home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


ГЛАВА 8

В восемнадцать два нуля Бо Вайсберг связался с Клозе из своей лаборатории и доложил о часовой готовности. Клозе приказал Бо находиться на постоянной связи с дворцом и спустился в командный пункт. Таргов в Солнечной системе пока не было. Электромагнитных аномалий тоже.

Клозе приказал установить прямую связь и с профессором Снеговым, а также с адмиралами Крузом и Добсоном.

Чтобы не терять времени, Тиран листал страницы отчетов о новых кораблях, сошедших с марсианских верфей на этой неделе. Его внимание привлекло слово «супердредноут». Клозе был пилотом финального класса, а это означало умение водить все, что движется, однако о таком корабле он слышал впервые.

Тиран кликнул на ссылке и вчитался в подробности.

Действительно супер. Сейчас, когда верфи работали в форсированном режиме и выпускали по два крейсера в неделю, на создание этого монстра потребовалось целых три месяца.

Размер нового корабля в два раза превышал габариты обычного дредноута. Помимо стандартного имперского вооружения и брони последнего поколения корабль был оснащен стационарным гравитационным деструктором, усовершенствованным вариантом гравимеча, способным поражать цели на расстоянии до пяти боевых единиц. Гравимечи, стоявшие на истребителях «Трезубца», обладали гораздо меньшей дальнобойностью. Половина боевой единицы – дистанция, на которой они начинали действовать, – превращала всех пилотов «Трезубца» в камикадзе.

Что ж, Рокуэлл умудрился оставить после себя и что-то хорошее.

В рабочих документах корабль значился под названием «Архангел Петр». Фиговое название для боевого корабля. Клозе обратил на это внимание адмирала Круза.

– Названия кораблям такого класса обычно дает сам верховный главнокомандующий, – сказал Круз.

– Чудесно, – сказал Клозе. – Вы уже начали комплектование экипажа?

– Да, но подбор идет медленно. Это суперкорабль, и ему потребуется соответствующий экипаж.

– Вы правильно мыслите, адмирал, – одобрил Клозе. – И еще ему потребуется нормальное название. Мы назовем его «Граф Морган».

– Граф? Может быть, император?

– Нет, – сказал Клозе. – Все Морганы были графами, а императором был только последний, и то недолго. Морганы достойны того, чтобы быть увековеченными таким образом. Все Морганы.

– Вообще-то подобные названия не приняты, но мне нравится, – согласился Круз. – Пусть будет «Граф».

– Это будет мой флагман.

– Простите, сэр?

– Вы не знаете, что такое «флагман», адмирал?

– Знаю, но…

– Если эксперимент Вайсберга закончится успешно, то основные военные действия будут происходить на границе Империи, и я не собираюсь руководить ими, отсиживая задницу на Земле, – сказал Клозе. – К тому же задержка во времени прохождения команд превращает такое руководство в фикцию, о чем вам прекрасно известно.

– Но обычно император размещает свой штаб на МКК.

– Я пилот и не люблю МКК. Они слишком неповоротливы. – И целиком зависят от внешних буксиров, так как собственных двигателей у них нет. Это делает МКК трудно уничтожаемыми, но напрочь лишает их маневренности во время боя.

– Но…

Клозе понимал, о чем сейчас думает адмирал Круз. Супердредноут – боевой корабль, а если на нем будет размещен флаг главнокомандующего, ему придется держаться далеко от настоящих сражений.

– Это не обсуждается, адмирал.

– Я только хотел спросить, разумно ли будет оставлять Землю в такое время…

– Мы все это затеяли, чтобы выиграть войну, а не для того, чтобы торчать в Солнечной системе, – напомнил ему Клозе. – А войну можно выиграть только на поле боя.

Тарги появились в Солнечной системе спустя пятнадцать минут после этого разговора. Первым их присутствие обнаружил Бо Вайсберг. И лишь через тридцать секунд после предупреждения Бо о нуль-переходе Снегов доложил о появлении отслеживаемой им аномалии.

Тарги проделали хорошую работу над ошибками. Они появились с обратной стороны от естественного спутника Земли и зашли в атаку по параболической траектории. Четыре сотни кораблей собирались атаковать Южный полюс Земли.

Клозе их там не ждал. Он не мог предусмотреть всего, а тарги на этот раз специально постарались быть непредсказуемыми.

– Стреляйте по небольшим кораблям, – приказал Клозе. – Постарайтесь выбить максимальное количество малых судов, адмирал.

Добсон кивнул и передал приказ орбитальным батареям. Клозе велел поднять истребители. Тиран предположил, что тарги попытаются прорвать оборону в районе Южного полюса и пройти до цели под орбитальным щитом. Большие корабли в атмосферу не сунутся: там их просто раздавит. Малые… малые могут натворить много дел. Орбитальный бой на такой густонаселенной планете, как Земля, чреват огромными потерями среди мирного населения.

В Солнечную систему вошли еще триста кораблей таргов. Они попытались связать боем силы ВКС над Европой, стараясь держаться как можно ближе к силам обороны, чтобы исключить использование землянами нового «солнечного веера». Разумно, подумал Клозе.

