home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


ГЛАВА 4

– О'кей, проф, присаживайтесь и рассказывайте, что у вас за странный факт, – сказал Клозе. Выспавшийся, он был бодр, полон сил и готов забороть таргов одной левой ногой. Хорошее настроение Тирана объяснялось еще и тем фактом, что утром ему удалось получить немного любви.

– Вы разбираетесь в физике?

– Я учил ее в школе, – гордо сказал Клозе. – А потом еще и в Академии.

– Что вы знаете об электромагнитных полях? Или об электромагнитных волнах?

Клозе честно попытался вспомнить.

– Я знаю, что они существуют, – признался он наконец. – И что они чем-то друг от друга отличаются. Только я не помню чем.

– Для начала этого достаточно, – успокоил его Снегов. – Я не собираюсь утруждать вас специальными терминами.

Будучи внештатным консультантом УИБ, он уже давно должен был привыкнуть объяснять все на пальцах. У контрразведчиков познания в физике еще мельче и уже, чем у пилотов.

– Вы помните, что у каждой планеты есть свое электромагнитное поле, а в вакууме оно продолжает распространяться в виде электромагнитных волн?

– Не помню, но готов поверить вам на слово.

– Отлично. Опустим уравнения Максвелла и преобразования Лоренца…

– Слава богу.

– Примите как факт, что электромагнитное поле каждой планеты – величина непостоянная, но предсказуемая, и при нынешнем развитии науки мы можем довольно просто отследить, что повлияло на те или иные изменения.

– Уже принял, проф.

– Поскольку я являюсь экспертом по техническому оснащению нашего противника, я тщательно изучал телеметрию всех боевых столкновений с таргами. И совершенно случайно обратил внимание на нечто, что не имеет к таргам прямого отношения, зато довольно любопытно само по себе. Во время нападения таргов на Землю электромагнитное поле нашей планеты незначительно изменилось.

– Тарги? Их корабли? Их генераторы Нуль-Т?

– Нет. Я с полной уверенностью могу заявить, что к таргам это не имеет никакого отношения. Э… физически. Если быть абсолютно точным, электромагнитное поле претерпело изменение примерно за полчаса до начала атаки. И вернулось к своему прежнему состоянию через сорок минут после того, как мы отбились.

– Э… да. Источник изменений…

– Нам неизвестен.

– Насколько велико было отклонение от нормы? – И насколько это серьезно, чтобы обращаться с таким вопросом к первому лицу Человеческой Империи? Клозе этого пока не понимал.

– Не слишком велико. Более того, оно было настолько незначительно, что сначала его приняли за обычную статистическую погрешность.

– И что же заставило вас передумать?

– Сопоставление данных. Электромагнитное поле Марса изменилось одновременно с электромагнитным полем Земли, и ровно на тот же порядок и на то же время.

– Это… впечатляет. Но я не понимаю, что это может означать.

– Я тоже. Я же сказал, что у меня есть факт. И что этот факт странный. А объяснения ему нет.

– Почему же вы подумали, что мне необходимо знать об этом факте?

– Я провел исследования, которые заняли несколько недель. В итоге я обнаружил, что электромагнитный фон меняется каждый раз, когда на месте событий появляются тарги. Так было на Сахаре, на Великом Китае, на Аскалоне и при любом другом столкновении. В том числе и во время битвы, в которой свидетелем был ваш покорный слуга. Я имею в виду полет на «Одиссее».

– Я догадался. И что?

– Выражаясь фигурально и ненаучно, я могу сказать, что эта аномалия следует за флотом таргов по пятам. Или флот за ней. В общем, как-то вот так.

– Эта аномалия всегда появляется раньше таргов? – Клозе попытался найти практическое применение тому, чего не понимал.

– Да, но промежуток времени между появлением аномалии и атакой таргов может быть произвольным. Минимальная разница, которую я зафиксировал, имела место на Сахаре. Три минуты. Максимальная – два с половиной часа. Великий Китай.

– То есть, наблюдая за электромагнитным фоном, мы можем загодя предсказывать нападения?

– Э… нет.

– Почему? – нахмурился Клозе. – Неужели я что-то не так понял?

– Просто я еще не все рассказал. Странности этим не исчерпываются. Понимаете, за вакуумом мы постоянных наблюдений не ведем, но ради научного эксперимента я изучил атакованные планеты в другие промежутки времени, когда военные действия там не шли. Я обнаружил эту аномалию и в «мирное» время.

