home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


ГЛАВА 7

Было восемь часов утра, и Клозе пил свой утренний кофе, просматривая отчет Пенелопы о ее вчерашних встречах с политиками местного значения, когда профессор Снегов сообщил об очередном изменении электромагнитного поля Земли. Рискуя прослыть мальчиком, который кричал слово «Волк!» по поводу и без, Клозе бросился в командный центр и снова объявил боевую тревогу.

Адмирал Добсон с монитора связи одарил его не слишком дружелюбным взглядом, но тут в беседу включился Бо Вайсберг, сообщивший о зафиксированных его аппаратурой переходах, и в Солнечную систему посыпались тарги.

И тут Клозе убедился, что он является весьма последовательным параноиком.

Предположив, что он знает находящуюся на поверхности планеты цель атаки таргов, Тиран засадил аналитиков рассчитать наиболее удачные точки проникновения в Солнечную систему, не особенно веря в успех своей затеи.

Он не знал, радоваться ему или огорчаться, когда тарги воспользовались одной из пяти рассчитанных точек.

Скорее радоваться.

Находящийся в точке перехода линкор «Виктор Первый» развернул навстречу кораблям таргов «солнечный веер», и космос на мгновение из черного превратился в ослепительно белый, а звезды погасли. Сам линкор тоже не успел уйти из зоны поражения. Клозе решил представить весь его экипаж к высшей награде Империи и назначить пожизненное содержание его семьям.

Как бы то ни было, в первые же мгновения атаки тарги потеряли около сотни кораблей, а остальные оказались сбитыми с курса и временно потеряли управление. Этим воспользовались три дредноута, пришедшие через гипер и в упор расстрелявшие несколько десятков вражеских судов. Отстрелявшись, они совершили повторный скачок и ушли в сторону Марса.

Таргам пришлось на ходу менять весь план атаки. Вместо того чтобы ринуться к Земле, их оставшиеся корабли выстроились в защитный порядок, называемый в тактических учебниках «сферической обороной», и постарались прикрыть точку выхода. Очевидно, налагаемые их генераторами Нуль-Т ограничения не позволяли таргам использовать для входа в Солнечную систему другие координаты.

Старались тарги все равно зря. Количество кораблей с запасом термоядерных боеголовок на борту было ограниченным, и Клозе не мог разместить по несколько линкоров у каждой точки перехода.

Появившиеся в Солнечной системе следующие три сотни кораблей таргов устремились к Земле по наикратчайшей траектории, пытаясь повторить чуть не удавшийся прорыв полугодовой давности.

Это была ошибка.

На расстоянии ста пятидесяти боевых единиц от орбитальных оборонительных порядков таргов встретил еще один «солнечный веер». Развернувшему его кораблю удалось уйти через гипер.

Уцелевшие корабли таргов, временно лишившись контроля, сбились в кучу, чуть ли не соприкасаясь бортами, и стали прекрасной мишенью для отряда из четырех дредноутов и двенадцати линкоров.

Имперцы поражали свои цели спокойно, как в тире. Тарги были лишены возможности маневрировать, выбрасывать ложные цели или закрываться силовыми щитами, а потому стали легкой добычей. Отрываясь от души, имперские военные меньше чем за минуту расстреляли половину своего боезапаса и юркнули обратно под защиту орбитальных батарей и МКК «Шива».

Продолжать атаку явно было бессмысленно. Обретя контроль над своими кораблями, тарги ринулись наутек и ушли через Нуль-Т уже через пятнадцать минут после начала боя.

Еще через пять минут дал отбой профессор Снегов.

– Знай наших, – пробормотал Клозе себе под нос.

Он был доволен ситуацией вообще и собой в частности.

В этом коротком столкновении ВКС одержали первую убедительную победу после легендарной битвы на встречных курсах. Империя потеряла только один корабль, в то время как тарги расстались почти с тремя сотнями судов. Такого соотношения потерь в этой войне еще не бывало. Без всякого сомнения, сегодняшний день поднимет боевой дух имперских войск, даже если у Бо Вайсберга ничего не получится.

Помимо прочего нашли свое подтверждение две сумасшедшие теории Клозе.

