home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


(История вопроса)

Испокон веков для сохранения тайны в человеческой цивилизации использовались три способа: секреты прятали за семью печатями, прикрывали дезинформацией или топили в горах информационного мусора. В случае с масонами «васпы» замечательно использовали третий способ. Все что было связано с «вольными каменщиками» забалтывалось легендами прикрытия, описывалось в томах художественной и не очень литературы, отыгрывалось в фильмах и неисчислимых изданиях, обсуждалось высоколобыми профессорами и экспертами в многочисленных колледжах, университетах и школах. При этом в ход шли тайные знания, эзотерика, мистические обряды, страшные ритуалы. То масоны просветители и пассионарии, ведущие человечество к светлым вершинам, то заговорщики и убийцы, то безобидные обыватели, пытающиеся через корпоративное братство избежать тоскливой обыденности повседневной жизни. Ктото выводил их от первых строителей храма во времена царя Соломона, ктото связывал с вавилонскими мудрецами. Отдельные исследователи доказывали их неразрывную связь с египетскими жрецами. А стремящиеся к загадочной романтичности писатели проводили прямые параллели между масонами и тамплиерами. В общем, не было, наверное, в мире более спекулятивной темы, чем масонство. А после книг Дэна Брауна, изданных многомиллионными тиражами, масоны стали восприниматься как люди исключительного достоинства, как герои, стремящиеся к всеобщей гармонии и процветанию.

И лишь немногие, Георгий Владимирович был одним из них, знали, что представляет собой эта организация. Возникнув в Англии в конце XII – начале XIII века, масонские ложи [15] представляли собой объединения цеховиковкаменщиков, то есть людей, которые строили из камня церкви, дворцы и замки. Церковная направленность их деятельности освобождала братство от налогов. А необходимость переезжать из одного места в другое, обусловленная их профессией, давала возможность путешествовать по стране, не боясь быть обвиненными в бродяжничестве. Именно эти два фактора обеспечивали постоянный приток желающих войти в такое сообщество. Это же позволяло отобрать из многих кандидатов действительно самых способных, умных, талантливых. Посвящение в секреты мастерства строителя давало новым адептам знание математики, пропорций, числовых соотношений, меры. Они постигали тайны работы с металлами, сплавами, деревом и собственно камнем. Все это резко отличало их по уровню образования от большинства людей Средневековья.

К середине XVI века, особенно после того, как Англия освободилась от религиозной опеки Рима, английские ремесленники стали объединяться в более тесные союзы – братства взаимопомощи, носившие церковнорелигиозный характер. Большую роль в их деятельности играли взаимная забота и помощь, а также содействие в путешествиях, для чего использовались пароли и тайные знаки, по которым братья могли узнать друг друга и оказать поддержку. Поэтому сообщения паролей и присяга верности составляли существенную часть церемоний вступления в братство. Главным же действом, объединявшим адептов, были так называемые агапы (от древнегреческого понятия «чистая любовь») – совместные трапезы, проводимые по определенным правилам, где ритуал соблюдался особенно строго.

Со временем в ложи стали приниматься люди «нестроительной ориентации». Каменщикам это позволяло пополнять цеховую кассу, а некаменщики, вступив в цех, получали привилегии, которые имели вполне определенное материальное значение. Нотариусы, врачи и лекари, художники, писатели и поэты могли свободно передвигаться по стране и решать собственные задачи, не боясь преследований со стороны властей.

Понятие «вольный каменщик» возникло примерно в середине XVII века. С одной стороны, в нем нашли отражение свобода передвижения, которой пользовались средневековые строители, с другой – возможность причастности к цеху каменщиков людей свободных профессий.

