home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Первый полёт Королевы

  

   С той ночи, когда Марина прошла через обряд посвящения в колдуньи, прошло полных четыре недели и буквально каждый день был наполнен новыми открытиями как в колдовстве, так и в любви, о которой они не забывали. Вернувшись из Серенгети, она первым делом поделилась с мужем новостью о том, что может исцелять болезни без какой-либо магии, одним только своим золотым дыханием и что в нём очень нуждаются его духи-помощницы. В порядке доказательства, она сама вызвала тех двух духов леди-драконов, которые оставались с принцем, и сначала вдохнула животворящий огонь Благого Камюра в них, а потом в Гектора, но как только нацелилась облагодетельствовать мужа, тот широко заулыбался и сказал ей:

   - А вот этого не надо делать, Мариночка. Давай дождёмся того дня, когда ты обернёшься драконицей. Вот тогда я с радостью приму твой дар, ведь я тоже в тот момент обернусь драконом.

   - Не вопрос, Зарик, - улыбаясь ответила Королева, - здесь ты верховный маг и мой муж, а я твоя жена и ученица, а потому слушаюсь и повинуюсь, мой господин. Да, кстати, я, кажется, засветилась в Африке. Мне там попался под руку большой львиный прайд и я влила в львов огонь Камюра. Они от этого стали такими красивыми. В общем я не удержалась и покаталась на них, но потом прилетел на самолёте какой-то тип и стал кружить над нами. Кажется, у него была с собой видеокамера. В общем пока мы мчались обратно, он всё время преследовал нас. Надо мне будет завтра или послезавтра снова заглянуть в Серенгети, хотя я не думаю, что у кого-то хватит наглости побеспокоить моих львов, но приглядеть за ними нужно.

   Принц с улыбкой выслушал жену и поспешил успокоить:

   - Не волнуйся, Марина. Вот теперь с твоими львами точно ничего плохого не случится. Разумными существами они не станут, но сделаются раз в пять сообразительнее, а что самое главное, жизнь у них будет очень долгая и они уже никогда не будут болеть, а после смерти Благой Камюр обязательно заберёт их к себе. Только знаешь, жена моя леди-дракон, тебе не стоит проделывать такое слишком часто. Поверь, многие животные от этого не станут счастливее, но за львов я полностью спокоен. Они всё-таки хищники и то, что ты сделала, всё же не было полным преобразованием. Зато теперь твой Гектор после того, как я поработаю над ним, точно станет разумным существом. Понимаешь, если раньше я хотел всего лишь слегка преобразовать этого парня, то теперь окончательно решил сделать его преобразованным псом и он даже станет говорить. Мне кажется, что он этого вполне достоин за свою преданность, смелость и отвагу. Что ты на это скажешь, Марина? Мне сделать так?

   - Давай лучше спросим у Гектора, Зарик, - ответила Королева и, пристально посмотрев на пса, спросила, - Гектор, ты хочешь остаться всё той же лохматой бестолочью? - Пес опустил морду и жалобно заскулил - Ага, бестолочью ты быть не хочешь. Ну, а что ты скажешь на счёт того, чтобы стать моим рыцарем, причём полностью разумным и говорящим, хотя и всё таким же косматым?

   Пёс подскочил в воздух со всех четырёх лап и залаял так радостно, что всё сразу же стало ясно и принц, кивнув, сказал:

   - Гектор, с тобой всё ясно. Уже завтра я займусь тобой вплотную и дней через пять ты полностью преобразишься, но только внутренне. Учти, парень, хотя ты и станешь разумным существом и, как мне кажется, весьма неглупым парнем, человеком тебе всё равно не быть никогда. Даже не надейся на это, друг мой. Понял?

   Пес коротко рыкнул и кивнул своей большой, лобастой головой с невероятно умными глазами, взгляда которых не выдерживали многие люди. К тому же у Гектора были очень светлые, почти белые белки глаз. Принц похлопал его по загривку и пёс удалился, а Марина посмотрев на верстак и увидев там что-то вроде старинного фотоаппарата размером с коробку для обуви, спросила:

   - А как у тебя прошел день? Ты изготовил своё устройство?

   - Да, изготовил, но мне потребуется примерно две недели или чуть больше, чтобы настроить его как следует, - ответил принц, - после чего я должен буду посетить несколько десятков обсерваторий.

   - На следующий день Марина снова отправилась в экспедицию одна, причём опять в Серенгети к своим львам. Там она объяснила им, что теперь люди станут за ними пристально наблюдать и обоим вожакам это не понравилось. Сердито порычав несколько минут, они тут же снялись с места и отправились искать себе новое удобное дерево, но духи-помощницы подсказали Королеве, что неподалёку есть очень живописная группа скал и она отвела прайд туда. Поблизости от нового места протекала весьма большая река, в которой даже водились бегемоты. На всякий случай девушка-дракон проделала над львами процедуру ещё раз и провела с ними весь день, чтобы научить львов избегать встреч с людьми, а ещё она объяснила им, что убивать людей нельзя, иначе они будут им мстить за это, причём жестоко и беспощадно, после чего вернулась домой.