– Откуда вы знаете, что это та же самая аномалия?

– Размер отклонения идентичный.

– Вы изучали только планеты, подвергшиеся атаке?

– Нет. После них я изучил электромагнитные поля миров, на которых тарги никогда не бывали. Там тоже замечены аномалии.

– Тогда… с чего вы взяли, что эта хрень вообще связана с таргами?

– Потому что таргам она сопутствует всегда. Слишком много случаев для того, чтобы объяснить это простым совпадением или статистическим скачком.

– Иными словами, всякая селедка – рыба, но не всякая рыба – селедка.

– Именно так, сэр.

– Научного объяснения у вас нет?

– Увы, к моему великому стыду.

– А ненаучное? – полюбопытствовал Клозе. – Просто высказанное в порядке бреда?

– Боюсь, с этим вы обратились не по адресу. Бред – это немного не по моей части.

– Зашибись, – сказал Клозе. – И что я должен делать со всем этим дерьмом?

– Не знаю, сэр.

– Толку от вас… – вздохнул Клозе и тут же спохватился: – Только не обижайтесь, проф.

– Я не обижаюсь. Я и сам собой недоволен.

– Надеюсь, вы с этим еще разберетесь, – сказал Клозе. – А что насчет той темы, которую мы с вами обсуждали полгода назад?

– Я настолько увлекся этим феноменом, что посвящал разработке оружия не так много времени, как хотелось. Боюсь, что мне особенно нечем вас порадовать.

– А как дела с «ядерным веером»?

– С этим проблем меньше. Конечно, предыдущий… последний император зарубил наш проект на корню, считая, что сможет выиграть эту войну, размахивая Библией и читая молитвы, но я нашел финансирование на стороне. У меня два склада забито термоядерными бомбами.

– Надеюсь, эти склады находятся не на Земле?

– Нет, но достаточно близко. Они на Луне. Там же, где мы разместили и сам завод по изготовлению ядерных зарядов.

– И кому я обязан такой щедростью?

– Господину Ефремову. Это олигарх…

– Я знаю. Сколько Империя ему задолжала?

– Учитывая обстоятельства, думаю, что нисколько. Он уполномочил меня преподнести вам завод и склады как подарок к коронации… инаугурации…

– Я собирался обойтись вообще без всяких церемоний, – сказал Клозе.

Хорошо же при Рокуэлле работало УИБ, подумал Клозе. Прохлопало производство ядерного оружия под самым носом, на Луне. А если бы они там что-нибудь другое производили? Или для других целей? Клозе взял на заметку поговорить об этом с Красновым, но так, чтобы по возможности не доставить неприятностей щедрому олигарху Ефремову.

Конечно, вряд ли они успели построить такой уж большой завод, но все-таки…

– Насколько я понимаю, вы до сих пор продолжаете наблюдения за электромагнитным полем Земли? – уточнил Клозе.

– Конечно, и не только Земли, – сказал Снегов. – Правда, информацию в режиме реального времени мы получаем только о нашей планете.

– Если вы снова зафиксируете подобные аномалии, дайте мне знать, – попросил Клозе. – Немедленно.

– Вы же понимаете, совсем не обязательно, что вслед за этим последует нападение таргов.

– Тем не менее я хочу знать, – сказал Клозе.

– Конечно.

Внештатный эксперт УИБ ушел, оставив Тирана в глубоком раздумье.

С приходом Клозе к власти многие связывали большие надежды. Теперь пришло время эти надежды оправдывать.

Он получил власть. Пора выигрывать чертову войну.

Клозе считал, что реально оценивает свои возможности.

Он не был офигенным стратегом. Он был офигенным пилотом и, с точки зрения практика, зачастую был способен замечать ошибки в стратегии, которую разрабатывали другие. Удачное размещение резерва прямо по ходу основного удара таргов во время последнего предпринятого ими штурма Земли в Империи считали грандиозным успехом, но на самом деле это было озарением, скорее удачной догадкой, чем проблеском интеллекта.

При помощи тупого везения можно выиграть одну битву, но не войну.

Основная проблема противостояния людей и таргов заключалась в том, что разумной стратегии пока не мог предложить никто. Обдумывая проблему с разных сторон, Клозе чувствовал себя так, словно он играет в шахматы неполным комплектом фигур, а у его противника передняя линия состоит не из пешек, а из ферзей.