На одном из мониторов мелькнуло напряженное лицо юного гения.

– Готовность двадцать минут, – почти по-военному доложил Бо.

Офигеть, подумал Клозе. Могу ли я отдать приказ о блокировании нуль-перехода, пока в Солнечной системе ошивается половина «быстрого» флота таргов?

Путь к отступлению им будет отрезан, зато и подкрепление не подойдет.

Может, вообще ничего не выйдет и вместо блокирования нуль-пространства получится один большой ядерный гриб, выросший из земли как раз на месте Лондона. Тарги относятся к угрозе блокады Нуль-Т очень серьезно, но мы не знаем, откуда они черпают информацию. Может быть, из наших разговоров. Если бы они знали, что мы на самом деле думаем об этой затее, то вряд ли бы из кожи вон лезли.

– Пятнадцать минут, – доложил Бо.

Тарги проломили оба слоя орбитальной обороны, уничтожив двенадцать батарей и два крейсера. Большие корабли, исполнив роль тарана, остались на орбите только на время, необходимое малым и средним кораблям для входа в атмосферу. Потом они легли на обратный курс. Клозе не сомневался, что далеко эти суда не уйдут, а постараются расширить образовавшуюся в обороне брешь.

Плотность земной атмосферы не позволяла кораблям маневрировать с космическими скоростями, и продвижение таргов замедлилось. Еще больше оно замедлилось, когда их встретил имперский флот, состоящий из десятка легких крейсеров и нескольких эскадрилий «игрек-крылов». О том, что в атмосферном бою обычный истребитель при небольшой доле везения может зашибить среднетоннажный корабль, Клозе знал не понаслышке.

Глупо, подумал Тиран. Они не успеют. От Южного полюса до Англии не меньше часа лета, если добираться через атмосферу. Бо успеет запустить свою машинку и создать резонанс.

Правда, через сорок семь минут ему придется повторить этот опыт. Мы не должны потерять его комплекс ни при каких условиях.

– Тринадцать минут.

Несколько кораблей таргов сумели вырваться из общей свалки над Южным полюсом. Они устремились в сторону экватора и были зашиблены наземными зенитными комплексами.

Потери «москитного» флота ВКС были колоссальны. Клозе старался не думать, что именно стоит за сухими цифрами, периодически появляющимися на его мониторе, но не думать не получалось. Хорошо еще, что Южный полюс практически не заселен и, кроме нескольких научных поселков, там ничего нет.

– Десять минут.

В Антарктиде плавились льды.

Клозе приказал развернуть несколько орбитальных батарей из внутреннего слоя обороны, чтобы они работали по атмосферным целям. Увы, в случае промахов их выстрелы приходились на поверхность. Как только битва сместится в более населенные районы планеты, огонь придется прекратить. Космическое оружие способно сотворить на поверхности настоящий ад.

Над Европой ВКС потеряли десяток батарей и восемь кораблей среднего класса. Тарги пытались продавить оборону и поразить Лондон с нескольких направлений, в том числе и из космоса. Сомнений в том, куда именно они метят, не осталось уже ни у кого.

Несколько попаданий пришлось в МКК «Шива». Дважды Клозе терял связь с адмиралом Добсоном, но она восстанавливалась, как только включались резервные передатчики. Для того чтобы причинить МКК значимый урон, таких попаданий понадобилось бы несколько десятков.

До гибели «Зевса» мобильные космические крепости вообще считались уязвимыми только теоретически.

– Девять минут.

Все.

Сопротивление ВКС в районе Южного полюса закончилось по причине того, что там закончились человеческие корабли. Около пятидесяти судов таргов направились с юга на север.

Соображают, гады.

Тарги двигались над океаном на бреющем полете, что, крайне затрудняло работу наземных зенитных установок.

Океан кипел от импульсов и плазменных зарядов, посылаемых орбитальными батареями, но процент попаданий оказался крайне низок. Орбитальные орудия не предназначены для того, чтобы поражать маневрирующие почти у самой поверхности цели.

– Семь минут, – доложил Бо.

Совершенно очевидно, что тарги попытаются пролететь над Африкой. Это подставит их под огонь наземных зениток, зато выключит из игры орбитальные комплексы. Клозе на их месте поступил бы именно так.

А я вот возьму и отдам приказ долбить по Африке, подумал Клозе. Африка далеко.

Тиран подавил нервный смешок.

– Шесть минут.

Тарги до Африки долетят минут через пятнадцать, так что помешать первому запуску они никак не смогут. Что не снимает общей проблемы, ибо Вайсберг нам нужен живой, здоровый и работоспособный еще очень долгое время. И он, и его непонятные установки.

Теоретически Клозе мог остановить таргов двумя способами. Оба были чреваты большими потерями. Оба ставили под угрозу жизни гражданских. И не повезет в обоих случаях именно африканцам.

Потому что над Африкой тарги почувствуют себя в наибольшей безопасности.

Клозе отдал приказ адмиралу Добсону.

– Четыре минуты, сэр, – доложился Бо. – Э… вы прикажете действовать по готовности или ждать приказа? И если ждать, то сколько?