Во-первых, электромагнитная аномалия совершенно точно связана с присутствием таргов в системе. Во-вторых, тарги на самом деле каким-то образом способны получать информацию из самого сердца Империи. Потому что объяснить сегодняшнюю атаку совпадением не смог бы даже самый неисправимый оптимист.

– Ты самая натуральная свинья! – возмущенно заявила Тирану Пенелопа. – Почему ты меня не разбудил? Наши ВКС под твоим чутким и мудрым руководством одержали грандиозную победу, а я узнаю об этом только через полтора часа. Я должна была это видеть, черт побери. Я твой советник по вопросам безопасности или кто?

– Огневой контакт длился четырнадцать минут тридцать семь секунд, – сообщил ей Клозе. – Все кончилось куда раньше, чем я сообразил, что ты спишь.

– Ты вообще в тот момент обо мне не думал!

– Честно говоря, да. Не думал. Я вспомнил о тебе только тогда, когда ты ворвалась в мой кабинет.

– Ты… ты…

– Знаю, – сказал Клозе. – Все вот это и еще чуточку хуже. Но задним числом я понимаю, что приказал не будить тебя исходя исключительно из заботы о твоем здоровье. Ты же вчера легла спать под самое утро.

– Откуда ты знаешь? – подозрительно спросила Пенелопа.

– Читал твои отчеты, – сказал Клозе.

– Ну-ну, – сказала Пенелопа таким тоном, словно чтение отчетов являлось занятием предосудительным. Впрочем, она тут же сменила тему: – Знаешь, похоже, ты опять здорово просчитал действия таргов.

– Ага, – буркнул Клозе.

Просчитать-то он просчитал, но данные, на которых базировались эти подсчеты, ему абсолютно не нравились. Они выводили таргов на следующий уровень потенциальной угрозы. Больше всего Клозе интересовало, каким образом тарги получают информацию с самой Земли.

Ясно, что своих агентов, этаких клонированных шпионов, у них все-таки нет. Потому что наземная диверсия совершенно точно обошлась бы им куда дешевле, чем полномасштабная попытка прорыва орбитальной обороны.

Но тогда каким образом с Земли утекает жизненно важная информация?

Ха. Может ли дипломат таргов быть тем самым шпионом? Он был на Земле в преддверии обеих атак. Причем во второй раз Клозе сам его сюда притащил.

Конечно, никакого шпионского оборудования при нем не обнаружили, но что, если этот парень на самом деле телепат? Люди считают его своим пленником, а он лишь посмеивается и считывает информацию из их мозгов?

В первый свой визит он и на пушечный выстрел не приближался к Лондону, и атака последовала, когда он уже покинул столичную планету человечества. Мог ли дипломат прочитать мысли людей, находившихся в другом полушарии? А если и мог, то как он передал информацию своим дружкам в другой половине Галактики? Клозе не отрицал телепатию в принципе. Но в телепатию на космические расстояния он поверить не мог.

Зато эта теория подводит логическое обоснование под сам визит посла. Шпионаж под видом дипломатической миссии – явление вполне заурядное.

Но если телепатия таргов способна покрывать такие пространства, то присутствие дипломата на Земле теряет всякий смысл. Нет, так недолго и мозг вывихнуть…

– О чем ты думаешь? – поинтересовалась Пенелопа.

Независимо от того, кто задавал ему такие вопросы, Клозе их терпеть не мог. Если бы он действительно хотел поделиться своими мыслями, он бы думал вслух.

– О всякой фигне, – ответил он.

После сегодняшнего разгрома «быстрый» флот таргов сократился до тысячи двухсот кораблей. Плюс-минус пара десятков. Это все равно очень много.

И больше мы их в такую ловушку не поймаем, подумал Клозе. Подобные схемы известны тем, что срабатывают только один раз. Мы знали место, где они появятся. Знали их цели в локальном пространстве Земли и обладали оружием, с которым они прежде не сталкивались. В следующий раз они учтут все эти факторы, и размен опять пойдет на равных.

Однако мы все-таки можем найти пару поводов для оптимизма. В первый раз за всю войну мы раздолбали их хваленый «быстрый» флот в пух и прах. Во второй раз отстояли Землю. Доказали, что тарги могут допускать ошибки и что численное превосходство не всегда обеспечивает им победу.