Итак, тарги.

Военные силы Чужих условно можно было разбить на три части.

Остатки первой волны вторжения уже давно находились на имперских территориях, но пока вдали от населенных планет. Несмотря на кажущуюся бесперспективность этого занятия, группировка вице-адмирала Рикельми солидно потрепала их силы, и на данный момент этот флот таргов насчитывал около трехсот пятидесяти кораблей. Этого было достаточно, чтобы уничтожить население планеты вроде Великого Китая, но в общем раскладе этот флот представлял наименьшую опасность.

Он состоял из устаревших, «медленных» кораблей, способных двигаться только с релятивистскими скоростями, и ближайшей населенной людьми планеты мог достичь только через несколько месяцев.

Когда-то этот флот состоял из трех тысяч кораблей, но это было до того, как Юлий уже в качестве императора раздолбал его в пух и прах во время легендарной битвы на встречных курсах.

Вторая волна вторжения достигла границ Империи месяц назад. Она тоже состояла из «медленных» кораблей, зато их было немерено – почти шесть тысяч. На пути таргов оказались три населенные людьми планеты – Аскалон, Новая Германия и Табар. Все три были атакованы и выжжены дотла. Рокуэлл за них почти не дрался. Общие потери человечества составили тогда около четырех миллионов человек. По счастью, приграничные миры не могли похвастаться большой численностью населения. На Великом Китае погибло два миллиарда.

Вторая волна была основной ударной силой таргов. Она двигалась медленно, но неотвратимо, как танк, и уничтожала все на своем пути. Даже без поддержки других флотов она могла полностью уничтожить человечество в течение ближайших пяти-шести лет, ограниченная только скоростью своего передвижения.

Самой непредсказуемой и опасной частью сил вторжения являлся так называемый «быстрый» флот таргов, сформированный из кораблей с генераторами нуль-пространственного перехода.

Эти корабли появились позже других, но за счет своего технического превосходства вступили в войну гораздо раньше второй волны вторжения. Если не считать битвы на встречных курсах, то ВКС все время дрались именно с этими кораблями.

«Быстрый» флот, изначально состоявший из трех тысяч кораблей, был изрядно потрепан в боях. Особенно дорого дались ему битвы за Сахару, Великий Китай и попытка вторжения на Землю. Сейчас его численность сократилась до полутора тысяч кораблей. Когда-то разделенный на несколько частей, сейчас флот снова сбился в кучу и находился вне пределов Империи. Но это ничего не значило. Используя Нуль-Т, они могли атаковать где угодно. Если вернуться к шахматной терминологии, это был не просто ферзь. Это был ферзь, способный наносить удары, находясь вне пределов шахматной доски.

Что таргам могла противопоставить Империя?

Силы ВКС насчитывали сейчас в своем составе около полутора тысяч кораблей. Эта цифра могла быть куда меньше за счет боевых потерь, однако марсианские верфи работали на пределе своих возможностей, стараясь компенсировать потерянные в битвах суда.

Увы, будь их даже в два раза больше, прикрыть все населенные людьми планеты ВКС физически не могли бы. Человечество заселило около сотни планет, из которых надежно защищенными считались три: Земля, Марс и Новая Англия. Впрочем, ввиду последней, почти удавшейся атаки на Землю и эти три не могли похвастаться особенно качественной обороной.

Первоначальный план войны был похоронен одновременно с появлением «быстрого» флота таргов, а нового, несмотря на имеющееся в распоряжении людей время, никто придумать так и не смог. Точнее, были разработаны десятки, а то и сотни вариантов, но все они в итоге вели только к миллиардным потерям и более медленному поражению.

Сейчас силы человеческого флота были рассредоточены с целью прикрыть как можно большее количество миров. Приоритетной считалась защита планет, население которых переваливало за миллиард. Однако, учитывая подавляющее численное превосходство таргов, в безопасности себя не мог чувствовать никто.

Поведение таргов не укладывалось в рамки человеческой логики.

Вся эта огромная армада явилась всего с одной планеты. Имперские разведчики обнаружили прародину таргов не так давно, в последние недели правления Юлия.

