home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Королева спасает сказочного принца

  

   На протяжении почти всего пути Гектор сидел спокойно и пристально вглядывался вдаль, словно был вперёдсмотрящим на корабле. Обычно он раза два по пути из Москвы напоминал Марине Игоревне о том, что у него имеются физиологические потребности. Сама же Королева в этот вечер была очень задумчива и даже не включила музыку. После беспечной болтовни подруг она радовалась тишине и тому, что ей не нужно было отвечать на чьи-либо вопросы. Это позволило ей, наконец, подумать над тем, что же заставляло её все три минувших дня начиная со вторника о чём-то беспокоиться. Сейчас же она вдруг поймала себя на мысли, что ждёт от жизни какого-то просто невероятно приятного, прекрасного подарка.

   Телохранители Королевы остались в Колядках. Дмитрий, который не смотря ни на что всё же считал Боровое жуткой глухоманью, в которой с девушкой может случиться всё что угодно, осознав тот факт, что это не так, дабы полностью обезопасить её, купил там большой дом. Поэтому телохранителям было где переночевать, но самое главное, они довольно быстро приучили местных жителей к мысли о том, что Марина Игоревна далеко не рядовой член общества и что доставлять ей хоть какие-то неприятности крайне опасно. Можно запросто нарваться на очень крупные неприятности. Поэтому если кто и ездил в Боровое, то исключительно по делу и без глупых намерений.

   Добраться же до этой лесной деревеньки каким-то иным путём, то есть дошагать по лесу, было ой как непросто. Местами сосновый бор был совершенно непроходимым даже для самых искушенных грибников, да к тому же жители окрестных деревень побаивались в него ходить. Они считали, что по краю бора, то есть километрах в пятнадцати от Борового, в Лушкином Бору полным полно нечистой силы, а вот вся его центральная часть, где находилось Лушкино озеро, была светлым и чистым местом, но добраться до него можно было только через деревню Колядки. Так что телохранителям Королевы только и оставалось, что присматривать за дорогой.

   Как только они въехали в лес, Гектор сразу же стал проявлять признаки характерного собачьего беспокойства. Пёс терпел всю дорогу и его терпению пришел конец. Марина сбавила скорость, съехала на обочину и остановила машину. Как только она открыла дверцу, Гектор сиганул из машины в лес. Девушка тоже вышла из машины, но только для того, чтобы немного размяться. Она сделала несколько энергичных приседания и даже немного попрыгала и, вспомнив молодость, проделала несколько боевых движений из кухни карате, которым несколько лет занималась по настоятельному требованию мужа.

   Было уже довольно свежо, но пока что даже не прохладно. Небо было совершенно безоблачным и в нём особенно ярко светили звёзды. Сквозь кроны высоченных сосен было видно, как над лесом восходит полная луна и вокруг стояла полная тишины, изредка нарушаемая шарканьем лап Гектора, скрывавшего следы своего пребывания в лесу. Вскоре пёс вернулся и запрыгнул на своё законное место. Марина Игоревна закрыла за ним дверь и села за руль. До её деревенского дома оставалось всего одиннадцать километров. Она выехала на дорогу и поехала по ней не спеша, так как никаких видимых причин торопиться у неё не было, ну, и к тому же гонять здесь было не с руки.

   Во времена ледникового периода сюда притащило ледником несколько громадных гранитных валунов и потому дорога трижды петляла, огибая их. Только высотой они были метров по пятнадцать, не говоря уже о ширине и длине. Сначала Марина Игоревна объехала Лушкин Глаз, затем Лушкин Зуб и вот уже почти вплотную подъехала к Лушкиному Персту, где дорога поворачивала влево почти под прямым углом и как только повернула, тут же до полика вдавила педаль тормоза, так как прямо посреди дороги кто-то дрался и это были явно не местные жители, - мощные галогенки высветили высокого, длинноволосого, красивого мужчину-блондина в тёмных брюках, старинных сапогах-ботфортах и белой просторной блузе.

   Именно красота этого мужчины, которому было лет тридцать на вид, больше всего поразила Королеву и она даже вздрогнула. Вслед за этим её сердце радостно затрепетало, а душа наполнилась сладким томлением. Это был он, её принц, который три ночи подряд приходил к ней одаривал такими любовными ласками, что она была вне себя от счастья. Вот только было непонятно, что заставляло её забыть о нём едва всходило солнце. Она не знала его имени и того, откуда он родом, но помнила, что в её снах принц разговаривал с ней на каком-то совершенно непонятном, но очень красивом и благозвучном языке и явно говорил ей слова любви, ведь от них у неё за спиной вырастали крылья и она была готова взлететь выше неба, прямо к звёздам.