Но даже если у Вайсберга все получится и с завтрашнего дня Империи придется иметь дело только с «медленными» кораблями, проблем все равно будет много. «Солнечный веер» – не панацея. Существует несколько известных методов противодействия. Кроме того, против шести тысяч кораблей такой веер не развернешь. Термояда не хватит.

Эти шесть тысяч кораблей не желали вылезать из головы Тирана. Если они будут двигаться на дистанции хотя бы в две боевые единицы, их флот займет половину звездной системы. Как можно очистить половину звездной системы?

Если бы у меня был ответ, я бы уже давно был императором Галактики. Опс. Ошибочка вышла. Я и так и. о. Императора.

– После сегодняшней победы заткнутся самые злостные твои политические противники, – заявила Пенелопа. – В наше время самая весомая претензия на власть – это способность одерживать победы, и ты только что положил к себе в карман всех, кто еще сомневался в законности твоего правления. Должна заметить, что тарги тебе здорово помогли.

– Когда Петр Первый провозгласил себя императором, никто тоже не сомневался в законности его претензий, – заметил Клозе. – А тем, кто осмеливался сомневаться, приходилось иметь дело с графом Морганом и его приятелями, которые не любили вести долгие дискуссии.

– О да. Они просто отправляли своих оппонентов в открытый космос. Как правило, без кораблей и скафандров.

– Достойный способ решения политических проблем. Надо взять на заметку.

– Я вижу, что тебе нравится быть диктатором.

– Это логическое завершение моей военной карьеры, – сказал Клозе. – Каждый солдат из кожи вон лезет, чтобы встать на вершине пищевой цепочки.

– Ты имел в виду командную цепочку?

– По сути, я не вижу никакой разницы. И там, и там все жрут тех, кто стоит на более низких ступенях.

– Когда я смотрю на тебя, я думаю, что у монархии есть ряд существенных недостатков.

– Как и у любой другой системы правления, – сказал Клозе. – Монархия по сути своей является диктатурой, и это гораздо более честный способ управления людьми, чем демократический. При так называемых демократических режимах люди сами не замечают, как из граждан превращаются в подданных.

– Ты не веришь в демократию?

– Любая схема управления – это условность, – заявил Клозе. – Видимость. Фикция. Как только случается что-то чрезвычайное, вся система власти летит в тартарары. Как правило, при этом льется кровь.

– Тебе бы понравилось жить при первобытно-общинном строе, когда всеми правил закон большой дубины.

– Зато тебе бы там точно пришлось не по вкусу, – сказал Клозе. – Большая дубина – это фаллический символ, и вся власть тогда принадлежала исключительно мужчинам.

– Я бы на твоем месте не сильно на это рассчитывала. Вспомни про матриархат.

– Разве матриархат не появился позже первобытнообщинного строя?

– Понятия не имею. В любом случае мне бы понравилось жить при матриархате.

– Не сомневаюсь, – пробормотал Клозе. – Когда я выиграю эту чертову войну и уйду в отставку, в своем политическом завещании я провозглашу тебя своей наследницей. Ты будешь первой в истории человечества Тираншей.

– Мне больше нравится титул «Леди Деспот».

– Как пожелаешь. Терминологию я оставляю на твое усмотрение.

Клозе прикончил завтрак и закурил сигарету. Теоретически на это утро у него было назначено несколько встреч и селекторных совещаний, но он их все отменил. Отбитое нападение таргов было более чем просто уважительной причиной.

Клозе намеревался бездельничать всю первую половину дня. Планирование дальнейших действий вполне могло подождать до вечера, пока не станет известно о результатах эксперимента Бо Вайсберга.

Изабеллу Клозе назначил кем-то вроде внештатного аналитика. Грех было не использовать такой интеллект и такой профессиональный опыт, как у нее. Она просматривала отчеты генерала Краснова и сравнивала их с данными Пенелопы в поисках узких мест и несоответствий. Пока таковых не обнаружилось.

Похоже, Краснову все-таки можно доверять.

– Ты хоть понимаешь, что мы своими действиями фактически прикончили нашу Империю? – поинтересовалась Пенелопа.