Это был мир земного типа, с напрочь запущенной экологией и явно непригодный для жизни из-за техногенных загрязнений. Впрочем, жить там никто и не собирался. На планете не удалось обнаружить ни одного тарга. Вся их раса погрузилась на боевые корабли и отправилась на войну с человечеством. Клозе находил, что это довольно странное поведение для расы разумных существ. Они положили все яйца в одну, ладно, пусть в три корзины и начали войну, не оставив за спиной надежного тыла. Вообще никакого тыла не оставили.

Потерпев одно поражение и одержав несколько весьма убедительных побед, тарги прислали на Землю парламентера с ультиматумом, который предписывал человечеству ограничить свою численность до пяти миллиардов человек, проживающих на одной, любой на выбор, планете и отказаться от космических полетов даже внутри системы. Человечество в лице Юлия не собиралось соглашаться на эти условия, но император взял месяц на размышления. После Великого Китая ВКС нужна была небольшая передышка.

Однако тарги сами нарушили предложенное ими перемирие, напав одновременно на Марс и Землю. Атака успехом не увенчалась.

После этого «быстрый» флот таргов не принимал участия в сражениях, ожидая подхода основной ударной силы за пределами Империи. Очевидно, тарги решили временно поберечь свои «быстрые» корабли.

Бо Вайсберг считал, что может лишить таргов преимущества нуль-перехода. Клозе недостаточно разбирался в нуль-физике, чтобы понять, каким образом целую расу можно лишить доступа в нуль-пространство, которое, по определению того же Вайсберга, представляло собой «не пространство, а точку, находящуюся одновременно во всей Вселенной».

Даже если Бо добьется успеха, это будет только половиной дела. Флот таргов числом превосходит ВКС в несколько раз и все равно будет способен уничтожить человечество. Только без Нуль-Т это займет у него чуть больше времени.

Оружие таргов отнюдь не поражало воображение и было сходно с теми средствами, которыми располагало человечество. Лазерные установки, плазменные пушки, торпеды для работы в открытом космосе и ракеты для использования в атмосферах планет.

Правда, тарги уничтожили Сноуболл, спровоцировав преждевременный коллапс Зимней Звезды, однако ученые в один голос заверили Тирана, что больше у таргов такой номер не пройдет. Зимняя Звезда оказалась уязвимой лишь потому, что она была очень близка к гибели, и тарги лишь немного (в масштабах бесконечности Вселенной) ускорили процесс.

Также было совершенно очевидно, что тарги используют генную инженерию. Их десантники, представлявшие собой гигантских пауков с вживленными в их тело импульсными винтовками, явно не могли появиться в процессе естественной эволюции. Кроме десантников людям были знакомы пилоты таргов, напоминавшие здоровенных отвратительных тараканов, от одного вида которых нормального человека выворачивало наизнанку, и, предположительно, навигаторы, состоявшие из одного только мозга и существующие за счет паразитирования на пилотах. Еще был дипломат, полгода гостивший на Марсе в бессознательном состоянии. Внешне, издалека и в темноте он напоминал человека и тоже вряд ли мог быть естественным природным продуктом.

На кораблях таргов отсутствовали средства связи. Несмотря на это, тарги доказали слаженность своих действий, что позволило людям сделать вывод о способности насекомых к телепатии. Впрочем, прямых доказательств этого факта никто представить не мог.

Сегодня Клозе узнал, что таргам, возможно, сопутствует небольшая электромагнитная аномалия. Как интерпретировать этот факт, не знал никто. Тем более никто не представлял, как его можно использовать.

Итак, мысленно подытожил Клозе, учитывая все вышеизложенное, человечество может спасти только чудо. И, что самое поганое, человечество ожидает чудо именно от меня. Впрочем, я сам на это напросился.

Стоять в стороне и смотреть, как Рокуэлл губит Империю, а заодно с ней и все человечество, Клозе просто не мог.

Зато теперь он взвалил на себя ответственность за сотню обитаемых миров и пятьдесят миллиардов жизней. Ему хотелось вернуться в те времена, когда он был лейтенантом на Сахаре. А еще лучше – кадетом в Академии. Тогда он отвечал только за самого себя, и это его вполне устраивало.

Клозе спустился в ситуационный центр, расположенный в подвале Букингемского дворца. К счастью, во время восстания центр практически не пострадал. Бои бушевали в другой части обширного императорского подвала.

Клозе бухнулся в кресло правителя, попросил принести ему кофе, закурил сигарету и связался с Генштабом.