   Принц из её снов стоял посреди дороги вполоборота и потому Марина Игоревна увидела, что левой рукой этот рослый, статный красавец с чеканным профилем крепко прижимает к своей широкой и мощной, выпуклой груди толстенный фолиант и какой-то длинный посох с фигурным навершием, а правой, в которой у него была зажата длинная шпага с массивным серебряным эфесом, рубит с плеча двух каких-то странных типов с красными, горящими глазами, одетых в чёрное, позади которых развевались очень уж большие чёрные и блестящие плащи. У Марины Игоревны почему-то сразу же мелькнула в голове совершенно шальная мысль: - "Ой, мамочки, да это же самые настоящие вампиры". Это уже не лезло ни в какие ворота.

   Третий вампир барахтался на дороге справа от принца и в том, что это были как раз именно вампиры, Марину Игоревну убедило ещё и то, что все трое, включая того, который пытался подняться на ноги, вдруг задымились, будучи освещённые ксеноновыми фарами, излучающими изрядную толику ультрафиолета, взревели нечеловеческими голосами и ринулись прочь от высокого красавца из её недавних снов. Вот тогда-то она и увидела самое интересное, - дорогу на Боровое преграждал какой-то полукруглый малиновый портал, в который и удрали все три вампира, плащи которых сразу же поникли, посерели и скукожились. Принц повернулся к Марине Игоревне, отсалютовал ей шпагой и широко улыбнулся. Такой обворожительной белозубой улыбки она не видела ещё никогда в жизни и почему-то подумала: - "Господи, ну почему так получается? Впервые увидела действительно красивого парня, а это всего-навсего лишь самый обычный бабий глюк от усталости!" Однако, принц даже и не думал никуда исчезать. Правда, он повернулся к фиолетовому порталу и вот тут Королева не выдержала и громко прорычала:

   - Ну, уж нет, дорогой, так просто ты от меня не уйдёшь! Сначала ты мне расскажешь, откуда это в моём любимом лесу завелись вампиры и как мне теперь от них избавиться!

   Высокий красавец со шпагой сделал по направлению к фиолетовому порталу, в котором исчезли вампиры, пару шагов и снова обернулся. Как и в первый раз он проделал шпагой какой-то замысловатый артикль, после чего улыбнулся Марине Игоревне ещё очаровательнее, чем прежде, от чего она тихо ойкнула и сердце её гулко застучало. Ну, а принц после этого вежливо склонил голову, круто развернулся на каблуках и решительно зашагал прочь от машины. С его стороны это было непорядочно. Три ночи подряд заниматься, пусть даже и во сне, с девушкой любовью, а потом взять и вот так просто уйти. В общем Королеве это совсем не понравилось, ведь в её ушах всё ещё звучали громкие и страстные признания принца, произнесённые на каком-то неизвестном ей языке.

   От "Хаммера" до то ли портала, то ли просто полукруглого занавеса высотой метров в двенадцать и шириной во всю просеку, было метров семьдесят пять, но не успел принц со шпагой, книгой и посохом сделать и десяти шагов, как из этого фиолетового полукруга полезло нечто такое, что Марина Игоревна чуть не уписалась со страха, а Гектор ощетинился и грозно, если и вовсе не свирепо, зарычал. Увидеть таких существ можно было только в самом страшном сне или голливудском блокбастере и как одно, так и другое она не любила. Впрочем такие страшные сны ей никогда не снились, а всякая голливудская дребедень с ужасами, ещё в детстве надоела.

   Это были какие-то жуткие монстры и их жуть умаляло лишь то, что все они были немного выше полутора метров ростом, но зато их внешний вид был просто ужасен. Хотя монстры и были невысоки ростом, они имели массивные трапециевидные торсы шириной метра в полтора, если не больше. Впечатление усиливали их невероятно толстые и мощные руки длиной чуть ли не до земли, с широкими ладонями и длинными пальцами с острыми когтями. Головы у них были куполообразными, посаженными на торсы даже без намёка на шею, с широкими лягушачьими пастями, усеянными множеством острых, треугольных зубов, какими-то рачьими глазами и длинными, крючковатыми носами. Вдобавок ко всему они были пузатыми и вообще их торсы, облачённые в разноцветные шелковые рубахи с зубчато обрезанными полами, подпоясанные чёрными ремнями с медными бляхами, как-то странно бугрились, вздуваясь и опадая при дыхании.

   У монстров были к тому же очень широкие тазобедренные суставы, а вот ноги у них были тонкими и довольно короткими, зато ступни ног и вовсе были поразительными, поскольку были похожи ярко-красные то ли лягушачьи, то ли утиные лапки, вот только были они где-то семидесятого размера. Лысые головы с отвратительными рожами, руки и ноги у них были очень бледного, зеленовато-голубого, какого-то мертвенного цвета, в общем мерзость, да, и только. Вся эта мерзость, а её насчитывалось больше двух десятков, была вооружена какими-то медными огнетушителями, которые они сразу же направили на принца и в левой руке каждый из них держал что-то вроде чёрной сетки-накидки с грузиками-крючками.

