home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Последний девичник Королевы

  

   - Ой, Маринка, какая же ты красивая! - С неприкрытой завистью воскликнула Иринка, самая миниатюрная из трёх подруг Марины Игоревны, родившая уже четверых детей, но не смотря на это сумевшая сохранить фигуру и потому выглядевшая очень привлекательной молодой женщиной - Ну, возьми меня на руки, Маринка, понянчи, как тогда, когда этот гад, Гешенька, сломал мне... Ой, прости Мариночка, лишил меня девственности.

   При этих словах все четыре обнаженных женщины, только что выбравшиеся из бассейна после четвертьчасового сидения в сауне и рассевшиеся за столом, громко захохотали. Лиля, плотно сбитая блондинка среднего роста с выдающимися формами и фигурой гандболистки или ватерполистки, громко выкрикнула:

   - Да, Ирка, это было нечто! Девушка впервые переспала со своим парнем и после душа бежит не к нему, а к подружке в соседнюю комнату. Я как вспомню, как твой Гешенька потом скулил под дверью, так до икоты хохочу. Это был полный абзац, особенно то, как ты, сидя на коленях у Маринки, рычала на него.

   Марина Игоревна благосклонно взглянула на Иришку, сидевшую напротив и, перестав хохотать, сказала:

   - Ну, ладно, иди, уж, ко мне, моя маленькая. - Та с быстротой воробышка сорвалась с места и, оббежав большой стол, взобралась к ней на колени - Ну, что, колыбельную спеть тебе что ли Ирка? Или сказку про принца рассказать.

   Ирина чиркнула большим пальцем себя по горлу и громко сказала с вызовом в голосе:

   - Нет, колыбельные мне уже до смерти надоели, Маринка, ты лучше расскажи мне, почему ты такая красивая, а мы все по сравнению с тобой, жуткие уродины. Фитнесом ты не занимаешься, у косметологов часами не паришься...

   Марина Игоревна шлёпнула её ладошкой по губам и насупив свои густые брови, не знавшие что такое пинцет, ответила:

   - Ирка, ты мне это брось! Иметь четырёх детишек и при этом так сохраниться, поверь, это не каждой женщине дано. Ещё не известно, какой бы я стала, будь у меня четверо детей.

   Валя тотчас строго одёрнула подругу, уютно устроившуюся на руках у Марины Игоревны:

   - Ирка, змеюка подколодная, немедленно перестань завидовать Маришке. Ещё раз пи... Ой, Мариночка, извини, чуть было не вырвалось. В общем умолкни, Ирка. Мы же давно уже договорились вроде бы, - о детях, мужиках и красоте ни слова.

   Марина Игоревна, нянча свою самую маленькую, она была ростом даже меньше, чем Галчонок, подругу, мирно сказала:

   - Девчонки, но вам-то в самом деле грех жаловаться, ведь всё же при вас, и мужья, и дети, и красота. Это у меня кроме красоты и бизнеса, больше ничего нет в жизни, а вы счастливые. Вот только я всё никак не пойму, почему вас, таких счастливых, всё время материться тянет? Ну, у меня без мата, особенно когда я по своей автобазе с проверкой иду, дня не проходит, но вам-то зачем по матушке выражаться? Вы должны быть выше этого.

   Все три подруги Марины Игоревны тотчас взмолились:

   - Мариночка, а мы сегодня ни разу ничего такого не сказали! Ну, разве что полсловечка чуть не вырвалось.

   - Вот и хорошо, что не сказали. - С улыбкой сказала Марина Игоревна и стала наливать чай в большую чашку - А вот мне дети только снятся, девчонки. Как бы я хотела родить мальчика. Голубоглазого и чтобы обязательно с веснушками на носу.

   Лиля мечтательно закатив глаза со вздохом сказала:

   - Ой, девчонки, а я тоже мальчика хочу.

   Разомлевшая Ира тут же воскликнула:

   - Маленького?

   - Зачем маленького? - Удивлённо спросила Лиля - Большого, а то меня этот недомерок со своей необузданной ревностью и подозрительностью, уже доставать начал. Маньяк волосатый.

   Всё было сказано с такой притворной серьёзностью, что подруги снова грохнулись от смеха, а Ира даже завизжала:

   - Ну, ты даёшь, Лилька, маньяк волосатый! Интересно, как ты в его шерсти находишь то, что тебе нужно?

   Лиля ехидно ответила:

   - Не волнуйся, Иришка, то что мне нужно, у него из шерсти на полметра торчит. - Покрутив головой она сказала уже совершенно серьёзным тоном - Шутки шутками, девчонки, а он меня своей ревностью действительно уже заколебал. Знает же, паразит, что я без него никуда, кроме, как в сауну с вами, не хожу. Он для меня даже фитнес-зал дома устроил, не говоря уже о том, что и парикмахерша, и все прочие мастера, включая даже массажистку, ко мне на дом приходят, так нет, всё равно ревнует. Вот только непонятно к кому? Приставил ко мне двух своих племянников телохранителями и всё равно ревнует. Ну, ничего, раз ревнует, значит любит по-настоящему. Всё равно он только мне доверяет, девчонки, ведь весь его бизнес на меня записан.

