home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Последние месяцы счастья

  

   В магической книге были заключены трактаты двух основных типов: те, не изучив которые нельзя было двинуться дальше, и те, которые можно изучать чуть ли не в любом порядке. Первые являлись базовыми, основополагающими и от них зависело то, насколько обширны будут твои познания в магии и какой магической силой ты будешь обладать. Таких магических трактатов было примерно семьдесят процентов и они в равной степени как могли быть отнесены к сугубо теоретическим основам магии, так имели практическое значение для любого, мало-мальски толкового верховного мага.

   В трактатах, посвящённых собственно теории магии, подробно рассказывалось о всех тонкостях и мельчайших нюансах магических процессах, а также объяснялись их глубинные, коренные причины. Без их знания ни один маг не мог постичь магии достаточно глубоко и обрести такие силы, которые делали его подлинным творцом, способным создавать монументальные конструкции. Принц Зарион постиг теорию магии практически в совершенстве и потому любое творение давалось ему необычайно легко. Для него по сути дела не было ничего невозможного, но что самое главное, он достиг наивысшего мастерства в волшебстве, а это под силу далеко не каждому магу.

   Колдовство, построенное на артефактной магии, позволяло даже полуграмотному колдуну, используя различные амулеты, талисманы и артефакты природной магии, прекрасно устроиться в жизни. Оно не требовало ни большого ума, ни глубоких познаний в магии, ни сколько-нибудь значительных магических усилий, но зато ни один колдун не мог работать, не имея при себе здоровенного мешка со всеми необходимыми ему, как говорили многие друзья Королевы, прибамбасами, которые Борис называл магическими дивайсами. Колдуны не могли изготавливать эти самые дивайсы и прибамбасы сами потому покупали их за весьма большие деньги. Степень совершенства колдуна определялась тем, насколько точно тот мог поставить "диагноз" и потом применить нужный талисман, амулет или артефакт. Знание заклинаний тут было минимальным, уровня "Сим-сим откройся".

   Волшебники же, наоборот, вообще не нуждались ни в каких дивайсах. Им их заменяли либо магический посох, либо волшебная палочка. Зато волшебники тратили на всякое творение очень много своей магической силы, а так обладала неприятным свойством быстро иссякать, после чего должно было пройти какое-то время, чтобы она восстановилась. Неприятно, но зато волшебники буквально из ничего могли создать довольно большое число творений и далеко не все они, подобно волшебному золоту и бриллиантам, исчезали с неприятной быстротой. Некоторые вещи, такие, как кусок хлеба к обеду или кружку воды, волшебники могли создать с таким мастерством, что смогли бы выжить на голой скале. Однако, волшебство требовало глубоких знаний и большой магической силы, не говоря уже о том, что им требовались магический посох или волшебная палочка.

   Всякому продвинутому верховному магу одинаково легко давались как колдовство, так и волшебство, но при этом он мог ещё и создавать амулеты и талисманы, хотя для этого ему требовались природные магические артефакты, но даже их он мог создавать в изрядном количестве буквально из ничего, если его магическая книга обладала достаточными размерами. Могущественному магу вовсе те требовалось таскать её с собой. Лишь бы она находилась неподалёку, но это неподалёку являлось растяжимым понятием. Для одного мага и сотня метров уже слишком большое расстоянием, а другому вообще безразлично, где находится его магическая книга, особенно если этот маг к тому же ещё и высший дракон.

   Понятие верховности было связано исключительно только с наличием магической книги, а для этого магу был обязательно нужен наставник, а точнее тот, кто поручится за него перед Благим Камюром. Если ученик предавал своего учителя, то для того не наступало сколько-нибудь неприятных последствию. Ну, разве что прибавится пара морщинок на лице. Ученику, презревшему духовную связь со своим учителем, тоже было ни холодно, ни жарко. Эко дело, дал слово! Пустяки, моё слово, могу и назад забрать и Благой Камюр тут мне не помеха. Правда, в таком случае разгневанный учитель вполне мог наслать на предавшего его ученика духа мщения, но от того можно было и отбиться, применив магию. Другое дело если учитель насылал на ученика смертное проклятье и подкреплял его тем, что лишал себя жизни. Вот тогда всё, конец такому ученику, причём полный.

   Совсем иной была ситуация, когда ученик давал клятву верности своему учителю, особенно если призывал в свидетели его магическое оружие. Тогда он сам автоматически создавал мощный эгрегор и тот становился его спутником. В таком случае предавать учителя и нарушать клятву категорически не рекомендуется. Так клятва Марины, в случае её нарушения, очень быстро превратится в призрак шпаги Эвиаль и будь она хоть трижды драконом, он неминуемо пронзит её сердце. Спастись от этого невозможно даже в том случае, если ты уничтожишь все магические регалии учителя. Смерть всё равно будет неизбежна и к тому же ещё и мучительна.

   Выгоды же от такого рода клятв не было никакой, если, конечно, речь не шла о том, что учитель вкладывал в твою магическую книгу все свои знания, но это мог сделать далеко не каждый. Для этого нужно быть либо высшим драконом, либо прямым учеником высшего дракона, в которого тот влил животворного огня Камюра не просто щедро, а с большим избытком. Уже только по этой причине все четырнадцать учеников Королевы могли передавать магические знания, хранящиеся в Бенуаре, своим собственным ученикам и это создавало на Земле совершенно уникальную ситуацию. Можно сказать, что благодаря Марине появилось четырнадцать академий магии, но она собиралась в скором времени посвятить в высшие маги ещё десять учеников и за право направить их к ней разгорелась самая настоящая борьба среди сильных мира сего.