   Увидев эту напасть, принц, а это был загорелый блондин с ярко-синими глазами, тут же остановился, а затем стал медленно пятиться назад, угрожающе водя перед собой своей длинной шпагой, на конце которой тотчас зажегся бенгальский огонь. Карликовая порода монстров тут же стала стрелять по нему из своих огнетушителей какими-то льдистыми, светящимися синими сгустками. Они летели в сторону блондина с леденящим душу воем и не строго по прямой, а короткими зигзагами, да, ещё и винтом, так что отбить их было трудно.

   Принц, а про него Марина Игоревна могла сказать теперь только одно, - она была бы не прочь, чтобы он снился ей каждую ночь, а ещё лучше засыпал и просыпался с ней, принялся с молниеносной скоростью отбивать бенгальским огнём на конце шпаги синие сгустки, отчего те с мелодичным звуком взрывались. Вместе с тем он не сходил с места и явно не давал сгусткам угодить в её машину. Вряд ли он видел за ярким светом галогенок основных и дополнительных фар как сам "Хаммер", так и сидящую в нём Королеву, но ей это понравилось.

   Покрутив головой, она стала быстро вооружаться подручными средствами, а они у неё были таковы, - титановая бейсбольная бита и помповое ружье "Ремингтон". Взяв и то, и другое, она уже собралась открыть дверцу, как в лобовое стекло "Хаммера" влетел один из льдистых синих сгустков. Вот на этот раз взрыв был помощнее и тяжелую машину даже качнуло, но оба лобовых стекла на её машине имели толщину в тридцать пять миллиметров и потому могли противостоять даже пуле, выпущенной из "Калашникова". Сгусток, взорвавший бело-голубым пламенем, обратился в что-то жидкое и стал стекать по стеклу, но этот взрыв всё же имел свои негативные и к тому же очень неприятные последствия.

   Защитник Марины Игоревны обернулся и чуть ли не в ту же секунду другой льдистый сгусток угодил ему в голову. На этот раз взрыва не было, но принца этим странным снарядом отбросило аж на капот "Хаммера". Девушка испуганно вскрикнула, но в следующее мгновение резко отклонилась вправо и открыла свирепо рычащему Гектору дверцу, после чего открыла дверцу со своей стороны и с силой толкнула её, громко шипя, как рассерженная кошка. Карлики радостно и громко залопотали на каком-то своём, квакающем языке и зашлёпали ластами по асфальту, размахивая ловчими сетями. Тут даже гадать было не нужно, они хотели захватить в плен принца, который защищал от них Марину Игоревну. Вот этого она никак не могла им позволить сделать. Ей и самой пригодился бы такой обворожительный и вежливый красавец-защитник. Она чёртом выскочила из "Хаммера" вместе с Гектором и истошно завопила:

   - Гектор, фас, рви их, малыш! Ну, твари, я вам сейчас покажу, кто хозяйка этого леса! Держитесь, мерзкие негодяи!

   Даже не взглянув на беспомощного теперь принца, лежавшего на капоте "Хаммера", Марина Игоревна засунула биту за широкий офицерский ремень, стягивающий её тонкую талию, и тут же открыла огонь из "Ремингтона", похожего на длиннейший пистолет. Патроны у неё были снаряжены картечью, жаль только, что их было всего восемь, один в стволе и семь в магазине. Карликовые монстры были уже метрах в двадцати от неё и потому представляли из себя превосходную мишень, по которой было просто невозможно промазать.

   Первый же заряд картечи угодил в толстое брюхо того карлика, который шел посередине и носил на голове остроконечную шляпу. Выстрелом его отбросило назад метров на пять, двенадцатый калибр это тебе не шутка, а тридцать пять граммов свинцовой картечи не фунт изюма. Следующим выстрелом она свалила на обочину правофлангового карлика и в этот момент Гектор сомкнул свои огромные челюсти на нижней части головы своего первого карлика и тут же вцепился в плечо другому потому, что до него было ближе. Тотчас раздался громкий, полный ярости и боли рёв поверженных карликов, которые принялись удирать на четвереньках в фиолетовый портал, но остальные продолжали напирать и остановились только через несколько секунд, когда поняли, что их тут попросту убивают.

   За эти секунды их строй значительно поредел, но карликов на дороге отиралось ещё дюжины полторы, не меньше. Марина вывела из строя, а точнее заставила ретироваться, восьмерых в то время, как Гектор успел весьма основательно погрызть всего пятерых. Монстры остановились, взревели, как больные чумкой медведи, и взяли наизготовку свои огнетушители. Патроны у Марины Игоревны уже закончились, а потому она бросила помпарь на асфальт и выхватила из-за пояса титановую биту. Первый же льдистый сгусток она отбила ею чисто машинально и поразилась тому обстоятельству, что её бита просто всосала его в себя и тут же на её конце, словно бы выросли полупрозрачные шипы. Хотя Гектор на левом фланге и отгрызал очередному монстру его лягушачью лапу, все остальные, начав дружно пятится, принялись методично обстреливать Марину, ну, а она, отбивая все их выстрелы битой, медленно, но верно и что самое страшное, грозно наступала на них, причём быстрее, чем они отступали. Она приняла в биту уже добрых три десятка синих сгустков, пока, наконец, не сблизилась с карликами на расстояние удара и не треснула одного изо всех сил по кумполу. Вот тут-то и произошло нечто совершенно неожиданное как для неё самой, так и для монстров.

