home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Крестный ход вокруг Лушкиных Камней

  

   Принцу Зариону понравились крестные отец и мать, - Виктор Понамарёв и Галина Ефимова, а тем, в свою очередь, понравился их крестник и то, что они стали кумовьями. Крестили его в полдень и на крестины собралось очень много народа. Хотя матушка Светлана и божилась, что она не сказала никому не слова, чуть ли не вся деревня собралась посмотреть на московского целителя. Шороху навело и то, что отец Сергий дал ему при крещении имя Пантелеймон, который, как известно, был целителем. Хорошо, что к принцу тут же не бросились с просьбой об исцелении все страждущие, но среди жителей Колядок уже прошел слух, что на четвертые сутки после своего крещения московский целитель исцелит всех больных не только в деревне, но и во всей округе, нужно только подождать.

   Марина, которая собственными ушами услышала разговор двух женщин, не стала учинять допрос матушке Светлане, да, та и сама была очень удивлена. Слухи пошли гулять по деревне сами собой. Отец Иоанн, прислуживавший в церкви в несвойственном для него качестве дьякона, после завершения обряда подошел к принцу и испортил ему все настроение от обряда крещения следующими словами:

   - Зарион, обряд крещения относится к числу великих церковных таинств, а потому вам с Мариночкой нужно воздержаться от... Ну, надеюсь, ты меня понял от чего именно. Неделю вы вряд ли вытерпите, но хотя бы сегодня поспите врозь.

   Принц в ответ на это только озадаченно крякнул. Крестины были отмечены пышным застольем, собранным, можно сказать, вскладчину. Поэтому москвичи стали разъезжаться только в понедельник утром. Виктор, Галочка, подруги Марины и все остальные её друзья улетели в Москву, как и прибыли, на вертолёте. Отец Иоанн в Москву возвращаться не стал и решил дождаться среды в Боровом. Дмитрий после разговора с женихом своей бывшей жены, словно бы оттаял, и смотрел на мир веселее, но Марине всё же пришлось поговорить с ним и она сказала ему приблизительно то же самое, что и Зарион, только со своей, с женской стороны и даже погладила по щеке. Поэтому генерал уехал из Борового в хорошем настроении.

   В понедельник Марина и Зарион отсыпались до полудня, а когда проснулись, деревня опустела и в ней снова стояла пронзительная тишина, изредка нарушаемая протяжным мычанием коров и криками петухов. Иногда лаяли собаки, но после того, как подавал голос Гектор, немедленно умолкали. Вечером Марина и Зарион выехали со двора и направились на "Хаммере" к Лушкиным Камням. К ним попытался было напроситься к ним в провожатые и помощники отец Иоанн, но принц Зарион сказал, как отрезал:

   - Даже и не мечтайте об этом, отец Иоанн. У вас своя работа, а у меня своя. В среду я вас приглашу специально и обо всём вам расскажу, а сейчас и думать об этом забудьте. И, вообще, будет лучше, если до среды к камням матушки Лукерьи никто не станет соваться.

   Всю ночь до самого утра Марина и Зарион провели в лесу, и принцу-магу при этом пришлось здорово потрудиться. Марину результаты его трудов привели в полное изумление, так как в конечном итоге все три Лушкиных Камня и лес вокруг них полностью преобразились. Лес был на добрые десять километров вокруг полностью очищен от веток и шишек. Теперь кроме рыжих хвоинок, устилавших его упругим, плотным ковром, глаз не мог найти больше ни одной соринки. Зато в лесу матушки Лукерьи было просто царство грибов - белых, маслят, боровиков, и все они имели весьма впечатляющие размеры, но Королеве было не до грибной охоты.

   Принц-маг проложил вокруг каждого камня дорожки, мощёные розовым и синевато-серым гранитом, плиты которого притащили откуда-то его призрачные помощники, причём этих плит не касалась рука каменотёса, хотя они и были гладко отшлифованы. Они легли на землю так, словно были здесь всегда и по ним прошли тысячи босых ног. Розовые и синевато-серые плиты появились также под многими деревьями, которые принц Зарион ещё и окольцевал розовыми и ярко-синими канатами и ни на одном было невозможно найти места их соединения. Канаты не прилегали к стволам сосен плотно и под них было легко просунуть руку. Как они при этом не сваливались вниз, людям точно будет не понять, но Марина догадалась сразу, что ту не обошлось без магии и что эти канаты не просто украшения.

   На всех Лушкиных Камнях принц Зарион сделал отметины высотой в человеческий рост. Все они были разной высоты и представляли из себя силуэты тел детей разного возраста и взрослых людей, причём также самой различной комплекции. Отметины эти, если приблизиться вплотную, излучали тепло. В общем принц Зарион сделал всё, чтобы сделать это удивительное место совершенно иным и придать ему такой вид, словно через него прошло множество паломников. Правда, при этом он всё же пошел на хитрость. Когда Марина рано утром отошла от Лушкиного Глаза сотни на полторы метров и посмотрела на него с дороги, то ей показалось, что никаких изменений не произошло, но стоило ей только подойти к тому месту, где начиналась дорожка, она сразу увидела, куда нужно идти.