   Не смотря ни на что, Марина всё же переживала за своих новых друзей, с которыми так быстро сдружилась и потому решила навещать их время от времени. Ей была неприятна сама мысль о том, что её прайд станет предметом пристального внимания туристов, но что самое страшное - браконьеров. Поэтому, отправляясь во всё новые и новые экспедиции в самые разные уголки планеты, она всё время думала о своих львах. Принц Зарион, как и обещал, занялся Гектором и хотя Королеве не довелось наблюдать за этим процессом, через пять дней пёс действительно заговорил человеческим языком, но и это ещё не всё. Пёс изрядно подрос, сделался ещё мощнее и теперь весил уже больше двухсот килограммов. Шкура же его превратилась в удивительно шелковистый, буровато-серый бронежилет, а зубы, огромные клыки и когти приобрели прочность алмаза.

   На следующее утро Марина отправилась в экспедицию уже вместе с Гектором и снова в Серенгети, чтобы познакомить своего преданного рыцаря со львами. Те сразу же приняли его за своего собрата и пока колдунья, которая снова разгуливала по саванне под проливным дождём нагой, занималась своими делами, её пёс-рыцарь, посмотрев на то, как мокнут под проливным дождём львицы и особенно львята, в считанные часы выцарапал когтями и буквально выгрыз зубами в плотном песчанике здоровенную пещеру. После этого Гектор и вовсе совершил нечто феноменальное, сбегал на реку, выгнал из воды молодого бегемота, перегрыз ему глотку и каким-то невероятным образом умудрился дотащить до львиной пещеры. Изумлению Марины не было предела, зато принц Зарион лишь усмехнулся:

   - А чего ты ещё хотела, Мариша? Это ведь пёс-рыцарь.

   За следующие полторы недели Королева и её рыцарь Гектор собрали тысячи самых разных артефактов. В своих походах они побывали на всех континентах и больших островах, и это были совершенно незабываемые для Марины экспедиции. Иногда с ними отправлялся в экспедиции принц-маг, а потому девушка весьма сильно продвинулась в колдовстве. Зарион даже помог ей вырастить из веточки красного коралла и голубой жемчужины, их он достал ей со дна океана на острове Мадагаскар - волшебную палочку. Именно ей было суждено стать её магическим жезлом в будущем, когда она станет магом.

   Магическая книга Марины чуть-чуть подросла, но совсем немного, всего лишь на три миллиметра и две страницы. Зато её волшебная палочка росла куда быстрее. Всего неделю назад она была размером с мизинчик, а теперь выросла в длину ладони и сделалась к тому же очень стройной, да ещё и витой, что принц счёл добрым предзнаменованием. Её навершие было похоже на каст, состоящий из пяти веточек, которые держали голубую, изумительной красоты жемчужину. Первоначально жемчужина была диаметром три миллиметра, а теперь выросла уже до семи и когда Марина работала с ней, источала дивный перламутрово-голубой свет и аромат гиацинтов.

   Принц Зарион пребывал в бешенном восторге от волшебной палочки своей жены-колдуньи и говорил, что ничего подобного он никогда в жизни не видел. Марина тоже была влюблена в свою волшебную палочку и как только та появилась на свет, то по совету мужа, сказавшего, что все маги дают своим магическим регалиям имена, сразу же назвала её Ариэль, в честь русалочки из мультфильма, а свою магическую книгу в тот же день нарекла Афиной. Принцу понравилось это и он сказал, что вскоре настанет день, когда Марина сможет создать себе магическое оружие по своему собственному выбору. При этом он сказал, что обычно магессы вооружаются волшебными луками, но на этот счёт у Королевы уже было своё собственное мнение, правда, она пока что помалкивала на этот счёт, чтобы не пугать мужа лишний раз, а если точнее, - не шокировать своей экстравагантностью.

   Она уже повергла его однажды в ужас, когда на вопрос, какой наряд выберет себе в качестве, так сказать, индивидуального мундира, ответила, что ей очень нравится то, как одеваются айдерийки. Хотя это и было сказано в шутку, её муж принял всё за чистую монету, упал на колени и стал умолять, чтобы она этого не делала. Фирменным нарядом принца Зариона был белоснежный кавалерийский мундир, часть которого Марина увидела в первый же день. К белой блузе с кружевным воротником, жилету белого атласа, расшитому серебром и брюкам с белоснежными сапогами, прилагался ещё и приталенный камзол белого, плотного муара, отделанный серебряными позументами, широкополая шляпа белого фетра и плащ-пелерина.

