home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Сандра

Рейс ПсковВенеция был один раз в неделю. Артемьев, купив билет в один конец, провел два дня в захудалой гостинице, особенно не беспокоясь за свою безопасность. Вероятность, что «Криптос» будет его искать в Пскове, была минимальной. Глоб на связь не выходил, из чего следовало, что концов его поисковики найти не могут. Пока не могут.

В самолете задремал и очнулся, только когда аэробус начал снижение. В Венецию он прибыл по паспорту гражданина Уральской республики. Эта была единственная русскоязычная страна, гражданам которой позволялось въезжать в шенгенскую зону без виз. Хотя итальянская виза в его паспорте гражданина Московии была действительна еще несколько месяцев.

Артемьев видел Венецию в телевизионных программах, но ни разу не был в «городепризраке», как именовали этот шедевр мировой культуры рекламные ролики. Встреча на мосту Дьявола могла состояться в среду, а он прибыл в Венецию в воскресенье, рассчитывая провести там несколько дней. Номер с видом на канал заказал именно в том отеле, телефон которого был записан в мобильнике Тауберга.

Выйдя из здания терминала на набережную, он подошел к стоянке такси. Тут же к нему подскочил юркий итальянец. «Такси, сэр?» – спросил он поанглийски. «Да, – ответил Артемьев, – гостиница Лиассиди». Через минуту катер уже мчал его по венецианской лагуне и через двадцать минут, снизив ход, вошел в канал. Артемьев с любопытством разглядывал дома и дворцы, стоявшие прямо в воде. Мимо проплывали гондолы с туристами, в основном японцами. Запах моря с примесью гнили не вызывал отвращения. Наконец они причалили к одному из дворцов, и Артемьев, расплатившись с таксистом, прошел к стойке портье, следуя за служащим отеля, который нес его чемодан. За стойкой стоял молодой парень в темном костюме. Приветливо улыбнувшись, он попросил паспорт и, увидев документ Уральской республики, сказал порусски: «Добро пожаловать! Мы приготовили вам прекрасный номер с видом на канал».

Распаковав чемодан, гражданин нескольких российских республик вышел в город. Венеция обрушила на него всю красоту эпохи Возрождения, замешанную на смеси мавританской и итальянской архитектур. Он бродил по узким улочкам, рассматривая витрины с сувенирами и драгоценностями, дорогой одеждой и продуктами. Пошатавшись несколько часов по городу, пообедал в траттории, затем вернулся в отель и проспал до вечера. Когда он вышел на площадь СанМарко, там гудело веселье. Расставленные на площади столики были заполнены туристами, сновавшие повсюду официанты с подносами в руках своим солидным видом напоминали деятелей российской культуры или науки. Несколько оркестров в разных частях площади исполняли классическую музыку и откровенную попсу, вызывая восторг туристов, хлопающих в ладоши в такт мелодии. Он обратил внимание на то, что, пожалуй, был единственным одиночкой среди многочисленных пар и групп. По площади среди толп туристов ходили люди азиатской наружности, то ли индусы, то ли арабы, с букетами роз в руках, пытаясь всучить цветок какойнибудь парочке. Туристы отмахивались от них, как от назойливых мух, и те послушно отходили.

Артемьев сел за один из столиков и заказал тут же подошедшему к нему официанту бокал белого вина. Он наслаждался красотой СанМарко и ощущением полной безопасности почти час, пока его взгляд, наконец, не остановился на сидевшей за соседним столиком молодой, коротко стриженной темноволосой женщине. Она привлекла его внимание тем, что была одна. Перед ней стояла рюмка с ликером и чашка кофе. Женщина, как показалось Артемьеву, рассеянно слушала музыку время от времени поднося рюмку к губам и делая маленькие глотки. К его столику подошел индус с розами и, глядя собачьими глазами, протянул розу. Сам не зная, зачем, Артемьев протянул ему пять евро и указал на незнакомку. Индус радостно спрятал купюру, затем повернулся к соседнему столику и положил пять роз перед женщиной. Та чтото спросила, и он жестом указал на Артемьева. Незнакомка улыбнулась и благодарно кивнула ему, как старому знакомому. Так он сидел еще несколько минут, время от времени ловя взгляды соседки. Он сам не знал, почему его потянуло к незнакомке, впервые за долгие годы уклонения от всяких контактов, тем более случайных.

Оркестр заиграл танго. Сам не сознавая, что делает, он встал, подошел к ее столу и протянул руку, приглашая на танец. К его удивлению, она не ответила вежливым отказом, но, улыбнувшись, встала, и через несколько секунд они уже выделывали фигуры латиноамериканского танца, который Артемьев освоил еще в школьные годы, занимаясь в студии дома пионеров. Оба танцевали на редкость красиво. Толпа, до этого наблюдавшая за оркестрантами, обступила их, отбивая ритм ладонями. Когда танец закончился под звуки оглушительных аплодисментов, незнакомка кивком поблагодарила неожиданного партнера и вернулась за свой столик, не выказывая желания продолжить общение. Артемьев взял свой бокал, подошел к столику женщины и вопросительно на нее посмотрел. Она приветливо улыбнулась и кивнула.

– Мадам говорит поанглийски? – спросил Артемьев.

– Мадам говорит на четырех языках, не считая родного итальянского, – ответила она, с интересом разглядывая случайного знакомого.

– Меня зовут Серджо, – представился Артемьев на итальянский манер.

– Видимо, не Серджо, а Сергей, – сказала она порусски. – Меня зовут Сандра.

– Вы живете в Венеции?

– Нет, постоянно я живу в Вене, а сюда приезжаю раз в дватри месяца на несколько дней, чтобы расслабиться. Я здесь родилась. Здесь квартира, которую оставили мне родители.

– Простите, а где вы работаете в Вене?

– В самой крупной в Австрии туристической компании. Вы были в Вене?

Артемьев приезжал в эту музыкальную столицу Европы несколько лет назад. Естественно, не для того, чтобы послушать музыку. Это была самая приятная командировка, поскольку за день до проведения операции по ликвидации какогото азербайджанца, связанного с нефтью, заказ сняли. Три дня, проведенные в городе Моцарта, Бетховена и Штрауса, посещение венской оперы оставили в душе Артемьева приятные воспоминания.

– Да, – сказал он, – три года назад приезжал послушать «Травиату».

– О! Синьор любитель оперы. Тогда вам необходимо посетить Милан и послушать оперу в Лa Скала. А еще лучше съездить на родину Верди в Буссето. Там тоже прекрасный оперный театр, где поют только мировые знаменитости.

Так они проболтали часа полтора, а затем долго бродили по ночному городу. Сандра, то ли подчиняясь профессиональной привычке, то ли просто, чтобы сделать приятное человеку, впервые приехавшему в ее родной город, выступала в роли гида, рассказывая новому знакомому об истории того или иного палаццо. Часа в два ночи они подошли к дому с двориком, в котором был разбит минисад, и Сандра сказала: «Здесь я живу. Вы найдете дорогу в отель?» – «Вообщето вряд ли, – смущенно сказал Артемьев, – я в Венеции всего несколько часов. И это мой первый визит. А ваш город напоминает лабиринт». – «Ну что ж. Придется вас приютить на ночь. Не возвращаться же нам назад».


Изгой | Палач. Дилогия | Мост Дьявола