   Фактически дорожек было две - мужская и женская, и вели они к тем местам, где можно было получить исцеление. Она вернулась к машине и задумалась. Волей-неволей получалось так, что принц Зарион оказался здесь не случайно, и что она просто физически не могла с ним не встретиться, но тогда с чем были связаны её тягостные предчувствия какой-то трагедии, ведь пока что всё у них складывалось просто замечательно? Принц подошел к ней с магической книгой в руках, посох летел за ним следом слегка наклонившись вперёд, словно собачонка за своей хозяйкой. Она невольно улыбнулась и спросила:

   - Зарик, а когда мы пойдём искать избушку монахини?

   Принц усмехнулся и ответил:

   - А её и искать не надо, Мариночка. Она находится буквально в ста метрах от Лушкиного Перста и как люди не нашли её до сих пор, лично мне совершенно непонятно. Впрочем это даже не избушка, а что-то вроде небольшой пещеры, выдолбленной в камне, вход в которую находится сразу за растущими возле него вплотную друг к другу двумя соснами, а с другой стороны из-под камня пробивается родник и через несколько метров сразу же уходит под землю. Им, кстати, питается ваше озеро. Его ведь тоже называют Лушкиным?

   Марина удивлённо воскликнула:

   - Обалдеть можно! Сколько раз я бывала возле Лушкиного Колечка, но ни разу не видела ни пещеры в том камне, ни родника. Правда, продолговатая ямка за ним точно есть, да, и те две сосны, о которых ты говоришь, я тоже не раз видела. Давай сходим туда?

   - Нет, Мариночка. - Строго сказал Зарион - Туда мы сходим все вместе в четверг, а пока что этим магическим камням нужно дань время подготовиться к тому, чтобы они начали принимать и исцелять людей. Кому-то их целебная сила пойдёт на пользу с первого же раза, кому-то придётся придти к ним два, три и даже большее количество раз, чтобы понять, наконец, почему это Лукерьины Камни их отвергают и даже родник со святой водой даёт им только временное облегченье. Исцеление ведь не даётся человеку просто так. Ну, а послезавтра мы отведём туда отца Иоанна. До полудня четверга к Лукерьиным Камням кроме нас ни один человек не подойдёт.

   Когда они вернулись домой, солнце уже взошло, оба так устали, что отсыпались до самого вечера. В среду утром они взяли с собой отца Иоанна и повезли его к теперь уже Лукерьиным, а не Лушкиным Камням. Марина доехала до Лукерьиного Глаза, вышла из машины и первым делом разулась. Оставив свою обувь в джипе, все трое первых паломников пошли по тёплым, ласкающим ступни ног камням, - Марина по розовым, а принц Зарион и отец Сергий по синевато-серым и когда они в полном молчании обошли вокруг всех Лукерьиных Камней, священник потрясённым голосом спросил:

   - Но как? Зарион, как вам удалось всего за ночь проложить эти удивительные каменные дорожки?

   Принц с усмешкой показал ему свои руки и спросил:

   - Отец Иоанн, скажите, мои руки похожи на руки каменщика? Нет, тут дело в чём-то другом, я только и сделал, что обнаружил это чудо здесь. Ну, и ещё я распознал, какое дерево от чего лечит. Правда, к одному дереву теперь хоть охрану выставляй, но об этом я расскажу завтра. Мы выйдем из Колядок в полдень и проделаем весь путь пешком. Кое-что я принесу туда с собой, но это так, мелочи.

   В четверг, уже с раннего утра вся деревня гудела, как потревоженный улей. Впрочем шум и гам начались ещё с вечера. На работу в этот день не вышел никто и даже более того, в Колядки приехало человек пятьсот народа из других деревень, Вологды и даже Москвы. Приехал в эту деревню и генерал Ревда, причём снова без охраны, на всё той же двадцать первой "Волге", но одетый в строгий чёрный костюм. С собой он привёз двоих видеооператоров, которые сразу же приступили к работе, то есть стали снимать всё на видео большими, профессиональными видеокамерами, но никому не задавали никаких вопросов. Отец Сергий демонстративно благословил их и люди, которые из-за их действий насторожились, сразу же успокоились. Раз батюшка благословил видеооператоров, значит всё в полном порядке.

