home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


(Лондон. 2016)

Толпа становится все агрессивнее и злее. Черные истощенные люди бросают друг в друга камни. Повсюду льется кровь, слышатся крики отчаянья и боли. Маленькая Бэт вжимается в дрожащее тело матери, которая то шепчет молитвы, то надрывно кричит, умоляя сидящего за рулем отца ехать быстрее. «Боже! Быстрей!! Господи, избавь же нас от этого ада!!!» Внезапно раздается звук, похожий на взрыв. В заднее окно машины влетает камень. Бэт засыпает осколками разбитого стекла. От ужаса она теряет дар речи. Она хочет крикнуть. Но лишь слабо хрипит. Это все, на что она способна. Тут же какието обезьяноподобные люди подбегают к их машине, выволакивают из нее отца и начинают бить его тяжелыми палками и металлическими прутьями. Бэт с ужасом видит, как отец падает на колени, как потом его голова от страшного удара с хрустом буквально раскалывается надвое и из нее начинает бить фонтан молочнокрасной жидкости. Мать захлебывается в безумном визге и бьется в конвульсиях. Бэт страшно, и она, надавив на ручку двери, вываливается из авто наружу. Тут в машину влетает огненный шар. Взрыв! Джип подбрасывает высоко вверх, он летит кудато далеко в сторону. Бэт смотрит на охваченный пламенем автомобиль и вдруг видит, как на нее надвигается огромная черная масса, в которой ясно видны обнаженные в хищном оскале зубы и страшно вращающиеся белки глаз. Еще мгновенье и…

И она проснулась. Как всегда, резко и неожиданно. В ушах жутким эхом отдавались удары бешено колотящегося сердца. На висках выступили капельки пота. Она несколько минут приходила в себя, постепенно, с облегчением осознавая, что это был сон.

Этот кошмар постоянно сопровождал ее по жизни. Ей было немногим более десяти лет, когда ее родители, высокопоставленные дипломаты Форейн Офиса,[33] были зверски убиты во время межэтнических столкновений в Сомали. Девочка тогда выжила чудом. Ее спас какойто человек, успевший в буквальном смысле слова выхватить находящегося в почти бессознательном состоянии ребенка из обезумевшей толпы и доставить к воротам британской миссии в Харгейсе,[34] откуда ее срочно эвакуировали в Лондон. При этом никто из очевидцев тех событий не мог сказать, кто это был. Одни утверждали, что ее спаситель – молодой офицерегиптянин, поскольку говорил на арабском языке. Другие точно помнили, что он отдавал распоряжения подбежавшей к его машине челяди на смеси итальянского с английским, из чего делали вывод, что он был итальянцем. Третьи вообще ничего не могли сказать по данному поводу, кроме того, что на спасителе была форма армии повстанцев, которая очень шла к его мужественному облику.

Однако самое ужасное заключалось в том, что ее собственная память не давала ей на этот счет никаких конкретных подсказок. Только обрывки ощущений: руки, сильные и нежные, пытавшиеся прикрыть ее от осколков взрывающихся снарядов и авиабомб. Запах, сильный и терпкий, который ни с чем у нее не ассоциировался. Голос, шептавший ей на какомто непонятном, но очень мягком языке, успокоительные слова, из которых она запомнила только одно – «solntsemoio». Что удивительно, этот голос ей часто снился, и она была абсолютно уверена, что узнает его обладателя сразу же. Только бы встретиться с ним. Но в реальной жизни ей такого шанса дано не было. И, может быть, именно поэтому в свои 38 лет она попрежнему оставалась одна.

Элизабет была единственным ребенком в семье. Кроме родителей других родственников не имела, и потому осиротела сразу и окончательно. Правда, правительство Ее Величества не оставило девочку без опеки и, учитывая ее высокое происхождение и заслуги предков перед престолом, поместило в престижный интернат, где находились дети самых известных семей Соединенного Королевства. Потом были привилегированная частная школа и Оксфорд, после чего ее пригласили на работу в СИС,[35] которой в то время руководил сэр Дэвид Спэддинг.