– Ждите приказа, Бо, – сказал Клозе. – Не думаю, что это займет много времени.

Крупные суда таргов, обеспечившие прорыв на Южном полюсе, перестали расширять брешь и двинулись на помощь тем, что бились с «Шивой».

А вот этого я точно не понимаю, подумал Тиран. Где единая концепция боя, черт побери? Впрочем, дыру, которую тарги проделали в нашей обороне, в ближайшее время мы точно не заделаем. Потому что нечем.

– Оп-ля! – совершенно не по Уставу высказался адмирал Добсон.

Клозе глянул на тактический монитор. Действительно оп-ля.

Почти законченная МКК «Гавриил», в последний момент сорванная Клозе с Марса, вынырнула из гипера на расстоянии в пятнадцать боевых единиц от основного скопления таргов над Европой. Боевой контур крепости был уже завершен, и ее в спешке укомплектовали канонирами из резервных офицеров находящихся на Марсе кораблей и сотрудников Генштаба. Боевая станция немного задержалась в пути, поэтому прибыла позже остальных кораблей, присланных адмиралом Крузом.

Буксиры вывели «Гавриила» на ударную позицию и отстрелили силовые захваты. Теперь имперцы могли атаковать таргов с двух сторон.

– Две минуты, сэр.

Полторы сотни «игрек-крылов» сорвались с орбиты и ринулись к поверхности. Они должны были перехватить таргов в районе побережья.

Полученный их пилотами приказ был предельно прост. Остановить таргов. Любой ценой. Вплоть до тарана.

Обычно верхние чины ВКС не отдавали своим пилотам приказа, выполнение которого подразумевает героическое самоубийство.

Прости меня, Африка.

– Шестьдесят секунд.

«Гавриил» выстрелил.

Несколько десятков кораблей таргов, не успевших развернуть свои защитные экраны в сторону новой угрозы, исчезли в ослепительной вспышке. Когда такая дура, как МКК, попадает в цель, это выглядит очень внушительно.

А, крестись оно все конем.

– Бо?

– Да, сэр.

– Я передумал. Действуйте по готовности. Только считайте вслух, хорошо?

– Да, сэр. Тридцать две секунды.

Возможно, нам всем осталось жить полминуты, подумал Клозе. Хотя это вряд ли.

Бункер в подвале Букингемского дворца наверняка способен выдержать термоядерный взрыв, который уничтожит Лондон. Может быть, он выдержит даже прямое попадание, а сейчас нас может задеть только по касательной.

Похоже, что Лондон я переживу. Ненадолго.

Чуть позже меня линчуют.

– Двадцать секунд.

Через четыре минуты волна истребителей налетит на корабли таргов, и над Африкой завяжется самый настоящий бой. Сколько выжженной земли мы приобретем в результате? Четверть континента? Половину?

В любом случае мы бы просто не успели перехватить их над океаном.

– Десять. Девять. Восемь.

Ой, блин, как говаривал император Виктор. А откуда я знаю, что он это говаривал? Я же с ним не знаком. Наверное, мне кто-то рассказал. Но кто? Краснов? Юлий?

Пенелопа?

Какая чушь лезет в голову в столь ответственную минуту.

– Шесть. Пять. Четыре.

Вот он, момент истины.

– Три. Два. Один.

«Гавриил» выстрелил. Это было чудовищно. Еще десяток кораблей таргов разлетелся на атомы.

Клозе обнаружил, что на время перестал дышать. Судя по всему, ядерного взрыва в окрестностях Лондона все-таки не произошло.

Лицо Бо по-прежнему присутствовало на мониторе связи.

– Э… капитан Вайсберг?

– Да, сэр.

– Что происходит? Какие-то накладки?

– Нет, сэр. Все в норме.

– В смысле?

– Заряд отправлен в нуль-пространство. Там и взорван. Насколько я могу судить, резонанс получился просто замечательный. Если можно так выразиться, конечно.

– Знаете, когда я приказывал вам комментировать свои действия вслух, я имел в виду, что вы озвучите и заключительную фазу операции.

– Извините, сэр, но вы приказали только считать вслух.

– Да? Ну ладно…

Клозе обессиленно рухнул в кресло. Что-то мы сделали. Понять бы еще, что именно и как это нам поможет.

Интересно, когда мы сможем увидеть эффект?

– Сэр? – Встревоженный голос адмирала Добсона.

– На связи.

– Происходит что-то странное.

Клозе посмотрел на монитор, но цифры расплывались перед глазами. Все эти нервы, чтоб их. Еще пара таких боев, и я последую за Юлием…

Клозе потер переносицу.

– Докладывайте, адмирал.

– Тарги прекратили сопротивление.

– То есть?

– Они не стреляют и не маневрируют, сэр. Те, что пробились в атмосферу, продолжают двигаться исключительно по инерции.

Ты хотел эффекта? Ты его получил.

Что это? Ступор, болевой шок, растерянность? Какая разница. Сначала надо воспользоваться ситуацией, а потом разбираться, из-за чего она возникла.

– Ну и чего вы ждете, адмирал? Разотрите их в пыль.


ГЛАВА 7 | Имперская трилогия | ГЛАВА 9