home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


ГЛАВА 6

Перед завершающим этапом работ Бо Вайсберг пригласил Тирана в комплекс своих лабораторий. Клозе с радостью принял приглашение. Ему давно хотелось наведаться в святая святых ученого и посмотреть на оборудование, которое должно было спасти человечество, собственными глазами.

Увы, ничего особенно примечательного он не увидел. В исследовательских корпусах УИБ ему доводилось встречать и более странные вещи.

Бо встретил Тирана и его охранников в большом зале, полностью заставленном всяческими агрегатами футуристического вида. Похоже, большую часть помещения занимали накопители энергии. Клозе читал отчеты и знал, что нуль-перенос пожирает прорву энергии.

Посреди зала находился компьютерный терминал. Вайсберг объяснил, что сама машина очень велика и расположена в отдельном здании. «Электронный мозг» Вайсберга на порядок превосходил тактические компьютеры, используемые в Генштабе ВКС.

– Это мой командный центр, – с гордостью сказал Бо. – Отсюда я управляю процессами нуль-транспортировки.

– Впечатляет, – согласился Клозе. – А где само оборудование для переноса?

– Пойдемте за мной, сэр.

Бо проводил его в соседнее помещение, занятое чем-то средним между ходовым двигателем корабля и машиной времени из фантастической постановки.

– Это наш вариант генератора Нуль-Т. Генераторы таргов более миниатюрны и, видимо, потребляют гораздо меньше энергии, но я пока не в состоянии придумать что-то еще.

– Это неважно, лишь бы оно работало, – сказал Клозе.

– Оборудование работает, – сказал Бо. – Хотя и не так, как у таргов. Мы можем перебрасывать предметы через нуль-пространство из передаточной камеры в камеру приемную. Мы используем стационарное оборудование, а тарги – мобильное. В этом они нас обогнали.

– Зато у них нет гипердрайва, – заметил Клозе.

– Верно, хотя этот факт меня несколько удивляет. С научной точки зрения гипердрайв куда проще и дешевле, чем Нуль-Т, и нет ничего удивительного в том, что мы открыли его раньше. Потом, у гипердрайва меньше ограничений.

Оборудование таргов мобильно и потребляет меньше энергии, зато ограничивает их в дистанции прыжка. На что способно оборудование Бо, пока известно только самому Бо. Гипердрайв покрывает меньшее расстояние, зато более маневрен и дешев в использовании.

Тиран и молодой гений продолжили экскурсию.

– Вот камеры приема и передачи, – сказал Бо Вайсберг.

– Похожи на здоровенные сейфы, – заметил Клозе. Камеры были сделаны из космической брони, и толщина стенки заставила бы побледнеть от зависти даже дредноут последнего поколения. – Они взаимозаменяемы?

– Нет. Камера передачи предназначена только для передачи и принимать материю не в состоянии. Все дело в фокусировке…

– Попозже вы прочитаете мне подробную лекцию, – сказал Клозе. – Сейчас я хотел бы услышать не о способе нуль-перехода, а о методе, которым мы можем его предотвратить.

– Способ довольно простой, – сказал Бо. – Я бы даже сказал, примитивный. Варварский. Он доступен нам именно благодаря несовершенству нашего оборудования. Я рассчитываю отправить кое-что через нуль-пространство… и не получить.

– В смысле – вы отключите приемную камеру?

– Не совсем так. Скорее дело в более тонкой регулировке… Я могу показать вам теоретические выкладки.

– Не надо. – Разбираться в мегабайтах информации у Клозе не было ни желания, ни времени. Ни способностей, если быть абсолютно честным. – Что именно вы собираетесь потерять в нуль-пространстве?

– Не потерять, а отправить и не получить, – поправил его Бо.

– Не вижу разницы. Так что это?

– Бомба.

– Бомба?

– Бомба. Ядерная. Согласно моим расчетам, ее взрыв в нуль-пространстве должен вызвать резонанс, который… э… не позволит никому использовать нуль-пространство для перехода.

