home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Прессконференция

Большой зал прессцентра агентства «Уралинформ» был заполнен до отказа. Интерес к предстоящей встрече первого Президента Уральской республики с представителями отечественных и зарубежных средств массовой информации был огромен. Вопервых, потому что именно это государственное образование на территории бывшей Российской Федерации претендовало на роль собирателя русских земель, объявив себя преемником распавшейся империи, а вовторых, прессконференция давала уникальный шанс увидеть воочию загадочного уральского лидера, который всячески избегал публичности.

– Дамы и господа! Президент Уральской республики Тимофеев Иван Николаевич! – объявил министр печати Валерий Муниров, и словно по мановению волшебной палочки в зале, только что гудевшем как пчелиный улей, воцарилась тишина, предваряющая появление главы государства.

Тимофеев неспешно прошел к своему месту в президиуме, сел и внимательно оглядел присутствующих. Все это время в зале висела напряженная тишина.

– Ну, что зажались? Расслабьтесь и постарайтесь получить максимальное удовольствие от нашей встречи. – Он улыбнулся, и в ответ благодарные представители второй древнейшей профессии зааплодировали и одобрительно зашумели.

– Я прошу всех присутствующих не пытаться использовать это мероприятие для пропаганды своих идей и навязывания своей точки зрения мне и окружающим. Поэтому предупреждаю заранее, что на вопросы, в которых не будет конкретики и которые будут предваряться длинными преамбулами, типа «в настоящее время правительство США делает все возможное для поддержания стабильности в мире. Что вы думаете по этому поводу?», я не отвечаю, а задавший подобный вопрос господин покинет зал без права дальнейшей аккредитации. Все понятно? Тогда поехали, – и он снова улыбнулся.

– Пол Глобский. Газета «Вашингтон пост». Господин Президент, каковы ваши планы относительно контроля над базами ядерного оружия и складами ядерных боеприпасов на территории бывшей Российской Федерации? Спасибо.

– Уральская республика заявила о соблюдении всех договоренностей, достигнутых ранее в этой области. В частности, вы знаете, что нами ратифицированы заключенные еще с участием РФ соглашения о контроле таких объектов со стороны США и НАТО. И мы не стремимся разрушать установленный порядок. – Про себя же он подумал: «Вы сейчас больше нашего заинтересованы в том, чтобы там муха не пролетела, и сделаете все, чтобы ни одна единица такого оружия не попала в руки последователей Бен Ладена. И если вы готовы за это платить, то намто чего тратиться?»

– Юрий Субачев. Газета «Коммерсант», Москва. Господин Президент, каковы дальнейшие шаги возглавляемой вами республики по интеграции общероссийского пространства?

– Мы не раз заявляли, что политической целью нашей республики является воссоздание российской державы в ее исторических границах. При этом мы абсолютно исключаем вариант решения этого вопроса с применением вооруженных сил или какимлибо иным насильственным путем. Только добровольное объединение страны позволит обеспечить мир и гармонию как в Евразии, так и во всем мире. Вы знаете, что на сегодняшний день достигнута договоренность о вхождении в состав нашей республики с правом представления культурной автономии территорий, заселенных башкирами, алтайцами, северными народами и якутами. Желание объединиться с нами высказывают Калмыцкое нойонство, республика Дагестан, приволжские тюркские и угрофинские народы. Полагаю, что к 2018 году объединение центральной части бывшей РФ, включая Сибирь и Поволжье, будет завершено. Воссоединение с Московией, Ингерманландией и протекторатами будет зависеть от политической обстановки в этих образованиях и волеизъявления их населения.

– А как планируется назвать вновь созданное государство? – успел задать второй вопрос известный московский журналист.

– Пока, в рабочих документах, мы используем название «Русь Великая», что не противоречит исторической правде и географическим реалиям.

– А как же быть с названием «Россия»?

Муниров резко поднялся со своего места, пытаясь разглядеть нарушителя регламента.