   В полдень, под колокольный звон, из дверей старинного храма вышел крестный ход, возглавляемый отцом Сергием и отцом Иоанном, которые шли, один неся в руках большой крест, а второй раззолочённую церковную хоругвь. Оба шли босыми. День был очень тёплый и солнце светило с абсолютно безоблачного неба так ярко, словно это был июль месяц, а не сентябрь. Те люди, которые пришли к храму в обувке, тотчас стали снимать её и пристраиваться к процессии. Марина и Зарион шли впереди неё, одетые в те же наряды, в которых они ездили в Вологду, только босыми. Принц нёс в руках какой-то свёрток. Хотя толпа и недоумевала, почему это крестный ход к Лукерьиным Камням нужно было совершить босиком, никто не стал возмущаться, но зато всех поразило то, что их ноги ступали по асфальту, как по персидскому ковру и шлось всем очень легко.

   С церковными песнопениями крестный ход добрался до Лукерьиного Глаза и как только люди свернули в лес, то сразу же стали истово креститься, увидев две дорожки и первые сосны, обвязанные розовыми и синими канатами. Возле первой же сосны с синим канатом принц Зарион остановился и воскликнул:

   - Уважаемые граждане, эта древняя сосна обладает даром излечивать мужчин от пьянства, а также способна уберечь их от этой пагубной привычки. Для этого нужно либо самому обнять это дерево и постоять возле него всего минуту, либо подвести к нему пьяницу насильно и приложить к дереву минут на пять. Хотя у меня и нет большой тяги к спиртному и я не запойный пьяница, а всё же возьму сил у этой священной сосны. - Принц прошел по хвое, которая не сминалась под его ногами, к сосне, обнял её метрового диаметра ствол и постояв у него минуту, вернулся на дорожку где и объявил - Следующая сосна обладает точно таким же целебным даром, но действует он уже на женщин, и, вообще, каждое дерево, подпоясанное синим или розовым шнуром, лечит душевные болезни людей и вправляет всяким дурням мозги. Ну, камни матушки Лукерьи обладают даром исцелять самые разные заболевания и уж вы поверьте, на них ни одна зараза не удержится и секунды, да, вы в этом уже очень скоро и сами убедитесь.

   Принц двинулся дальше и принялся громко объяснять, чего следует ожидать страждущим от того или иного дерева, а люди вполголоса передавали его слова по цепочке, что вызывало у всех радостное изумление, а у некоторых мужиков ухмылки. Крестный ход неторопливо вошел в лес, обогнул Лукерьин Глаз и через час с лишним двинулся в сторону Лукерьиного Зуба. Усталости никто не чувствовал, наоборот, всех людей, участвовавших в крестном ходе, охватила радость и благоговение. Никому не хотелось ни есть, ни пить, ни отправлять естественные надобности и все люди были полны энергии.

   Наконец крестный ход дошел до Перста святой матушки Лукерьи, как стали говорить люди и там, как только отец Сергий и отец Иоанн дошли до острого конца Перста, им открылась каменная двухцветная дорожка ведущая вглубь леса, причём даже на расстоянии десяти метров не доходя до этого места она была им не видна. Певцы запели с удвоенным рвением и вскоре те люди, которые шли вслед за двумя священниками, увидели серебристый свет, льющийся из-за стволов двух сосен, росших вплотную. Пение тотчас стихло и все услышали тихое журчание ручья в лесу.

   Однако, самое большое откровение обоих священников ждало непосредственно возле сосен, когда они смогли заглянуть за них и увидели приоткрытую каменную дверь, а за ней небольшую келью, высеченную в камне и каменную скамью, на которой лежала икона. От неё-то и исходил свет. Отец Иоанн, как более молодой и стройный, истово крестясь протиснулся в келью и вынес оттуда икону - это был Спас Нерукотворный и с плата, изображенного на ней, на всех глядел строгий, но добрый и удивительно сострадательный лик Иисуса Христа. Священник поднял икону над головой и крестный ход встал в лесу коленопреклонённый. Стоять остались одни только принц Зарион и Марина, которые уже обошли Лукерьино Колечко и стояли, скрытые им от взглядов людей, возле родника. Вода вытекала прямо из щели в камне тугой струёй в каменный лоток, а над щелью в камень был вмурован большой бронзовый крест, металл которого блестел так, словно его изготовили только вчера. Марина шепотом спросила принца:

   - Зарик, это ты сделал?

   Тот отрицательно помотал головой и тихо ответил:

   - Мариночка, мои здесь только верёвки на деревьях. Даже эти камни мои помощники-духи нашли неподалёку, а точнее подняли со дна озера. Они же сами, без моего указания уложили их в одним только им ведомом порядке. О, Благой Камюр, я же ведь уже говорил тебе, что это место особое, Марина, а я только и сделал, что привёл его в порядок, да, ещё изготовил для паломников вот этот серебряный черпак и чашу, чтобы они могли пить воду из этого священного источника и запасаться ею впрок.

   Марина осмотрев массивный черпак на длинной витой ручке и широкий кубок, озабоченно поинтересовалась:

   - Зарик, а их не сопрут? Знаешь, у нас ведь народ вороватый.

   Тихонько хохотнув, принц зашептал:

   - Не сопрут, Мариночка, они заговорённые. Для того, чтобы их утащить отсюда, нужно быть магом куда более могущественным, чем я, а такие у вас вряд ли имеются, так что не волнуйся.