   Потолок в две дюжины учеников в течение года, был установлен даже не принцем Зарионом, а самим Благим Камюром и этого уже ничто не могло изменить. Принц-маг выяснил это, проведя сложнейшие магические вычисления уже после того, как десять друзей Королевы были посвящены в верховные маги и облегчённо вздохнул. В Кружевах Камюра таких ограничений для высших драконов не было и поэтому их так и называли - "Теаликорны", то есть дарующие магию, вот только высшими драконами там давно уже не пахло, а те драконы, которые всё ещё жили конкретно в империи Теаликорн, названной в их честь, сильно измельчали, а некоторые, вроде императора Вайнора, презревшего узы родства, так и вовсе оскотинились.

   Зато таким образом уже этой осенью на Земле могло появиться пятьсот семьдесят шесть верховных магов, а в следующем году ещё столько же. Скорее всего начиная с осени, когда о магии узнают все люди, разгорится ещё большая борьба за право отправить своих граждан в Россию. Подготовка уже началась и сразу после того, как принц Зарион покинет Землю, президент США намеревался лично объявить об этом на весь мир. Он просто выторговал для себя привилегии провозвестника новой эры. Для страны, погрязшей в долгах, магия была настоящей палочкой выручалочкой. Поэтому Джеймс Бейкер уже сейчас называл генерала Ревду верховным правителем России, ратовал за воссоздание Российской империи и был готов чуть ли не силой оружия присоединить к ней не только страны Прибалтики, но и Польшу с Финляндией и даже пообещал вернуть Аляску.

   Генерал уже несколько раз ставил вопрос о воссоздании Российской империи перед своими ближайшими помощниками и те, разводя руками, отвечали, что было бы, конечно, неплохо, но как на это посмотрит их учительница? Марине же, по большому счёту, было всё равно. После Гренландии она почти неделю по восемь часов в день изучала теорию магии, а всё остальное время посвящала мужу, так как прекрасно понимала, что дни её счастья уже сочтены и тот скоро покинет её и неизвестно, когда они встретятся снова. Помимо этого девушка думала ещё и о том, а не послать ли ей теорию магии куда подальше и заняться трактатами из области практической магии?

   Афина уже имела в толщину тридцать пять миллиметров, а сама Королева Дорог обрела вполне приличный уровень знаний. Принц Зарион говорил, что ему ещё не приходилось видеть, чтобы кто-то учился магии так быстро. В конце концов она решила отложить теорию магии до лучших времён и заняться практической магией. Трактаты на эту тему были существенно короче и к тому же она щёлкала их, как семечки, успевая всего за час изучить два, три магических действия и они немедленно заносились в магическую книгу. С этого момента она не сократила время занятий и по прежнему корпела над Афиной по восемь часов, но зато стала меньше спать.

   Заниматься она прекращала в двенадцать часов дня и мчалась к Зариону, если тот не сидел рядом с ней, после чего они отправлялись в очередное путешествие. В кармане у каждого из них лежало несколько паспортов, в том числе и иностранных государств, а также по дюжине специальных разрешений, позволяющих им находиться практически в любой стране мира. Это позволяло им отправляться куда угодно, чтобы провести несколько часов вместе и полюбоваться на красоты других стран и городов. С собой Марина брала одну только волшебную палочку и везде старалась сотворить пусть маленькое, но обязательно доброе и полезное множеству людей чудо. Зариону для этого вообще ничего не требовалось.

   Вот уже почти три недели они путешествовали по всему миру вдвоём. Земная девушка в первую очередь решила показать парню из другого мира все самые главные музеи планеты. Они побывали в Кремле, Третьяковке и Эрмитаже, посетили Лувр, Прадо и многие другие музеи мира. Плавали на гондоле по каналам Венеции и совершили восхождение на Фудзияму, прошлись пешком по Великой китайской стене и побывали во многих заповедниках. На память об этом Марина и Зарион сделали множество фотоснимков и видеозаписей, которые они внесли в память двух смартфонов. Принц-маг поработал над ними и они стали магическими дневниками-медальонами с огромным объёмом памяти. Девушка надеялась, что тюремщики императора не осмелятся отобрать медальон у принца.

   В десять часов вечера они обычно были в своих покоях. Чувствуя, как быстро течёт время, Королева стремилась излить на своего сказочного принца всю свою любовь и нежность, но то же самое они часто делали и во время путешествий, сняв на несколько часов в самой шикарной гостинице номер для новобрачных. Примерно в час ночи она ложилась спать, а без четверти четыре покидала спальную и приступала к занятиям. Гектор, который и раньше частенько часами неподвижно сидел рядом с ней, теперь и вовсе не покидал свою Мамочку во время занятий. Он прекрасно читал на камюри и умел неплохо излагать свои мысли письменно, вот только собачьи лапы были совершенно неприспособленны для того, чтобы держать карандаш или авторучку, так что он просто выцарапывал свои тексты на камне.

