home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Дин

«Преступления в сфере высоких технологий во всем мире сейчас приобретают все больший размах. Подобная преступность в основном связана с пиратством и нарушением авторских прав. Но уникальные возможности современных программ спецматобеспечения позволяют сегодня, когда на дворе 2016 год, фактически получить доступ к любым материалам, хранящимся в том числе и в личных архивах граждан и организаций. Правда, пока такими возможностями обладают лишь избранные, что, тем не менее, не может не беспокоить обывателя»

Из журнала «Вирту», № 3,2016 год.

– А я чем занимаюсь? Тем же самым. То есть я – пират! И это неплохо, если вспомнить чудный образ, созданный когдато Джонни Деппом. Правда, не всем удается закончить свою жизнь столь благополучно, в окружении скорбящих родственников… А еще Настю к этому привлекаю. Нехорошо!

Дин, как и предполагала Светлана, расстроился, что ей ничего конкретного о Сергее узнать не удалось. След, на который он вышел, привел в никуда. Хотя, подумав, он от столь пессимистической оценки отказался. Ну, вопервых, при желании за эту ниточку всегда можно было потянуть. Коль скоро Артемьев привязан к этой семье, то, значит, используя мальчонку, как наживку, можно постараться выманить его из убежища. Но Дин не был настолько циничным, чтобы использовать детей в своих интересах. А после того, как услышал от Светланы всю эту историю, Артемьев стал ему еще более симпатичен (Дин был излишне эмоционален, что мешало, и частенько, его работе, но он предпочитал оставаться самим собой).

Коли вариант с таджикской семьей отпадал, надо было искать другие подходы, что он уже и начал делать. Последний день он всецело посвятил изучению прошлого Артемьева. На его столе лежали школьные фотографии Сергея, а также фото четырех предыдущих и четырех последующих выпусков бурсы, которую он заканчивал. Достать все это было довольно сложно, так как учился тот всетаки в Питере, а там уже совершенно другое государство. Но Дин связался со своим давним товарищем, очень авторитетным в западной столице человеком, Борей Подопригорой, который был чуть ли не первым советником по политическим вопросам тамошнего Президента. Тот кудато позвонил, с кемто переговорил, и теперь Дин имел возможность лицезреть славных выпускников военноморского учебного заведения такими, какими они были много лет тому назад: молодыми, еще во чтото верящими, еще способными любить и, наверное, служить отчизне верой и правдой. Он детально изучил каждое фото, и всякий раз ему казалось, что он нащупал чтото важное. Но что это было – понять не мог.

Дин вновь обратился к изучению документов, пересланных ему Настей.

«Молодец, девочка. Не подвела старика! – подумал он и улыбнулся. – Нет, нет. Еще повоюем!»

В «Криптосе» он ничего интересного не обнаружил: обычная контора, работают в основном женщины:

– Бухгалтер! Нет, вряд ли она както могла быть связана с Артемьевым. Правда, может быть, родственница? Но у него не было близких родственников. На любовницу тоже явно не тянет. – Он смотрел на фотографию полной пожилой женщины с химической завивкой, какую делали, наверное, лет тридцать тому назад. Нет. Отпадает. Не она.

– А это что за киска? – на него глядело миленькое личико с большими, слегка раскосыми глазами. – Алла Бурлаченко! Хм, какая! Но, скорее всего, опять мимо. Слишком молода. Вряд ли смогла бы так маскироваться. Да и зачем это ей? – Дин внимательно просмотрел весь список штатных сотрудников фирмы, так и не сумев ни за что зацепиться. Перейдя к внештатным работникам, он тщательно изучил досье на всех. И ничего: все какието безликие, серые, без серьезных биографий люди. Но ведь так и надо! Это же ширма, за которой прячутся истинные лица. Значит, помимо того, что здесь указано, есть другой список, с другими данными. А что, как правило, остается неизменным при создании легенды? Можно поменять все, но вот дату и год рождения лучше не трогать, да и имя можно сохранить. Итак, кто там по возрасту ближе всех к Артемьеву? Таких всего трое: Воинов 1978 года рождения, Неелов 1976го и Истратов 1973го. Фотографий их в документах не оказалось. Но они должны быть в «Криптосе». Он опять набрал Настю:

– Ребенок! Приветствую тебя и спасибо за помощь. Выручила. С меня причитается, – Дину не терпелось перейти к главному. Но он так не умел. Восточное воспитание.

– Ой, что вы, дядя Дин. Не за что, – чувствовалось, что ей была приятна его благодарность.

– У меня к тебе еще один вопрос. Как ты думаешь, возможно ли какимто образом заполучить фотографии их внештатных сотрудников?

– Думаю, да. На фирме установлен очень строгий пропускной режим. Проход осуществляется либо по специальным постоянным пропускам, разумеется, с фотографией, либо по удостоверению личности, но в этом случае копия удостоверения с фото обязательно попадает в компьютерную базу данных. – Насте нравилось общаться с Дином, который всегда давал ей возможность проявить свою компетентность. А это для нее было очень важно, так как ни отец, друг Дина, ни муж всерьез ее увлеченность работой в спецслужбе не воспринимали, предпочитая, чтобы она сидела дома, готовила и занималась ребенком.

– А как мне их заполучить?

– Все?

– Да нет, только трех человек.

– Скажите, кто вас интересует, и я попробую. Как скоро они вам нужны?

– Вчера, – Дин не преувеличивал. Он и так уже все сроки нарушил.

Через пару часов Настя скинула на его компьютер три фотографии. Двое сразу отпали, а третий, Истратов, его заинтересовал: жесткий холодный взгляд изпод сдвинутых бровей, нависший лоб, резкая складка у губ, немного выпяченный подбородок – это лицо показалось ему знакомым.

Он взял фотографию выпускников военноморского училища за 1995 год и стал тщательно ее изучать. Просмотрел раз десять – ничего. Хотя каждый раз казалось, что видит нечто похожее. «Надо выделить каждое лицо из похожих», – он отобрал 10 человек, имевших хоть какоето сходство с Истратовым, увеличил их изображение и путем обычного наложения начал сравнивать с Настиным снимком. Чутье его не подвело, через два часа кропотливой работы он нашел Истратова, правда, под другой фамилией. Но сомнений быть не могло: Истратов оказался Михаилом Глобенко, учившимся с Артемьевым и выпустившимся двумя годами раньше. Если ктото и помог Артемьеву скрыться, так это, безусловно, ГлобенкоИстратов. А значит, и вычислить Артемьева можно только через него. Дин набрал телефон Олега Милицына, с которым в свое время служил в ГРУ и с которым его связывало многое из той, прошлой жизни. У Олега было свое частное детективноохранное агентство, что в данном случае и было нужно Дину. После пятиминутного разговора по телефону он оделся, вышел из дома и направился к Милицыну в офис. Там они обо всем договорились: он передал Олегу фотографию Глобенко, сказал, где того можно найти, и попросил отслеживать все его телефонные звонки. Теперь оставалось только ждать результата.


Встреча с кольцом | Палач. Дилогия | Курзанов