– У меня есть такие подозрения, – ответил Клозе. – Но мы ее не «прикончили».

– Да? А как ты это называешь?

– Мы принесли ее в жертву.

– Не знала, что ты способен оперировать языческими терминами.

– Скорее шахматными, – сказал Клозе.

– Жертва, которую приносит гроссмейстер с целью добиться тактического превосходства при следующем ходе, называется гамбитом. Считай, что мы разыграли имперский гамбит. Пожертвовали Империей, чтобы выиграть войну.

– Интересно, как ты будешь оправдываться, если мы войну все-таки проиграем?

– В этом маловероятном случае оправдываться будет не перед кем. И некому, – заявил Клозе. – Но пусть это тебя не беспокоит, потому что мы выиграем. А победителей не судят.

Клозе гнал из своей головы мысли о возможном поражении. Он не имел права на такие настроения. Иначе все, что он сделал, теряло всякий смысл.

Человечество вполне могло проиграть эту войну и с Рокуэллом во главе. У Клозе просто отсутствовал выбор. Он обязан был побеждать.

Войска на орбите по-прежнему сохраняли повышенную боевую готовность. Согласно теории Клозе, тарги должны были предпринять еще одну попытку атаковать. Блокирование Вайсбергом Нуль-Т окажется для них слишком чувствительным ударом, чтобы они не постарались его предотвратить.

В полдень в Букингемский дворец прибыл генерал Краснов. Он вошел в кабинет Клозе с видом человека, который купил на распродаже курицу и вдруг выяснил, что она способна нести золотые яйца.

– Поздравляю вас, сэр, – сказал он, отдавая честь по всем правилам, что случалось с генералом крайне редко. Обычно он предпочитал отделываться формальной отмашкой. – Не опасаясь польстить вам, я заявляю, что сегодняшняя битва была проведена на грани гениальности.

– Спасибо, генерал.

– Как вы догадались, что они будут атаковать? И что они появятся в Солнечной системе именно там, где они появились?

– Все дело в Вайсберге, – пояснил Клозе. Теперь он уже не боялся говорить об этом вслух. – Тарги не могут допустить, чтобы он успешно завершил свой эксперимент.

– Вы смогли просчитать направление их атаки, зная ее конечную цель на земной поверхности? – Брови генерала в изумлении взлетели вверх. – Согласен, это сработало, но… ваша тактика строилась на допущении о неизмеримо хорошей информированности наших врагов.

– Это сработало, – заметил Клозе. – Выводы делайте сами.

– У вас есть какие-то идеи относительно возможной утечки информации?

– Нет, а у вас? – спросил Клозе. – Мне казалось, что подобные идеи должны рождаться в недрах вашего ведомства.

– Э… да. Должны, – признал генерал. – Однако я не связал первую атаку таргов с экспериментами капитана Вайсберга. Теперь же связь более очевидна. УИБ займется данным вопросом в первую очередь. Основная проблема заключается в том, что Бо Вайсберг – гений. Ни один мой аналитик не может мне объяснить, чем он занимается в своих лабораториях.

УИБ не верит любой информации, не подтвержденной из трех независимых источников. Краснов уперся в стенку, потому что подтвердить информацию Вайсберга мог только сам Вайсберг.

– Мне он тоже объясняет на пальцах, – признался Клозе. – Боюсь, Бо несколько опередил свое время. Его выкладки не в состоянии понять даже Снегов.

– Насколько вы доверяете этому Вайсбергу? – в лоб спросил Краснов. – То есть насколько вы верите в возможность того, что он добьется успеха?

– Процентов на восемьдесят, – не покривив душой, признался Клозе.

– Это довольно высокая оценка.

– Вы хотите сказать, что я выдаю желаемое за действительное? – уточнил Клозе. – Возможно, вы правы. Но Империю может спасти только чудо, а Бо – единственный из моих знакомых волшебников.

– Как вы считаете, разговор с пленным дипломатом может способствовать в поисках возможной утечки информации? – сменил тему Краснов.

– Понятия не имею, – сказал Клозе. – Но почему бы нам не попробовать?