   Карлик от её удара не просто взорвался, он мгновенно исчез в малиновой вспышке. Все остальные монстры истошно взвыли и бросились на неё размахивая своими сетями. Когда же первая сеть, быстро удлиняясь полетела в её сторону, Марина Игоревна ударила по ней бейсбольной битой совершенно не думая о последствиях. Чёрная сеть тотчас вспыхнула малиновым пламенем, которое заодно спалило и её владельца. Гектор грыз уже девятого своего противника. Покусанные им монстры улепётывали в фиолетовый портал с завидной быстротой, а из него, тем временем, вышло трое чудовищ ещё похлеще, чем обычные монстры-недомерки на лягушачьих ногах.

   В принципе это были те же самые монстры, вот только ростом под два с лишним метра и с буро-зелёной пупырчатой, как у жаб, кожей. Правда, у они были одеты в какие-то тёмно-синие длинные халаты, имели длинные седые бороды, их головы украшали серебристые островерхие шляпы, а в руках держали посохи, очень похожие на тот, который был у принца, выступившего на защиту Марины Игоревны. Только теперь у неё в голове мелькнула мысль: - "Неужели это просто сон и я в нём вижу перед собой магов? Стой, подруга, какой это к чертям собачьим сон? Ты только понюхай, чем пахнет вокруг!"

   А пахло действительно премерзостно, какой-то болотной тиной, тухлой рыбой и ещё чем-то химическим, вроде дихлорэтана. В общем запашок был в лесу ещё тот. Карликовые монстры, включая двух покусанных, но ещё не сбежавших, моментально сгрудились возле рослых монстров-магов и их тут же накрыло каким-то зеленоватым защитным куполом. Три здоровенных монстра-мага нацелились на Марину Игоревну своими посохами и принялись что-то квакать. Вот тут-то бы ей и испугаться, и так, наверное, сделал бы на её месте любой человек, который читал книги про магию, но в том-то и дело, что Марина ими совершенно не увлекалась и, вообще, ничего кроме технических справочников по автомобилям не читала.

   Поэтому она недобро улыбнулась и бросилась в атаку, а точнее просто подбежала к зелёному, прозрачному куполу и саданула по нему изо всех сил. Чем-чем, а силой её Бог не обидел, хотя она и имела очень грациозный вид даже в охотничьем камуфляже. Удар битой, впитавшей в себя прорву льдистых синих сгустков, произвёл просто ошеломительный эффект, - все монстры, как маленькие, так и большие, от него фиолетово задымились и это им совсем не понравилось. Они дружно взревели что есть силы и зелёный защитный купол, превратившись в огромный пузырь, в мгновение ока влетел в фиолетовый портал, а сам он исчез в синей вспышке.

   Бой с монстрами, который продлился минут пятнадцать, не более, на этом закончилось и на память о том, что она вообще произошел на лесной дороге, остался лишь запах, который быстро рассеивался, да, ещё многочисленные капли и небольшие лужицы крови на асфальте, но и они быстро исчезали. Марина развернулась и бросилась к машине, - принц, из-за которого она полезла в драку с целой бандой монстров, не исчез и у неё тотчас отлегло от сердца.

   Правда, вслед за этим к ней пришло осознание ирреальности всего происходящего и она задалась вполне понятным и естественным вопросом: - "Господи, да что же это было на самом деле и было ли вообще? Маринка, ты часом не сбрендила? Ведь такого же просто не может быть!" Тем не менее приблизившись к "Хаммеру" она увидела перед ним на асфальте восемь ярко-зелёных стрелянных гильз и свой "Ремингтон" с пустым магазином, от которого сильно пахло сгоревшим пироксилином, и это запах никуда исчезать даже и не собирался. Стараясь не глядеть на парня, лежавшего на капоте со шпагой в одной руке, книгой и магическим посохом, которые он даже сейчас продолжал прижимать к своей широкой груди, даже боясь думать о самом плохом, Марина Игоревна стала машинально собирать гильзы.

   Затолкав пластиковые гильзы в карман куртки, она положила на место бейсбольную биту и помповое ружьё, и только после этого отважилась подойти к принцу. Первое, что она учуяла, это запах сапожной ваксы от его ботфортов, который несколько перебивал запах какого-то необычного парфюма. Девушка с тревогой взяла парня за правую руку, крепко сжимающую шпагу и быстро нащупала пульс. Сердце её героя билось, отчего она сразу же повеселела и принялась разоружать его, отгибая палец за пальцем.