   При этих словах сердце у Марины Игоревны тревожно ёкнуло. Из-за того, что Лиля была такая простая душа, ей даже не пришлось задавать подруге никаких вопросов. Она находилась в отдельной сауне для VIP-гостей фитнес-клуба уже больше двух часов, время подходило к четырём и самое время было покинуть этот девичник. Быстро ссадив Ирину с рук, она сказала:

   - Всё, девочки, давайте займёмся самым главным. Ну, кто из вас хочет лечь первой на массажный стол?

   Это была ещё одна причина, по которой студенческие подруги Королевы буквально умоляли её о таких встречах в фитнес-клубе. Они привозили с собой для неё самые изысканные и редкие сладости, которые только могли достать, лишь бы Мариночка, как когда-то в студенческие годы, сделала им массаж. При этом надо сказать, что массаж она делать толком-то и не умела. Штатная массажистка, увидев однажды, как она делает массаж, буквально пришла в ужас, но когда увидела его результат, надолго онемела. Все три пациентки Королевы после него мигом помолодели и их кожа сделалась, словно атласной, и это при том, что она только и делала, что гладила их тела своими аккуратными красивыми ладонями, а иногда и вовсе прижималась к ним своим феноменально красивым телом. Лиля громко закричала:

   - Ой, Мариночка, начни с меня, пожалуйста!

   Королева выпила ещё одну большую чашку чая с какой-то восточной сладостью, имеющей непередаваемый вкус, и стала готовиться делать подруге, бегом бросившейся к широкой и высокой кушетке, массаж. Она встала из-за стола и первым делом огладила своё тело ладонями, поражая подруг гибкостью. От этого тело девушки, словно загорелось. Ира, тотчас подскочив к ней сзади, обняла подругу за талию, уткнулась ей курносым носиком в спину и со стоном сказала:

   - Маринка, хоть ты и не веришь в колдовство, ты у нас точно волшебница. Боже, но ведь должно же этому быть какое-то объяснение? Нет, Мариночка, ты точно волшебница.

   Закинув руки за спину, Королева, слегка выгнувшись назад, легко и непринуждённо огладила своими бархатистыми ладонями тело подруги от плеч до круглых ягодиц и смеясь сказала:

   - Нет, Иринка, никакая я не волшебница, просто у меня очень сильная энергетика. Вообще-то мне бы стать целительницей, но ты же меня знаешь, я слишком разборчива в людях, а целитель должен лечить всех подряд, иначе ему грош цена. Поэтому я если кому и делаю массаж, то только своим самым близким подругам и иногда ещё своему бывшему мужу. Правда, его мне иной раз задушить хочется.

   Расцепив руки подруги, Королева легонько оттолкнула ту попой и, тихо смеясь, направилась к кушетке. Лиля уже лежала на ней широко улыбаясь и вытянув руки вдоль тела. У неё было ладное, крепко сбитое тело и отличная фигура с выдающимся бюстом. Одно плохо, Лиле приходилось постоянно соблюдать диету и она мужественно сражалась с каждым лишним граммом, так как не хотела растолстеть. Поэтому за столом она пила одну только минералку и съела куриную грудку с несколькими листьями салата, да и то лишь потому, что знала, Марина не оставит их без массажа. Скосив на Королеву взгляд, молодая блондинка с мушкой над губой, вздохнула:

   - Мирза платит моей массажистке бешеные деньги, ещё бы, самая лучшая в Москве, но толку от всех её усилии фиг, да не фига, хотя с нас обоих вода вёдрами льётся. Зато ты, Маринка, вроде бы ничего такого не делаешь, но если бы не твой массаж, я бы давно в бочку превратилась, как моя тётка Наталка.

   Подойдя поближе, Королева спросила:

   - Начнём с грелки, Лилечка?

   Не дожидаясь ответа, она опёрлась левой рукой о кушетку и её стройное, золотистое тело легко взметнулось вверх и Марина Игоревна накрыла собой тело подруги, отчего та пискнула:

   - Ой, Мариночка, ты горячая, как печка.

   Несколько минут Королева лежала неподвижно, согревая своим телом подругу, после чего так же легко соскочила, чмокнула её в нос и принялась энергично растирать тело Лили руками. От этого оно тоже стало, словно бы наливаться золотистым светом. Её подруга была на седьмом небе от блаженства и даже зажмурилась. Когда с фасадом было покончено, Марина Игоревна ловко перевернула Лилю и снова легла на неё вместо грелки. Поцеловав подружку в макушку, она сказала негромко посмеиваясь:

   - Ну, вот, Лилечка, теперь ты у меня будешь, как первокурсница. Ты у меня умница, делаешь всё, чтобы оставаться красивой.