– Собственно говоря, я по этому поводу и пришел. Гм… я взял на себя смелость проявить инициативу и оказал на пленного психологическое воздействие.

– Каким образом?

– Продемонстрировал ему записи сегодняшнего боя, – пояснил генерал Краснов.

– И этот показ произвел эффект?

– Еще какой. Пленный чуть ли не головой о стены бьется, лишь бы ему дали с вами поговорить.

– Со мной?

– С тем, кто принимает решения, – сказал Краснов. – Я спрашивал, что ему нужно, но со мной он разговаривать не желает.

– Он знает, кто вы? – Когда посланник прибыл на Землю, Краснов официально числился мертвым.

– Знает, – сказал Краснов. – Ему известно, что я возглавлял УИБ при Викторе.

– И вас не удивляет эта утечка информации? – спросил Клозе, сделав упор на слове «эта».

– Эта – не удивляет, – отрезал Краснов. – При Викторе я был публичной фигурой, а тарги почти наверняка перехватывали наши программы новостей.

– При том что никакого оборудования для перехвата сигналов мы на их разведывательном боте не обнаружили? – уточнил Клозе.

– Да.

Все началось с обнаружения разведывательного корабля таргов. Вообще-то ВКС искали в том районе пропавший имперский крейсер класса «деструктор», позднее утопленный Юлием и Клозе в одном из болот планеты Сахара, и по очевидным причинам не нашли. Через несколько недель ВКС обнаружили огромный флот, приближающийся к границам заселенного человечеством сектора. Юлий и Клозе были отправлены в разведку и вступили в боевое столкновение с первой волной вторжения таргов. На основании использованной Юлием тактики был разработан план битвы на встречных курсах, в результате которого первая волна была разгромлена и повергнута в бегство.

Потом были обнаружены вторая и третья волна, и Империя оказалась в той заднице, в которой пребывала и по сей день.

– Любопытно, – сказал Клозе.

– Наши аналитики предполагают, что существует генетически выведенная особь таргов, способная перехватывать радиосигналы. – Выражение лица генерала было скептическим. Видимо, сам он в эту теорию не верил.

– Так же как и гиперсвязь, посредством которой идет основной обмен информации между планетами? При этом гипердрайва, изобретение которого напрямую связано с изобретением гиперсвязи, у таргов нет?

– Это узкое место всей теории, – признал Краснов. – Впрочем, в этой теории полно узких мест. Как бы то ни было, это не объясняет их информированности об экспериментах Вайсберга. Мы их по гиперсвязи не обсуждаем. А допустить, что тарги качают информацию из нашей планетарной сети… Допустить можно все. Доказательств нет.

– Как вы их искали, эти доказательства?

– Мы обшарили всю Солнечную систему и не обнаружили ни единого корабля или спутника, который мог бы перехватывать информацию с планеты и пересылать ее за пределы системы. И мы не засекли никакого информационного обмена, который не принадлежал бы ВКС или частным телекоммуникационным компаниям.

– Когда вы завершили проверку?

– Последний раз – два часа назад. Мы ее регулярно проводим.

– Оперативно работаете, – одобрил Клозе.

– Стараемся, сэр.

– А толку – ноль.

– Увы, сэр.

Думал ли когда-нибудь молодой лейтенант ВКС Генрих Клозе, что всемогущий генерал Краснов будет говорить ему «сэр», да еще и почти извиняющимся тоном? Совершенно определенно, не думал.

Мечтал ли он о таком? Вряд ли.

Хорошая карьера была ему нужна только как средство заработать хорошую пенсию. Желательно адмиральскую. Интересно, а у тиранов пенсия большая?

– Так вы думаете, мне стоит поговорить с пленным? – еще раз уточнил Клозе.

– Соблюдая все меры предосторожности, естественно, – сказал генерал Краснов. – Я не исключаю попытки вашего физического устранения. Но… от разговора вреда точно не будет.

– Подготовьте все необходимое к завтрашнему утру, генерал.

– Хорошо, сэр. Э… учитывая, что тарги не достигли своей цели на Земле, думаете ли вы, что атака может повториться? Я имею в виду сегодня.

– Да, именно так я и думаю.


ГЛАВА 6 | Имперская трилогия | ГЛАВА 8