   После того, как свершилось чудо явления крестному ходу Спаса Нерукотворного, появление серебряной посуды уже никого не удивило. Паломники причастились из родника святой матушки Лукерьи и крестный ход отправился в обратный ход и все, кто в нём участвовал, подходя к деревне заметил, что совершенно не устал и чувствовал себя намного лучше. Правда, десятка полтора или два мужиков и баб, которых насильно приложили к трезвой сосне их родные, уже войдя в деревню начали выступать и даже делали заявления, что пить они не бросят. На это никто не обращал никакого внимания, зато все люди обратили внимание на то, что их ноги после такого путешествия не только не сбились об асфальт, но даже не испачкались. Марина, Зарион и генерал Ревда, которому не терпелось узнать подробности, покинули деревню по-английски, ни с кем не попрощавшись.

   Некоторое время Зарион сидел молча, но как только дорога стала изгибаться вокруг Лукерьиного Перста, негромко сказал:

   - Марина, останови машину, мне нужно поговорить с Дмитрием. Сама понимаешь, без тебя. Это мужской разговор.

   Королева улыбнулась и спросила:

   - А не лучше ли вам поговорить дома, в Боровом, мальчики? Зарион, я ведь записала всё на видеокамеру.

   - Дома мы продолжим разговор, Марина, но и в нём ты тоже не будешь принимать никакого участия. - Строго сказал принц - Немного позднее я объясню тебе, почему. Поэтому будь послушной девочкой.

   Кивнув, Марина с улыбкой согласилась:

   - Зарион, поверь, я само послушание.

   Оба мужчины леди-дракона вышли из машины, разулись и вошли в лес босиком. Как только они отошли от дороги метров на пятьдесят, принц Зарион положил руку на плечо Дмитрия и спросил:

   - Как ты себя чувствуешь, брат мой дракон?

   - Дракон? - Удивился тот, но затем заулыбался и ответил: - Начиная с твоего мальчишника я чувствую себя просто великолепно, Зарион. Такое ощущение, что я сбросил с плеч лет эдак пятнадцать, а после сегодняшнего паломничества кажется снова помолодел. Правда, мой внешний вид при этом мало изменился, но почему это я дракон?

   - Потому, что золотая девушка-дракон, какой является на самом деле Марина, тем более седьмая в роду, что означает не много, ни мало, как быть истинной дочерью Благого Камюра, не могла зачать от простого мужчины. Я тоже дракон, до недавних пор серебристый, но теперь серебряный и потому твой старший брат. Ты же бронзовый дракон, Дмитрий. А ещё я верховный маг из другого мира и даже другой Вселенной. Именно здесь неделю назад золотая леди-дракон спасла меня от смерти. Мы были рождены друг для друга, брат мой дракон, а потому извини, но она не может быть твоей женой.

   В голове генерала Ревды от этих слов, как будто граната взорвалась. Как и Марина, он был предельно рационален и не верил ни в волшебство, ни в магию, но совсем недавно на его глазах случилось немало чудес. Более всего его поразило то, что на полпути к Лукерьиным Камням с коляски поднялся молодой парень с широченными плечами и почти атрофированными ногами, явно паралитик, который дальше пошел опершись на плечи своей рано поседевшей матери и хрупкой девушки, скорее всего его жены и с каждым шагом он шел всё увереннее по шоссе, а ведь путь был неблизкий, почти семь километров. Назад же он и вовсе возвращался чуть ли не строевым шагом и оттого генерал Ревда внутренне ликовал. Теперь же, услышав такие слова, которые он неделю назад счёл бы полным бредом, Дмитрий улыбнулся, но затем строгим голосом спросил:

   - Кем ты послан в наш мир, Зарион, и с каким заданием?

   - Увы, не послан, а изгнан, Дима, - с грустью ответил принц, - у меня, кажется, появились на родине большие проблемы. Видишь ли, я наследный принц и правитель огромного мира, который называется Эльтаран. Мой народ долго требовал, чтобы император Вайнор восстановил справедливость в отношении дома Эльтаридов и тот был вынужден подчиниться, но почему-то вскоре передумал. Ты спросил о моей миссии, брат мой дракон? У меня в жизни была только одна миссия - найти золотую леди-дракона и ею оказалась твоя бывшая жена. Кстати, позволь мне выразить тебе своё восхищение, будучи всего лишь бронзовым драконом, ты сумел лишить её девственности, а это то же самое, говоря понятным тебе языком, что подорвать склад боеприпасов, находясь при этом непосредственно внутри него, только в этом случае шансов уцелеть всё же больше. Те два парня, которые были её любовниками, тоже драконы, хотя, как я понял, жуткие бездельники, из-за чего она выставила их за дверь. Так, а теперь снова вернёмся к моей миссии. Тебя, как я полагаю, меньше всего волнует то, что все драконы дома Эльтаридов искали золотую девушку-дракона?

