. Это плохо. Значит, перелом открытый, и у когни есть реальный шанс отправиться на тот свет, не пуская себе пулю в голову. А это в планы Ита никак не входило.

– Если у тебя разовая вербовка, мы, я думаю, сумеем договориться, – предложил Ит.

– Да, у нас разовая вербовка, – подтвердил когни. – Но мы присягали на верность хозяину. Поэтому твое предложение неприемлемо.

Этика. Снова и снова – этика. Слово дороже жизни.

Но слово тоже можно обойти.

– С братом работаешь? – спросил Ит.

– Конечно. – Близнецы были почти для всех когни обычным явлением. Теперь надо понять, с кем сейчас идет разговор. Если младший, то дело швах. Если старший, ответственный, имеющий право на семью, то есть шанс.

– Дети есть? – поинтересовался Ит. Когни засмеялся.

– Есть. – Голос ровный, все с тем же презрением. – Угрожаешь?

– Да. – Ит говорил столь же ровно. – Найдем. Что тебе дороже? Слово, данное человеку, или двойная плата и жизнь твоих детей?

Ва-банк. Это старший близнец, повезло. Хорошо бы Скрипач не прикончил младшего… если не убьет, то дело, может, и получится.

– Три миллиона? – Голос когни посерьезнел. – И гарантия?

Ого. Ох, Берта, кого-то ты сильно заинтересовала. Очень сильно, если им за год работы пообещали такую сумму. Но… для Официальной эта сумма ничтожна. Заплатят. Поогрызается атташе и заплатит, как миленький.

Сумма серьезная. Они со Скрипачом, например, за тот же год работы получат миллион на двоих. И на эти деньги вся семья сможет просуществовать безбедно лет десять. Ну, пять, с учетом выплаты отступного Орбели-Син…

– Да. Но с перевербовкой, разумеется, – поспешно сказал Ит.

– И оборудование, – тут же начал торговаться когни.

Идиот… остатки «костюма», по всей видимости, обезболивали сломанную ногу, но Ит понимал – это все ненадолго. Минуты.

– Хорошо, оборудование согласно пакту, – согласился Ит.

– Подтверди, – потребовал когни. – Хотя нет, секунду. Что с моим братом?

– Рыжий, что второй? – в пространство спросил Ит. Коммуникатор, конечно, был включен, и Скрипач ответил в ту же секунду:

– Жив, но до утра поспит. Шустрый, сволочь!.. Он меня за руку укусил, прикинь?!

– Прикидываю, – отозвался Ит. – Картинку дай. Мне можно подойти, или лучше передвинуть канал? – спросил он когни.

– Канал, – приказал тот. – Хорошо… Официал, подтверди решение. Я соглашусь, если ты выступишь гарантом.

Черт… Вот чего-чего, а этого Ит терпеть не мог. Вешать на себя меру ответственности за этого когни? А ведь придется.

– Ладно, – сдался Ит. Поднял руку, вокруг которой тут же зазмеились тонкие зеленые светящиеся нити. – Я, Биэнн Соградо Ит, принимаю на себя меру ответственности за встречную вербовку и работу в качестве двойных агентов Официальной службы представителей расы когни Нарье…

– Нарье и Фихх Ацтала, – подсказал когни. Голос его стал звучать слабее. Совсем плохо…

– Нарье и Фихх Ацтала, и обязуюсь принять участие в их судьбе, а также следить за соблюдением условий временного договора на срок…

– Три года. – Когни дышал неровно, и голос стал совсем уже неуверенным.

– Три года, – закончил Ит. – Нарье, теперь мне можно подойти?

– Д-д-да… – выдохнул тот.

– А ты хорошо держался, – похвалил Ит. – Рыжий, вызывай помощь сюда, срочно! И не местных, а наших. Поторопись.

Чертовы когни, в которых тридцать пять кило веса максимум, у которых трубчатые кости (когни часто из-за этого называют «птицами») и которые ломаются за милую душу там, где рауф или человек отделаются синяком.

– Если бы не девчонки, я бы тебя застрелил. – Когни говорил едва слышно, но все-таки связно. – Ты хорошо поймал меня, рауф Ит. Если бы только жена, я бы… обошелся страховкой. Но мне очень хочется их увидеть…

– Понимаю, – кивнул Ит. – Давай сюда пистолет и отвернись. Сейчас будет больно, мне надо освободить твою ногу.

…да, двойной агент, да, урод моральный, да, враг, да, полгода издевался над Бертой, доведя ее до нервного срыва, да, торговался как на базаре даже сейчас, все так и есть, но смотреть спокойно и ничего не делать, когда у живого существа нога застряла в арматуре, да еще и сломана при этом – все равно невозможно.

Ведь так?


Через сорок лет | Звездный колокол | Теория метасистемы