   Руки у парня были ухоженные, ноготок к ноготку, и она подумала про себя: - "Да, у этого принца-мага отличная маникюрша." И тут же в её сознании раздался громкий, протестующий вопль: - "Но это же полный бред! Какие маги могут быть в двадцать первом веке? Да, их и раньше никогда не было! Всё это бредсивкобл и детские сказки, Марина, это всё самые обычные глюки. Уж климакс близится, а Германа всё нет, вот тебе и привиделось невесть что." Вместе с тем она подумала: - "Ну, мне климакс, допустим, ничем не угрожает, всё равно я яловая корова, а вот на счёт глюков одно можно сказать, - всё это произошло со мной на самом деле."

   В качестве доказательства Марина отобрала у своего заступника шпагу, она оказалась довольно тяжелой, положила её на бампер и принялась отбирать у него посох и книгу. С этим ей тоже пришлось повозиться, очень уж крепко маг-блондин в них вцепился. Наконец она положила шпагу, книгу и посох в машину, усадила облизывающегося Гектора в багажный отсек, где лежало четыре больших мешка сухого корма, и вернулась к принцу-магу. Немного стащив его с капота "Хаммера" так, чтобы ноги свесились вниз, Марина потянула его на себя за руки и взвалила на плечо попой вперёд.

   Принц ей достался рослый, под метр девяносто, и довольно тяжелый. Весу в нём было, почти, как в Гекторе, ну, может быть килограммов на десять меньше, но она и пса могла поднять играючи. Пыхтя от усилий, как паровозик из Ромашкова, Марина Игоревна донесла мага до сиденья и стала его аккуратно сгружать, чтобы не разбить ему голову о дверной проём. Усадив лишившегося чувств пассажира поудобнее, она закрыла дверцу и села, наконец, за руль. Мужчина в пассажирском кресле не подавал никаких признаков жизни, но всё же дышал и вообще не выглядел тяжело раненым. Правда, температура его тела была несколько ниже, чем у здорового человека, более того, он, похоже, просто закоченел и потому она, как только завела двигатель, тут же включила печку и поехала к дому.

   До Борового она доехала без приключений. По дороге ей больше не встретилось ни одного монстра с лягушачьими лапами, да, и вампиров она тоже не заметила в призрачном, хотя и довольно ярком, серебристом свете полной луны, уже поднявшейся весьма высоко. На часах было половина четвёртого утра, когда Марина Игоревна въехала во двор своей деревенской фазенды. Коттедж у неё был большой, двухэтажный, построенный из красного кирпича. Ворота плавно закрылись за джипом тотчас, как только сработали фотоэлементы, она обогнула дом и подъехала к запасному выходу.

   Оттуда было ближе тащить потерявшего сознание принца-мага до спальной. Постановив машину так, чтобы не обходить её с магом на загривке, она первым делом выпустила Гектора, затем открыла дверь в дом, вбежала в него и включила отопление на первом этаже на полную мощность, чтобы спальная поскорее прогрелась, и только потому стала вытаскивать своего пассажира из автомобиля. Теперь маг показался ей вдвое тяжелее и к тому же она заметила, что его стал бить мелкий озноб. Это Марине Игоревне совсем не понравилось и она, втащив парня в дом и положив его на кровать, тут же бегом бросилась в ванную комнату.

   Там она быстро отрегулировала воду, чтобы та была лишь чуть-чуть горячеватой и побежала обратно в спальную, сняв с себя на ходу кроссовки и куртку. Оставшись в просторных, мешковатых брюках, не стесняющих движений, и зелёной майке, обтягивающей её пышную грудь, Королева принялась раздевать своего нечаянного гостя. Первым делом она стащила с него ботфорты и увидела, что у него на ногах надеты вязаные носки чёрной шерсти, между прочим чистые. Она стащила их с него и затем, расстегнув тёмно-вишнёвый ремень, принялась стаскивать с мага тёмно-серые, почти чёрные суконные брюки.

   Под ними Марина Игоревна обнаружила портки белого, тонкого полотна. Под красивой, просторной блузой на маге так же была надета полотняная исподняя рубаха. Отбросив его одежду в сторону, она снова взвалила мага на плечо и потащила его в ванную. Джакузи уже наполнилась водой до половины. Она опустила его в тёплую воду прямо в исподнем и только потом стала снимать с него сначала рубашку, а затем портки. Когда мужчина оказался полностью голым, если не считать перстня с вишнёво-красным рубином на безымянном пальце левой руки, молодая женщина заулыбалась.