   Дмитрий, который всё еще не верил в то, что она встретился с магом, немедленно усмехнулся:

   - Правильно полагаешь, принц. Я, конечно, рад за тебя и особенно за Марину, но у меня ведь имеются и должностные обязанности, парень, а они у меня весьма непростые, ведь я сотрудник...

   - Дима, мне плевать на твою службу, - резко одёрнул генерала принц, - и тебе тоже скоро будет плевать на неё точно так же. Парень, вот теперь у меня точно есть миссия, но исполнить её мне будет очень непросто. Точнее если я вздумаю сделать так, чтобы на Земле воцарилась магия, то Благой Камюр первым испепелит меня за такие вольности. Плоскость Эйдаша, то есть ваша Вселенная, это мир торжества науки и так просто магию в него не внедрить. Видишь ли, Дима, я верховный маг, а потому мне запрещено это делать, но никто и никогда не запретит мне научить магии свою жену и уже она сможет передать её людям. Хотя я ещё не изучил всех обстоятельств, всё складывается таким образом, что ты единственный бронзовый дракон на этой планете. Эйдаш, а это воплощение Камюра в вашей Вселенной, в принципе вовсе не против того, чтобы в ней существовали магические миры. Нужно только соблюсти формальности, но это касается только меня, зато тебе, брат мой дракон нужно будет...

   Генерал Ревда закончил за принца:

   - Набраться терпения, так ведь, Зарион? Похоже на то, что ты хочешь сказать, будто я должен стать правителем Земли? Или я не прав? Судя по всему Бог сейчас смотрит в другую сторону, раз ты так смело рассказываешь мне обо всём.

   - Примерно так оно и есть, Дима, - согласился Зарион, - хотя с другой стороны Благой Камюр-Кружевник никогда не играет судьбами как людей, так и драконов. Он, конечно, не сам послал меня в ваш мир, но сделал так, чтобы меня вышвырнули из Эльтарана прямо в объятья золотой леди-дракона, но это вовсе не означает, что мы можем теперь ломать вековые устои как нам заблагорассудится. Поэтому запомни, брат, никаких разговоров втроём и даже более того, до тех пор, пока Марина сама не призовёт тебя, а она обязательно это сделает, мы все будем каждый играть свою роль по моему сценарию, хотя я его только-только начал разрабатывать. Ты же не хочешь погибнуть сам и при этом уничтожить Землю и всех живущих на ней людей?

   - Упаси меня от этого Бог! - Воскликнул Дмитрий - Похоже, что ты очень опытный человек, извини, дракон, братишка, и хочешь сделать так, чтобы всё прошло без сучка и задоринки. Что же, я хочу только одного, изменить наш мир к лучшему и если для этого в него нужно ввести магию, значит она будет введена, так что приступай к работе, принц Зарион и помни, я готов к любым трудностям.

   - Мы с тобой человеко-драконы, Дима, - с улыбкой сказал верховный маг, - а потому ничто человеческое нам не чуждо. Теперь о трудностях, брат мой дракон. Труднее всего будет сделать так, чтобы какие-нибудь негодяи не осквернили этого места, ведь только так мы сможем приучить людей к мысли о том, что в мире есть силы, способные изменить его к лучшему и что Бог здесь ни при чём. Он своё дело уже сделал, так что всё остальное должны делать мы, маги. А теперь поехали в Боровое. Там ты увидишь нашу Маринку в действии.

   Через полчаса Марина, Зарион и Дмитрий были дома. По пути они почти не разговаривали, но при этом обменивались многозначительными взглядами. Дома Королева первым делом вставила диск в DVD-проигрыватель и удалилась на кухню, где принялась готовить ужин. Хотя он и получился менее, чем так себе, её мужчины проголодались за день и слопали всё за милую душу. Марина постелила Дмитрию внизу, после чего поднялась со своим женихом на второй этаж. Там они удалились в самую дальнюю угловую спальную, но едва легли в постель, девушка первым делом спросила:

   - Зарик, медовый месяц это конечно здорово, но ты немедленно начинаешь меня учить магии.

   - Будем последовательными, моя принцесса. Первым делом ты должна стать моей женой официально. Только после этого я смогу учить тебя магии ничего не страшась. Для начала тебе придётся изучить азы самого банального колдовства, Мариночка. - Откликнулся принц - И только потом, когда ты постигнешь секреты волшебства, сможешь перейти собственно к изучению магии. Но и колдовством мы займёмся только после свадьбы. Хотя люди и относятся к колдовству, как к чему-то несерьёзному, это не так. В нём заложен очень глубокий смысл. Так тебе будет гораздо легче его постигнуть. Понимаешь, в моём мире магию в твоём возрасте начинают изучать только в том случае, если человек является мужем или женой верховного мага. И вообще изучение даже колдовства это очень ответственное дело. Ты ведь не хочешь навсегда застрять в колдуньях?