– Успокойтесь, Валерий Феликсович. Я отвечу на этот вопрос. Глубоко убежден, что названием «Россия» мы обязаны нашим недругам из зарубежья, фактически оно лишило русских привязки к конкретной земле. Из 140миллионого населения Российской Федерации более 80 процентов были русскими. И у этого самого многочисленного народа – так получилось – не было своей земли. В состав Федерации входили на правах автономии Татарстан, Башкортостан, Калмыкия, Чечня, Осетия и т. д. И всем было понятно, что это земли, где живут татары, башкиры, калмыки, чеченцы и осетины. У русских возникал вполне резонный вопрос: «А мыто где живем?» Успокоительные рассуждения типа «Везде», с одной стороны, никого не удовлетворяли, а с другой – провоцировали имперское высокомерие. Да, и потом. Нас нигде за рубежом «Россией» и не называли. Для иностранцев мы были «Russia» – «Раша», «Руссия», «Руссланд» – то есть страной русских, потомков легендарной страны Раш, которую сейчас многие называют Атлантидой. Да и те, кто имел возможность выезжать за рубеж, нисколько не удивлялись тому, что всех нас, независимо от этнической принадлежности, там называли русскими. Мы воссоздаем Русь, где живут русские люди, те, для кого русский язык является родным, кто думает, пишет и говорит порусски, кто в устоях своего сознания мыслит себя русским человеком. А вам предлагаю тест: что для вас ближе «Русский стандарт» или «Российский стандарт»? – зал отозвался хлопками и одобрительными возгласами.

– И давайте эту тему больше не муссировать. А то мы увлечемся и не сможем обсудить остальные, не менее важные вопросы. – Тимофеев взглядом передал слово следующему журналисту.

– Катя Куоги. Газета «Стампа». Италия. Господин Президент, какова политика государства в области религии, и являетесь ли вы верующим человеком? Если да, то к какой конфессии себя причисляете? Спасибо.

– Начну с себя. Думаю, я человек – верующий. Но не религиозный. Вера и религия – понятия разные. Во всяком случае, для меня. Вырос я в православной традиции, потому считаю себя православным, что не мешает мне с уважением относиться ко всем остальным мировоззренческим системам. В настоящее время мы готовимся к проведению первого межконфессионального Собора, который должен взять на себя роль высшей духовной инстанции в стране и выработать универсальные нормы взаимоотношения между различными епархиями. По закону у нас религия отделена от государства. Но в программу школьного обучения мы ввели в качестве основного предмета «Историю религии» с тем, чтобы исключить в дальнейшем конфессиональную рознь, что чаще всего происходит изза элементарного невежества. Кроме того, мы запретили в законодательном порядке чиновникам любого уровня, включая и высших должностных лиц государства, публично демонстрировать свою религиозную принадлежность, поскольку полагаем, что участие в тех или иных церемониях и обрядах – дело сугубо личное. Иначе пропасть во взаимопонимании неизбежна. За примерами далеко ходить не надо.

Русский проект в его историческом понимании тем и был ценен человечеству, что объединял людей независимо от религиозной и национальной принадлежности. В конечном счете, добровольно или нет, но вошедшие в состав Российской империи народы жили мирно, сохраняя свои обычаи и язык. При этом никого не загоняли в резервации, что было характерно для Западного проекта. С распадом Союза и разрушением социалистического общества стал наблюдаться возврат к религиозным нормам. И это хорошо, поскольку религия зиждется на вере, а без веры человеку жить крайне сложно, независимо от того, во что верить, в победу коммунизма или во второе пришествие. Мудрые и хитрые манипуляторы, скорее всего по подсказке изза рубежа, ввели новую традицию: присутствие на церковных службах в Рождественский сочельник и на Пасху представителей центральной власти, что само по себе не преступно, конечно. Правда, тут же было принято решение об обязательной трансляции этого действа по государственным каналам телевидения.

Организаторы подобных акций поднаторели в технологиях манипуляции коллективным сознанием. С одной стороны, то, что делало тогда российское руководство, радовало русских, исповедующих православие, поскольку демонстрируемое действо выглядело как возврат к исконно народным ценностям. Правда, истинно верующие не скрывали своего недоумения, вызванного подобными акциям, ибо полагали, что вера – дело сугубо личное, а стоять на виду у всей страны в храме со свечой, в специально отведенном месте, дистанцируясь от своего народа, который метко окрестил новоявленных верующих «подсвечниками» – дело не богоугодное. Но на самом деле, не это главное.

Дело в том, что подобными шагами центральная власть сразу отдалила от себя других подданных – мусульман, иудеев, буддистов, атеистов. Они ничего не имели против представителей других конфессий, но посчитали себя ущемленными, так как, к примеру, мусульманское богослужение по телевизору, причем по государственным каналам, не транслировалось. И что в результате? Вполне закономерная реакция: в мусульманских республиках вводились свои праздники, в буддистских – свои, что, в общем, очень хорошо. Но вот что плохо – праздновались они нарочито пышно, демонстративно. И если уж резали баранов на праздник жертвоприношения в мусульманских республиках, то по максимуму, включая дворы школ и детских домов. В общем, в результате главная цель могильщиков Русского проекта была достигнута: у христиан были свои праздники, у мусульман – свои, у буддистов – свои. Во главе стола у первых сидели Президент, Премьер, Мэр Москвы и т. д., а у вторых, в лучшем случае, местный лидер. Но если вспомнить, что первые лица государства – вроде как отцы всего российского народа, то их отсутствие на празднике у родного, но, видимо, не любимого дитяти (мусульман, к примеру) было воспринято как обида. Что может быть сильнее обиды ребенка на своего родителя, когда тот забывает прийти к нему на день рождения? И не исключено, что распад государства Российского в начале второго десятилетия XXI века был вызван и этой, на первый взгляд, незначительной причиной.