– Зашибись, – обалдело сказал Клозе. – Если я правильно понимаю, эта ваша ядерная бомба должна сдетонировать в нуль-пространстве? В момент перехода?

– Конечно.

– И если ваши расчеты окажутся неверны, то в приемной камере мы можем получить полноценный термоядерный взрыв?

Стенки камеры уже не показались Клозе такими прочными.

Забавно, но до настоящего момента он так и не пытался выяснить, насколько радикальный способ разработал Бо Вайсберг. Все совпало так, что на это вечно не хватало времени.

Бо сообщил о своем открытии Юлию, после чего последовала атака таргов на Солнечную систему. Потом Юлий умер, Клозе уволили, разжаловали и отправили к черту на кулички, где у него было полно свободного времени, зато не было доступа к необходимой информации. Потом Клозе триумфально вернулся на Землю, заодно вернув Бо в его лабораторию, и… Собственно, с тех пор прошла всего пара дней, и Клозе все время был занят.

Какой идиот разместил взрывоопасную лабораторию рядом с главным городом столичной планеты Человеческой Империи? Ах да, это же было до меня. И даже до Юлия. Вайсберг возродил исследования, заброшенные по причине бесперспективности больше века назад. Он не строил своих лабораторий и не завозил оборудование, а пришел на готовую техническую базу.

Когда строили этот комплекс, никто не думал передавать с его помощью термоядерные заряды.

– Какой мощности будет взрыв? – уточнил Клозе.

– Порядка двадцати килотонн.

На нашу долю хватит, решил Клозе. Отправлять Вайсберга с его оборудованием и его идеями на Луну или в пояс астероидов уже не оставалось времени.

– Я понимаю, что вас беспокоит, – сказал Бо.

– Надеюсь, что понимаете, – искренне сказал Клозе.

– Но это совершенно напрасно, – сказал Бо. – Мы уже «потеряли» в нуль-пространстве три локационных буя. В порядке эксперимента, так сказать.

– Локационные буи в случае неудачи не имеют обыкновения взрываться и разрушать целые города, – сказал Клозе.

– Все будет нормально, – сказал Бо. – Мы рассчитали процесс передачи и детонации до тысячной доли секунды. Взрыв не может произойти раньше или позже. Он останется в нуль-пространстве.

– Допустим, – сказал Клозе. – И сколько времени продержится резонанс, блокирующий попытки таргов перемещаться посредством Нуль-Т?

– Две тысячи восемьсот пятьдесят три секунды, – гордо сказал Бо Вайсберг. – Естественно, это округленные данные. Время резонанса рассчитано нами до мельчайших долей…

– Около сорока семи минут, – подсчитал Клозе. – Меньше часа. А что потом?

– Потом надо будет отправить следующую бомбу.

– Э… И так постоянно?

– Боюсь, что да. Понимаю, что это весьма дорогостоящий способ, ведь помимо ядерных зарядов потребуется большое количество энергии на их перемещение…

– Сколько зарядов у вас уже есть?

– Два. Но профессор Снегов заверил меня, что на Луне налажено чуть ли не поточное производство… Я собирался попросить вас отдать распоряжение о доставке…

– Когда же вы были намерены?

– Во время сегодняшней экскурсии.

Снегов, значит, в курсе. Краснов тоже, такое большое количество потенциально опасного материала вблизи от Лондона не могло укрыться от внимания УИБ. Почему же мне никто ничего не сказал?

Потому что они думали, что ты знаешь, сообразил Клозе. Кто дал распоряжение обеспечивать Вайсберга всем необходимым, что бы он ни попросил?

– Вы понимаете, что будет, если вы ошиблись в расчетах?

– Я не ошибся, сэр.

– Хорошо бы. И когда вы готовы запустить эту хреновину?

– Не раньше, чем с Луны доставят запас термоядерных зарядов, дабы обеспечить непрерывность блокады.