   - А что, в этом деле тоже есть какие-то ограничения типа злая колдунья не может стать доброй волшебницей или что-то вроде того, Зарик? - Усмехнувшись спросила Марина - Если так, то сразу же запомни, я не приемлю зло в любых его обличиях и люто ненавижу.

   Принц пристально посмотрел на неё и пожав плечами ответил несколько смущённым тоном:

   - Хотелось бы, чтобы было так, но, увы, даже очень злобный колдун в конце концов может стать магом. У вас-то точно нет учебников по колдовству, волшебству и магии, а у нас их чуть ли не горы, так что магию может изучить кто угодно, в ком есть такой дар и хотя бы крупица таланта. Правда, невысока цена такому магу-самоучке. У серьёзного, хорошо знающего свое дело мага, обязательно должен быть учитель, который убережет его от множества ошибок и научит главному, - рациональному использованию потоков магической энергии. Но самое главное, только учитель может вложить в руки ученика тоненькую книжку размером с две моих ладони, которую тот, при должном старании, превратит в магическую книгу хотя бы размером в половину моей. Из тех книг, которые мои помощники-духи нашли в твоем доме, я извлек такое понятие - красный диплом. Так вот, Мариночка, я закончил Академию магии с красным дипломом, но и мне потом пришлось пройти стажировку. В общем тебе достался в мужья довольно опытный и могущественный маг, моя принцесса, и я просто счастлив, что в тебе есть магический дар, а твои таланты, как я уже сейчас подозреваю, весьма велики.

   Марина смутилась ещё больше, чем принц Зарион, когда спросила его о добрых и злых колдунах и волшебниках, подразумевая, что и маги могут быть такими. Покраснев от смущения, она перевела разговор на другую тему, тихо спросив:

   - Зарик, почему ты превратил Лушкины Камни в Камни матушки Лукерьи? Мне почему-то кажется, что в них и без того заключалась какая-то магическая сила, но совершенно дикая и непредсказуемая, к тому же она в них просто дремала, а ты придал ей совершенно иной вид, заставил её истекать из камней ровным и мощным потоком. Знаешь, пусть и не сразу, но я это почувствовала.

   Принц заухмылялся и ответил:

   - По двум причинам, Маринка. Во-первых, я маг, а потому просто не могу оставаться безучастным к людским страданиям и особенно болезням. Поэтому-то я и назвался целителем, но вместе с тем мне совершенно не хочется, чтобы в твой дом толпами шли страждущие. Для этого всякие нормальные маги как раз и создают подобного рода здравницы. Ну, а, во-вторых, как ещё я мог отгородить то место, где мы с тобой решили провести медовый месяц? Теперь к Лушкиным Камням будут каждый день приходить тысячи паломников, но никто из них даже не подумает о том, чтобы дойти до Борового. - Немного помолчав, он добавил - Старица Лукерья действительно жила в той пещере. Я просто немного в ней прибрался и подновил икону, а то на ней уже ничего нельзя было разобрать, но она, представь себе, не истлела, а вот камни я действительно изготовил сам и их никто с этого места уже не сможет унести. Да, и твой лес, любимая, никто и никогда не тронет. На него у людей просто рука не поднимется.

   - Ох, ты и хитрюга, принц Зарион! - Воскликнула Марина и ласково сказала - Любимый, спасибо тебе за это чудо. - Немного помолчав она добавила - А ты у меня, оказывается, ещё и мудрый правитель и очень хитрый политик. Ловко ты придумал связать Лушкины Камни с именем игуменьи Лукерьи. Сейчас у нас церковь в большом почёте, не то что раньше, а потому если у этих камней и деревьев действительно будут происходить чудеса исцеления и они будут связаны с её именем, то уже никто не посмеет испоганить это место. - Принц уставился на неё строгим, укоризненным взглядом отчего она немедленно воскликнула - Я что-то не так сказала, Зарик?