   С каждым днём золотая леди-дракон становилась всё более и более умелым магом, надеясь на то, что всё остальное сумеет наверстать позднее. Муж не мешал ей. Наоборот, уже через пару часов он приходил к ней и, зная, что Марина выпила всего лишь чашку кофе, кормил завтраком без отрыва от изучения очередного трактата. Как только его ученица заканчивала читать, абзац, он начинал сам зачитывать его вслух громко и внятно, выговаривая каждое слово и этого вполне хватало, чтобы он отпечатался в памяти его ученицы навсегда и был автоматически "открыт" Афиной для следующего прочтения. Тотчас на чистой странице появлялись строчки, а также живые рисунки следующего трактата и начиналось его изучения. Все трактаты практической магии были довольны коротки, шесть, максимум восемь страниц и ученица принца-мага их буквально проглатывала, схватывая всё на лету и даже мимоходом творя что-нибудь, если позволяли условия небольшого учебного класса.

   При этом она никогда не просила Афину открыть ей те трактаты, которые требовали, чтобы она находилась в каком-то особом месте и максимум что делала, это иногда переходила из кабинета в магическую лабораторию. В основном для того, чтобы всё также мимоходом сотворить что-нибудь более крупное. Принц никогда ей не помогал, но всегда был готов указать на допущенную ошибку, так как считал, что это гораздо лучше, чем набивать себе шишки на лбу и зарабатывать синяки на других частях тела. Во всяком случае пользы от этого было куда больше и к тому же Марина, как всегда, всецело доверяла своему мужу и его слово было для неё - закон. Если, конечно, речь шла об изучении магии и ещё некоторых вещей, которые имели значение только для драконов. Относительно же всего остального она могла и поспорить.

   В последний день мая, когда наверху уже зазеленел лес, Королева дочитывала последний трактат чуть ли не зевая и поражалась, зачем кому-то вздумалось бороться с помощью магии с такими милыми существами, как сверчки. Она всегда считала, что сверчок приносит счастье в дом, но вот в Кружевах Камюра, оказывается, милые, трогательные трели этого небольшого чёрного кузнечика, могут кого-то раздражать. Однако, если трактат был кем-то включён в магическую книгу, значит его нужно было изучить. По ходу Марина изобрела способ, как с помощью магии наоборот, завлечь сверчков в дом и тут же продекламировала его вслух и даже изобразила в воздухе перед собой октаграмму вызова и порядок её изготовления из ивовых прутиков. Трактат моментально запечатлелся в магической книге, а принц, покрутив головой, с улыбкой сказал:

   - Боюсь, что кроме фей тебя никто не поймёт. Только им нравятся играющие по ночам на свирелях. Все остальные обитатели Империи считают сверчков противными и назойливыми насекомыми.

   - Почему это? - Удивилась Марина - Сверчок приносит в дом счастье и достаток. Так, во всяком случае, считают у нас.

   Пожав плечами, Зарион признался:

   - Лично мне нравится пение сверчков, феи от него тоже в полном восторге, но они и без всякой магии умеют их приманивать в свои дворцы, а вот все прочие обитатели Кружев Камюра их недолюбливают. Говорят, что сверчки своими трелями уносят их сон.

   - Дураки они, - махнула рукой девушка, - ничего не понимают. Может быть они и к домовым точно так же относятся?

   Принц рассмеялся:

   - О, нет, домовых у нас наоборот, любят и почитают. Они же самый первый враг мышей и крыс.

   Марина зацокала языком и стала причитать:

   - Ох, и бестолочи живут у вас в Империи. Если даже случайно убить сверчка, то домовой сразу же уйдёт из этого дома. Они же со сверчками наипервейшие друзья и когда сверчок играет на своей крохотной скрипочке, домовой пляшет. Так мне моя бабушка говорила.

   Гектор фыркнул и поддакнул:

   - Это точно, сам помню, как баба Тоня, когда приезжала к нам в Москву, жаловалась, что без сверчков заснуть не может. У неё в доме их штук десять живёт. Каждый вечер концерты устраивают.

   - Это всё замечательно, друзья мои, - прекратил дискуссию о сверчках принц, - но нам сегодня нужно вернуться домой пораньше, так как в шесть часов вечера к нам приедут новые ученики. Поэтому давайте решать, куда мы отправимся на этот раз.

   Марина и Гектор ответили одновременно:

   - В Серенгети!

   - Я тоже за Серенгети, - с улыбкой сказал Зориан, - честно говоря, я соскучился по нашим львам. Интересно, что у них нового?

   После того, как к золотым львам Серенгети была допущена группа американских зоологов из четырёх человек, никто из них не захотел покидать львиных скал. Две супружеские пары из США, сотрудники национального парка Серенгети, буквально помешанные на львах, сразу же влюбились в золотых львов и уже чуть ли не стали членами прайда. Благодаря им у прайда Аттилы и Антея даже появился свой сайт в Интернете. Учёные поселились в Львиных Скалах и поскольку львы относились к ним очень доброжелательно, то во время дождя забирались к ним в пещеру. Как и у многих других людей у них тоже имелись магические способности и принц Зарион, которому понравились американцы, сделал для них исключение и, в тайне от всех, прямо там посвятил всех четверых в верховные маги.