   Магическая книга принца имела имя Бенуар, посох - Криарон, а шпага - Эвиаль. Все три этих предмета были одушевлёнными и вместе с семью призрачными помощницами принца-мага, которые, наконец, стали общаться с ним благодаря Марине, составляли его команду. Для принца Зариона явилось не то что откровением, а просто самым настоящим чудом то, что после Серенгети его духи-помощницы наконец заговорили с ним. Благодаря этому событию львы Королевы сделались также ещё и друзьями её мужа и он с помощью магии сделал так, что ни один человек не мог их видеть и слышать даже подойдя чуть ли не вплотную. Вот теперь им точно ничто не угрожало, а ещё Зарион сделал реку, протекавшую невдалеке, непересыхающей во время любой, даже самой страшной засухи, а вода в Африке это жизнь.

   В невероятно далёком прошлом духи-помощницы действительно были леди-драконами, но свою жизнь прожили в такие древние времена, когда ещё не было Эльтаридов. О себе они не рассказывали ни единого слова, но им нравилось являться к ужину, из-за чего Марина ставила к столу ещё семь стульев, а на стол по бокалу белого вина и зажженные курительные палочки. Духам это очень нравилось и вино медленно исчезало из хрустальных бокалов, пока леди-драконы сидели с ними за столом и слушали, о чём они разговаривают.

   Духи леди-драконы были не очень-то разговорчивыми, но им явно нравилось то, что их приглашали к ужину и вскоре их присутствие за столом сделалось таким же естественным, как и сам ужин. Марина с первого же дня, нисколько не стесняясь их присутствия, разговаривала с мужем на самые разные темы и это именно она чаще всего задавала им вопросы, но не о прошлой их жизни, а о настоящем. Причём всем сразу и кто-нибудь обязательно отвечал тихим, певучим голосом. Так она выяснила, что духи действительно жили в ауре принца и им там было очень комфортно. Выяснила она и то, что для духов существует множество ограничений. Они, например, не могут убить по приказу принца, но вполне способны шугануть кого-нибудь, как это сделала Лирея в Стоунхендже. Лирея, Лония, Маури, Нойла, Немия, Файна и Эмнея, так звали семерых духов, которых Марина называла душечками и любила вовлекать их в различные забавы вполне невинного, хотя и игривого свойства.

   Например надевать им на голову с помощью своей волшебной палочки венки из призрачных, но очень ярких и красивых цветов. Или драгоценности. Как это ни странно, но душечкам это нравилось. Поначалу принц Зарион робел, приглашая по требованию жены на ужин своих духов-помощниц, но постепенно освоился и тоже стал вместе с ней облачать бывших леди-драконов в разнообразные призрачные наряды. Иногда он вслух сожалел, что они не принимают активного участия в общении, а только наблюдают за тем, как он общается со своей женой во время ужина. Первое время принц вёл себя несколько скованно, но вскоре раскрепостился и не стеснялся разговаривать при них даже на интимные темы, понимая, что находясь в его магической ауре духи всё равно знают о нём всё.

   Зато Марину это совершенно не волновало и хотя душечки были помощницами мужа, она разговаривала с ними, как со своими самыми близкими подругами, то есть без малейшего стеснения. Она даже спрашивала у них, куда девается вино, но душечки лишь тихо смеялись, оставляя её вопрос без ответа. Иногда Марина критиковала мужа за то, что тот посылает своих помощниц за чем только ни попадя, но когда речь заходила о готовке, стирки или уборке дома и прилегающей к нему территории, моментально звала Зариона, а тот призывал ей на помощь духов. Помогали они им и во время экскурсий.

   Помимо того, что принц Зарион учил жену одновременно колдовству, волшебству и магии, хотя Марина так ещё ни разу и не обернулась драконицей, он попутно нашел на всех пяти континентах ещё одиннадцать мест, где не только создал магические здравницы для лечения тела и души вкупе с прочищением мозгов, но и приложил определённые усилия к тому, чтобы люди о них узнали. Стоунхендж в этот список не попал только по той причине, что в этом месте в глубокой древности совершались человеческие и прочие жертвоприношения. В некоторые из них уже стали совершаться паломничества, но такого массового потока людей, как к Лукерьиным Камням, там ещё не наблюдалось, хотя те здравницы исцеляли людей ничуть не хуже. Зато в Лукерьин Лес народ шел валом и в Колядках, сразу за околицей уже была построена большая автостоянка, от которой паломники босиком шли к Большим Камням святой матушки Лукерьи.

   В краеведческом музеи уже были обнаружены монастырские книги, в которых описывались хотя и вкратце, но зато все деяния игуменьи Лукерьи, один вологодский художник, по наущению принца Зариона, написал маслом большую картину, на которой та была изображена с огромным двуручным мечом в правой руке, кольчуге и с иконой Спас Нерукотворный на груди, а на монастырском кладбище была вскрыта её могила и в ней был обнаружен пусть и потемневший от времени, но не тронутый тленом гроб, а когда его открыли, то монахи с изумлением увидели лежавшую в нём не какую-то там страшную мумию, а седую монахиню с умиротворённым лицом.