– А если не принимать во внимание этот фактор? Когда вы подготовите все оборудование?

– Завтра к двадцати ноль-ноль.

Осталось двадцать восемь часов, прикинул Клозе. Мы успеем доставить запас бомб, и да поможет нам… хотя бы кто-нибудь.

– Чудесно, – сказал Клозе. – Вы понимаете, что не можете ничего сделать без моего приказа?

– Да, сэр.

– Момент удара я определю позже, – сказал Клозе. – Лично.

– Есть еще кое-что, что я хотел бы с вами обсудить, сэр. – Голос Вайсберга стал куда менее уверенным, чем когда он говорил о технических деталях. – Существуют вопросы этического характера.

– Этического? – удивился Клозе. – Вы испытываете неловкость перед таргами?

– Э… нет. Не перед таргами.

Клозе вздохнул.

– Поясните.

– Вселенная бесконечно велика, сэр, и, если в обозримом секторе пространства не существует иных разумных рас, кроме нас и таргов, это не означает, что их нет где-либо еще, – сказал Бо. – Если таковые расы существуют и если они используют нуль-пространство в своих целях, то последствия наших действий обрушатся и на их головы тоже.

– И что? – спросил Клозе.

– Вот я и подумал, насколько этично втягивать их в наши войны?

Вот он, образ мыслей настоящего ученого. Тот факт, что он собирается каждые сорок семь минут взрывать термоядерные бомбы в непосредственной близости от густонаселенного города, его никоим образом не волнует. А гипотетические негативные последствия, которые могут коснуться инопланетян, существующих лишь в его теории, инопланетян, о которых мы ничего не знаем, его беспокоят настолько, что он решил обратиться с этим вопросом к первому лицу Человеческой Империи.

Забавно до колик.

У Клозе запищал личный комм.

– Сэр, вы просили сообщить, когда мы снова зафиксируем электромагнитную аномалию, – сказал Снегов. – Три минуты назад электромагнитное поле Земли изменилось без видимых причин.

– Спасибо, – буркнул Клозе.

Началось?

Если он прав и тарги каким-то образом узнали о разработках Вайсберга, подошедших к логическому завершению, то сейчас для них действительно самое время атаковать. Зачем же им откладывать столь ответственное решение на самый последний момент?

– Бо, идите к своему терминалу и отслеживайте передвижения таргов, – распорядился Клозе.

– Этим постоянно занимается один из моих лаборантов. Если бы он что-то заметил, то уже поставил бы в известность командный пункт.

Клозе соединился с командным центром Букингемского дворца, а оттуда – с адмиралом Добсоном.

– Все тихо, – подтвердил Добсон. – В Солнечной системе таргов нет.

Клозе распорядился перевести войска орбитальной обороны в повышенную боевую готовность, закончил связь и повернулся к Бо.

– Я могу легко избавить вас от этических проблем, – заявил он. – Насколько я помню, Юлий Первый пожаловал вам воинское звание. А военные должны выполнять приказы. Знаете, что бывает за невыполнение приказа в военное время?

– Да, сэр. Знаю.

– То-то же, – сказал Клозе. – Считайте, что я вам приказал. Если гипотетические инопланетяне прилетят к нам с претензиями по поводу разрушения их транспортной сети, можете смело валить все на меня.

Клозе поспешил вернуться в ситуационный центр Букингемского дворца и занять кресло верховного главнокомандующего. С момента объявления полной боеготовности прошло уже сорок минут. Тарги в локальном пространстве Земли пока не объявлялись.

На одном из мониторов связи маячило лицо адмирала Добсона, который жаждал получить от Тирана хотя бы толику объяснений.

Спустя еще двадцать минут на связь вышел Снегов и сообщил, что электромагнитное поле Земли вернулось к своему нормальному состоянию. Клозе поблагодарил его и дал отбой адмиралу Добсону.