   Лиля плаксиво сказала в ответ:

   - А вот Мирза наоборот говорит. Он хочет, чтобы я поправилась хотя бы на десять килограмм, а я если сделаю так, то потому уже не смогу остановиться. А я не хочу быть толстой, как свинья.

   - Никуда твой Мирза не денется, Лилечка, - приступив к массажу, стала успокаивать подругу Королева, - ты просто объясни ему, что ты такая, какой себя сделала сама и другой быть не желаешь. Думаю, что он всё поймёт и успокоится. К тому же если он платит массажистке за то, что та приезжает к вам на дом, значит всё понимает.

   Хотя массаж и делался вопреки всем правилам, результат был просто сногсшибательным. Лиля встала с кушетке не то что бы полностью преображенной, но значительно помолодевшей и что самое главное, её загорелое тело сделалось мало того, что изящнее, так ещё и более женственным и менее спортивным. Увы, но однажды, ещё в детстве поняв, что только спорт поможет ей не растолстеть, подруга Королевы компенсировала каждую калорию физическими нагрузками. Зато она всегда была в тонусе и имела отличную фигуру, хотя всё же на её взгляд излишне мускулистую. Облегчённо вздохнув, Лиля крепко обняла подругу и призналась:

   - Маринка, если бы ты только знала, как я счастлива от того, что ты для меня делаешь. Я теперь на целую неделю мог забыть о своей физкультуре. Ты действительно волшебница.

   Шлёпнув подругу по упругой попке, Королева рассмеялась:

   - Вот и замечательно, Лилечка. Валюша, теперь твоя очередь.

   Валентина была почти одного роста с Мариной Игоревной и ей, в отличие от Лили, не приходилось прилагать титанических усилий, чтобы держать себя в форме, но и она не могла позволить себе никаких сладостей, хотя и не сидела на диете. Легко запрыгнув на массажную кушетку, она весёлым голосом попросила:

   - Маришка, а можно ты сначала сделаешь мне массаж, а потом полежишь на мне несколько минут?

   Королеве ничего не стоило так сделать, но когда она легла на подругу, чтобы согреть её теплом своего тела, та уже через несколько секунд стала сначала шумно дышать и подрагивать, а потом и вовсе стонать, отчего заставила ту насмешливо сказать:

   - О, нет, девонька, так ты у меня, чего доброго, лесбиянкой станешь. Ну-ка быстренько перевернулась на живот.

   Валя так и сделала, затем шумно вздохнула и ответила:

   - Нет, Маришка, не стану, но кое в чём ты всё же права. От тебя исходит такая мощная эротическая волна, что просто спасу нет. И как только Лилька смогла это выдержать не пискнув ни разу?

   Лиля, обмахивающаяся веером, усмехнулась:

   - Мне не до этого, Валюша. Мне иной раз от этого ненасытного гада спрятаться хочется, так ведь он же меня где угодно разыщет. Хотя знаешь, если честно, то как раз прятаться мне от него как раз и не хочется. Он ведь у меня вдобавок ко всему ещё и нежный, хотя и волосатый, как шимпанзе. Ой, Маринка, прости меня, что я про него вспомнила. Сейчас же язык себе откушу и выплюну.

   Королева громко рассмеялась и успокоила подругу:

   - Зря вы это всё придумали, девчонки, не говорить про мужей и особенно детей. Правда, чужих детей мне всё же нянчить опасно. Я после этого всю ночь напролёт реву, как белуга, но разговоры это всего лишь разговоры и к тому же ваши дети уже почти выросли, а я особенно болезненно реагирую на грудных младенцев. Как увижу малютку на руках у какой-нибудь мамочки, так мне сразу же в сердце целая тысяча ножей вонзается. И вот ведь что самое обидное, здоровье у меня, как у какого-нибудь атланта. Правда, один врач, специалист по экстракорпоральному оплодотворению, высказал мысль, что, возможно, всё дело в моём иммунитете. Моя яйцеклетка убивает сперматозоидов похлеще любого яда. Ни один не выживает.

   - Значит тебе нужно найти такого парня, который будет тебе под стать, Мариночка. - Рассудительно сказала Ирина - Думаю, что с Димой у тебя не сложилось только потому, что не судьба. Тебе нужно бросить свой бизнес к чёртовой матери, подружка, и помотаться по свету. Сидя у себя гараже, ты своего принца никогда не дождёшься, а ведь он есть на белом свете тот единственный, кто тебе нужен.