   В любом случае национальный парк находился так далеко от Вологды, что вряд ли кто-нибудь сможет определить присутствие магов в такой дали, но Дмитрий, который был в курсе всего, всё равно намеревался в нужное время забрать их в подземный дворец до тех пор, пока принц не сдастся сатрапам императора. Принц счёл такие меры безопасности вполне оправданными. Пока что же он отправился на склад и принялся нагружать гостинцами две громадные сумки. Хотя у американцев имелся вертолёт и они в любой момент могли доставить в свой лагерь всё, что угодно, он не хотел отправляться в гости с пустыми руками. Тем более к друзьям.

   В Африку они отправились почти голыми, то есть в шортах и майках. Там уже было довольно жарко, под тридцать градусов, и очень весело. Львицы учили львят охотиться. Как только они вышли из портала, львята тут же обо всём забыли и бросились к своим друзьям. В лагере, разбитом прямо среди скал, Зарион, Марина и Гектор застали одну только Нору, средних лет американка, загорелая до черна и уже начавшая молодеть благодаря магии и тому, что у неё была такая подруга, как Королева Дорог. Та сидела в складном кресле и читала какой-то трактат. Она кивнула в ответ на приветствие и продолжила свои занятия. Оставив сумки в палатке, Зарион сразу же потащил жену и пса купаться на реку. Никто из них не боялся ни крокодилов, ни бегемотов, самых опасных для человека животных в Африке.

   Хотя Марина и казалась веселой, её сердце всё же сжималось от точки. Она была согласна жить с мужем не то что в шалаше, а вообще под открытым небом, лишь бы он не покидал её. Зарион также веселился через силу, но вскоре африканская жара заставила их забыть о грядущем расставании. Через пару часов на берег Мбатагети прибежала Нора и позвала их обедать. Американка приготовила большую сковороду жаркого, а для Гектора отварила большой кус мяса молодого бегемота, ушедшего ночью слишком далеко от реки и попавшего в лапы Аттилы. За бесхитростным, но очень вкусным обедом выяснилось, что Бен и Лил Адамсоны, а вместе с ними Джейк Коул, муж Норы, отправились в Серонеру и будет только к вечеру.

   После обеда Гектор остался в лагере, чтобы поболтать с Норой, а Марина и Зарион забрались на плоскую вершину самой отдалённой скалы, чтобы якобы позагорать. С того дня, как девушка впервые поднялась в небо, для неё любая температура воздуха сделалась комфортной, но тепло она всё же любила больше всего. Понимая, что муж не изменит своего решения, она не приставала к нему с просьбами отказаться от него или найти какое-нибудь другое решении, позволяющее им не расставаться. Жители Эльтара, столицы Эльтарана, ставшего две с половиной тысячи лет назад родным миром дома Эльтаридов, поднявший этот некогда девственный мир с нуля, скорее всего уже знают, что ночные стражи вышвырнули их правителя в какой-то другой мир и не исключено, что жившие в этом городе вычислили, когда следует ждать возвращения принца Зариона.

   Знали они и о том, что тот согласится отдаться в руки императора, лишь бы над их миром не нависла угроза оккупации. Что же, в таком случае они снова перестанут пользоваться деньгами, перейдут на бартер и перестанут платить налоги в казну, а наместника императора встретят так, что тот не посмеет высунуть носа из дворца. За то, что в казну почти не поступают налоги из одного из самых благополучных и густо населённых миров, наместника вскоре сменит другой имперский холуй, но это ничего не изменит. Казнить принца Вайнор не посмеет, как и не посмеет заключить в тюрьму больше, чем на двадцать лет, после чего рано или поздно будет просто вынужден восстановить его в правах, иначе эльтаранцам это надоест до смерти и они точно поднимут вооруженное восстание.

   Сам же принц Зарион, как и все Эльтариды от мала до велика, никогда не пойдут против Старшего дома, хотя им и правит какой-то дракон-задохлик крысиной масти. К сожалению это ровным счётом ничего не значило и только добровольное отречение императора от власти могло что-то изменить. Или какое-то страшное преступление, выходящее за рамки всего святого, во что верили его подданные. И, как самый совсем уж невероятный вариант, появление в Варраде действительно великого высшего золотого дракона, имеющего прямое отношение к дому Эльтаридов, при виде которого император сочтёт за благо тихо и мирно передать власть деду Зариона. Самому принцу, увы, в любом случае не светило стать императором в силу его молодости, как и отцу по той причине, что он уже отрёкся от правления Эльтараном в пользу сына, самого могущественного мага дома Эльтаридов. В общем сложностей в Эльтаране и Теаликорне хватало, а потому создавать дополнительные не имело никакого смысла.

   Зарион ни разу не обратился к Марине с просьбой оказать помощь дому Эльтаридов, хотя и сказал честно, что только она может, аккуратно отодвинуть Варрадидов в сторону. Если он о чём и говорил жене, так это только о том, чтобы она даже и не думала о том, чтобы последовать в Кружева Камюра раньше, чем Афина станет магической книгой толщиной в десять дюймов. Только такой книженцией, превышающей формат ин-октаво она сможет прихлопнуть любого врага, ведь тогда и бейсбольная бита Викки обретёт такую мощь, что ею можно будет сокрушать не то что крепостные стены, а даже огромные скалы в горах. Естественно, что став верховным магом такого калибра и будучи по своей природе высшей золотой леди-драконом, она сможет диктовать условия кому угодно по праву старшего и если Вайнор заартачится, то получит полное право во весь голос заявить о своём несогласии, а это будет уже совсем другой коленкор.

