home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


(Средиземное море. 2016)

Дин пожал протянутую ему молодым человеком руку и вопросительно посмотрел на Бенетти.

– Это наш руководитель спецопераций в некатолических странах, – произнес тот, после чего обнял Дина, поцеловал руку Лане и как самый высокий по рангу прошел первым в сторону каюткомпании. После того как гости утолили с дороги жажду и немного отдохнули, началось обсуждение плана похищения Чабисова. И хотя имена и фамилии здесь не назывались, было понятно, о ком и о чем идет речь.

– Прежде всего давайте дадим всей операции какоето название. Поскольку вся наша затея больше напоминает охоту на море, предлагаю назвать операцию «Белуга». Это все равно, что охотиться на кита. Но белуга – это, грубо говоря, еще и большая белая рыба, что, безусловно, роднит ее с нашим объектом, которого тоже ни маленьким, ни черным никак не назовешь, – Дин вопросительно посмотрел на итальянцев и, получив молчаливое согласие в кивке головы, продолжал:

– Наше предложение заключается в следующем: выманить объекта на большую воду, выйти в район его якорной стоянки на нейтральном судне, подойти к его плавсредству на супермалой подводной лодке на расстояние до трехчетырех миль, после чего группа боевых пловцов должна будет быстро проникнуть на яхту, захватить объект, спустить его на воду, поместить в специальную транспортную капсулу, доставить на подлодку, оттуда на судно. После этого объект будет сопровожден на берег и спецсамолетом отправлен в Россию, – Дин старался быть как можно более лаконичным. Для соблюдения конспирации пришлось отказаться от услуг переводчика, и он делал свой доклад на итальянском языке.

– Вопрос первый, – начал Бенетти. – Что ты имел в виду под нейтральным судном?

– Под нейтральным судном я имел в виду научноисследовательский корабль какогонибудь дружественного Уральской Республике государства. Скорее всего, приписанный к военноморским силам Украины. После развала России большинство ее судов вошло в состав Черноморского флота Незалежной. При этом командный состав и специалисты никуда не делись и попрежнему считают себя русскими моряками. По нашим сведениям, после воссоединения Московии с Уральской Республикой патриотические настроения на флоте резко возросли. Кроме того, Украина стала нашим надежным союзником и партнером. Поэтому вопрос использования средств ее флота в наших общих целях будет решен положительно, о чем сегодня нас оповестил центр.

Судно выйдет официально для проведения научноисследовательских работ. Наличие на его борту специальной подводной лодки вряд ли кого удивит. Сейчас даже у Арамовича на частной яхте есть нечто подобное. К тому же в задачу похода будут входить исследования на морском дне. Ни командование судна, ни его персонал не будут знать об операции ровным счетом ничего. Капитан будет проинструктирован о том, что должен оказать всяческое содействие руководителю спецгруппы. В данном случае мне. Все остальные вопросы будем решать в рабочем порядке.

– Вопрос второй, – продолжал Бенетти. – Сколько человек планируется включить в группу захвата?

– Учитывая крайнюю важность поставленной задачи и во избежание утечки информации, мы планируем включить в группу шесть человек. Причем каждый из них будет посвящен только в отдельные детали плана. Общей картиной будем владеть я и Лана как мой заместитель.

– Вы тоже войдете в состав группы? – с сомнением спросил Бенетти, глядя на русскую красавицу.

– Да, это будет правильно. Так мы избежим привлечения к операции случайных людей. А значит, обеспечим режим секретности всего мероприятия, – ответил за Лану Дин.

– Но у вас же нет специальной подготовки! – Бенетти был явно чемто озабочен и не скрывал этого.

– Ну почему? Я в конце 80х, когда еще существовал Союз, почти полгода провел в отряде боевых пловцов. Знаком с методикой и техникой выполнения задач. Лана сразу же после утверждения плана начнет готовиться. При этом мы будем обеспечивать общее руководство операцией и помогать главным, так сказать, охотникам, специально обученным боевым пловцам, – уверенно отрапортовал Дин.