С конца XVII века масонство стало привлекать все больше внимания со стороны английской и шотландской аристократии, которая пыталась в рамках существовавшей уже тогда разветвленной сети лож найти компромисс в непрекращающихся спорах и распрях между католиками и протестантами. Рейтинг масонства рос на глазах. Строительные инструменты стали знаками, символизирующими нравственные качества, воплощающими этические нормы справедливости. Сам процесс строительства стал символом построения нового совершенного общества. Масонство из корпоративной идеологии ремесленного братства постепенно превратилось в этическое учение, воспитывающее в своих адептах лучшие человеческие качества. В ложах становилось все меньше собственно строителей и все больше дворян, философов, военных, ученых. Последним Великим мастером оперативного масонства, то есть собственно строителей, был английский архитектор Кристофер Рен (1632–1723), построивший собор Святого Павла в Лондоне.[16]

В начале XVIII века протестантскопуританская англосаксонская элита («васпы» – WASP'ы)[17] устремилась к неограниченной власти в Европе и в Новом Свете. Амбициозным замыслам островитян мешали, с одной стороны, континентальные державы, и в первую очередь мощная в военном отношении Швеция, извечный противник англичан Франция и папство, а с другой стороны, огромная Османская империя, которая контролировала черноморские проливы и значительную часть европейских территорий. О том, чтобы уничтожить своих противников силой оружия, не могло быть и речи. Для этого не хватило бы ни человеческих, ни материальных ресурсов старушки Англии. И тогда на помощь англосаксонскому истеблишменту пришла надежная, спаянная строгим ритуалом и проверенная веками сетевая масонская структура. В 1717 году была создана Великая ложа Англии. В 1721м ее гроссмейстером был утвержден представитель правящего класса герцог Монтегю. В течение последующих трех веков в братстве состояли около двадцати принцев крови, четверо из которых стали впоследствии британскими монархами.

Провозглашаемые масонами идеи о свободе, равенстве и братстве, с одной стороны, привлекали к ним огромное число романтиков, искренне верящих в светлое будущее человечества, а с другой – целый рой авантюристов, желающих с помощью масонского ресурса (связи на всех уровнях социальной иерархии) решить свои личные задачи по обретению власти, статуса, денег. Масонство стало тем тайным оружием, которое англосаксонское руководство стало использовать для уничтожения изнутри своих конкурентов. Для «вербовки» представителей местных элит в масонские ложи, которые начали расти как грибы по всей Европе, использовались внешне привлекательные масонские традиции, ритуалы, униформа и таинства. Причем все это прикрывалось демонстрацией отказа от национальных, классовых и конфессиональных принципов. Зарождался либерализм. Появились первые ростки индивидуализма. На первый план вышли задачи обретения личностного счастья, задрапированные высокопарными тезисами о высшем предназначении человека.

Первой жертвой масонства стала Швеция, которая в Северной войне, умело спровоцированной англосаксами через русского царя Петра I, лишилась статуса великой державы и не могла более конкурировать с британцами на море. Второй – Османская империя, которая приблизительно в это же время попала под влияние хитрых английских дипломатов и стала проводить убийственную для себя внутреннюю и внешнюю политику.

Затем последовало окончательное подчинение Индии, где потомки великого Бабура, султаны империи Великих Моголов, перешли на содержание английской короны. А за это четыре тысячи вышколенных британских чиновников держали в страхе и повиновении огромную многомиллионную страну.

Франция, зараженная внедренным через масонскую сеть вирусом «борьбы за светлые идеалы человечества», разродилась в конечном счете революцией, которая потрясла современников и потомков жестокостью и потоками крови.

Но более всех досталось России, в которой были взломаны коды национальной идентичности, а два основных класса – крестьянство и дворянство все дальше и дальше стали удаляться друг от друга, лишая престол прочного основания, а страну – мира и процветания.

Так почему же русские превратились со временем в главную мишень WASP'ов?

В то время как на Британских островах после разрыва с Римом (1534) началось формирование нового цивилизационного проекта, WASP, власть в орде на огромном евразийском пространстве по праву законного наследия и силы перешла к московским князьям. Положив конец зависимости страны от ханов монгольской династии, Русь вступила в новый цикл своего исторического развития, который привел к объединению земель восточных славян вокруг Москвы. На глазах у изумленной Европы как бы ниоткуда возникло мощное государство со своей верой, собственной материальной базой, самобытным языком и культурой.