– Анри Моруа. Журнал «Франс». Где будет столица нового государства? Спасибо.

– Я не знаю, знакомы ли вы с выводами Академии небополитики по данному вопросу. Но мне они кажутся весьма убедительными. За свою многовековую историю русское государство проходило через разные этапы своего развития. Были там и падения, и взлеты. Так вот, каждый новый виток развития был связан не только со сменой названия государства: Киевская Русь, ВладимироСуздальское государство, Великое Московское княжество, Московское царство, Российская империя, но и приводил к переносу столицы – из Киева во Владимир, оттуда в Москву, из Москвы в СанктПетербург и затем обратно. Полагаю, что в любом случае, даже при условии объединения с Московией, чего русские люди не могут не желать всей душой, так как Москва – это историческое сердце русской культуры, столицей единого государства будет другой город. Сразу же, чтобы не провоцировать вас на дальнейшие расспросы по данному поводу, замечу, что это будет не Екатеринбург. Скорее всего, один из сибирских городов, может быть Тобольск, а может, будет построена новая столица. Посмотрим. Время покажет.

– Ханс Ван Брук. Газета «Холланд». Господин Президент, почему в вашей республике нет свободы слова и опять введена цензура? Спасибо.

– Я не согласен с такой постановкой вопроса, поскольку в нем больше осуждения, чем желания узнать истинное положение вещей. Но всетаки отвечу. Мы вынуждены были принять ряд очень жестких законов, регулирующих работу средств массовой информации, запретив пропаганду в них насилия, порнографии, разврата, обмана, лжи, паразитического образа жизни, так как все это разрушает устои народного сознания, приводит к моральной деградации, девальвирует такие нравственные ценности, как правда, справедливость, совесть. Многие из перечисленных мной категорий являются предметом беспрерывных научных дискуссий, споров и диспутов. У них нет так называемых объективных способов измерения, а потому они так часто становятся объектом спекуляций. Поэтому при главе государства создан Высший наблюдательный совет за работой СМИ, который возглавил очень хорошо известный и у нас, и за рубежом ученый, литератор, писатель и поэт, доктор наук и профессор, академик и автор многочисленных трудов не только в области прикладной науки, но и, так сказать, в более высоких сферах человеческой мысли, Игорь Владимирович Давиденко. И все вопросы, связанные с запретом на те или иные передачи или публикации, прошу адресовать ему.

Со своей же стороны лишь добавлю: я не допущу, чтобы нашим детям показывали 24 часа в сутки мультфильмы, где жуткого вида человекообразные существа, используя все известные и неизвестные виды оружия, уничтожают себе подобных и прочих монстров. Такая искаженная картина мироустройства замещает в неокрепших мозгах настоящую жизнь, с ее понятиями добра и зла, справедливости и подлости, правды и лжи. Я не позволю, чтобы с помощью рекламы, где глянцевые красотки целыми днями пьют сок, купаются и загорают, ездят на супердорогих автомобилях, одеваются в роскошных магазинах, ежечасно меняют прокладки и пьют противозачаточные таблетки, разрушались вековые представления о женской красоте и истинном предназначении женщины. Я категорически выступаю против зомбирования мужчин, единственной целью которых становится успех, прежде всего материальный. И, что страшно, общественная мораль начала XXI века практически не ограничивала его в выборе средств для достижения этой цели: коррупция и подкуп должностных лиц, воровство и грабеж, торговля наркотиками и оружием, организация проституции и сутенерство, а самое главное, чиновничий беспредел – все это возможно, востребовано и никак не порицается. Более того, честный труд хоть и не осуждается открыто, но особого восторга не вызывает, так как «трудом праведным не наживешь палат каменных».

Так вот, для того чтобы ничего подобного впредь не происходило, мы и вводим эти ограничения, – после этой, слишком длинной для подобного формата, речи зал невольно зааплодировал.

– Свен Карлсон. Шведское информационное агентство. Господин Президент, чем вызвано уголовное преследование сексуальных меньшинств? Спасибо.