   При этих словах Королева мечтательно заулыбалась. Ей сразу же подумалось, что все эти сны, о том, что происходило в которых она не могла потом ничего вспомнить, снились ей вовсе не случайно. Может быть это действительно были вещие сны? Тогда почему она ничего не помнила? На всякий случай Марина отмахнулась:

   - Глупости это всё, Иришка. Ты ведь меня знаешь, я с кем попало в постель не лягу и, прежде чем не узнаю парня поближе, близко к себе его не подпущу. Как говорится, умри, но не давай поцелуя без любви. С Димой всё было просто. Он как только увидел меня, так сразу и сказал: - "Девушка, вы будете моей женой. Завтра я найду вас и вручу свою автобиографию, чтобы вы знали, кто я такой." И, представь себе, он именно так и сделал и только потом стал ухаживать за мной, а я повелась. Ещё бы, мне тогда девятнадцати лет не было, а ему мало того, что тридцать четыре стукнуло, так ещё и майор с кучей орденов и все заслуженные. Мимо такого просто так не пройдёшь. А то, что ты мне предлагаешь, несерьёзно. Это означает ничто иное, как довериться сама знаешь чему, а я на такое никогда не пойду. Если я стану искать своего принца таким образом, то это ещё не факт, что найду, зато точно сделаюсь самой настоящей шлюхой. Нет, Ирочка, такая методика поисков любимого не для меня.

   - Да, судя по всему про феромоны ты ничего не слышала, подруга, раз так говоришь. - Не унималась Ира - Пойми, если он окажется хотя бы в сотне метров от тебя, Маринка, ты моментально это почувствуешь, причём совсем не тем местом, о котором ты сказала.

   Заканчивая делать массаж Валентине, Марина Игоревна насмешливым голосом отмела прочь и этот довод:

   - Ирочка, люде не насекомые, чтобы полагаться на феромоны, а потому это всё сказки. Давай, иди сюда, моя маленькая. Ну, что, мне согреть тебя, как Лилю и Валюшку или нет?

   - Конечно согреть! - Воскликнула Ира - Хотя больше всего мне нравится сидеть у тебя на коленях, от этого я тоже ни за что не откажусь, Мариночка. А на счёт феромонов я тебе так скажу, когда ты встретишь своего принца, то независимо от того, веришь ты в них или нет, они подадут тебе сигнал, что это именно он, а не кто-либо иной и вот тогда ты уже ничего не сможешь с собой поделать. Ты у нас особенная, Маришка, поэтому и парень тебе нужен не такой, как все. Он, наверное, действительно должен быть настоящим принцем, ведь не зря же тебя все называют Королевой. Ты и есть настоящая королева.

   Прижав телом к кушетке Иру, Марина Игоревна рассмеялась, но смех вышел невесёлым и она с горечью в голосе сказала:

   - Да, уж, королева без короля. Нет, Ирочка, я всего лишь Королева Дорог, а это, моя маленькая, не более, чем прозвище.

   Через десять минут, сделав массаж ещё одной подруге, она вернулась к столу и налила себе уже пятую чашку чая. Сладостей на столе хватало и Королева стала уплетать их. Лиля, которой сладкое было категорически противопоказано, налила себе минералки без газа и, вздохнув, жалобным голосом спросила:

   - Маринка, почему так получается? Ты можешь трескать всё, что тебе только захочется, а я, как овца, одной травой питаюсь.

   - Зато посмотри на себя в зеркало, Лилечка, - откликнулась Марина Игоревна, - ты у нас просто вылитая амазонка.

   Лиля нахмурилась и сердито фыркнула:

   - Ага, как же, амазонка, скорее девушка с веслом из нашего парка в Херсоне, если не вовсе с отбойным молотком. - Но тут же весело рассмеялась - Вообще-то Мирзе нравится. Он у меня хотя тощий, тоже ведь спортсмен, правда боксёр лёгкого веса. Зато вы бы посмотрели, как мы с ним его племянников гоняем, заставляем бегать и штангу выжимать. Зато Оленька и Натуська у меня, как тростиночки. Мирза на них не нарадуется, хотя, конечно, мечтает, чтобы у него был сын. Ничего не поделаешь, восточный человек.

   Выпив чаю со сладостями, Королева встала из-за стола.

   - Вы оставайтесь, девчонки, а мне пора ехать. Вам, замужним женам, хорошо, а мне нужно думать о пропитании для себя и Гектора. Поэтому я вас покидаю. Лилечка, береги себя. Мне почему-то кажется, что на этот раз ты родишь сына.

   Подруги не стали её отговаривать, поскольку знали, что спорить с Мариной Игоревной бесполезно. Она приняла душ, облачилась в банный халат и прошла из VIP-зоны в небольшой косметический зал-парикмахерскую. Там ей быстро высушили волосы и сделали укладку, так что менее, чем через полчаса она вышла из здания и пошла к своему "Хаммеру", рядом с которым стоял джип "Лексус". На нём её подруга Лиля ездила раньше сама, а теперь только на заднем сиденье, поскольку впереди сидели два крупных, но совершенно безобидных молодых, смуглых, полноватых парня. Она подошла к "Лексусу" и постучала костяшками пальцев по стеклу. Стекло поехало вниз и молодой азербайджанец с удивлением поинтересовался:

   - Ви нас спрашиваете, женщина?

   - Вас-вас, молодые люди. - Сказала Марина Игоревна и тут же властно приказала - Кто-нибудь позвоните Мирзе, скажите ему, что с ним хочет поговорить Королева, подруга его жены, да, он меня и так знает, а потом передайте мне трубку.