При этом уже тогда ресурсы Московии были весьма привлекательны для Европы. Особенно если учесть, что развитие промышленного производства предполагало использование значительного количества коксообразующей древесины. Ее запасы на территории Европы очень быстро иссякли, и взоры западных производителей обратились на восток.

Пользуясь тем, что малолетний царь Петр Алексеевич, напуганный в детстве боярским заговором и бунтом стрельцов, предпочитал общение с иностранцами в Немецкой слободе, была предпринята попытка уничтожения Русского проекта через посредство самого самодержца, который, казалось бы, сам и должен олицетворять такой проект. Главную роль в этом сыграли масоны Патрик Гордон, Франц Лефорт и Яков Брюс, яркие представители организаторов нарождающейся глобализации на англосаксонский манер. Пользуясь пристрастием юного царя ко всему иностранному, они сумели организовать его поездку в сердце «васповского проекта», в Голландию и Англию. Кстати, на момент так называемого Великого посольства эти две страны находились в состоянии династической унии, поскольку фактическим королем Англии в это время был голландский принц и статхаудер Вильгельм Оранский.

Из полуторагодовой поездки Петр Алексеевич вернулся с трехцветным торговым масонским флагом. Став убежденным союзником англичан и голландцев, он был полон решимости отобрать у турок Черное море, а у шведов – Балтийское. Задача масонов была блестяще решена. Англия без особых затрат и проблем втянула поднимающего голову русского медведя в разорительные войны на севере и юге. Таким образом, ей удалось с помощью молодой империи подорвать силы конкурентов, а Швецию вообще исключить из борьбы за мировое господство. При этом следует отметить, что строительство СанктПетербурга на костях русских крестьян было не столько «окном в Европу», сколько «окном в Россию», которое было прорублено исключительно в целях облегчения вывоза российского сырья, в первую очередь русского леса, для нужд бурно развивающейся английской промышленности.

Вербовка царя масонами осуществлялась с помощью технологий, которые впоследствии часто ими использовались для «захвата» элиты иных государств. Прежде всего это привитие так называемых цивилизационных ценностей, которые приводили к размыванию строгих норм морали. При этом самым привлекательным моментом в этом процессе было обретение личной свободы, в том числе в отношениях между полами. Это давало юному, еще не окрепшему организму надежду на получение порции удовольствий и удовлетворения. Причем то, что было невозможно в кремлевских стенах, считалось вполне допустимым за оградой Немецкой слободы, где опытный Лефорт на симпатичную наживку в виде Анны Монс сумел поймать не когонибудь, а первое лицо государства.

На первых порах Петра привлекла возможность чувственного восприятия жизни, толк в котором знали его новоявленные друзья. Он полюбил свободу отношений, ему понравилось курить и пить кофий, он пристрастился к вину и танцам, во время которых пары могли находиться в телесном контакте. Все это было далеко от нравственных воззрений русских, но ему это нравилось. К этому он пристрастил и неопытных, незрелых молодых людей, охочих до удовольствий. Так создавалась новая русская элита.

Но надо отдать должное Петру Алексеевичу. Будучи человеком гениальным, он со временем разобрался в истинных целях англосаксонской политики и не допустил окончательного подчинения Русского проекта ее интересам. Со второй половины царствования Петра, а затем и его преемников начинается рост экономической и военной мощи страны. Это обусловлено в том числе и частичным возвратом к исконно русским традициям. Однако неумение российских самодержцев разглядеть подводные камни в политике, неспособность их подняться над ситуацией и, подобно китайской обезьяне, следить за битвой тигра и дракона со стороны приводили к тому, что энергию проекта масонские манипуляторы очень умело направляли то на борьбу с поднимающей голову Пруссией, то на укрощение янычар. Во всяком случае, блистательная победа над Фридрихом Великим и ввод русских войск в Берлин во времена Елизаветы Петровны, так напугавшие британцев, особых дивидендов России не принесли, а разгром турок на Черном море, в Крыму и Бессарабии предоставил англичанам неограниченные возможности для колонизации Северной Америки и Индии.