– Я уже отправил к Земле корабли, сэр. Мисс Морган и дипломат таргов находятся на крейсере «Мерцающий».

Интересно, что заставило адмирала поместить их на один корабль?

– Знаю, мне уже доложили, – сказал Клозе. – Вы выглядите усталым, адмирал. Вы спали этой ночью?

– У нас тут все время день, сэр, – напомнил адмирал.

– Хорошо, спали ли вы этим днем?

– Еще нет. Был занят отправкой кораблей.

Пятьдесят шесть кораблей: двенадцать линкоров, два монитора, все остальное – крейсера – должны были прибыть к Земле уже этой ночью. У Клозе тревожно сосало под ложечкой. Он боялся, что корабли все равно опоздают. У Тирана было стойкое ощущение, что тарги атакуют Землю в ближайшее время.

Дополнительными кораблями Клозе собирался прикрыть небо над Лондоном и его окрестностями. Прошлый раз тарги нанесли удар именно по этому направлению.

– Не затягивайте с отдыхом, – посоветовал Клозе адмиралу. Юлий на отдых плевать хотел – и чем дело кончилось?

Адмирал неимоверным усилием лицевых мышц подавил зевок.

– Как только закончу беседу с вами, сэр.

– Я вас надолго не задержу, – сказал Клозе. – Я ознакомился с разработанными вариантами стратегий и должен сказать, что меня не устраивает ни один. За последнее время ни у одного из ваших гениев не появлялось новых идей?

– Боюсь, что вы ознакомились уже со всеми идеями. Гениальных там нет, это точно.

– Поэтому я считаю, что наш флот был распылен совершенно зря. Все силы ВКС надо собрать в одной системе.

– Разумно ли это, сэр? Мы оставим без прикрытия множество планет, а это поставит под удар миллиарды жизней.

– Поговорим начистоту, адмирал, – сказал Клозе. – То, что вы называете прикрытием, на самом деле только его видимость. Массированной атаки таргов не выдержит ни одна планета, и опыт Великого Китая наглядно этот факт иллюстрирует. С точки зрения пропаганды наши корабли в других звездных системах приносят пользу, но ничего не дают нам в тактическом плане. Держать их там – напрасная трата ресурсов, и я хочу, чтобы вы над этим крепко подумали.

– Хорошо. Я задам работу своим стратегам.

– По большому счету существуют только две планеты, потеря которых грозит Империи глобальной катастрофой, – сказал Клозе. – Земля и Марс. Марс, потому что на нем строятся корабли. Земля… помимо того что она является столицей и символом человечества, на ней расположен исследовательский комплекс Бо Вайсберга, который мы никак не должны потерять. Гибель других миров – это трагедия, но человечество может выжить и без них.

– Вы не собираетесь их защищать? – ровным тоном спросил адмирал Круз. Наверное, в этот момент он пожалел, что предоставил Клозе безоговорочную поддержку.

– Собираюсь, – сказал Клозе. – Но… недавняя история показывает, что, когда мы начинаем играть от обороны, мы проигрываем. Единственную победу мы одержали, когда атаковали таргов.

«Лучшая защита – нападение». Это изречение известно с самых древних времен. К сожалению, ему далеко не всегда удается следовать.

– Со всем моим уважением, сэр, но я не представляю, как мы вообще можем атаковать.

– Я тоже пока не представляю, – признался Клозе. – Тем не менее я настоятельно советую Генштабу обдумать такую возможность. Даже не советую, а приказываю.

– Есть, сэр. Так точно, сэр. Вы хотите, чтобы при планировании учитывался эффект Вайсберга или нет?

– Рассмотрите оба варианта. Надеюсь, мы будем знать точный ответ в течение этой недели. – Пока предварительные доклады Бо выглядели обнадеживающими. Но… шесть месяцев назад Вайсберг тоже был уверен в скором успехе.

Клозе казалось, что адмирал Круз так до сих пор и не смирился с жестокой реальностью. Человечество вряд ли могло сохранить свою численность на прежнем уровне. Даже если ему удастся одержать победу, скорее всего потери будут исчисляться десятками миллиардов. Клозе был готов заплатить и такую чудовищную цену, лишь бы хоть кто-то выжил и победил.


ГЛАВА 3 | Имперская трилогия | ГЛАВА 5