   Её иссохшего от старости тела также не коснулся тлен. Под сосной, на корнях которой лежал гроб, был немедленно построен склеп и в нём под стеклянным колпаком верующие могли видеть нетленные мощи игуменьи Лукерьи. Ей вернули икону и теперь она стояла у неё в изголовье, освещаемая светом лампады. Историки нашли то место, где когда-то стоял женский монастырь, снесённый монголо-татарским отрядом и несколько камней, они были точно такими же, как и те, которыми были вымощены дорожки вокруг Больших Камней матушки Лукерьи. Всё вместе взятой привело к тому, что отцы Православной Церкви подняли вопрос о причислении игуменьи Лукерьи к лику святых заступников. Ведь исцеления возле Больших Камней матушки Лукерьи свершались ежеминутно и им не было числа.

   Более того, те инвалиды, которые выходили из Колядок на костылях едва передвигая ноги, самостоятельно и довольно быстро добирались до Лукерьиного Ока, а испив воды из серебряной чаши, уже не костыли их несли, а они шли, держа костыли под мышкой и истово крестились, благодаря матушку Лукерью за исцеление. Однако, бывало и так, что некоторые люди не могли сойти с места, чтобы подойти к Большим Камням и тогда люди тихо, но гневно шептали: - "Грешен, не пускает матушка Лукерья его к своей благодати". Более того, однажды в Лукерьин Бор четверо оперативников силой привели какого-то амбала и, протащив его вокруг всех Больших Камней матушки Лукерьи и приложив к каждому дереву, подвели к святому источнику. Возле него этот тип тотчас упал на колени и, рыдая, начал давать признательные показания, которые записывались на видео. Это лишний раз убедило паломников в том, что матушка Лукерья истинно святая, если даже в таких людях пробуждается совесть.

   Как это и обещал Марину принц Зарион, никто из паломников дальше Лукерьиного перста не ступил и шагу. Постоянный поток людей не очень мешал тем, кто жил в Боровом, приезжать и уезжать из деревни. Люди шли к Большим Камням по обочине цепочкой по одному справа, а возвращались так же по шагая по одному по левой обочине и под колёса автомобилей никто не бросался. Доехать же до Больших Камней матушки Лукерьи на машине было делом немыслимым. Моторы автомобилей таких деятелей глохли сразу же и потому тяжелобольных родственники несли к магической здравнице на носилках или катили перед собой инвалидные коляски. Облегчение это приносило практически сразу, хотя полное исцеление наступало после седьмого паломничества, а потому поток народа в Колядки не иссякал и о каких только чудесах люди не говорили.

   Возле святых камней прозревали с детства незрячие, исцелялись паралитики, возвращались к жизни люди пережившие инсульт и инфаркт, беременели бездетные, а дети, скрюченные ДЦП, распрямлялись, как цветы, поставленные в воду. Самые запойные пьяницы после того, как их насильно прикладывали к трезвой сосне, ярко-синий канат которой был весь увешен серёжками, цепочками и бусами, бросали пить немедленно и больше одной рюмки уже никогда не выпивали. Такого рода "паломников" было особенно много и очень часто их волокли к трезвой сосне силком. При этом они частенько отчаянно брыкались и истошно матерились. Зато после исцеления от пьянства часами стояли неподалёку от сосны на коленях и истово молились, прося прощения за все те муки, которые причинили родным.

   При всех бесчисленных чудесах исцеления никто даже и не вспоминал о том, что в Боровом жил московский целитель, открывший это чудотворное место миру. Никто, кроме отца Иоанна и отца Сергия, которых народ и записал в благодетели. Оба священника побывали пару раз в гостях у Зариона и Марины, почаёвничали с ними, подивились тому, какой умный у них пёс, да, так толком и не расспросив целителя ни о чём, ушли. Жизнь в Боровом тихо и мирно шла своим чередом. Всем боровчанам было известно, что молодые раньше двух часов дня не просыпаются, а из дома выходят всего на несколько часов и уже в семь вечера до них не достучишься. Поэтому их никто зря и не тревожил. Они ведь были молодоженами.

   Октябрь месяц был такой же тёплый и солнечный, как и сентябрь, а потому каждую субботу и воскресенье жизнь в Боровом оживала и делалась веселее, вот только Марина и Зарион обычно уезжали куда-то в субботу с утра пораньше и возвращались только в воскресенье вечером. Точно так же они поступили в очередное субботнее утро, выехали из ворот на "Хаммере" и не спеша поехали по улице. По пути им навстречу попалось несколько знакомых москвичей, но поскольку были заняты своими собственными делами, то не стали их ни о чём расспрашивать. На этот раз за рулём сидел Зарион, хотя и имел фальшивые права. Зато машину он уже води ничуть не хуже Марины.