   Право же на принца было любо-дорого посмотреть: - светло-русые, слегка золотистые волосы, ярко-синие, насколько она это помнила, глаза, красивый ровный загар на всём теле, стройное и сильное тело с прекрасно развитой мускулатурой, да, и мужскому достоинству природа тоже отдала должное, вот только одно было плохо, - красавец этот дрожал, как цуцик. Оставив его греться в тёплой воде, девушка мечтательно закатила глаза, сладко вздохнула и побежала в спальную. Там она быстро перестелила постель, покрыла её большой махровой простынёй и тут же вернулась в ванную, где и пришла в ужас от того, что мага начало колотить не по-детски.

   Это был уже не озноб, его тело сокрушала крупная, непрерывная дрожь, отчего даже зубы выстукивали танец с саблями Арама Хачатуряна. Громко вскрикнув, Марина буквально одним движением выхватила замороженного карликами мага из ледяной воды, вскинула его на плечо и потащила в спальную. Там она положила на кровать и помчалась на кухню к холодильнику, в котором у неё стояла литровая бутылка питьевого спирта. Вернувшись с ней в спальную, она налила спирта в ладошку и принялась растирать тело мага.

   Однако, какими бы быстрыми не были её движения, это лишь привело к тому, что лихорадочная дрожь лишь сменилась сильным ознобом. Между тем Марина Игоревна уже успела обратить внимание на, что под её руками те участки тела, которых она касалась, вибрировать вроде бы переставали и тогда она приняла окончательное решение и стала быстро стаскивать с себя одежду. Оставшись полностью голой, она затолкала мага под одеяло, накрыла его для верности пушистым пледом, влезла под одеяло и прижалась всем телом к тому мужчине, любовью которого наслаждалась в своих снах три ночи подряд и близости с которым она хотела всё больше и больше.

   Поначалу Королеву ожгло, словно огнём, но она не обратила на это никакого внимания, а лишь, повернула красавца-мага на бок, прижалась к нему всем телом и крепко обняла. Результат не замедлил последовать - замороженный маг стал вибрировать поменьше и даже тихонько застонал. Вдохновлённая этим Марина Игоревна тотчас принялась крепко обнимая его за плечи левой рукой, она принялась энергично растирать правой его спину от плеч до круглых, упругих ягодиц, одновременно покрывая всё его лицо горячими поцелуями и обвивая стройные ноги своими ногами.

   Между делом она игриво подумала: - "Нет, всё-таки ты горячая штучка, Маринка, раз сумела отогреть такую здоровенную сосульку. Ого, а мой-то маг начал не только оттаивать, но ещё и вставать, вот только по частям." Тот процесс, который мысленно отметила Марина Игоревна, между тем ускорился и вот она уже стала ощущать у себя между ног нечто совершенно восхитительное на взгляд любой женщины. Какое-то время она ещё была способна бороться со своим всё нарастающим желанием, правда, не более получаса, чего, впрочем, вполне хватило для того, чтобы мага перестал бить озноб и он задышал ровно и глубоко, вот только всё никак не хотел прийти в себя и ответить на страстные поцелуи своей спасительницы.

   Изнемогая от желания, Марина Игоревна мысленно чертыхнулась: - "Да, какого чёрта я всё это терплю? Ну, и пусть себе дрыхнет, я что, не могу отщипнуть для себя маленький кусочек счастья что ли?" Вообще-то то, что она сделала после этого, вряд ли можно было считать предосудительным по трём причинам, - во-первых, у неё не было интимной близости с мужчиной вот уже семь месяцев, а, во-вторых, она как минимум не позволила каким-то вонючим монстрам захватить красавца-мага в плен, а то и вовсе спасла ему жизнь. Вдруг они хотели его съесть? А, в-третьих, она прекрасно помнила, как они занимались любовью целых три ночи подряд пусть и во сне. Марина Игоревна с громким, грудным стоном опрокинула совсем уже оттаявшего принца, которого вырвала из лап монстров, на спину и...

   Ну, а минут через сорок, когда маг стал негромко похрапывать, что явно говорило о том, что он погрузился после потери сознания в крепкий и здоровый сон, Марина Игоревна, всё ещё постанывая от наслаждения, тихонько, мышкой выскользнула из-под одеяла и бегом помчалась в ванную. Там она приняла душ, надела на себя розовый махровый халат, взяла большую поролоновую губку, обильно смочила её водой, прихватила с собой самое мягкое и пушистое полотенце, и, тихонько хихикая, вернулась в спальную, свою кстати, где принялась быстро уничтожать все следы женских проказ. Ей невольно подумалось при этом: - "Есть всё-таки в жизни справедливость! Эта ненасытная зараза, мой Димулечка, частенько пристраивался ко мне ночью, когда я спала, как убитая, после его дурацких тренировок, и ничего не стесняясь трахал меня спящую, а тут я сама трахнула спящего мужика. Ну и сволочь же я бесстыжая после этого! А что? Всё нормалёк, Маришка, хотя ты принц и маг вдобавок ко всему, не щёлкай клювом, когда на тебя нападают такой толпой монстры."