   Королева Дорог прекрасно понимала, что это единственный выход из сложившейся ситуации, когда без восстания и гражданской войны, без тайного или открытого дворцового переворота она сможет заменить Варрадидов Эльтаридами и как только принцу Зариону исполнится ровно сто лет, тот станет императором. Она не понимала другого, зачем ей торчать неизвестно сколько времени на Земле? Тем более, что её муж уже и сам понял, что магия в Эйдаше весьма отличается от той же магии в Кружевах Камюра. Если здесь магу всё даётся без особого труда, то там её творить гораздо тяжелее. Правда, на Земле магам всё же гораздо труднее восстанавливать свои магические силы, если их, конечно, не напитают своей магической силой высшие драконы, у которых её, по выражению Пономаря, как у дурака махорки. Принц специально разыскал эту самую махорку, она оказалась весьма мощным природным магическим артефактом, и когда попробовал использовать её по прямому назначению, сразу же понял, что только конченый дурак может иметь её в избытке.

   Ситуация у Марины и Зариона сложилась, конечно, просто аховая. Они невольно стали заложниками амбиций императора, возомнившего, что Эльтариды угрожают его власти. Доказать же этому вырожденцу, а попросту ублюдку, что всё обстоит на самом деле не так, было попросту невозможно. Он окружил себя льстецами блюдолизами, тешил своё самолюбие множеством изваяний, в которых он представал перед подданными в облике золотого дракона и при этом никогда не поднимался в небо. Ни единого раза за всю свою жизнь потому, что крылья у него были слишком слабые, зато туша очень толстая, в общем разжиревшая свинья, а не дракон. Зато он был могущественным верховным магом, хотя и ходили слухи, что он иногда грешит чёрной волшбой совершенно дурного толка, но никаких прямых доказательств тому не было. А ещё он был до ужаса жаден и охоч до чужого богатства, которое стремился оттягать любыми способами.

   Самое же неприятное заключалось в том, что Дом Варрадидов был очень многочисленным и в нём насчитывалось свыше восьмисот дракониц. Эти дамы, числящиеся принцессами Дома Варрадидов, вели себя так, словно поставили перед собой цель превратить всех мужиков Теалирана в дневных и ночных стражей. В результате гвардия императора насчитывала почти полмиллиона дневных стражей и около ста тысяч ночных. Простейшие арифметические подсчёты показывали, что каждая принцесса переспала примерно с семью с половинами сотнями мужиков, что приводило Марину в ужас. Подданные императора Вайнора тоже были от этого в ужасе, но уже совсем по другой причине. Дневные стражи представляли из себя огромную военную силу, противостоять которой не смогли бы сразу несколько густонаселённых миров, а ночные стражи и вовсе казались кошмаром.

   Восставать против власти императора в таких условиях действительно было безумием. Гвардия императора в считанные часы уничтожит армию любого мира, а потом устроит в нём жуткую резню. Вот потому-то принц Зарион и был согласен отдаться в руки сатрапов своего ублюдочного дяди. Он прекрасно знал, что противостоять дневным и ночным вампирам могут только очень опытные воины и верховные маги, а их в Эльтаране было немного. Столичная академия магии была под пятой императора, а своей академии магии в Эльтаре не было. Академиями магии могли похвастаться не более пяти дюжин старейших миров, но и на их деятельность налагались строгие ограничения и потому с верховными магами в империи дела обстояли плохо. Хуже того, эльфов, гномов и орков вообще не принимали в академии магии, так как император считал, что у них имеется своя собственная магия, вот пусть они ею и обходятся.

   На взгляд Марины Вайнора если и было за что отдавать под суд, так это прежде всего за вредительство и ослабление военной мощи империи. После того, как она буквально заставила Зариона рассказать ей о положении дел в империи, ей стало ясно, зачем императору нужны метатели Синих Звёзд. Вооружив ими дневных и ночных стражей, он имел возможность истязать своих подданных и дальше. К её сожалению принц считал, что жизнь в империи не так уж плоха и даже в Варраде, который называли Сияющим, жилось очень неплохо, ведь император никогда не покидал Города Драконов, расположенного на весьма высокой горе, а его чиновники относились к своим должностным обязанностям спустя рукава, так как их тасовали по десять раз на дню и от имперской службы все шарахались, как от чумы, хотя нет, как раз чумы-то в империи никогда не знали.

   Империя Теалинкорн - мир магии и потому ухватить её подданных за мягкое место было крайне тяжело. Уж каких только способов не придумывал император, чтобы закабалить своих подданных, они всегда находили тысячи уловок, чтобы выскользнуть из лап его прихвостней. Почти половина населения постоянно находилась в движении, люди любыми способами стремились ускользнуть от имперских чиновников, особенно сборщиков налогов и потому никто толком не знал, какова численность населения в империи. Целые города столетиями стояли на одном месте, в прекрасных домах, переходящих от родителей к детям, жило по несколько поколений, но стоило какому-нибудь чиновнику посмотреть в сторону любого дома, как он моментально оказывался пустым и выглядел так, словно его ограбили ещё лет триста назад, а ведь в империи насчитывалось также немало городов, о которых императору никто и никогда не докладывал.