   Оба азербайджанца удивлённо переглянулись между собой и водитель немедленно достал из кармана дорогой сотовый телефон, отделанный золотом. Он соединился с Мирзой и стал что-то говорить ему по-азербайджански. Марина Игоревна из всего сказанного смогла понять только три слова - Мирза, Королева и Лейла-ханум, так, по всей видимости, называли Лилю. Разговор был коротким и в следующую минуту молодой азербайджанец передал ей трубку. Марина взяла её и, отойдя в сторону, нажала пальцем на колпачок шпионской авторучки и вполголоса сказала со стальными нотками в голосе:

   - Мирза, мне нужно с тобой срочно встретиться.

   Тот ответил ей без малейшего акцента:

   - Марина, сегодня никак не могу. Дела. Я бы рад, но мне нужно ехать на очень важные переговоры. Давай встретимся в любой другой день, который ты назначишь.

   Марина Игоревна усмехнулась и сказала ещё жестче:

   - Мирза, через полчаса я буду возле твоего офиса и ты спустишься вниз, чтобы поговорить со мной, иначе через час тебя привезут в багажнике твоего "Лексуса" туда, куда я скажу, и мы всё равно поговорим именно сегодня. Я ясно выразилась?

   - Хорошо-хорошо, Королева! - Тут же воскликнул Мирза уже с характерным акцентом - Я немедленно спускаюсь вниз.

   Марина Игоревна отдала водителю трубку и направилась к водительской двери своей машины. Дверцы обоих "Гоблинов", стоявших напротив, тотчас открылись и парни, сидевшие в них, демонстративно ей поаплодировали. Она села в "Хаммер" и выехала с охраняемой стоянки фитнес-клуба. Настроение у Марины Игоревны было боевое и потому пару раз она даже включала крякалку, чтобы никто её не притормаживал на дороге. Впрочем от её бронированного джипа, позади которого чуть ли не бампер в бампер ехали два "Гоблина" с большими триколорами на номерах, и так все шарахались в сторону. В том числе и поэтому Марина Игоревна подъехала к большому офисному центру, принадлежащему Мирзе и оформленному на её подругу, на пять минут раньше, чем сказала об этом. Все три джипа нахально подъехали к главному входу и встали рядком напротив него. Мирза не стал испытывать судьбу и тотчас вышел из дверей и суетливой, дёрганной походкой стал спускаться по ступенькам. Это был невысокий, худощавый и довольно симпатичный мужчина лет сорока. Он сел в "Хаммер" и обеспокоено спросил:

   - Марина-ханум, в чём дело? Вы так разговаривали со мной, словно я ваш злейший враг. Поверьте, это не так.

   Улыбнувшись, Марина сказала в ответ:

   - Успокойся, Мирза, ты пока что мне не враг, но я чувствую, что можешь уже очень скоро им стать. Из-за моей подруги Лили. Скажи мне, Мирза, ты хоть любишь её или она для тебя просто кукла с голубыми глазами и белокурыми волосами, которую ты трахаешь на зависть всем своим соплеменникам. Насколько мне это известно, ты даже не имеешь российского гражданства и это вызывает у меня искреннее удивление, если не сказать больше.

   Весьма импозантный азербайджанец, одетый в дорогой, тёмно-серый английский костюм, как-то сразу сник и осунулся. Он тягостно вздохнул и посмотрев на Марину, спросил:

   - Марина-ханум, до вас, наверное, дошли слухи, что мой дядя хочет меня женить на своей двоюродной племяннице? Да? - Марина Игоревна кивнула головой и Мирза торопливо заговорил - Марина-ханум, когда-то я взял у него деньги, чтобы открыть в Москве своё дело, и давно уже вернул ему их с процентами, но он большой человек у нас в республике и говорит, что этого мало. Ну, а я? Кто я такой рядом с ним? Он, как волк, ему всегда будет мало и ему плевать на то, что я люблю Лейлу и своих дочерей. Я...

   Марина Игоревна улыбнулась и перебила его:

   - Мирза, главное я уже узнала, ты любишь Лильку, а на всё остальное мне плевать. В самое ближайшее время с твоим дядей Юсифом поговорят очень серьёзные дядечки из Москвы и если он ничего не поймёт, то не исключено, что на его дом в Маштагах упадёт ракета и это произойдёт в тот самый момент, когда в нём соберутся все его дружки. Или на какой-нибудь другой дом, где он с ними встретится. Если он, конечно, не забудет навсегда, что у него в Москве есть племянник Мирза Хусейнов. Кстати, Мирза, Лилька беременная, она даже в сауне не стала с нами париться, возле двери сидела, так что ты береги её. На этот раз она родит тебе сына и я знаю это точно. И вот что я тебе ещё скажу напоследок. - Марина Игоревна достала из кармана своей камуфляжной куртки визитку бывшего мужа, протянула её Мирзе и с улыбкой добавила - Возьми это. Если тебе, вдруг, понадобится какая-то помощь, то смело звони этому человеку и он сделает для тебя всё, что в его силах, а в его силах сделать очень многое. Так что можешь и сам позвонить денька через три своему дяде и сказать этому волку всё, что тебе только заблагорассудится.