Бэтти быстро освоила основы информационной, аналитической и агентурной работы, проявив недюжинный талант, упорство и уникальное чутье, что быстро выдвинуло ее в ряды наиболее перспективных офицеров МИ6, как официально называлось место, где она служила. Будучи специалистом по славистике и русской культуре, она вскоре возглавила один из подотделов службы, специализирующейся на работе против России. Это было одно из самых успешных подразделений МИ6, сумевшее в конечном счете провести ряд блестящих операций, приведших в итоге к крушению СССР, а затем и России.

Бэт нравилась ее работа. Она была лишена рутинной скуки и единообразия. Там всегда происходило чтото неординарное, имеющее отношение к общемировой политике и судьбам человечества. Кроме того, она имела жетон с эмблемой «MI6», что открывало перед ней в снобистской Англии практически все двери. И это, черт возьми, заводило ее! Она гордилась своей службой и, хотя жалованье там было не самым привлекательным, ни на что ее бы не променяла.

Идеалом Бэт была легендарная Дафна Парк, несколько лет возглавлявшая аппарат МИ6 в Москве. Так же как Бэтти, она окончила Оксфордский университет, потом работала в Германии, откуда ее в 1948 году забрали в Интеллидженс Сервис. И опятьтаки, так же как Бэтти, Дафна изучала русский язык и мечтала работать на советском направлении, самом важном и ответственном после второй мировой войны. В 1954 году она приехала в постсталинскую Москву, где официально числилась вторым секретарем британского посольства, а неофициально возглавила резидентуру СИС в Советском Союзе. Тогда ей было всего 33 года. Она была молодой и красивой. Что ж, Элизабет по этим параметрам ей ничуть не уступала.

Проработала Парк в Москве недолго, всего два года. Но этого ей хватило для того, чтобы досконально изучить страну, ее быт и нравы, вскрыть ее слабые места и болевые точки. Собрав уникальную библиотеку практически по всем вопросам русской и советской действительности, она вернулась в 1956 году на работу в центральный офис в Лондоне. Здесь она руководила операциями по сохранению престижа и влияния английской короны в получивших независимость британских колониях, что во многом способствовало созданию Содружества наций.[36]

Это была очень сложная работа, особенно если учесть успехи советской внешней политики в странах так называемого третьего мира. Но Дафна Парк была последовательна и настойчива в достижении поставленных целей. Она лично знакомилась с теми политическими деятелями, которые, с ее точки зрения, могли стать лидерами в своих странах. И, используя имперский ресурс своей родины, она либо всеми силами помогала им в реализации их политических амбиций, как это было с Хозефом Мобуту и Кеннетом Каундой, либо безжалостно убирала их с политической арены, как это было с Патрисом Лумумбой. Впоследствии она оставила свой след в ЮгоВосточной Азии и на Дальнем Востоке, после чего ушла в отставку в возрасте 58 лет и занялась преподавательской деятельностью в том же Оксфорде. В 1990 году за особые заслуги перед короной Дафне Парк был пожалован пожизненный титул баронессы, что автоматически вводило ее в узкий круг избранных вершителей мировых судеб, каковыми были наиболее знаковые представители британского истеблишмента – члены Палаты лордов.

Элизабет познакомилась со своим кумиром в 2009 году, за год до смерти Дафны, будучи уже достаточно опытным оперативником. Они долго беседовали тогда в уютном кабинете колледжа в Сомпервилле, который леди Дафна занимала по праву его руководителя. Несмотря на преклонный возраст, баронесса и разведчица поразила Бэт ясностью ума, точностью оценок и удивительной трезвостью суждений.

«Нет! Она просто чудо! – отметила про себя Бэтти, выходя после этой встречи на улицу. – Ну точно как я! И ведь так же как я, никогда не была замужем и не имела детей». Последний довод, правда, ей показался весьма сомнительным. Ибо на момент встречи Дафне было под 80, а Бэт едва перевалило за 30. И все же настроение у нее тогда было просто замечательное.

Бэт посмотрела на часы: «Четыре утра! Господи! Опять я не высплюсь!» В последнее время преследовавший ее сон, в котором она раз за разом переживала трагические события из своего далекого детства, беспокоил ее все чаще. Она просыпалась среди ночи и потом долго не могла уснуть, проигрывая головокружительные комбинации новых операций, решая ребусы происходящих в мире событий либо просто предаваясь воспоминаниям.