   Эльтаран в этом плане представлял из себя исключение. Чтобы не подводить Дом Эльтаридов, эльтаранцы не прятались, как тараканы, по щелям и исправно платили хотя бы налог на право проживания в городах, один из самых маленьких. Зато налог с доходов они платили только в течение тех шести лет, пока ими правил принц Зарион и поступления в казну тут же увеличились в восемь раз, но император почему-то решил, что деньги эльтаранцев казне не нужны. При его непомерной алчности это выглядело странно. Марине вообще очень многое казалось странным и противоестественным, особенно то, что Вайнор по сути дела стал узником Города Драконов и лишь себя чуть ли не всех радостей жизни неизвестно во имя чего.

   Она лежала, прижавшись к мужу всем телом, на хотя и полупрозрачной, но всё же удобной мягкой кровати смотрела в его глаза. В Зарионе её устраивало всё. Принц был прекрасно воспитан и очень учти, но в то же время не превратился в зануду. Он имел лёгкий, незлобливый и очень дружелюбный характер, позволяющий ему быстро сходиться с людьми. Получив блестящее образование, принц не перестал учиться и радовался каждому новому открытию, но не визжал при этом от восторга. Больше всего в Зарионе Марине нравилось то, что он предугадывал каждое её желание и тонко чувствовал даже малейшие перемены в настроении жены. К тому же всего двумя, тремя словами он мог заставить девушку посмотреть на всё иначе и тогда даже самые сложные ситуации предельно упрощались.

   С Зарионом было интересно разговаривать на любые темы. Он, конечно, много не знал но с необычайной быстротой во всё вникал и постигал глубинную суть явлений. В Бразилии они побывали на стадионе Маракана, где принц впервые увидел, как люди играют в футбол. Марина любила футбол и поскольку они находились в самой гуще торсиды, болеющей за клуб из Рио-де-Жанейро, заранее предупредила мужа, что её самая любимая команда на ближайшие часы - "Фламенго", которой предстояло сразиться с "Ботафого". Принц Зарион болел за "Фламенго" так, что они вдвоём, наверное, перекричали весь стадион. Он вообще был прекрасным спортсменом по своей натуре и любил всяческие состязания, хотя сама победа, как таковая, интересовала его в самую последнюю очередь.

   А ещё Королеве Дорого нравилось то, что её муж был очень заботливым и никогда ни о чём не забывал. Он был, как и она, ярым приверженцем порядка, к чему Марину приучил отчим, майор в отставке, комиссованный из армии по ранению, и первый муж. Генерал Ревда после своего брачного полёта с Женечкой, влюбившейся в него без памяти, первым делом собрал в подземном дворце всю её родню, включая два таких горя, как дядя Ваня и её отец, готовый воевать со всеми, кто только косо глянет на славян. Как это ни странно, но её отец и отчим были очень дружны. Наверное потому, что оба были драконами, только один оказался подранком ампутированной до колена ногой. Принц Зарион очень быстро подружился как с Вениамином Быстровым, так и с Игорем Корнеевым. Мать Марины - Тамара, как и все казачки из рода Светловых, наотрез отказалась брать сначала фамилию первого мужа, а потом и второго, от которого родила сына.

   Королева всегда считала свою родню шебутной и бестолковой, зато принц Зарион был восхищён этими простыми и бесхитростными людьми и говорил, что именно такими должны быть все драконы, импульсивными, страстными, напрочь лишенными корысти, добрыми и душевными. Марина тоже была такой, но всё же отличалась от своих родственников смёткой, целеустремлённостью, предусмотрительностью и к тому же была ещё и рачительной. Точно таким же был и Зарион, но и он, и его жена в то же самое время обладали всеми теми качествами, которые отличали Светловых и пришедших к ним в примаки мужчин. Ну, может быть все они и были примаками, вот только ими никто не помыкал и даже дядя Ваня мог строго прикрикнуть на тётку Татьяну, правда, когда был трезв.

   Марине не пришлось посвящать родне слишком уж много времени, ведь теперь все Светловы, а мужья казачек из этого древнего рода совершенно спокойно причисляли себя к ним и раньше, так как прекрасно понимали, что попало в их руки, обрели своего повелителя и тот даже пошел на то, что поменял фамилию. Вообще-то на него так повлиял даже не брачный полёт с Женечкой а то, что эльтар на камюри означает свет и таким образом он делал неизбежным то, что благодаря природной магии драконов после рождения сына обязательно станет золотым драконом. Принцу Зариону этого и вовсе не нужно было делать потому, что он от рождения был Светловым, только на камюри. В этом Королева видела особый смысл, они действительно были рождены друг для друга и наконец встретились. Она смотрела в синие глаза мужа и ласково улыбалась. Тот с улыбкой сказал:

   - Марина, с завтрашнего дня мы прекращаем наши путешествия и я начну учить тебя боевой магии. Думаю, что она тебе когда-нибудь обязательно пригодится, но повторяю, ты ни в коем случае не должна отправляться вслед за мной в Кружева Камюра. Пойми, моя девочка, ты сначала должна стать очень крутым магом.