   - Марина, ты всё правильно сказала, но не учла только одного, игуменья Лукерья действительно жила в той пещере и это благодаря её заступничеству были спасены сотни людей. - Ответил принц - Она была точно такой же леди-драконом, как и ты - то есть природным магом, или, чтобы тебе это было понятнее, источником магической силы. Весь этот лес, в котором она укрыла жителей нескольких деревень и монахинь, хранит память о ней, но ещё больше мои помощники узнали о игуменье Лукерье от иконы. С этой иконой дочь купца Евдокима Семёнова венчалась. Её мужем был молодой купец Иван Пряхин, парень здоровенного роста, ходивший с караванами до самой Персии, весельчак, красавец и отважный воин. Лукерья была счастлива в браке, но её самым большим горем было то, что она, как и ты, моя девочка, не могла иметь от него детей. К сожалению он не был драконом. Когда её муж возвращался из Персии, на них напали монголы и, позарившись на дорогие товары, решили не брать подорожной платы, а попросту ограбить и убить купцов. Купец Иван Пряхин вместе с товарищами и небольшим отрядом воинов не дошли до Вологды всего каких-то трёхсот километров и погибли, но монголам дорого обошлись их товары. Лукерья, узнав о гибели мужа, продала дом, раздала деньги бедным и постриглась в монахини, придя в Троицкий монастырь с одной иконой, а через пятнадцать лет она основала женский вдовий монастырь и стала в нём игуменьей. Вдов в то время в этих местах было немало. Этот монастырь находился в сорока километрах отсюда и однажды большой монголо-татарский конный отряд, в котором были также и русские, решил взять его штурмом, чтобы захватить в плен монахинь и продать их в рабство. Они подошли к монастырю под вечер и попытались взять его штурмом с наскока, но монахинь не устраивала участь рабынь и на головы врагов полилась кипящая смола. Первый штурм монахини отбили успешно, но вовсе не потому, что у них была припасена смола, а потому, что из ворот монастыря вышла игуменья, вооруженная огромным мечом. На ней поверх рясы была надета кольчуга, а к кольчуге прикреплена цепями икона. Матушка Лукерья снесла головы двум с лишним десяткам степняков, разрубая некоторых вместе с конём пополам и монголы в ужасе отступили. Ну, а когда утром они снова пошли на штурм, то монастырь уже был пуст. Вместе с монахинями игуменья Лукерья ушла в лес и попутно увела в него жителей нескольких деревень. Степняки, разозлённые тем, что их побила женщина, бросились за ними в погоню и вот тогда-то полностью проявилась магическая натура этой леди-дракона. Творя молитву, она укрыла людей от глаз озверевших всадников и напустила на них призраков, да, с такой силой, что израненные и истерзанные ими враги бросились прочь из леса. Всё, что они тогда смогли сделать, это разнести монастырь матушки Лукерьи по камешкам, но далеко уйти не смогли, все до единого утонули, переправляясь через реку Сухону хорошо знакомым им бродом. Вскоре люди вышли из леса и разошлись по своим деревням, да, вот только они испытывали не чувство благодарности за своё спасение, а страх перед игуменьей Лукерьей. Вместе с ними ушли и все монахини, а Лукерья осталась жить в этом лесу и больше о ней никто не вспоминал. Дальнейшая жизнь монахини-отшельницы, о которой люди предпочитали не вспоминать больше никогда, не была такой уж интересной, Марина, чтобы рассказывать тебе о ней, но я лишь скажу, что этот лес хорошо помнит её молитвы. Она желала людям только добра и мне кажется, что теперь эти три камня и родник, наполненные целительной силой, будут ей хорошим памятником и люди станут поминать её за то добро, которое она сотворила когда-то и за то, что исцеляет их сейчас. Тебе только кажется, что чудес исцеления не произошло, но это не так. От очень многих людей сегодня отступили болезни, но поймут они это не сразу, а через какое-то время. Я не утомил тебя своим рассказом?

   - Нет, что ты, Зарик. - Тихо ответила Марина - А где находится могила матушки Лукерьи? Мне очень хочется положить на неё или хотя бы на то место цветы. Много-много белых роз.

   - Не здесь. - Сказал принц - Лукерья прожила в этом лесу тридцать семь лет и совсем уже старушкой вернулась в Вологду, в Троицкий монастырь, и её приняли там, поскольку на ней было надето ветхое одеяние монахини, хотя она никому и не сказала ни слова. Икону она оставила в пещере, меч и кольчуга, брошенные в лесу, превратились в ржавчину ещё при её жизни, так что никто не узнал в ней игуменьи Лукерьи. Через несколько лет она умерла и была похоронена на монастырском кладбище и мы обязательно съездим туда и ты сможешь положить цветы на её могиле. Я покажу тебе, где она находится. Над её могилой, в изголовье, за крестом, растёт высокая, стройная сосна и она тоже помнит матушку Лукерью.

   - Всё-таки это несправедливо, Зарик, что люди не знают о том, какой подвиг совершила матушка Лукерья.

   Принц Зарион развёл руками и ответил:

   - Ничего не поделаешь, Мариночка. Изрубив мечом два с лишним десятка воинов, Лукерья нагнала страху не только на врагов, но и на монахинь, но ещё больше она напугала их тем, что сумела провести четыре с лишним десятка испуганных вдов буквально через кольцо врагов и те ничего не заметили, хотя она и говорила им, что Бог не отдаст никого из них на поругание. Вообще-то кое-какие записи об этом в монастырских книгах сохранились, но книги сейчас лежат в запасниках краеведческого музея и если ты хочешь, то я сделаю так, что на них обязательно обратят внимание, как и на могилу матушки Лукерьи. Она ведь несла в себе священный огонь Камюра, Мариночка, а потому тело её мумифицировалось и даже гроб не истлел. - Внимательно посмотрев на свою невесту, принц озабоченным голосом спросил - Или ты хочешь сама указать людям и на те книги, и на могилу матушки Лукерьи? Если так, то я тебе обязательно помогу.