   До Лукерьиного Перста они доехали быстро, но на подъезде к нему принц сбросил скорость. Вежливо пропустив нескольких паломников, переходящих через дорогу и дождавшись, когда можно будет ехать, он двинулся вперёд. Справа и слева по обочине шли люди и благо было то, что строители построили достаточно четырёхрядную дорогу с широкой обочиной, хотя она и вела в маленькую лесную деревушку, но она и раньше была широкой видимо по той причине, что весь срубленный в этой просеке лес пошел на строительство домов в Боровом. Глядя на лица паломников, - слева исполненные надежды на исцеление, а справа счастливые и благодарные, Марина спросила:

   - Зарион, скажи мне, ты специально сделал так, чтобы люди здесь становились лучше и чище душой?

   Принц отрицательно помотал головой и ответил:

   - Мариночка, такое не под силу даже Благому Камюру. Я просто сделал так, чтобы здесь в их души вселялась надежда. Магические камни лечат этих людей, а магические деревья немного прочищают им мозги и хотя бы на время отучают от дурных привычек. Вот и всё, что я сделал, а большее ни одному магу и не под силу.

   - И от каких же ещё дурных привычек кроме пьянства и наркомании ты здесь их отучиваешь, Зарик? - Снова спросила Марина - По моему набор дурных привычек так велик, что для борьбы с ними деревьев всего этого леса не хватит.

   Принц-маг усмехнулся и ответил:

   - Да, я и не ставил перед собой задачи отучить людей от всех дурных привычек сразу, Мариша. Ненависть, властолюбие, зависть, злоба, жадность, похоть, ложь, жестокость, подлость, лень, пьянство, наркомания, всё это невозможно искоренить одним единственным магическим воздействием, но их можно с одной стороны слегка пригасить, а с другой вселить в душу человека страх перед тем, что он может потерять обретённое здесь душевное облегчение, здоровье и жизненную энергию. Учитывая, что при этом у человека здесь возникает ещё и потребность подпитывать себя, можно надеяться на то, что люди станут хоть немного лучше, но я бы не стал очень уж обольщаться.

   Марина усмехнулась и сказала:

   - Понятно, политика кнута и пряника.

   - Ага! - Весело воскликнул принц - Только в наших мирах она плохо срабатывает, Маринка. У нас всем известно, что получить исцеление от любых болезней в таких вот местах может кто угодно, а все те страшилки, которые пытаются навесить на них верховные маги, это всего лишь пустой звук. В общем создать пряник это я запросто, а вот с кнутом не только у меня, но и у кого угодно возникает множество проблем и тут всему причина та клятва, которую я дал когда-то при поступлении в Академию магии.

   Они проехали через Колядки, запруженные множеством автомобилей, здесь было даже два с лишним десятка автобусов компании "Королева дорог", водители которых, едва только завидев хорошо знакомый им "Хаммер", тут же начинали сигналить им в знак приветствия, и поехали в сторону Вологды, но не доезжая до города километров семи, свернули на просёлок, по которому давно уже никто не ездил, и вскоре углубились в лес. Там принц нашел удобное для стоянки место и остановился. Псу, сидящему сзади, он сказал:

   - Гектор, дружище, извини, но на этот раз мы тебя с собой не берём. Во-первых, ты бескрылое существо, а, во-вторых, я собираюсь не только научить Марину летать, но и выдыхать пламя. В общем у меня нет никакого желания возвращать к жизни жареную собаку, поскольку твоё любопытство не знает границ и ты обязательно захочешь посмотреть, как Мариночка извергает пламя. Вот когда ты немного повзрослеешь, тогда тебя можно будет брать с собой куда угодно. И не спорь со мной, понял, дружище?

   - Понял. - Рыкающее ответил Гектор.

   Принц облегчённо вздохнул и сказал открывая дверь:

   - Ну, тогда иди сделай в лесу свои дела и возвращайся.

   - Обойдусь. - Прорычал в ответ Гектор и покорно положил морду на лапы - Только вы там недолго летайте.

   Зарион и Марина выбрались из машины и принялись быстро раздеваться. Обычно на прогулки принц отправлялся в своём белоснежном наряде, а Марина чаще всего в сарафане, надетом на голое тело, поскольку её муж всегда выбирал те места, где было тепло. Сегодня она тоже была в нём и потому разделась быстро, буквально одним движением скинув с себя сарафан и тут же поинтересовалась:

   - Зарик, а куда мы отправимся?

   Принц задумался на несколько секунд и ответил:

   - Марина, чтобы ты могла спокойно обернуться драконицей, я предлагаю отправиться в пустыню Такла-Макан. Там есть совершенно безлюдные места и там сейчас стоит хорошая погода. Можно, конечно, отправится и в пустыню Сахара, но знаешь, там сейчас жуткая жара, а я, когда оборачиваюсь драконом, ненавижу раскалённый песок.

