home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


(5000 лет до н. э.)

Белый Император влюбился, как мальчишка. Ему странно было вновь испытывать это чувство. Казалось бы, за долгую жизнь все уже изведано, самые красивые женщины государства и за его пределами всегда были к его услугам, и он полагал, что ни одна из них никогда не завладеет его сердцем, которое всецело было отдано главной страсти императора – власти! Но, увидев Танцовщицу, грациозную как лань, с лучезарной улыбкой на подетски наивном округлом лице, в котором смешались черты разных рас, он уже не мог ее забыть. Поначалу он пытался както с этим бороться, но потом понял, что все его старания напрасны: он председательствовал в Высшем Совете – и думал о ней; обсуждал с сановниками важные вопросы государственного строительства – и видел перед собой ее огромные, в поллица, опушенные черными загнутыми ресницами, глаза; держал речь перед внимающими каждому его слову подданными – и гнал от себя прочь навязчивые видения, в которых она представала в неотразимой прелести своего естества. Усугублялась же эта непростая ситуация тем, что он был женат, его супругу, женщину достойную и уважаемую, любили элита и плебс. Только вот он уже давно не любил. Причем когда это началось – он не помнил. Поначалу на смену пылкому юношескому чувству пришла привычка, потом – период охлаждения, так и не перешедший в дружескую привязанность, и наконец – равнодушие.

Пустоту эмоциональных отношений заполнило стремление к неограниченной власти, которая стала предметом его настоящей страсти. Давно, еще будучи невысокого ранга дипломатом в не самой престижной стране, он заметил: чем выше положение человека в иерархии, тем проще и слаще его жизнь. Это перед своими подчиненными начальники вечно разыгрывают комедию, пряча под маской притворной усталости от дел и непосильного бремени ответственности еле скрываемый внутренний восторг от того, что могут позволить себе нечто, недоступное иным смертным. В этомто и заключается для них высшее блаженство, главное наслаждение: я не такой как вы, я выше, я могу то, чего вы не можете. Он всегда помнил, как напыщен и важен был этот старый индюк посол, выживший из ума маразматик, который на каждом выступлении перед дипломатами миссии рассказывал одну и ту же идиотскую историю, о том, как его однажды попросили выйти из Зала Совета иностранного государства за нарушение существующего порядка – он не вовремя отреагировал аплодисментами на выступление одного из сенаторов. И хотя каждый работник посольства знал эту историю наизусть, все подобострастно вслушивались в его бессвязную речь, умилялись и одобрительно хлопали в ладоши. А его женапослиха? Старая, костлявая кляча, обожающая приемы, драгоценности и холуев у себя в доме? Она всякий раз собирала на чай жен подчиненных и часами без умолку несла всякую чушь! А те терпеливо ждали, когда же этот словесный понос иссякнет! Но и посол, и его половина теряли свою вальяжность и внешний лоск, стоило приехать эмиссару из столицы! На глазах у всех жестокий тиран и его жена превращались в угодливых холопов, готовых лизать все то, до чего могли бы дотянуться их длинные липкие языки.

Именно тогда будущий Белый Император, которого в тот момент все звали просто по имени, понял, что только высшая власть дает неограниченную свободу. Только она способна удовлетворить его амбиции и желания. Только она может сделать его счастливым. И ради этого стоило постараться, невзирая ни на что. Он вернулся на родину, оставил службу и пошел, благодаря протекции и удачно складывающимся обстоятельствам, в помощники к знатному вельможе, руководившему одним из самых лакомых кусков государства и находящемуся в почти приятельских отношениях с тогдашним правителем страны. Скромность, способность оставаться в тени первого лица, решительность при отстаивании интересов хозяина, а также постоянно демонстрируемые преданность и верность своему патрону создали ему славу человека слова, что и предопределило, в конце концов, восхождение по служебной лестнице. Оказавшись в непосредственной близости к Правителю, он сумел заручиться вниманием и благорасположением этого импульсивного, несдержанного, агрессивного и непостоянного человека, который за десять лет до описываемых событий сумел свергнуть с трона своего предшественника и стать первым Белым Императором.

