home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


23

Эми

Прижимаюсь лицом к металлической поверхности, вдыхая пыль, которая осела на рядах заклепок вдоль вогнутой стены. В глазах жжет, я ничего не вижу, кроме серости стального мира вокруг.

Что-то внутри меня ломается.

Я. Не могу. Этого выдержать. Не могу. Это слишком. Все… все это… существование… я не могу. Просто не могу. Пожертвовать всем и получить взамен один только холодный металл…

Сползаю вниз по чуть вогнутой стене, оставляя на ней след из пота, слез и соплей, но мне все равно. Влажная земля тут же отпечатывает на коленях брюк влажные круги. Сжимаю горсти в кулаках. Чувствую кожей — это земля, реальная, настоящая земля.

Но это фальшивка.

— С тобой все нормально?

На тропе, соединяющей Больницу с большим кирпичным зданием дальше по улице, стоит человек.

Когда я поднимаю измазанные руки, с них комьями падает грязь. Пытаюсь вытереть с лица слезы и сопли, но, скорее всего, бесполезно — становится только хуже.

Чтобы встать, приходится опереться о стену.

— Вы, наверно, думаете, что я спятила, — всхлипываю я, пытаясь выдавить подобие смешка.

— Я думаю, ты очень расстроилась, — отвечает он, помогая мне подняться, — но не спятила. Что-то не так?

— Все, — фыркаю я.

— Не может же все быть так плохо.

Поверьте мне, может.

Он словно не замечает, что я совсем измазала ему рукав грязью.

— Кстати, я Эми.

— Орион.

— Очень приятно, — произнося это, я вдруг понимаю, что не кривлю душой. Это первый человек на корабле, который меня не пугает, не угрожает убить или то и другое сразу. Он намного старше, почти ровесник папы, и, хоть эта мысль и впивается мне в сердце занозой, все же она и успокаивает немного.

Орион ведет меня в сторону кирпичного здания, прочь от Больницы.

— Перед тем как отправить обратно, тебя надо привести в порядок. Что ты вообще делала у этой стены?

— Искала, как выбраться с корабля, — бормочу я.

Орион смеется искренним, здоровым смехом, от которого я тоже начинаю улыбаться. В глазах его загорается огонек, который напоминает мне Старшего. Это не из-за внешности — они здесь все выглядят родственниками из-за одинакового цвета кожи и волос. Нет — о Старшем мне напоминает доброта в его глазах.

На крыльце кирпичного здания я останавливаюсь. Большие белые буквы гласят «Регистратека». Рядом со входом висит портрет Старейшины. Холодный взгляд следит за тем, как я поднимаюсь по ступеням, но я стараюсь не смотреть на портрет. Орион спешит внутрь, на ходу что-то говоря о полотенце.

Я открываю дверь, и приходится подождать мгновение, чтобы глаза привыкли к тусклому свету.

А потом я вижу ее.

Землю.

Не настоящую Землю, конечно, просто большую глиняную модель.

Я бросаюсь вперед, протягивая руки к огромному глиняному земному шару, висящему в центре гигантских размеров холла. Вот Америка, вот Флорида, где я родилась, а вот Колорадо — там я встретила Джейсона. Ладони дрожат, отчаянно пытаясь дотянуться до пыльной, неровной глины, но она слишком высоко.

Орион хватает меня за руки и растирает горячим, немного влажным полотенцем. Такое ощущение, словно он хочет стереть с них кожу. Отбираю у него руки — они красные, но чистые. Не давая мне сказать ни слова, Орион сует мне полотенце в лицо и начинает тереть. Он смеется, и я тоже — уже очень давно со мной не обращались, как с измазавшимся в грязи несмышленышем.

— Ну вот, чисто! — весело объявляет он, бросая полотенце куда-то за спину. Потом протягивает мне стакан холодной воды, которую я тут же жадно выпиваю. Мышцы расслабляются, и, кажется, я потихоньку успокаиваюсь.

— Что, — кивает Орион в сторону модели, — нашла наш макет Сол-Земли?

Видимо, под Сол-Землей он имеет в виду мою Землю.

— А вот, — добавляет он, — «Годспид».

А я и не заметила маленькую модель корабля, которая словно бы вылетела с Земли. Она размером примерно с мою голову, а Земля такая большая, что я не смогла бы даже обхватить ее руками.

Слегка толкаю кораблик. Сбившись с курса, он хаотически качается на своем проводе, но потом успокаивается, словно ничего не случилось. Это же просто корабль. Ему на все плевать.

— Теперь лучше? — спрашивает Орион, словно теплым полотенцем можно решить любую проблему.

— Да, все нормально, — говорю я, но мы оба знаем, что я лгу.


22 Старший | Через вселенную | 24 Старший



Loading...