– У нас нет уголовного преследования никаких меньшинств. Ни сексуальных, ни прочих. Введена ответственность за принуждение к этому, за пропаганду однополых связей, запрещены публичные манифестации геев и лесбиянок, реклама подобного образа жизни. По мнению ученых, в природе существуют аномалии, в том числе и в сексуальной сфере, функций тех или иных животных организмов. Не более 4 процентов таких отклонений от нормы зафиксировано в человеческой популяции. Причем вот вам исторический пример: фашистская Германия пыталась истребить гомосексуалистов физически. Но, несмотря на все ее усилия, их так и осталось порядка 4 процентов от общей численности населения. Значит, это допустимый природный порог. Это своего рода болезнь. И мы всячески помогаем таким людям адаптироваться, найти свое место в обществе: их медицинское страхование предусматривает бесплатное лечение, включая психологическую помощь и проведение операций по изменению пола. То есть у нас все это делается бесплатно. Но когда речь идет об элементарной распущенности, жертвами которой в первую очередь становится неопытная молодежь – тогда мы противимся этому всей мощью государства и его общественных институтов.

Данная проблема важна еще и потому, что в навязываемой нам западной модели развития не последнюю роль занимает именно пропаганда сексуальной свободы, причем не только в отношениях между разными полами. Выставляемые напоказ гомосексуальные связи, как неотъемлемый атрибут жизни людей искусства, стали нормой нашей повседневной жизни. Биографии великих мира сего, придерживавшихся нетрадиционной сексуальной ориентации, предлагают молодежи в качестве примера для подражания. Интимные подробности их жизни буквально обрушивают на головы наших детей через книги, фильмы, телевизионные передачи с участием женоподобных мужчин и мужеподобных женщин. В последнее время в этот процесс включились протестантская церковь некоторых стран Западной Европы, открывшая двери в Царствие Божие гомосексуалистам, признав и освятив их браки, и правительства ряда западных стран, узаконившие однополые браки. При этом я лично ничего не имею против гомосексуалистов. Живут себе люди и живут. Нравится им это – на здоровье. Каждый развлекается, как может. Но пропаганда такого образа жизни приведет к разрушению сознания, семейных устоев, а в конечном счете общества, государства и всей цивилизации.

– Лю Ли. Газета «Жэньминь жибао». Господин Президент. Как вам удалось побороть коррупцию и заставить казнокрадов вернуть государству награбленное? Спасибо!

– Для борьбы с этим монстром нужна политическая воля. Только и всего. Первое: мы значительно повысили жалование чиновникам всех уровней и индексируем его каждые два года. Кроме того, у лиц, посвятивших себя служению государству, весьма солидное выходное пособие и высокая пенсия. Есть целый ряд льгот, включающий медицинское, санаторнокурортное и прочие виды обеспечения. И это – пряник. Но существует также и кнут. Это уголовная ответственность вплоть до смертной казни за хищения и взятки. Пример: сотрудник дорожнопатрульной службы получил от вас деньги в обход закона – он лишается работы, всех льгот, выслуги, хорошего пособия по окончании службы и пенсии. Станет ли он рисковать всем этим даже ради 1000 евро отступных? Если же на такие действия его толкает начальство, то в ходе уголовного расследования это все равно вскроется. Чем выше занимаемая должность – тем больше мера ответственности. В СССР был закон, в соответствии с которым при хищении госсобственности в размере свыше 10 000 рублей (это, грубо говоря, сегодняшние 10 000 евро) виновным грозила смертная казнь. Мы вернули эту практику. Результат налицо.

Что же касается тех, кто разворовал Россию, то мы их похорошему просим вернуть награбленное. Не просто так, а в соответствии с решениями Международного трибунала по экономическим преступлениям, который на постоянной основе функционирует в Екатеринбурге. В его состав вошли представители многих республик и зарубежных стран. После тщательного изучения всех обстоятельств дела данный орган выносит специальное решение в отношении каждого обвиняемого. Причем действует норма, позволяющая человеку избежать уголовного наказания в случае возврата украденных у Российской Федерации средств. Если, конечно, за ним не числится других преступлений. Многие соглашаются. И таким образом только за два прошедших года было возвращено более 300 миллиардов евро. Но есть и упертые. К таким применяется та же норма, что и в первом случае. А так как суммы незаконно присвоенных ими средств явно превышают указанные лимиты, те же самые 10 000 евро, то они приговариваются к смертной казни, конфискации всего имущества, объявляются вне закона, одним словом. Радует, что таких – единицы. Я полагаю, мы уже обо всем поговорили. Следующий вопрос будет последним. Пожалуйста, – и Тимофеев сделал приглашающий жест в сторону миловидной женщины, сидящей в первом ряду.