   Прочитав имя, фамилию и, главное, должность своего возможного заступника, Мирза поёжился и тихо спросил:

   - Марина-ханум, а он станет со мной разговаривать? Это же очень большой человек. Такой большой, которого только дурак не станет бояться. Одного только его слова хватит, чтобы старый Юсиф забыл про нас с Лилей навсегда.

   - Станет, Мирза. - С усмешкой сказал Марина - Куда он денется, а если не станет, то очень горько об этом пожалеет. Я ему мигом яйца оторву и он это хорошо знает. К тому же он очень уважает Лилю. Это ведь только благодаря ей он со мной познакомился. Да, чуть не забыла, Дима мой бывший муж. Ну, ладно, Мирза, мне уже ехать пора. Ты извини, что я с тобой так строго разговаривала. Просто я подумала о самом плохом, о том, что ты не любишь Лильку, ну, и мне сразу же плохие мысли в голову полезли. Она ведь моя подруга. - Мирза порывисто наклонился вперёд, схватил руку Марины и неожиданно для неё поцеловал. Королева погладила его по удивительно шелковистым вопреки всему волосам и тихо сказала - Ну, теперь мне понятно, Мирза, почему это Лилька так любит тебя. Ты ведь действительно нежный, хотя и южных кровей.

   Мирза быстро выпрямился и тихим голосом признался:

   - Марина-ханум, у меня камень с души упал. Я уже думал, что этот волк нас обоих со свету сживёт. Спасибо вам.

   Мирза вышел из "Хаммера", деловито оглядел офисный центр и торговый комплекс стоящий рядом, повернулся к Марине Игоревне, вежливо склонил голову и уже совсем по другому стал подниматься по ступеням. Теперь его походка сделалась неторопливой и уверенной. Тотчас из той машины, в которой сидели люди её бывшего мужа, вышел рослый, широкоплечий мужчина средних лет и подошел к "Хаммеру" со стороны водительской двери. Стекло было бронированным и потому не опускалось, из-за чего Марине Игоревне пришлось открыть дверь, чтобы поговорить с ним. Телохранитель весело сказал:

   - Марина Игоревна, шеф всё слышал и уже отдал соответствующий приказ. Он попросил передать вам, что этим Юсифом наши люди займутся самым серьёзным образом. Так что не беспокойтесь на отдыхе ни о чём. Мы будем находиться неподалёку, но мозолить вам глаза не станем. В Боровом вас любят и там вы будете в полной безопасности, а путь туда один, так что мимо нас никто не проедет.

   Марина Игоревна не успела ответить, как мужчина с улыбкой закрыл тяжелую, бронированную дверцу и шагнул к "Гоблину". С самым главным делом было покончено и теперь можно было смело ехать в Боровое, но сначала ей нужно было заехать на автобазу и забрать там Гектора, ещё один подарок бывшего мужа. Таким образом Дмитрий хотел обезопасить свою бывшую жену в доме, ведь Гектор был мало того, что очень крупным псом, так ещё и выдрессированным особым образом. Впрочем, Королева любила Гектора вовсе не за то, что тот был её самым бесстрашным и решительным защитником.

   После разговора с Мирзой, который вопреки всем её ожиданием произошел вовсе не на повышенных тонах, что радовало, настроение у Марины Игоревны резко улучшилось. Она завела двигатель "Хаммера" и стала осторожно сдавать назад, чтобы случайно не превратить в груду металлолома чей-нибудь автомобиль. Весело насвистывая себе под нос песенку про "Антошку", она достала из нагрудного кармана шпионскую авторучку Пономаря и выключила её. Никаких разборок на сегодня больше не предвиделось. Когда Марина Игоревна доехала до автобазы, рабочий день уже закончился, но некоторые окна в офисе ещё светились. Она не стала подниматься в офис, а сразу же поехала к тому месту, где находились вольеры со сторожевыми псами. В одном из них свою хозяйку терпеливо дожидался Гектор.

   Она не проехала в том направлении ещё и тридцати метров, как Гектор, поняв по звуку, куда едет "Хаммер", тут же залился радостным лаем, за который его так ненавидели их соседи в московской квартире. Ещё бы им любить этого пса, ведь от его лая содрогались стены и дребезжала посуда в кухонных шкафах. Отцом Гектора был огромный кавказец, причём не простой пёс, а прикладной, привезённый своим хозяином с зоны, где и он сам, и все его предки вплоть до восьмого колена, охраняли особо опасных рецидивистов. Матерью же любимца Марины Игоревны и всех водил её компании, была ещё более крупная сука породы ирландский волкодав.