   Марина улыбнулась и весело сказала:

   - Зарик, мне всё равно, откуда я смогу взлететь в небо. - После чего задала ещё один вопрос: - Зарион, ты специально ждал именно этого дня, так ведь? С чем это связано, милый?

   - Видишь ли, Марина, то магическое устройство, которое я изготовил, даже без телескопа открыло мне очень многое, - начал объяснять принц, - так я в частности узнал, в какой именно момент первая из женщин твоего рода приняла дар Благого Камюра. Это произошло сто сорок четыре года назад. Так что сегодня наиболее благоприятный день для твоего первого превращения. Ещё я узнал, что только через девять дней мне следует приступить к астрономическим исследованиям и вычислениям. Мне понадобится всего три месяца, чтобы собрать все нужные мне данные и рассчитать время следующей встречи наших миров. Правда, я боюсь, что тем магам-легруссам это уже известно, а потому мне нужно будет что-то предпринять, чтобы не навлекать беду на твой мир. Они не показались мне белыми магами.

   Принц усмехнулся, покрутил головой и, быстро раздевшись, вызвал Маури и Файну. Поручив им скрыть машину из виду и никого не подпускать к ней, пока они не вернутся, он открыл пространственный портал в безлюдную и совершенно безжизненную местность. Это была песчаная пустыня с высоченными барханами, голая и совершенно неприглядная, причём они вышли из пространственного портала как раз в низине между двух барханов высотой метров в сто пятьдесят, хоть на салазках катайся по песчаным склонам.

   Марина поёжилась, не так уж тут было и тепло, отбежала подальше и тотчас, подняв к небу глаза, мысленно произнесла те слова, которые давно уже рвались наружу, но они всё время находились в таких местах, где появление сразу двух драконов вызвало бы переполох: - "Крылья, поднимите меня в небо" и небо тотчас приблизилось. Нет, Марина не взлетела в небо, просто она в доли секунды превратилась в дракона и при этом не испытала никаких неприятных ощущений. До этой минуты ей не раз и не два припоминались те немногие фильмы про оборотней, в которых превращение в волка давалось героям не просто тяжело, а мучительно и потому побаивалась этого, но ничего подобного в её превращении не было и в помине.

   Марина смотрела в небо и видела его совершенно другим, не таким, как раньше. Во-первых, в небесной синеве появилось множество оттенков и оно всё струилось воздушными течениями, слоями наложенными один на другой, а, во-вторых, она мгновенно определила скорость этих воздушных потоков, их ширину и высоту, а также видела, набирают они силу или иссякают. Ну, а ещё она чувствовала мощь своего большого и очень сильного тела. Леди-дракон покрутила головой и слегка рассмеялась, теперь, когда у неё была длинная и удивительно гибкая, хоть узлом завязывай, шея, она легко могла посмотреть назад. Кстати, посмотрев назад, она увидела мощную спину, покрытую горящей на солнце золотой чешуёй, украшенную золотыми же треугольными, скошенными назад костяными выростами гребня и длинный, гибкий хвост с треугольным острым жалом на конце.

   Все органы чувств у Марины мгновенно обострились. Она вдыхала прохладный воздух и определяла в нём множество запахов, которые несли огромное количество информации. Теперь леди-дракон была способна рассмотреть каждую песчинку и вместе с тем видела на Луне, повисшей в небе серебряным диском, буквально каждый камешек. Ну, а ещё у неё появились новые органы чувств, такие, как биолокация, с её помощью она могла ощутить присутствие любого живого существа на сотни километров вокруг, а также способность видеть и слышать в невообразимо широком диапазоне частот, что позволяло ей даже заглянуть под толстый слой песка и увидеть под ним развалины какого-то древнего города и несметные сокровища в нём.

   И всё же самым восхитительным было то, что Марина ощущала небо, как свою стихию, в которой была полновластной и самой могущественной хозяйкой. А ещё она ощущала ту волну любви и обожания, которая исходила от мужа. Быстро повернув голову к нему, она чуть не завопила от восторга, увидев огромного серебряного дракона, стоящего на задних лапах слегка раскинув крылья и внимательно глядящего на неё, прижав свои могучие передние лапы-руки с длинными, острыми когтями к своей широкой и мощной груди. Она кокетливо вильнула хвостом, вздымая в воздух струи песка, и спросила:

   - Ну, и как я тебе, Зарик?

   Хотя Марина и произнесла эти слова вполголоса, как и от лёгкого движения хвостом от звуков её голоса во все стороны понесло песчаный вал, а крутой склон бархана, расположенного позади принца-дракона, дрогнул и обрушился вниз. Её возлюбленный, принц-дракон от восторга выдохнул клубы пламенеющего воздуха и, не в силах сдержать себя, гулко пророкотал:

   - Ты восхитительна, золотая леди-дракон.