   Приведя тело своего бесчувственного любовника в полный порядок, она нежно поцеловала его и снова отправилась в ванную, прихватив с собой мокрую махровую простыню, мочалку, полотенце и, заодно, белую блузу тонкой и нежной шерсти вместе с брюками. Спать ей совершенно не хотелось и потому она первым делом затолкала одежду мага в стиральную машину и пока та крутила их, сходила к машине, принесла из неё в спальную толстенный фолиант, магический посох и шпагу. Положив их на самое видное место - на трельяж, стоящий справа от кровати, Марина Игоревна посмотрела на лежащего в её постели мужчину и счастливо заулыбалась.

   Принц спал, что называется, сном праведника и лицо его было просто невероятно прекрасным. Почти белокурые, длинные, слегка волнистые длинные волосы, которые она не смотря ни на что успела осушить полотенцем, разметались по подушке, а красивые губы слегка улыбались, отчего она тотчас подумала почему-то: - "Нет, ну просто вылитый Димочка. Хотя между ними и нет ничего общего, тот тоже после того, как поимеет меня, точно так же лыбится. Прямо как кот, который упорол целый глэчик сметаны. Ох, наверное все мужики одинаковые, им бы только красивую бабу в койку уложить и этот, наверное, точно такой же. Хотя нет, зря ты так о нём думаешь, Маринка. Это же ты им попользовалась. Ох, и бесстыжая ты деваха!" Покритиковав себя самую малость, Марина Игоревна тихо вышла из спальной и вернулась в ванную комнату. Стиральная машина уже отжимала выстиранную одежду и вскоре включился режим сушки.

   Негромко напевая себе под нос "Антошку", она достала одежду из стиральной машины, тщательно выгладила её и даже надушила мужскими духами "Армани", вскрыв для это новенькую упаковку. В её деревенском доме хватало вещей для мужчин и эти духи вкупе с другими весьма дорогими мелочами подобного рода, она держала специально для того, чтобы отдариваться ими за различные услуги соседей, когда те наотрез отказывались от денег. После этого она занялась ботфортами мага, запах которых уже стал её доставать, и первым делом тщательно промыла их спиртом, после чего начистила кремом "Киви" и попрыскала на них специальным дезодорантом для обуви, имеющим куда более приятный запах.

   Марина Игоревна внесла всю одежду, кроме ботфортов, которые теперь источали запах лаванды, в спальную комнату и аккуратно сложила её на стуле, стоящим рядом с трельяжем, повесив блузу на спинку. Ботфорты она решила оставить в прихожей. Пододвинув стул поближе к кровати, она тихонько зевнула и тряхнув головой, пошла за раскладушкой. Она у неё была точно такая же, как у Мэри Поппинс из детского кинофильма, импортная, деревянная и очень удобная. Это был, пожалуй, чуть ли не единственный фильм про волшебников, который она видела за всю свою жизнь, да, и то в раннем детстве. Уже в десять лет её куда больше интересовали гаечные ключи и "девятка" отчима, нежели куклы и книжки.

   Тихонько поставив раскладушку возле стены в ногах спящего, Марина Игоревна достала из шкафа подушку, постелила на раскладушку сложенное вдвое пуховое одеяло, покрыла его двумя простынями, затем пледом и, с хитрой улыбкой сняв с себя купальный халат и повесив его в шкаф, легла спать совершенно голой, мысленно прикидывая: - "Ну-ну, посмотрим, кто из нас первым проснётся и что из этого получится. Я-то точно буду уже через полчаса лежать нагишом, а вот как ты будешь спать, мой милый, это ещё неизвестно." С такими мыслями она быстро уснула и действительно уже через несколько минут ей стало жарко под пледом и он был сначала слегка откинут с тела, а затем и вовсе сброшен на пол, так как обогрев она так и не выключила, а датчик климат контроля был выставлен на двадцать шесть градусов и это гарантировало, что она точно не замёрзнет.

   В равной степени это касалось и спасённого ею от монстров принца, который стал вскоре ворочаться под тёплым одеялом, накрытый ещё и пледом. Сначала он выпростал из-под одеяла одну руку, затем отбросил его с груди, а потом и вовсе скинул с широкой и удобной двуспальной кровати. Ну, а через несколько минут в спальную комнату заглянул рассвет и наверное очень сильно удивился, увидев в ней двух прекрасных по своему внешнему облику людей, - мужчину и женщину, которые почему-то спали не вместе, что было бы правильно, а порознь, причём спали довольно беспокойным сном и если мужские чаяния и желания были ему прекрасно видны даже невооруженным глазом, то о женских можно было только догадываться.

   Впрочем, судя по тому, как Марина Игоревна даже во сне поглаживала свои груди, догадаться о том, какие желания её обуревают, также было совсем не сложно, но рассвету было не до таких глупостей, он пришел ведь только для того, чтобы провозгласить новый день, - солнечный и прекрасный в это тёплое и щедрое на погожие деньки бабье лето. К тому же рассвет это всего лишь понятие.