Почему он стал называться так, не совсем понятно – душа у него была скорее черная, чем белая, а склонность к беспробудному пьянству никак не способствовала ее просветлению. Но именно это и сыграло на руку стремящемуся к высшей власти претенденту. Затуманенный мозг Правителя все чаще подвергался паническим атакам, с которыми ему все труднее было справляться. Со временем он стал настолько бояться своего окружения, что убрал практически всех своих советников и помощников, доверившись во всем младшей дочери, которая тут же использовала появившийся шанс для собственного неограниченного обогащения и разграбления казны. Возможно, именно она и унаследовала бы трон, но новый закон о престолонаследии сделал должность правителя выборной. Причем сам первый Белый Император и принял этот закон, юридически обосновавший устранение его предшественника.

Так что при всем желании разбухшая на неправедно присвоенных богатствах Дочь не могла стать преемницей собственного отца на троне. Но и доверить власть абы кому она была не готова. Кто знает, как поведет себя новый правитель? А вдруг все отнимет? Мало что ли тому было примеров в прошлом? Да и жизни может лишить и ее, и детей! Никаких гарантий! Тутто она и приметила претендента: внешне ничем не примечательного, всегда спокойного и демонстрирующего преданность, третьеразрядного чиновника в придворном аппарате. Далее все произошло как в сказке: его вызвали, заручились обещанием, что по приходу к власти он не тронет Дочь, владения ее и близких, ее детей и их имущество, после чего оформили скрепленный кровью договор, который передали на хранение Верховному Жрецу, и через год претендент стал Белым Императором.

Он сдержал слово, данное Дочери, и не тронул ее, предоставив возможность беззаботно жить в роскоши и безопасности вдали от родины. Но многих не пощадил, особенно тех, кто раньше относился к нему с высокомерным презрением. Некоторым удалось бежать, оставив в стране все нажитое, другим повезло меньше, лишившись всего своего имущества и прав, они влачили жалкое существование в тюрьмах и на каторге. Лишь с одним из своих прошлых обидчиков, могущественным магнатом, в прошлом ближайшим советником и помощником Правителя, он пока не поквитался, и тому были причины: тот непосредственно участвовал в подписании пресловутого договора, который до сих пор хранился у Верховного Жреца. Но ничего, время придет, и он уничтожит его, как уничтожил всех остальных своих недоброжелателей.

У него были большие планы, которым, однако, мешал введенный Первым Императором закон, ограничивавший срок пребывания у власти. И ему ничего не оставалось, как придумать способ обойти его: по истечении его полномочий Белым Императором провозгласили ближайшего помощника, маленького человека с черепашьими глазками, который всем в своей жизни был обязан ему и который сразу же после восшествия на престол отказался от трона в пользу своего благодетеля. Законность формально была соблюдена, и он стал Белым Императором с неограниченным сроком правления. Навечно! Правда, правовых основ для этого было все же недостаточно, да и охочая до справедливости чернь смутно понимала, что ее провели. Но как с этим бороться, он, человек, учившийся азам жизни в самой элитной спецслужбе государства, знал не понаслышке. Методы были стары как мир: одних активистов подкупили, другим «перекрыли кислород», третьих «запрессовали». А народ тем временем развлекали грандиозными представлениями, затыкали рот бесплатной раздачей хлеба и обещаниями грядущего благоденствия. Дабы направить в созидательное русло энергию праведного гнева по поводу обмана и подтасовок, запугивали страшилками об агрессивных происках соседей, которыеде только и думают о том, как погубить их процветающую страну. На негодующие протесты граждан Белый Император отвечал яркими выступлениями, в которых грозил зарвавшимся соседям карами и бедами, демонстрировал военную мощь и любовь к своей стране. В результате плебс ощущал прилив вскормленных патриотизмом сил и, несмотря на свое довольнотаки скотское существование, демонстрировал полную лояльность к существующей власти и любовь к своему Императору! Повсюду гремели лозунги «Планы Императора – планы народа!», «Император и народ – едины», «Почитание – старшим, любовь – младшим, сострадание – неимущим: вот цель политики Императора!».

В общем, он добился всего, чего хотел. И, казалось бы, уже ничто не могло угрожать его благополучию. Но вот уж действительно: люди предполагают, а Верховный владыка Ра располагает. Нет, Император не был глубоко религиозным человеком. Правда, на людях он всегда демонстрировал преданность вере предков, поддерживал храмы и обязательно присутствовал на главных обрядах поклонения Богу Солнца. Да и как могло быть иначе, если даже его страна была всецело посвящена Ему и носила название «Солнечная» – Раш! Но, не будучи религиозным, он все же, как всякий умный человек, предполагал наличие какихто сил, которые существовали как бы сами по себе и периодически вмешивались в земные дела, не считаясь с мнением мирян и их вождей. Вот и сейчас происходило то же самое: Земле грозила гибель, вернее, гибель грозила всему на ней живущему.

