home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


44

Старший

— Что это шумит? — спрашиваю я, только сейчас заметив странный бурлящий звук.

Старейшина бросает взгляд через плечо, где стена уходит вправо.

— Там водяной насос.

Сдвигаю брови. Обработка воды происходит не здесь, а на уровне корабельщиков. Но потом я вспоминаю чертежи, что мне показывал Орион еще до того, как Эми проснулась. На схеме точно был еще один водяной насос на четвертом уровне.

— Ему же лет немерено.

— Ты откуда знаешь? — резко спрашивает Старейшина, но я его игнорирую.

Подхожу ближе, чтобы осмотреть насос. Он намного меньше, чем насос на уровне корабельщиков. На нем есть панель управления и в придачу воронка. Насос на верхнем уровне перерабатывает, очищает и распределяет воду. А этот служит только для того, чтобы что-то в нее подмешивать. Рядом стоит пустое ведерко — изнутри оно покрыто густой, похожей на сироп субстанцией.

— Для чего нужен этот насос?

Старейшина глядит на меня так, словно поверить не может, что я мог спросить такую глупость.

— Он качает воду.

— Нет. Это насос на уровне корабельщиков. А этот для чего?

Старейшина улыбается, и улыбка его кажется неожиданно искренней. Как будто он гордится тем, что я его раскусил.

— Это элемент изначальной конструкции корабля. «Годспид» не бесконечен. Мы добавляем в воду и еду питательные элементы, тем самым поддерживая популяцию размером один человек на два акра. Но все же корабль не потянет больше трех тысяч человек. Нам постоянно приходится контролировать популяцию, — он замечает мое озадаченное лицо, — уровень рождаемости.

— Вот этим? — я указываю на воронку.

Старейшина кивает.

— С помощью этого насоса люди получают витамины и контрацептивы. Прямо в питьевую воду — и все здоровы. Почему, ты думаешь, фермерши советуют пить воду, когда плохо себя чувствуешь? А с началом Сезона мы убираем контрацептивы и добавляем гормоны. Для увеличения сексуального желания. Особенно эффективно действует на фермеров.

Вспоминаю слова Эми о том, что Сезон — это ненормально. Она была права.

— Я рад, что ты задаешь такого рода вопросы, — говорит Старейшина. — Рад, что ты, наконец, начинаешь думать, как Старейшина. — Он берет корзину в руки. — Мне важно знать, что ты готов на все, чтобы корабль и люди на нем процветали. Абсолютно. На. Все.

— А ты? — голос подводит меня.

— До сих пор — да, — Старейшина произносит это с такой искренностью, что я не сомневаюсь в его словах. — Каждую отведенную мне секунду я положил на то, чтобы сделать жизнь людей на борту лучше. Знаю, ты порой со мной не согласен, но результат прежде всего.

— Каждую секунду, значит? — Я чувствую, как во мне растет раздражение из-за самодовольного тона Старейшины. Он определенно намекает на то, что я не так предан кораблю, как он.

— Каждую секунду.

— И как же ты обеспечивал кораблю процветание, когда приходил на уровень к замороженным? Какие такие важные обязанности командира ты выполнял?

Старейшина выпрямляется.

— Я не должен перед тобой отчитываться, парень.

Я знаю Старейшину, знаю, как вызвать его на разговор.

— Мне казалось, вторая причина разлада — отсутствие командования. Какой из тебя командир, если ты все на свете скрываешь от своего преемника?

До моего слуха доносится треск. Стенка корзины со шприцами ломается под руками Старейшины.

— Ну, расскажи мне, что, по-твоему, я должен делать. — Это не вопрос, скорее угроза.

— Давай лучше я тебе расскажу, что ты, по-моему, не должен делать. Вот, например, вытаскивать людей из криокамер. Тот мужчина умер. И женщина умерла бы, если бы Эми ее не нашла.

Старший так встряхивает корзину, что шприцы в ней громко стучат друг о друга.

— Ты обвиняешь меня в том, что я открыл криокамеры? И убил еще кого-то из замороженных?

— Я только говорю, что каждый раз, как кто-то из них умирает, ты оказываешься поблизости.

— Я не обязан выслушивать от ТЕБЯ весь этот бред! — ревет Старейшина и бросается к двери, но, споткнувшись из-за больной ноги, врезается в одну из огромных колб, так что пузырьки с бобами внутри трясутся.

— Ну и командир, — бормочу я.

Старейшина выпрямляется, прожигая меня взглядом.

— Третья причина разлада, — говорит он пугающе монотонным голосом, — индивидуальное мышление. Общество не может процветать, если один-единственный человек способен отравить умы идеей бунта и хаоса. — Он по-прежнему смотрит на меня. — А если такие идеи исходят от будущего командира корабля и если он настолько злобен и глуп, что обвиняет меня в убийстве замороженных, то, во имя звезд, пусть в его пустой голове появится хоть что-нибудь, прежде чем я умру и он примет руководство!

— Это так на тебя похоже — все превращать в лекцию о том, каким я буду поганым командиром! — не выдерживаю я. — Но вот только ты до сих пор не сказал, зачем сюда спускался и как так случилось, что мистер Кеннеди захлебнулся в контейнере прямо за этой дверью! — Указав в сторону двери, я так сильно толкаю колбу с криораствором и эмбрионами, что они прыгают внутри, как фрукты в желе.

— Идиот, — выплевывает Старейшина и вылетает прочь из комнаты, по дороге пиная дверь. Шприцы в корзине перестукиваются в унисон с его шагами.

— Может, и идиот, — шепчу я, — но ты так и не сказал, что не делал этого.


43 Эми | Через вселенную | 45 Эми



Loading...