«Да что и говорить! Дафна была настоящий профессионалом, – вновь вернулась к мысли о легенде британской разведки Бэт. – Не то что эта русская бездельница!» – ей всегда было неприятно думать об Анне Чапмэн, ставшей благодаря сомнительному замужеству подданной Ее Величества.

«Совершенно бездарная девица! – досадовала она по поводу этой участницы российской шпионской сети, разоблаченной не без помощи самой Элизабет. – Теперь она звезда! Так облажаться и умудриться после этого вылезти на первые страницы гламурных журналов! Стать благодаря провалу (подумать только!) звездой! И надо же! Везде демонстрирует свои сомнительные прелести! Дэмн![37] Ну как тут не выругаться?! То, что раньше было бы причиной позора, падения и забвения, стало трамплином к вершинам славы и успеха! Нет! Мир действительно сходит с ума! – она поднялась с постели и прошла в ванную комнату. – Да, таковы метаморфозы сегодняшнего дня и показатель деградации русских: от великих Зорге и Абеля – к Анне Чапмэн».

Бэт умылась и пристально посмотрела на себя в зеркало. Скоро ей стукнет 40. Но по ней этого не скажешь. Седых волос мало, да и те почти незаметны на фоне ее победно пламенеющей умеренно вьющейся копны. Лицо правильной формы, чистое, с хорошей кожей, с маленькими, едва заметными, но милыми веснушками, морщин практически нет – сказывается привитый с детства навык не фиксировать на нем все многообразие своих эмоций. В зеленых кошачьих глазах все та же, как и в юности, сумасшедшинка, что всегда делало ее неотразимой. Молодая гладкая шея, красивые спортивные плечи. Ее взгляд скользнул ниже и остановился на предмете собственной гордости и зависти подружек по колледжу и университету. Грудь, как и прежде, была безупречна! Таков результат постоянных занятий на танцполе и тренажерах.

«Да и детей не довелось кормить…» – резюмировала она. Отбросив эту грустную мысль, она положила руки на талию, тонкость которой подчеркивали не очень широкие, но идеально вылепленные бедра и длинные стройные ноги с тонкой лодыжкой и не поврежденными подагрой пальцами.

«Хороша! Нет слов! – удовлетворенно признала Бэт, проверив себя еще и на наличие целлюлита. – Только кому все это надо? Разве что Джеймсу Бонду?» – улыбнулась она, вспомнив в очередной раз покоривший весь мир образ агента 007, который имел к настоящей разведке такое же отношение, как компьютерная игра к реальной жизни.

У Элизабет всегда было достаточно поклонников. Но о семье и детях она не думала. Видимо, это было отголоском трагедии, которую ей пришлось пережить в детстве. Она не была уверена, что при наличии терактов и локальных конфликтов, стихийных бедствий и разных других катаклизмов сумеет уберечь своих детей от грозящих отовсюду опасностей. Ведь ее родители не смогли уберечь ее от того ужаса! И если бы не случайно оказавшийся рядом офицер, она просто была бы растоптана толпой озверевших ниггеров. А коли нет детей, то зачем связывать себя какимито обязательствами с мужчинами? Получить свою порцию удовольствий и испытать сексуальное наслаждение можно и не выходя замуж. Ну а потом, как поведет себя мужчина, когда вдруг узнает, что его будущая жена – офицер одной из самых известных в мире спецслужб, в совершенстве владеет навыками рукопашного боя, стреляет из всех видов огнестрельного оружия, говорит на шести иностранных языках, а еще бегает, прыгает и плавает не хуже профессионалов?! Поэтому от идеи семейного счастья Бэт давно отказалась и строила свои отношения с противоположным полом по принципу «переспали – разбежались». Такие знакомства и встречи не оставляли в ее душе никакого следа, что было даже хорошо. Во всяком случае, все эти ахи и вздохи, всегда сопровождающие романтические отношения, не мешали главному делу всей ее жизни – работе.

И как бы в подтверждение этого тезиса настойчиво зазвонил телефон. Бэт, немного удивившись столь раннему звонку, включила трубку и услышала знакомый голос оператора оповещения, передавшего ей специальный сигнал – срочно явиться на службу.


Глава XXVII | Палач. Дилогия | cледующая глава