Семь лет назад астрологи страны Раш заметили приближение к планете огромного метеорита. Его неизбежное столкновение с Землей должно было вызвать катастрофу вселенского масштаба: в случае его падения в океан огромная волна сметет на своем пути все, несколько раз опоясав земной шар; а в случае удара по суше – уничтожит все, что возвышается хоть на толщину пальца от поверхности. В результате к небу поднимется огромное облако пыли, которое надолго скроет Солнце, лишив все живое его тепла и благотворной энергии. Как только он понял, что расчеты ученых верны, что грядущая катастрофа неизбежна, он сразу же приказал засекретить всякую информацию по данному поводу, а сам вместе с ближайшими соратниками стал думать над планом спасения. Его разработали довольно быстро, и был он предельно прост: создать в высокогорных районах планеты хорошо защищенные базы с запасами продовольствия, питьевой воды и биоматериалом для возможности воспроизведения жизни после катаклизма. Эти базы должны быть рассчитаны на 40–50 лет жизни небольшой колонии. Именно столько времени, по оценкам специалистов, понадобится природе для восстановления после стихийных бедствий. Как только климат планеты придет в норму («Если придет!» – печально подумал Император), люди должны будут выйти из своих убежищ и постараться возродить цивилизацию.

Понятно, что благодаря этому плану спасутся избранные. Основная часть населения планеты должна будет погибнуть. Но таков закон жизни. И Императора это не очень волновало, пока он не увидел Танцовщицу. Несмотря на все свои призы и славу, она к государственной элите не принадлежала и, естественно, в списки подлежащих спасению попасть не могла. Но он уже не мог без нее жить, а потому сделал все, чтобы и для нее на спасательных аппаратах было забронировано местечко. В нарушение всех традиций и доводов здравого смысла он добился, чтобы ее включили в состав Высшего Совета. Правда, тут сразу же разразился скандал, и по стране поползли слухи об их связи. Но особенно ретивым горлопанам заткнули рты, а народу предоставили еще больше возможностей для веселья и пьянства.

Через несколько часов должно было начаться совещание Избранных, на котором необходимо было окончательно решить, что и как делать для того, чтобы не только сохранить жизнь себе и своим близким, но и обеспечить своим потомкам власть на веки вечные, независимо от капризов природы и прихотей Вселенной. Надо было торопиться, поскольку до момента столкновения оставалось чуть менее полугода. Вскоре помощник доложил первому лицу государства о том, что все приглашенные на заседание Совета прибыли, и Белый Император стремительной походкой привыкшего повелевать человека, направился на встречу с избранными.

Первым докладывал Главный Интендант империи. Всего на Земле было подготовлено двенадцать баз спасения. Все они были надежно защищены, хорошо оборудованы и замаскированы так, чтобы ни одна душа не догадалась об их истинном предназначении. Эвакуация элиты и обслуги будет осуществляться морским и водным путем. Для этого в четырех крупных портах империи закончено строительство мощных судов из дерева гофер, способных выдержать долгое плавание в бурных океанских водах, а на главном аэродроме стоят восемь мощных дирижаблей, готовых к вылету. По плану на них вывезут в безопасное место чиновников первого ранга, то есть Белого Императора с семьей, его свиту с домочадцами, а также ведущих ученых. На кораблях поплывут чиновники второго ранга, сенаторы и обслуживающий персонал. Корабли отправятся к месту назначения за две недели до падения метеорита, дирижабли – за три дня до предполагаемой катастрофы.

Белый Император, его ближайший помощник Хуан Ди, Верховный Жрец Брахма Ра, Военный Министр Сварог Ра, Главный Строитель империи Эней Ра, Главный судья и единственная женщина среди руководителей Аматэ Ра, Главный Законодатель империи Алар Ра должны будут возглавить экипажи дирижаблей, а опытные флотоводцы Нух Ра, Лот Ра, Сим Ра и Брут Ра – морские экспедиции. Всем перечисленным надлежало обеспечить порядок в своих колониях, для чего они наделялись особыми полномочиями. Никто из них не мог в полной мере представить себе, что же будет происходить на Земле после столкновения с метеоритом. Но если комуто все же удастся выжить, следовало набраться терпения, так как неизвестно, сколько времени предстояло провести в границах баз, практически в замкнутом пространстве. Когда станет ясно, что колонии можно покинуть, руководители должны вывести своих людей на волю и начать, используя опыт достижений собственной цивилизации, новую жизнь.