   От такой вот собачьей любовной связи и произошел на свет Гектор, - пёс ростом с хорошего телка, лобастой, словно у медведя, головой и пастью размером с крокодилью. Весил этот милый, серебристо-бурый пёсик с нравом английского пиратского корабля, идущего на абордаж испанского галеона с грузом золота, целых сто двадцать килограммов и это всё были тугие, как канаты, мышцы. Вообще-то Гектор был довольно покладистым псом, но вдобавок к своему взрывному характеру, он впитал в себя все папашины гены и к тому же был специально натаскан на особого рода охрану своей любимой хозяйки.

   Горло, живот, пах. Так работал его папаша Аякс, которого пускали по следу только тогда, когда в побег удавалось уйти какому-нибудь особо опасному преступнику, за которым числилось немало трупов. По следу Аякс ходил плохо, но его выпускали в паре с немецкой овчаркой, после чего оставалось только заактировать труп. На счету у Гектора, в отличие от его папаши, не было ни одного покуса, но это только потому, что он ещё ни разу не получал от своей хозяйки команды "Фас". Большую часть дня Гектор сегодня провёл вне пределов вольера, общаясь с водителями, а потому под вечер, когда остальных собак стали кормить, миска в его вольере так и осталась пустой. Зато воды он выпил чуть ли не ведро, поскольку вволю натрескался колбасы. Когда Марина Игоревна подъехала к вольеру, Гектор на радостях чуть не перемахнул через него. Наконец дверь была открыта, пёс вылетел во двор и стал прыгать вокруг своей хозяйки и радостно повизгивать. Вот как раз в его-то радости Королева никогда не сомневалась. Гектор любил её беззаветно.

   Она не особенно-то позволяла Гектору фамильярничать с собой, особенно класть лапы ей на плечи и облизывать лицо и как только хлопнула себя левой рукой по бедру, тот моментально встал рядом и посмотрел на неё умным взглядом своих больших, тёмно-карих глаз. Подойдя к пассажирской двери, Марина Игоревна открыла её и до предела отодвинула сиденье и опустила его. Когда она выезжала за город, то всегда сажала его на переднее сиденье. Не забывала она время от времени останавливаться, чтобы дать псу размяться и сделать свои собачьи дела в придорожных кустах. Как только всё было готово, она сделала рукой знак и Гектор в считанные секунды угнездился на своём любимом месте. Марина закрыла тяжелую дверцу, села за руль и только тогда погладила своего любимца по лобастой голове. Тот моментально поцеловал ей руку и тихонько заскулил, мол, трогай уже, мне уже до смерти надоело торчать в городе.

   Гектору недавно исполнилось пять лет и это был матёрый пёс, бесстрашный и отважный, готовый ради своей хозяйки броситься хоть в огонь, хоть в воду. При всём своём дружелюбии к людям в те моменты, когда хозяйки не было рядом, в её присутствии он подозревал в недобрых намерениях весь мир. Зато когда они были вдвоём, он более всего напоминал собой ленивого, сытого кота и любил дремать лёжа неподалёку от Королевы.

   Ну, а Марина платила своему любимцу той же монетой и ухаживала за ним так, словно он был выставочным пуделем, а не дворянином от слова дворняга, ведь что бы там не говорили про Гектора льстецы, он был самым обыкновенным полукровкой. Вот и сейчас от него пахло не псиной, а дорогим собачьим шампунем, но не смотря на это девушка всё же включила кондиционер. Водился за Гектором один грешок. Он запросто мог испортить воздух в салоне. Вдвоём они выехали с автобазы и с "Гоблинами" на хвосте быстро покатили к МКАД. Примерно через час, когда уже стало темнеть, они ехали в сторону Вологды, быстро глотая километры с хвойными лесами и перелесками. Машину Марина Игоревна водила мастерски и к тому же очень аккуратно и расчётливо, да, и "Хаммер" вовсе не был тем автомобилем, на котором можно было здорово разогнаться.

   Чтобы не скучать в дороге она хотела было поставить диск с песнями Тимура Шаова, чтобы похохотать во весь голос, очень уж этот бард умел похохмить и поглумиться над российскими буднями, но затем передумала. Сейчас ей куда больше хотелось тишины. Остались позади Переславль-Залесский, Грязовец и вот уже впереди вспыхнули огни Вологды. Марина проехала через город не останавливаясь, миновала Сокол и за этим городом свернула налево. Какое-то время она ехала вдоль реки Сухоны, а затем дорога ушла от неё вправо и вот уже она доехала до деревни Колядки. Там джипы остановились почти на околице, а Марина Игоревна поехала дальше. Километрах в трёх от деревни дорога уходила в вековой сосновый бор.

   Когда она купила себе дом в Боровом, её бывший муж тут же подсуетился, пробил в бюджетном комитете деньги и от Вологды до этой лесной деревни мигом проложили не только отличную асфальтированную дорогу, но и подвели к ней газ, вот только в деревне той уже почти никто не жил. Правда, семь семей немедленно вернулись туда, а вскоре все остальные дома были скуплены москвичами и теперь деревню было не узнать, но поскольку она и в лучшие свои годы насчитывала всего тридцать семь дворов, то и теперь их не стало больше и даже наоборот, помимо девяти дворов местных жителей, в ней стояло всего двенадцать коттеджей и Марина Игоревна прекрасно знала всех своих соседей по именам.