– Маргарита Кононова. Газета «Уралочка». Мой вопрос о любви. Что она для вас значит, господин Президент? – Она улыбнулась и села на свое место. Тимофеев на минуту задумался. К такому вопросу он явно не был готов. Одно дело – политика, наука, словом, текучка. А этот вопрос о вечном, главном для человека.

– Любовь… Как люди узнают о том, любят их или нет? Почему не всегда доверяют словам, как бы искренне они не звучали? Человеческая психика устроена таким образом, что без любви никто из нас обойтись не может. Справедливости ради стоит отметить, что мы не сами это придумали, таковы законы природы, где без любви и цветок не вырастет. Поэтому мы всю жизнь мучаемся вопросом – любят нас или нет. Это наглядно демонстрируют маленькие дети, которые не только постоянно провоцируют родителей на проявление любви, но и открыто спрашивают об этом.

Мы, взрослые, хоть и контролируем свои эмоции, тоже частенько задаем подобные вопросы близким. И, как правило, за редким исключением, получив положительный ответ, сомневаемся в его искренности и начинаем требовать иных, более весомых доказательств. И так уж повелось, что самое действенное из таких доказательств – не «серебро и злато», то есть не машины, дачи, дома и поместья, а жертва. И чем она значимее, тем сильнее любовь.

И «мусипуси», и жаркие объятия, и любовные утехи, и клятвенные заверения, и дорогие подарки – все это замечательно, но не имеет никакого отношения к тому чувству, которое мы называем любовью. Страсть – да, сексуальное влечение – да, жажда обладания – да! Но любовь возникает только там, где есть готовность жертвовать чемто очень значимым, даже жизнью, своей и своих близких, ради объекта любви.

Возьмем примеры из жизни, литературы, истории, Библии. Как Авраам доказал свою любовь Богу? Готовностью пожертвовать единственным сыном, столь долгожданным и любимым. Как сам Господь продемонстрировал свою любовь людям? Послал к ним Сына своего, зная, что тот будет принесен в жертву во искупление человеческих грехов. Шекспир показал нам в «Ромео и Джульетте» величайший пример любви, возвышенный акт жертвенности двух «любящих детей».

Что лежит в основе нового зарождающегося мировоззрения или религии? Жертвы мучеников за веру, за идею. Ибо это – примеры любви, образцы для подражания. Даже победившие в 1991 году в России либералы пытались выстроить новую духовность, создав собственный некрополь мучеников. Во всяком случае, именно так они пытались представить смерть трех несчастных юношей у Белого дома. Но очень скоро благополучно об этом забыли, поскольку ни духовность, ни жертвы, ни сама Россия им были не нужны.

Неспособность прежнего российского режима идти хоть на какието жертвы ради нас с вами, ради возрождения страны – доказательство полного отсутствия у них любви к стране и ее гражданам. Закончилось все это трагедией мирового масштаба. России не стало потому, что нами так бездарно правили, ибо не хотели и не могли иначе. При этом надо отдать им должное, истинную любовь они все же испытывали – «любовь к чистогану и наживе». Правитель же должен искренне любить свой народ, так как «…отличительным характером настоятеля должна быть любовь к подчиненным: истинного бо пастыря… показует любовь его к своему стаду. Ибо любовь принудила распяться на кресте Верховного Пастыря». Это слова преподобного Серафима Саровского.

Свидетельством такой любви является готовность элиты идти на жертвы. Способна она к этому или нет – показывает сама жизнь. Нестяжательство, неучастие в приватизации крупных предприятий, незахват позиций в газовой и нефтяной сферах, нестроительство дворцов, неприобретение престижных участков земли, не обустройство своих родных за границей – все эти «не» вполне могут стать доказательством жертвенности лидера и его окружения, их любви к народу и стране, а значит, и способности мудро править.

Если же ктолибо клянется вам в своей привязанности и любви, говорит, что ради вас готов на все, но при этом выясняется, что жертвовать он ничем не желает, не способен отказаться от своих привычек, комфорта и богатства, не верьте ему. Он может оказаться вполне приличным человеком, честным и порядочным, но неспособным ради вас пойти на жертвы. А коли так, то и о любви речи идти не может.

– Господа, все! Поблагодарим Президента за уделенное нам время. Всем всего самого доброго. До свидания. Прессконференция окончена, – после этих слов Мунирова Тимофеев поднялся и направился к выходу. У дверей зала его ждал сияющий Лазуренко:

– Иван Николаевич! Мы его нашли, – Тимофеев хлопнул Лазуренко по плечу в знак одобрения и, взглядом пригласив следовать за собой, пошел к машине.


Побег | Палач. Дилогия | cледующая глава