После доклада Главного Интенданта слово с разрешения Белого Императора взял Верховный Жрец:

«Всем нам предстоит тяжкий путь. Уже совсем немного времени осталось до того момента, когда весь прежний мир рухнет. Земля практически полностью изменится: возникнут новые континенты и океаны, озера и реки, над нашей головой появится новое небо, так как от удара гигантской силы планета накренится, и звезды предстанут перед нами в измененном ракурсе. Крайне важно донести наши достижения до тех, кто будет жить на Земле после катастрофы. Но мы не знаем, на каком языке новые люди будут общаться между собой. Вечен же лишь язык чисел и триграмм. Мы заложили главные закономерности, вскрытые нашей цивилизацией, в каменные сооружения: пирамиды на Юге, врата на Севере, статуи на Западе и алтари на Востоке. Эти каменные сооружения должны выдержать напор стихий и дойти в целостном виде до потомков. Когда те будут готовы, они расшифруют смыслы, заложенные в их пропорциях. Кроме того, эти сооружения смогут быть использованы нашими спасшимися экспедициями для ориентирования и привязки к местности. Код перемен выбит на каменных плитах в виде триграмм, и мы также надеемся, что на определенном этапе развития новой цивилизации люди смогут его расшифровать.

Теперь о самом главном. Наши ученые сумели сжать всю необходимую информацию о нашей цивилизации до минимальных размеров и записать ее на небольших черных камнях, вставленных в оправы двенадцати перстней – по одному на каждого руководителя групп. Хранить их нужно как зеницу ока. Ибо когда придет время, люди смогут с помощью специальных средств раскрыть хранящуюся там информацию. Но это не все: каждое кольцо – это символ власти. Обладателя кольца наша цивилизация наделяет всеми правами, необходимыми для правления. Следить же за тем, чтобы оно не попало в неправедные руки, призваны Хранители из числа жрецов, которые будут через рукоположение передавать свои обязанности тем, кто придет им на смену. Двенадцать Владык, двенадцать Хранителей, двенадцать новых человеческих рас! Выданы перстни будут непосредственно перед эвакуацией. Спаси всех нас, Великий Ра!»

«Так что, на Земле после катастрофы не будет больше Белого Императора?» – не без опаски спросил Военный Министр, на которого сразу же зашипели сидящие рядом коллеги. Виданное ли дело! Поставить под сомнение главенство Белого Императора над миром! Да за одну только мысль об этом выскочку следовало четвертовать! Но Белый Император, ограничившись жестким взглядом в сторону задавшего вопрос, повелительным жестом разрешил Верховному Жрецу ответить.

«Главенство Белого Императора сохраняется. И никто его не оспаривает. Но я действительно не знаю, да и никто не знает, какие испытания уготовил нам небесный владыка. Поэтому, если природа справится с последствиями катастрофы в течение того времени, когда наша память еще будет хранить то, что должно, все вышеозначенные руководители групп должны будут присягнуть на верность нашему Императору. Если нет – тот, кто с течением времени соберет все двенадцать колец, получит высшую власть на Земле! Именно такой завет я оставляю Хранителям. Невыполнение его приведет к повторению трагедии!»

После выступления Верховного Жреца в зале наступила гробовая тишина. Каждый из присутствующих ощутил и груз возлагаемой на него ответственности, и страх перед неизвестностью, и радость от того, что попал в число избранных, которым, возможно, удастся уцелеть. Белый Император оглядел своих соратников и, ничего не сказав, покинул зал Совета. Он спешил к возлюбленной, от которой скрывал истинные причины своего беспокойства и озабоченности последних дней. Никто, даже члены семей первых лиц государства, не ведали о грядущих испытаниях. Вся подготовка к эвакуации проводилась под строжайшим секретом. Нельзя было допустить утечки даже малой толики информации о катастрофе, так как начавшаяся паника никому не оставила бы шансов на спасение.


Глава Х | Палач. Дилогия | Константин Сергеевич