Справедливости ради стоит отметить, что столь уничижаемый отечественной исторической наукой император Павел I разгадал замыслы надменных островитян и решился на союз с Бонапартом. Цель – совместный поход на Индию. Вот где все масонское воронье обеспокоилось не на шутку! В ход были пущены самые изощренные технологии. Русский император оказался перед стеной лжи и дезинформации. В глазах подданных и придворных он выставлялся тираном, душевно больным и не способным к руководству человеком. Огромные средства английской казны были направлены на подкуп императорского окружения. Заговорщикам удалось ввести в заблуждение даже наследника престола. В результате – заговор и убийство помазанника Божьего, разгром антианглийской коалиции, война между Францией и Россией.

Инспирированное детьми Альбиона нашествие Наполеона на Россию, с одной стороны, преследовало цель уничтожить Русский проект, а с другой – загасить наступательный дух французской армии, которая к тому времени считалась непобедимой. Французов одолели. С Русским проектом все оказалось сложнее, потому что великая победа в великой войне подняла русский дух и вернула народ и его элиту к самобытным национальным истокам. Воистину XIX век – это золотой век России: территории ее обширны, промышленность активно развивается, правители мудры и дальновидны. Весьма преуспела Россия и в развитии культуры, причем не на основе лучших западных образцов, а на базе своих народных традиций, обычаев и верований. Примером тому могут служить Глинка, утверждавший, что «музыку сочиняет народ – композиторы ее только аранжируют», члены содружества «Могучая кучка» и Чайковский, художникипередвижники и основатели русского балета, гениальные Пушкин и Лермонтов, Толстой и Тургенев, Гоголь и Достоевский, великие ученые Сеченов и Менделеев – список можно продолжать до бесконечности.

Стремительное развитие Русского проекта и его выход на лидирующие позиции в мире не могли оставить равнодушными лидеров англосаксов, и в начале XX века, пользуясь откровенной глупостью и недальновидностью царского правительства, они втянули Россию в заранее проигрышную войну с Японией, а потом и в Первую мировую, которая окончательно подорвала силы правящей в то время элиты, привела к власти проходимцев и казнокрадов, сдавших самодержавие, а потом и республику большевикам, возглавляемым гениальным Лениным.

После Первой мировой войны англосаксы стали самыми сильными и могучими в мире. Они контролировали территорию в 37 млн кв. километров, которую населяли более 500 млн человек.

Ленин, а потом и Сталин никогда не были приспешниками Запада. Да, Ленин вернулся в Россию в опломбированном вагоне. Да, были использованы деньги германского Генерального штаба. Однако все это делалось исключительно для реализации своих, а не чужих политических целей. Не немцы использовали Ленина, а он, зная точно, чего хочет, использовал их экономические и финансовые ресурсы для победы в историческом противостоянии с царизмом. Этим и напугал хитрых англосаксов, так хорошо научившихся перекладывать бремя своих проблем на другие страны.

На самом деле англосаксы надеялись, что у власти останутся продажные политикивременщики, падкие до денег и чувственных удовольствий (почитайте А. Толстого «Хождение по мукам», там очень красочно описываются нравы российского высшего общества накануне революции). Но их сменил революционный пролетариат, который разжег пламя мировой революции и кардинальных изменений в капиталистических странах. Это придало Русскому проекту новое звучание. Именно против нашего проекта была зачата, а потом и взращена гидра националсоциализма в Германии. Но задушить Русский проект грубой силой фашистского сапога не получилось, и вот тогда, после войны, стали созревать планы по уничтожению России через коррозию ее элиты, через замену патриотов на компрадоров, через деньги и власть. Это был последний и самый сильный удар по глобальному Русскому проекту. Онто и уничтожил сначала Советский Союз, а потом и Россию.


Глава VIII | Палач. Дилогия | Венецианский гамбит