   От его слов во все стороны понеслась такая звуковая волна, что все те потоки песка, которые пескопадом устремились вниз, мигом отбросило назад и через несколько мгновений они стояли в круглом песчаном цирке, от которого во все стороны нёсся самый настоящий песчаный шквал. На их счастье на расстоянии в добрую сотню километров никого не было, да, и принц-дракон не дал ему улететь далеко, быстро погасив песчаную волну. Марина шагнула к мужу-дракону, взяла его огромные лапы в свои, переплетя пальцы, и обвилась шеей вокруг шеи. Принц-дракон сделал то же самое и вот они уже стояли и смотрели друг-другу в глаза. Зарион тихонько сказал:

   - Ты самая прекрасная леди-дракон на свете, Мариночка, но больше всего я счастлив от того, что ты и в этом облике всего лишь чуть-чуть, но всё же меньше меня. Это говорит о том, что я тебе ровня, любимая. Честно говоря, у меня камень упал с души.

   Марина тихонько засмеялась и ответила:

   - Любимый, если бы я оказалась больше тебя, то мигом бы откусила всё лишнее и села на жесточайшую диету. А теперь, если ты не против, мой муж серебряный дракон, я хочу одарить тебя животворящим пламенем Благого Камюра.

   Зарион чуть склонил голову набок и промолвил:

   - Именно об этом я мечтаю больше всего, любимая. Мне то ли кажется, то ли это действительно так, но у меня на боках ещё осталась эта противная серебристая белизна. Сотри её, пожалуйста.

   Марина моментально выпустила шею мужа-дракона из своего винтового объятия, прытко отскочила назад, внимательно оглядела его тело и задумчивым голосом ответила:

   - Вообще-то я вижу чистое серебро, Зарик, но ты знаешь, оно очень уж тусклое. Думаю, что мне следует хорошенько отполировать тебя. Поэтому приготовься, любимый и ничего не бойся.

   Королева умолкла и стала со свистом всасывать в себя прохладный воздух и это продолжалось весьма долго. Когда же у неё поплыли круги перед глазами, оказывается даже лёгкие золотого дракона можно переполнить, она стала медленно и плавно выдувать золотое пламя, радуясь тому, как жадно впитывает его в себя тело мужа-дракона. Принц Зарион начал немедленно преображаться и это выразилось в следующем: он стал быстро прибавлять в размерах, его мускулатура, которая и без того была безупречной, сделалась ещё мощнее и рельефнее, но что самое главное, серебряная чешуя не только засверкала, но и обрела при этом цвет белого золота с золотистым оттенком, отчего он стал, воистину, великолепен. Выдохнув на Зариона весь огонь своей души, Марина сделала несколько глубоких вдохов взмолилась:

   - Полетели в небо, Зарик. Моё сердце рвётся в полёт.

   Принц Зарион, чуть шевеля крыльями и поводя могучими плечами, не веря своим глазам и чувствам оторопело ответил:

   - Вообще-то я хотел сначала научить тебя выдыхать пламя... А, чёрт с ним, с пламенем! - Шепотом воскликнул он и добавил - В другой раз научу. К тому же на песке обязательно останутся следы. Я вон даже не то что пламенем дохнул во всю силу, а всего лишь чуть-чуть дунул им от радости и на тебе, песок метров на двести вокруг тут же спёкся. Полетели, любимая. На счёт три.

   Они синхронно распростёрли свои крылья, трижды взмахнули ими совсем легонечко, и на четвёртом взмахе взмыли в воздух сразу метров на триста, после чего стали махать ими плавно и размеренно, по прежнему обнимаясь на драконий манер. Марина была золотой драконицей, а потому ей уже ничему драконьему не нужно было учиться у мужа. Когда они взлетели на высоту в пять километров, она немного отвернула голову в сторону и выпустила из пасти, слегка приоткрыв её, длинную и тонкую струю пламени, похожую на огненное копьё, которое полетело вверх под углом в сорок градусов и в считанные доли секунды унеслось куда-то далеко-далеко в космос. Принц Зарион восхищённо присвистнул и сказал:

   - Маринка, а вот этому я и сам не прочь научиться от тебя.