   Марине Игоревне в эти утренние часы снова снилось, что она занимается с спасённым ею принцем любовью и что уже он покрывает всё её тело нежными поцелуями. А ещё ей приснилось, что они летят на какой-то огромной птице над облаками. Причём абсолютно голыми и им почему-то совсем не холодно. Она сидела перед своим возлюбленным-магом, а тот крепко прижимал её к своему телу, вот только кое-что горячее и твёрдое упиралось ей в поясницу, отчего она громко хохотала. Это был восхитительный и очень длинный сон, в котором события сменялись с калейдоскопической быстротой и она то, как бы видела или просто чувствовала себя настоящей королевой на троне, и сидела по левую руку от своего возлюбленного принца-мага, то скакала верхом на белоснежном единороге, уже одетая, то плыла верхом на огромном дельфине, голая и принц снова сидел позади, но уже не был таким безучастным к её желаниям, как верхом на гигантском орле.

   В общем в этом совершенно фантасмагорическом сне смешались в кучу какие-то волшебные штуковины, любовь и секс в самых неожиданных местах и вариантах. И странное дело, Марина Игоревна и сама ощущала себя могущественной волшебницей, способной на совершенно фантастические вещи, вот только от неё постоянно ускользали как всякие магические слова, так и просто названия тех удивительно красивых городов, которые она мельком видела, отчего в её душе возникало какое-то чувство раздвоенности. Впрочем одно она осознавала очень чётко, ей хочется очутиться в этом волшебном мире вместе со своим возлюбленным-магом. Ну, и ещё тот волшебный мир, в котором она оказалась, был даже реальнее, чем её собственный, в котором Королева выросла и находилась до этого сна.

   Она вполне отдавала себе отчёт, что это всего лишь сказочно прекрасный сон, и поэтому ей было от этого немного грустно, но грусть её всё же пряталась где-то в глубине души, зато всю её переполняла радость от того, что она и её возлюбленный вместе, что они так сильно любят друг друга, что готовы заниматься любовью где угодно, чуть ли не под столом во время праздничного пира. В общем ничем иным, как торжеством любви она не могла это назвать, хотя и понимала, что всё происходящее ей только снится. Сон сном, но он всё нёс в себе немало информации и вскоре Марина Игоревна поняла, что её принц является к тому же ещё и магом, а вместе с тем правителем огромного мира и тот, судя по всему, намного больше размером чем Земля и выглядит очень уж странно.

   Что именно в этом мире не так, она ещё не поняла, но не смотря на то, что родной мир её принца был совершенно непохож на Землю, он очень понравился Королеве. В первую очередь потому, что она в нём, похоже, была самой настоящей королевой, причём обожаемой народом. А ещё она поняла, что видит далёкое будущее и что-то говорило ей, что далеко не всё так просто. Похоже, что уже в самое ближайшее время какая-то злая сила могла отнять у неё принца, имени которого она даже не знала и это ей не понравилось. Хотя у Марины Игоревны всего-то и было с ним, что три волшебных сна, а также не совсем благовидный поступок, которому, впрочем, она могла дать вполне обоснованное объяснение, она была готова снова сразиться с монстрами, лишь бы отстоять своё право на то счастливое будущее, полное любви, которое привиделось ей в самом начале сна.

   Королева уже почти влюбилась в спасённого ею принца, во всяком случае в этом своём сне она точно его любила, но самое главное всё жен заключалось в том, что она ждала ребёнка и почему-то знала, что родит сына. Точно так же она знала, что родит сына и её подруга. Вот это было для неё едва ли не самым главным - родить сына от любимого человека. Что же, если всё действительно будет именно так, то за такое будущее можно и побороться, причём бросив вызов кому-то очень страшному, злобному и невероятно опасному. Однако, самая рациональная и потому весьма скептически настроенная часть её сознания почему-то определила этот сон, как разговор с кем-то и Марина Игоревна поняла, что ей показано её возможное будущее и что для того, чтобы оно было таким, ей придётся сразиться с очень опасным врагом и в этой битве всякое может случиться.

   К своему удивлению не смотря на то, что образ врага был крайне туманным и было ясно только одно, что он очень опасен, девушка, не моргнув глазом, решила принять этот вызов. Любить, быть любимой и иметь настоящую семью, родить мальчика от такого прекрасного парня, каким был спасённый ею принц стоило куда большего, чем риск погибнуть в бою. Пятнадцать лет жизни без счастья материнства и перспектива умереть так и не познав его, была куда страшеннее для Королевы. Она была готова сразиться за это хоть с самим чёртом, но уже около полудня сон развеялся и все впечатления о нём, словно выдуло из её сознания холодным ветром. Правда, при этом мысль о том, что минувшей ночью ей посчастливилось спасти - осталась.

  


Последний девичник Королевы | Верните моего любимого | Принц-маг и Королева



Loading...