Адмирал в весьма сдержанных выражениях попытался объяснить Тирану, что вверенные ему войска сейчас находятся не в том состоянии, чтобы устраивать им учебные тревоги.

Клозе вежливо объяснил, что оставляет за собой эксклюзивное право об этом судить, и переключился на вызов от адмирала Круза.

– Вы тоже хотите знать, что это было? – поинтересовался Тиран.

– Не слишком, – сказал адмирал Круз. – Я полагаю, у вас были причины сделать то, что вы сделали.

– Спасибо за вотум доверия, – сказал Клозе. – Тогда чего же вы хотите?

– Узнать новости о проекте капитана Вайсберга.

– Все решится в ближайшее время, – пообещал Клозе. – Еще чуть больше суток. Но до этого времени мы должны быть готовы ко всему.

Убедившись, что на данный момент Земле ничто не угрожает, Клозе отправился в свой кабинет, чтобы потревожить посредством комма генерала Краснова в штаб-квартире УИБ. Именно туда со всеми предосторожностями был доставлен дипломат таргов, прибывший на одном корабле с Пенелопой Морган.

Разговоры, разговоры, разговоры… В последние дни Клозе казалось, он только и делает, что разговаривает. Можно подумать, искусство управления Империей состоит исключительно в умении болтать языком.

Связавшись с Красновым, Клозе для начала распорядился проконтролировать доставку с Луны термоядерных зарядов для Бо Вайсберга, а потом поинтересовался, как устроили дипломата.

– Поместили в одну из наших камер для особо важных гостей, – сообщил Краснов. – За ним ведется круглосуточное визуальное наблюдение.

– Вы пытались с ним поговорить?

– Безрезультатно.

– Он не идет на контакт?

– Не совсем. Он заявляет, что будет разговаривать только с тем, кто принимает решения.

– И почему же вы с ним не побеседовали?

– Мне кажется, что он имел в виду вас, сэр.

Клозе так и подумал, что генерал не оценит шутки.

– И вы думаете, что мне следует с ним пообщаться?

– Я не вижу в этом особого смысла, – признался Краснов. – Как показали события полугодовой давности, сам дипломат точно не имеет права на принятие решений.

– Пожалуй, я с ним все-таки побеседую… позже, – сказал Клозе.

Интересно, что эта тварь хочет ему сообщить. Клозе разбирало любопытство, но не более того.

Краснов был прав. Дипломат не принимал никаких решений и вряд ли был способен повлиять на поведение таргов. Условия, которые он выдвинул от лица Содружества таргов, были совершенно неприемлемы, и вообще, этот дипломатический визит напоминал Клозе полночный пьяный бред человека, бухающего две недели подряд.

Пугало лишь то, что дипломат прекрасно говорил на общеимперском языке и заявлял, что тарги полностью изучили человечество. Люди же о таргах не знали практически ничего.

Познай своего врага.

Тарги устами своего дипломата утверждали, что познали человечество.

Клозе пытался победить, имея о враге лишь самое общее представление. Если у него это получится, он станет более знаменитым, чем Сунь-Цзы, Субэдай-багатур, Клаузевиц и Суворов вместе взятые.

Проверить расчеты Бо Вайсберга можно было только экспериментальным путем. Даже если все сработает так, как задумано, на трехмерном пространстве результат никак не отразится.

Бо утверждал, что после возникновения резонанса наблюдать за нуль-пространством станет невозможно. Значит, люди поймут, что достигли успеха только после того, как тарги перестанут совершать прыжки.

Клозе подумал, что в идеале мало лишить таргов доступа к Нуль-Т. Хорошо было бы сделать это в тот момент, когда хотя бы часть их флота будет совершать переход, дабы улучшить расклад сил. Увы, подгадать такой момент было несколько проблематично. К тому же Бо не был уверен, что сможет отправить в нуль-пространство термоядерную бомбу в тот момент, пока им будут пользоваться тарги.


ГЛАВА 5 | Имперская трилогия | ГЛАВА 7