   Свечкой поднявшись в небо в обнимку друг с другом, на высоте семи километров они, наконец, развили свои шеи и, смеясь, оттолкнулись друг от друга. Принц Зарион тут же закрутился в воздухе винтом, а его принцесса, громко и радостно смеясь, глядя на него, наоборот, полетела в совершенно невообразимой, для обычных драконов, манере - спиной вниз. Серебряный дракон немедленно сделал петлю Нестерова и полетел над ней мелко дрожа всем телом. Он сдерживался ещё секунд пять и, наконец, не выдержал и сблизился с женой вплотную. Они крепко ухватились друг за друга передними, согнутыми в локтях и откинутыми в сторону, лапами, теперь обвили друг друга не только шеями, но и хвостами, ещё крепче обхватив друг друга задними лапами, и, словно одно целое, стали закладывать над пустыней широкий круг, исторгая громкие, страстные звуки. В какой-то момент Зарион не выдержал и воскликнул:

   - Ой, Маринка, а ведь от этого у драконов бывают дети!

   - Только не в этот раз, мой любимый, и, вообще, не на этой планете. - Промурлыкала в ответ счастливым голосом Марина и немедленно пояснила - Сегодня мы можем заниматься любовью не думая ни о каких последствиях. Вот теперь, выйдя за тебя замуж, я уже не тороплюсь стать мамой твоего сына. Кстати, Зарик, что бы по этому поводу не думал твой дядюшка, твой первенец родится драконом и все те три года, что он будет подрастать в нашем яйце, я буду находиться подле него будучи золотой леди-драконом и пусть только кто-нибудь попробует вякнуть, мало ему не покажется, ведь я могу метать огненные стрелы на многие сотни тысяч километров без промаха.

   Принц Зарион, стремительно перевернувшись в полёте на спину, несколько насмешливым голосом охладил пыл супруги:

   - Только не мирах Кружев Камюра, любимая. Здесь, на Земле, да, ты способна и не на такое, ведь ты по своей природной сути родная дочь Камюра, но не в его Кружевах. Там возможности драконов очень сильно ограничены. Снести яйцо ты снесёшь, но вот пробыть три года в теле дракона тебе точно не удастся. Шесть месяцев и ни одним днём больше, да, и огненное дыхание у тебя там значительно ослабнет. Да, что там значительно, оно станет слабее буквально десятки раз, любовь моя. Быть драконом довольно трудно.

   Марина не расстроилась от его слов, а даже рассмеялась и нашла в себе силы и мужество пошутить:

   - Эх, трудно жить на свете, октябрёнку Пете, бьёт его по роже, пионер Серёжа! Ну, нет в мире справедливости. Хотя знаешь, может быть оно и к лучшему, но не смотря ни на что твой первенец родится драконом, Зарик, а я вооружусь до зубов и буду охранять своё яйцо, пока он не проклюнется из него и не расправит свои крылышки. Понимаешь, только будучи леди-драконом, я смогу выбрать пол нашего ребёнка, как мне захочется, а все мои о сыне.

   Их брачный полёт продлился целых три с половиной часа и они даже не знали о том, что всё это время начиная с той самой минуты, когда принц Зарион выдохнул пламя, за ними наблюдают разведывательные спутники, а американские военные гадают, откуда в пустыне Такла-Макан взялись два огромных живых дракона, золотой и серебряный, которые сначала каким-то образом сделали в песке огромную лунку, нагрев при этом его чуть ли не до точки кипения, а потом полетели над пустыней кругами и при этом явно спаривались друг с другом, причём время от времени выдыхали струи очень горячего пламени. Генералы тотчас связались с Белым домом и доложили обо всём президенту, предъявив в качестве доказательства кадры брачного полёта, предложив, заодно, нанести по драконам превентивный удар. Президент США посмотрел на экран и раздраженным голосом сказал:

   - Господа, это китайская территория, а значит и драконы тоже китайские. Поэтому просто наблюдайте и ни во что не вмешивайтесь. В конце концов эти крылатые рептилии занимаются любовью, а не воюют с нами, так что я советую вам не мешать им. Так будет лучше.

   Военные чины китайской армии тоже смогли увидеть драконов сначала со своего спутника, а затем запустили в воздух высотный самолёт-разведчик. Руководство КНР также не стало ничего предпринимать и как только драконы после того, как спустились на землю тут же бесследно исчезли, отправили поисковый отряд в оба места. Как в одном, так и в другом они обнаружили отпечатки огромных лап драконов. Правда, в том месте, где песок сплавился в стекловидную массу им удалось забрать их с места события целиком, а вот во втором месте лишь сделать гипсовые отливки со следов.

   Восторгу китайцев почему-то не было пределов и они поздравляли друг друга с бракосочетанием драконов так, словно те служили в китайской армии и были её самым боеспособным подразделением. Ну, а Марина и Зарион в это самое время вернулись домой и решили, что завтрашний день будет выходным и что проведут они его не дома, а в гостях, последовательно обходя с самого утра всех своих соседей, чтобы их не считали чокнутыми молодоженами, помешанными на одном только сексе, что в принципе так и было на самом деле и чего ни она, ни он совершенно не стеснялись.

  


Королева становится колдуньей, а принц Зарион астрономом | Верните моего любимого | Колдовская месть Королевы и фантастические перспективы



Loading...