   Девушка вздохнула и спросила:

   - Зарик, значит я должна перестать изучать практическую магию? Но ведь в ней тоже имеется множество заклинаний, которые можно использовать в качестве мощного оружия.

   - Марина, ты можешь продолжить свои занятия, - сказал принц-маг, - но теперь они будут проходить под моим наблюдением и станут короче. Думаю, что четырёх часов в день вполне хватит. Вечереет, нам пора возвращаться. Сегодня ведь ты должны посвятить в верховные маги ещё десять человек.

   Королева с грустью в голосе промолвила:

   - Да, нам пора возвращаться, Зарик.

   В подземном дворце было многолюдно. Америка послала в Россию трёх человек, обладающих самыми большими способностями к магии, а Канада, Англия, Германия, Франция, Италия, Япония и Китай по одному. Вместе с ними прибыло по четыре, пять политиков из этих стран, а из США через портал прохода прибыл сам президент Бейкер, чтобы подчеркнуть этим особую важность происходящего. Если бы не он, то всех прибывших можно было бы назвать заговорщиками и государственными преступниками, так как далеко не во всех странах об этом знало высшее руководство. Гостям показали подземную академию магии и объяснили, почему она и в будущие времена будет самым лучшим учебным заведением такого рода, если в определённых местах не будут построены точно такие же подземные дворцы.

   Роскошь, конечно же, в первую очередь поразила всех прибывших. Морёный дуб, чёрное и красное дерево, слоновая кость и перламутр, но что самое главное, обилие золота, серебра и драгоценных камней, из которых были изготовлены инкрустации. И плюс к этому новейшие достижения из области комфорта в сочетании с магией. В общем гостям было на что посмотреть и чему удивиться. Помимо роскоши их поражало также и то, что в подземной академии магии могло разместиться до шестисот студентов, но только в том случае, если они согласятся жить в покоях по десять человек, но поскольку те представляли из себя пяти, семикомнатные апартаменты, то вряд ли кто сможет отказаться. Во всяком случае министр иностранных дел Китая, внимательно выслушав объяснения генерала Светлова, сказал:

   - Ваше величество, ради того, чтобы стать верховным магом, я готов все двенадцать лет прожить в пещере и питаться одним только рисом и водой. Вы создали для студентов слишком роскошный дворец. Таким не может похвастаться ни один арабский шейх.

   Уже очень многие высокопоставленные политики обращались к генералу Светлову именно так, но вовсе не потому, что он фактически стал императором России. Дмитрий в их глазах был прежде всего повелителем драконов, поскольку имел над ними особую власть потому, что все те люди-драконы, которые уже совершили свой первый полёт, признавали его главенство над собой, ведь он был почти равен по своим размерам принцу Зариону и скорее всего кроме него больше никто не станет теперь высшим золотым драконом. Генерал улыбнулся, развёл руками и перевёл стрелки на эльтаранца:

   - Увы, господин министр, но таково было требование принца Зариона и Россия пошла ему навстречу. Впрочем, студенты будут находиться в этих стенах всего полгода, после чего продолжат обучение у себя дома. Благодаря дару принца Зариона, обучение высшей магии, в зависимости от усердия, может быть сокращено всего до пяти лет, но уже через полгода обучения в нашей академии магии каждый новоиспечённый верховный маг сможет приступить к работе. То, что вы видите здесь, уже довольно скоро станет доступным для самых широких слоёв населения, а теперь прибавьте к этому ещё и то, что люди перестанут болеть и продолжительность их жизни вырастет до восьмисот лет, а у верховных магов и до трёх тысяч лет. Мы стоим на пороге Золотого века и потому должны сделать всё, чтобы планета не была ввергнута в хаос, а это можно сделать только в том случае, если реформы будут идти сверху и мы скоординируем наши действия.

   Представители Китая, услышав такие цифры, возбуждённо заговорили по-китайски, надеясь, что генерал Светлов не знает путунхуа, но он, благодаря магии, свободно разговаривал на всех основных языках Земли. Наконец министр обороны осторожно спросил:

   - Ваше величество, будет ли это разумно? На Земле сейчас и так живёт уже семь миллиардов человек и простите, все хотят размножаться. Это приведёт к колоссальному демографическому взрыву.

   - Не сразу, господин маршал, - успокоил китайца Дмитрий, - а к сожалению лишь через три-четыре года. Не волнуйтесь, по мнению принца Зариона, уже побывавшего на Марсе и сделавшего так, что и на этой планете теперь изливается из недр магическая сила, четыре, пять тысяч толковых верховных магов всего за два года смогут сделать Марс зелёной планетой и к тому же нам ничего не стоит не только обводнить и озеленить на Земле все пустыни, но и поднять со дня моря новые континенты. Магия великая сила, маршал.

   Китайцы радостно заулыбались, а президент Бейкер насмешливым голосом сделал следующее заявление:

   - А кроме того, господа, в Кружевах Камюра имеется множество совершенно необжитых миров с девственной природой. Вы не поверите, господа, но в среднем площадь каждого такого мира в пять раз больше площади Земли и мало в каком проживает более пятисот миллионов людей, а также эльфов, гномов и орков, которые не считают для себя зазорным породниться с людьми. Правда, продолжительность жизни полуорка составляет уже две тысячи лет. Лет через десять, двенадцать мы сможем основать три, четыре колонии в мирах империи Теаликорн. Нам лишь нужно будет дождаться того момента, когда ею станет править Дом Эльтаридов, а он получил для этого необходимый козырь - высшую золотую леди-дракона.