   Марина отрицательно помотала головой и воскликнула:

   - Только не это, Зарик! Пусть уж лучше это сделает вместо меня кто-либо другой, а я хочу только одного, поскорее обвенчаться с тобой и чтобы нам никто не мешал, когда ты будешь учить меня своим колдовским штучкам. Вот это моё, а слава мне совсем не нужна. Мне вообще никто кроме тебя не нужен и я даже перестану заниматься бизнесом. Пусть им занимаются теперь Виктор и Галчонок, а я не желаю больше быть Королевой Дорог.

   - Вот и замечательно, - улыбнулся Зарион, - для того, чтобы начать изучать колдовские штучки, как ты говоришь, нет ничего лучше, чем жить на природе. Тем более, что сейчас осень, самое лучшее время для сбора колдовских трав. Ну, а чего мы не найдём здесь, то мы отыщем в других местах. Ты заказала глобус?

   - Ага! - Воскликнула Марина - Галчонок пообещала найти самый большой. Она у меня пробивная девчонка. Зарик, а на чём построена магия? Наверное на каких-то страшных заклинаниях?

   Принц, нежно обнимая Марину, ответил:

   - На таких людях-драконах, как ты, я, матушка Лукерья, а также различных природных объектах, в которых сокрыт священный огонь Благого Камюра, ну, и ещё на знаниях. Заклинания тоже нужны, но не они главное в магии, а сам маг. У тебя есть все возможности, чтобы стать очень могущественным магом, Маринка, так что главное, это правильно ими воспользоваться.

   Марина принялась целовать лицо своего принца, бормоча:

   - Зарик, я даже не представляю себе что бы со мной было, не встреться мы на этой лесной дороге. Мне было без тебя так плохо и тоскливо, любимый, что ты себе этого даже не представляешь. Вроде бы красивая и богатая баба, вокруг которой крутится куча мужиков, но среди них не было тебя, мой принц.

   - Представь себе, но я чувствовал себя не намного лучше, чем ты, моя леди-дракон! - Насмешливо воскликнул Зарион ещё крепче прижимая к себе Марину - Особенно когда прибыл в Эльтар, столицу Эльтарана. Все тут же решили, что меня нужно срочно женить. О, Благой Камюр, каких красавиц ко мне только не подводили, но ни в ком из них не было ни единой крупицы тебя, а я знал, что ты где-то есть, Маринка. Всегда верил в то, что найду тебя. До этого все мужчины дома Эльтаридов искали золотую леди-дракона и потому женились очень поздно, но повезло только мне.

   Марина рассмеялась и весело воскликнула:

   - Но чтобы убедиться в том, что они это не я, ты переспал с каждой! Так ведь, Зарион, или я на тебя наговариваю?

   Смущённо фыркнув, принц ответил:

   - Ну, иногда случалось и такое. Правда, это приводило к тому, что ко мне во дворец иногда заявлялась какая-то красотка, которой я и в глаза никогда не видел, и начинала доказывать, что я отец её ребёнка. Так что где-то года через три я перестал обращать внимание на всех этих красавиц, мечтающих стать принцессами.

   - Стоп! - Воскликнула Марина - А почему принцессами, Зарион? Если ты правитель Эльтарана, то должен быть королём. Соответственно та девушка, на которой ты женишься, то есть я, стану королевой. Настоящей королевой, а не какой-то там Королевой Дорог, что является не титулом, а всего лишь прозвищем.

   Принц огорчённо вздохнул, опустил голову и проворчал:

   - Ничего не выйдет, моя принцесса. У нас в Империи Теаликорн имеется всего один единственный хозяин - император Вайнор и он ни с кем не собирается делиться властью и терпеть рядом с собой каких-то там королей, поэтому я и являюсь просто правителем Эльтарана. Правда, в некоторых мирах, таких, как мой Эльтаран, эта должность всё-таки является наследуемой. Зато я действительно самый настоящий наследный принц и этого у меня никто не отнимет. Даже более того, мой род древнее императорского. Мариночка, давай поговорим об этом как-нибудь в другой раз. Мне совершенно не хочется разговаривать о всякой ерунде обнимая тебя. Тем более обнаженную.

   Марина была вовсе не против того, чтобы вместо разговоров на темы престолонаследия в империи Ринориан и управления её мирами заняться с принцем Зарионом любовью. Это было куда более приятным занятием. К тому же ей ещё никогда не было так хорошо с мужчиной, как с ним. Принц ни слова не сказал ей о том, что хочет ввести магические знания и магию в человеческое общество и она поняла почему, а потому ни о чём его не спрашивала. Вместе с тем Марина стала думать, как бы сделать так, чтобы на Земле воцарилась магия.

  


Медовый месяц Королевы | Верните моего любимого | Кружева Камюра



Loading...