– Я так понял, что эти главные, как ты выразился, охотники должны быть подобраны из личного состава отряда боевых пловцов итальянских ВМС? – спросил Бенетти.

– Да, было бы желательно. Но появление итальянцев на борту судна может вызвать вопросы у экипажа и прессы. Поэтому, скорее всего, мы попросим вас о техническом оснащении группы и о ее подготовке вашими инструкторами. Неплохие боевые пловцы есть и на базе в Севастополе. Мы отберем человек шесть лучших и переправим в ваш центр обучения, – ответил Дин.

– Хорошо, – успокоился Луиджи. – Я правильно тебя понял, что всю, так сказать, техническую часть задачи вы возьмете на себя, а нам останется только обеспечить наличие объекта на яхте в определенное время и в определенном месте?

– Совершенно верно. Мы сами договоримся с командованием Черноморского флота Украины. При этом там никто не будет знать об истинных целях и задачах нашей группы. Ее члены будут включены в состав экипажа в качестве гражданских специалистов. От вас нам необходимо точно знать, когда объект появится на яхте, куда эта яхта пойдет, где заякорится. Кроме того, нам необходимо иметь точный план расположения служебных помещений и кают на яхте, количество членов ее экипажа, точный состав службы безопасности. Хотелось бы также быть уверенными, что на самой яхте будут находиться наши люди с тем, чтобы оказать помощь группе захвата по точному определению местонахождения объекта на момент операции и разрешению неожиданных, не предусмотренных планом ситуаций, – во время речи Дина Руди Самир постоянно кивал головой в знак того, что он понял и что это будет сделано.

– Если это все, – после небольшой паузы вступил Бенетти, – то хотелось бы добавить еще одно необходимое условие с нашей стороны: мы задействуем для этой операции одного из самых подготовленных наших агентов. И мы бы не хотели, чтобы у него после этого возникли проблемы. Поэтому прошу тебя, тщательно подготовьте его алиби. Кроме того, нам совершенно не хотелось бы, чтобы об участии нашей спецслужбы в этом деле стало комунибудь известно. А это неминуемо произойдет в случае обнаружения наших помощников на яхте. В МИ6 тоже не идиоты работают. Если у них в руках окажется хоть одно звено, они сразу же смогут выстроить всю цепочку.

– Да это ясно! Мы с Ланой придумали, как всех этих рисков избежать. Думаю, тебе понравится, – попытался успокоить своего итальянского друга Дин.

– Ну хорошо! А как всетаки объект будет доставлен на Большую землю? – перешел Бенетти к последней фазе операции.

– Мы исходим из того, что вся операция должна быть осуществлена недалеко от берегов Кубы. Более того, само научноисследовательское судно будет базироваться в одном из ее портов (вопрос согласовывается). Как только судно войдет в порт, объект будет помещен в специальный контейнер и доставлен на авиабазу в Варадеро, откуда вновь начались регулярные авиарейсы на авиабазу Чкаловская. Учитывая то, что после объединения страны база напрямую подчинена Екатеринбургу, а ее командующим назначен мой близкий друг и товарищ Жданов Виктор, вопросов с переброской объекта из Москвы в Екатеринбург не возникнет, – было видно, что ответ Дина удовлетворил Бенетти полностью.

– Теперь у меня вопрос, – вновь привлек к себе внимание Дин. – Сколько у нас времени на подготовку?

– Думаю, что месяца тричетыре, не более, – ответил Бенетти. – Я буду держать вашу группу в курсе развития событий. Всетаки выманить такого хитреца, как ваш объект, из собственного логова – задача не из простых. Но, полагаю, нам она под силу, – и он обратился за подтверждением к Руди Самиру, на что тот повоенному кивнул головой в знак согласия с мнением начальства.

– Ну вот и хорошо! А теперь давайте пообедаем, после чего разлетимся в разные стороны. Время отсчета пошло.


Глава XVIII | Палач. Дилогия | Альбертыч