   Тут уже все политики разом восхищённо загалдели, а некоторые даже стали аплодировать президенту Бейкеру и законному королю драконов Земли. Многие из них хотели видеть именно генерала Светлова на троне Российской империи, чего побаивались некоторые коллеги Дмитрия, и он, чтобы снять вопросы, сделал заявление:

   - Господа, кое-кто уже сейчас просит меня возглавить Россию, но я принял такое решение. Правителем России будет тот человек, за которого проголосует народ, а я лишь ратую за то, чтобы наша страна снова стала империей. И тогда моя супруга, высшая золотая леди-дракон, возложит на голову этого человека императорскую корону и вручит ему скипетр и державу. Думаю, что вы все поддержите меня.

   Теперь уже стали аплодировать кремлёвские "заговорщики", но президент США всё же не удержался от вопроса:

   - Дмитрий, но кем будешь ты?

   - До того момента, пока моя супруга не родит первого высшего золотого дракона Земли, Джеймс, я буду принцем-консортом, - ответил генерал Светлов, - а это произойдёт уже через тридцать пять с половиной месяцев. Тогда я стану королём драконов. А теперь, господа, я приглашаю вас в зал посвящения. Там уже всё готово.

   На этот раз двойная пентаграмма посвящения была заполнена одними только мужчинами средних лет и все они хотя и были учёными, всё же проходили по военному ведомству, но для Марины это не имело никакого значения. Она посвятила их в верховные маги и каждый обрёл магические регалии, после чего золотая леди-дракон приняла клятву каждого из них и их магические книги превратились в самые полные учебники магии, но теперь они могли вдобавок ко всему ещё и сделать так, что в любом доме поселятся сверчки. Так что оставалось только дождаться, когда из Кружев Камюра на Землю переберутся феи, которым так нравилось их пение. После ужина гости покинули подземный дворец и неофиты легли спать, чтобы наутро отправиться вместе с Королевой, посвятившей их в верховные маги и наделившей золотым огнём Камюра, в Серенгети.

   Спали они или нет, Марина не знала, но зато сама она уснула в объятьях Зариона и проснулась от того, что принц поцеловал её. Через полчаса их всех встретили золотые львы и четверо нарядно одетых американских зоологов и магов-хранителей национального парка. И как всегда львы стояли рядом с неофитами, которые с широко раскрытыми глазами повернулись к заре и хотели немигающим взглядом встретить восход солнца. Тогда их магическая сила возрастёт. Об этом им ещё с вечера рассказали их старшие товарищи. Лиля встречала рассвет держа на руках сына, которого они назвали Магомедом, а рядом с ней стоял Мирза, превратившийся, благодаря этому событию, в атлета ростом под метр девяносто. Они уже совершили свой первый полёт. Подруга Марины стала серебряной леди-драконом с золотыми крыльями, а её супруг бронзовым драконом, но таким, который мало чем отличался от дракона золотого. Правда, сегодня они не собирались взлетать в небо.

   Встретив в Африке рассвет, Марина и Зарион вернулись в академию и принц-маг принялся первым делом готовить завтрак, так как его жена не могла справиться с таким пустяковым делом без магии. А вот у него и без неё получались на редкость вкусные блюда и к тому же ему очень нравилось их готовить для своей любимой. За завтраком, уплетая за обе щёки невероятно вкусный стейк, Королева любила плотно поесть, принц рассудительно сказал:

   - Вчера ты была полностью права, когда упомянула про простейшие заклинания из области практической магии. Многие из них действительно можно использовать, как оружие. Все четыре магические стихии, если ты могущественный маг, будут служить тебе беспрекословно, Марина, но только в том случае если ты творишь добро или сражаешься со злом. Правда, я всё же хочу отметить, что только драконы являются самыми могучими воинами и тебе нужно будет научиться использовать свою драконью сущность имея облик человека, а это очень сложное дело. И очень трудное.

   Королева насмешливо откликнулась:

   - Так, речь снова зашла о банальном мордобое. Зарик, ты не оригинален. Димуля когда-то говорил мне то же самое, только он, обратив внимание на то, что я очень сильная, сказал, что без знания приёмов рукопашного боя и карате меня поколотит кто угодно.

   Принц улыбнулся:

   - Дмитрий мудрый дракон, Мариночка. Думаю, что его уроки тебе когда-нибудь обязательно пригодятся. Я тут на досуге посмотрел несколько фильмов с Джекки Чаном и Брюсом Ли и так тебе скажу, ваши восточные единоборства очень серьёзная штука.

   - Это ты просто не видел, что такое боевое самбо, - усмехнувшись возразила девушка-дракон, - плюс карате. Восточные единоборства хороши для кино, но ты знаешь, если бы Брюс Ли бросил вызов Димке, тот прихлопнул бы его, как таракана и все его ки-я ему не помогли бы. Но самый великий воин здесь даже не он, а Гектор, ведь из него когда-то создали настоящую боевую машину.

  


Демонстрация мощи драконов | Верните моего любимого | Прощание Королевы с принцем Зарионом



Loading...