   Публика эта была самая разнообразная. Был среди новых жителей даже один бандит, только предпочитал называть себя бизнесменом и говорил о себе, что он эксперт по оценке кризисных ситуаций. Ну, может быть в Москве Виталик и был бандитом, но только не в Боровом. Приезжая в эту лесную деревню, он мигом становился мирным грибником и заядлым рыболовом. В трёх километрах от деревни находилось небольшое озеро с необычайно чистой водой, а в нём водились здоровенные язи. Все остальные соседи были бизнесменами средней руки и Марина Игоревна на их далеко не бедном фоне, казалась самым настоящим магнатом.

   Правда, имелся среди дачников совсем уж редкой профессии человек - средних лет православный священник. Он единственный не стал строить себе новый дом, а просто капитально отремонтировал старый. Отец Иоанн был не обычным священником, а богословом и писал статьи в какой-то православный журнал. Ещё он был точно таким же заядлым грибником, как и Виталик, и таким же холостяком, как и тот, а потому когда Марина Игоревна приезжала в Боровое, то они в два смычка начинали за ней ухаживать. В принципе это была больше игра, чем серьёзные ухаживания, но зато на этой почве отец Иоанн и Виталик сдружились и если заходили к ней в гости, то только для того, чтобы чинно и мирно побеседовать с хозяйкой и попотчевать её своей обычной добычей, грибами и язями.

   Деревня Боровое жила тихой и мирной жизнью. Трижды в неделю в ней торговал небольшой продуктовый магазинчик, но в нём хорошо расходились лишь мука, сахар, да, ещё пиво, изредка вино и курево. Всем остальным городских снабжали местные жители, которым даже не нужно было отвозить выращенное ими на огородах, тянувшихся чуть ли не на полкилометра, на рынок. Коров держали все и к тому же по несколько голов, но не смотря на изобилие - молоко, сметана, творог и масло раскупались полностью, как впрочем яйца, рыба и мясо. Всего этого и здесь хватало. Так что это был самый настоящий лесной рай и островок стабильности, но самое главное, что все жители Борового прекрасно знали, кому они обязаны дорогой и газом, а потому всячески привечали Марину Игоревну. В Боровом она была не Королевой Дорог, а просто Мариночкой и потому ей было очень приятно приезжать сюда хотя бы на субботу и воскресенье, пусть дорога и отнимала у неё по восемь часов в один конец.

   Но так было только летом и осенью. Зимой и весной Королева предпочитала Боровому коттеджный посёлок Малиновку, расположенный в двадцати трёх километрах к югу от Москвы. Там у неё был дом поменьше, но также стоящий рядом с лесом и что самое главное, до него было ехать не более часа даже с учётом пробок. Этот дом она не любила только по одной единственной причине, там её соседом был вышедший в тираж артист эстрады, который считал, что все женщины должны валяться у него в ногах. Марине Игоревне не нравилось его творчество в прошлые годы, а теперь они и вовсе считала его наглецом, хамом и конченым мерзавцем, но что хуже всего, этот тип почему-то взял в голову, что она просто обязана с ним переспать, а иногда ему казалось, что это уже случилось.

   Шевельни Королева пальцем и Гектор откусил бы ему голову в один момент, но она была выше этого и потому предпочитала приезжать в Малиновку только зимой и ещё в начале весны, когда певуна с амбициями там не было. Причиной тому было то, что едва купив дом четыре года назад бывший кумир домохозяек сразу же стал подбивать под соседку клинья, а когда она с презрением в голосе объяснила, кем считает его - начал немедленно трепать своим длинным языком и более того, говорить о ней всякие гадости. Приструнить его у Марины Игоревны не было никакой возможности. Певун, как это ни странно, имел высоких покровителей и, вообще, был большим другом мэра Москвы. К тому же она сразу поняла, что этот тип относится к числу таких людей, которым можно закрыть пасть одним единственным способом - уничтожив физически, а это было не в её стиле.

   Поэтому, не смотря на то, что этот дом ей очень нравился и через заднюю калитку она могла выйти вместе с Гектором в чистый и светлый берёзовый лес, Королева решила, что ей будет намного лучше и спокойнее вообще не появляться там летом. Благо к тому времени она уже успела полностью обустроиться в Боровом. Это был самый простой и к тому же достойный выход из сложившейся ситуации. Зимой в Малиновке почти никто не жил, но самое главное туда даже не заглядывал её сосед, а это было главное. Впрочем, ещё до того Марина Игоревна успела оценить все прелести жизни в Боровом и по здравому размышлению решила, что лучше она будет добираться до нового дома на несколько часов дольше, чем видеть своего соседа.

  


Королева берёт себе отпуск | Верните моего любимого | Королева спасает сказочного принца



Loading...