home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


ГЛАВА 11

Следующая неделя, хотя и лишенная военных действий, оказалась насыщенной событиями и пролетела для Клозе практически незамеченной. Тиран все свое время посвящал совещаниям, планеркам, консультациям, публичным выступлениям и подготовке к собственной свадьбе.

Как и ожидалось, население Империи с восторгом восприняло известие о женитьбе своего правителя, успевшего стать народным героем. С учетом сурового военного времени, свадебная церемония была очень скромной, но транслировалась информационными компаниями на все населенные человечеством планеты. За отсутствием у Клозе близких друзей и в качестве признания оказанных Тирану услуг свидетелем со стороны жениха выступил капитан Конан Дойл. Свидетельницей со стороны невесты была, естественно, Пенелопа Морган.

Изабелла прибыла на Землю совсем недавно, и у нее было мало знакомых. У Клозе, несмотря на то что столичная планета человечества являлась его родиной, тоже. Приглашать на свадьбу своих родственников он не стал.

В ответ он получил сухое официальное поздравление от одного из старших братьев. Его отец, старый барон Клозе, продолжал гнуть свой политический курс, взятый им со времен поступления Клозе в Летную академию, и по-прежнему хранил гробовое молчание.

По торжественному случаю бракосочетания на высшем уровне с визитом в столицу прибыл адмирал Круз, оставивший на орбите «Графа Моргана», новый флагман всего имперского флота.

Судя по документам, корабль был очень хорош. Клозе собирался испытать его в деле, как только закончатся официальные мероприятия.

– Достало меня это все, – признался как-то Клозе своей будущей супруге. – Чувствую себя натуральной поп-звездой.

– Публичность – одна из сторон власти. Ты знал, на что шел.

– Я собирался всего-навсего выиграть войну и спасти мир, – заявил Клозе. – Необязательно, чтобы кадры официальной хроники фиксировали каждый мой чих.

– Будь здоров.

– И ты, Брут? Гм… Не обижайся, женщина, я люблю тебя, и все такое, но свадьба, по крайней мере та, которую для нас пытаются устроить, это всего лишь формальность. Красивый жест, чтобы успокоить население Империи. Дескать, если сам Тиран решил связать себя узами брака, значит, он рассчитывает на будущее и положение небезнадежно.

– Может быть, мне стоит родить ребенка, чтобы они уверились в этом окончательно?

– Неплохая мысль, кстати. К сожалению, обычно на это уходит слишком много времени. Я собираюсь закончить войну раньше, чем через девять месяцев, и родить ребенка для Империи ты уже не успеешь. Придется рожать его только для нас с тобой.

– Иногда ты бываешь таким противным…

– Как только ты меня терпишь? – театрально сокрушился Клозе и принялся заламывать руки.

– С усилием, дорогой. С неимоверным усилием.

После торжественного праздничного ужина, который Клозе постарался закруглить как можно быстрее, новобрачные удрали в свои апартаменты и на двенадцать часов выпали из объективной реальности.

К которой Тирану пришлось возвращаться уже утром.

Клозе включил компьютер и ужаснулся очереди людей, записавшихся на прием. Судя по тому, что с большинством этих людей Клозе никогда в жизни не встречался, ни у кого из них не могло быть ничего важного. Просто каждый хотел лично принести свои поздравления Тирану.

По этому поводу Клозе отфутболил всех к Пенелопе, а сам назначил встречу только профессору Снегову, чья фамилия значилась в самом конце списка. Этот человек явно не принадлежит к числу тех, кто готовы впустую сотрясать воздух.

Несмотря на то что Клозе называл свадьбу политическим заявлением и простой формальностью, бюргерская половина Тирана была донельзя довольна. Он сделал еще один шаг к спокойной и благополучной старости, о которой последнее время мечтал все чаше и чаше. Было бы совсем неплохо, если бы их с Изабеллой дети унаследовали внешность матери. Сам Клозе не считал себя писаным красавцем. Впрочем, хорошо было бы, если бы их дети унаследовали от матери и ум тоже.

Клозе не хотел, чтобы их детям достался его склад ума. Столько цинизма сразу человечество может и не выдержать.

Первым делом Снегов принес Тирану положенные поздравления, и Клозе не без удовольствия их принял. Он любил эту женщину, она отвечала ему взаимностью, и Клозе хотел, чтобы об этом знали все. Смотрите, завидуйте – моя!

– Теперь поговорим о делах, сэр. – Снегов включил покоившийся на его коленях компьютер, но не удостоил экран и мимолетного взгляда. – Последний бой в пределах Земли подарил нам новую пищу для размышлений, и я взял на себя смелость выдвинуть одну теорию. Хм… за это предположение я был осмеян некоторыми моими коллегами и получил признание других… В общем, посвященные относятся к моей идее неоднозначно.

Глупцы, подумал Клозе. Этот человек – внештатный аналитик УИБ и главный эксперт Империи во всем, что касается средств вооружения и тактико-стратегических действий таргов. Если он не гений, то почти вплотную подобрался к черте, отделяющей гениев от просто очень умных людей. К любому его слову стоит прислушаться, потому что любое его слово может оказаться бесценным и войти в историю.

Клозе поощрил профа коротким кивком и изобразил воплощенное внимание.

– Я считал и продолжаю считать, что известный электромагнитный феномен связан с цивилизацией таргов, – сказал Снегов. – Но вполне возможно, что он не является частью их цивилизации.

– Признаться честно, едва ли я уловил вашу мысль, проф.

– Мы, люди, существуем в четырех измерениях. Трехмерное пространство, которое нас окружает, – для наглядности Снегов обвел комнату рукой, – и время. Предположительно, тарги также существуют в четырех измерениях. Но, если мы не будем вспоминать про антропоцентризм и – если вы позволите мне небольшую вольность – таргоцентризм, мы можем предположить, что во Вселенной могут присутствовать и другие формы жизни. Что существуют организмы, живущие не в четырех, а в пяти – или шестимерном мире. И их присутствие оставляет в трехмерном пространстве следы, подобные той электромагнитной аномалии, что мы обнаружили.

– Э… да? – Клозе давно подозревал, что его интеллект далек от совершенства. Но представить себе то, о чем толковал Снегов, он был не в состоянии. – Следы, значит?

– Представьте себе, как мы сами выглядели бы в мире, состоящем всего из двух измерений.

Клозе мысленно перенес себя на лист бумаги.

– Полагаю, мы выглядели бы плоскими. А при изменении ракурса нас вообще не было бы видно.

– Возможно, мы сами не способны видеть существо, живущее в пяти измерениях.

– Зет, – сказал Клозе. – Называйте его Зетом. Для краткости.

– Хорошо, пусть будет Зет. То, что я скажу дальше, является теоремой, которая мной пока не доказана. Допустим, Зет существует в большем числе измерений, чем мы, или же просто в других измерениях, и одной из плоскостей его существования является нуль-пространство. Создав резонанс Вайсберга, мы могли нанести Зету определенный ущерб.

– Потому что какая-то часть его существа как-то связана с нуль-пространством? – повторил Клозе. – Значит, вы считаете, что Зет связан с нуль-пространством и таргами. Мы ударили по Нуль-Т и тем самым ударили по Зету, а через него нанесли ущерб таргам. Так?

– Если вкратце, то да.

– Но что такое Зет? – спросил Клозе.

– В этом вопросе наука пока бессильна, – развел руками Снегов. – Возможно, он является воплощением коллективного разума таргов. Возможно и обратное. Я имею виду, раса таргов может быть не причиной его появления, а следствием. Тарги могут оказаться его придатками, существующими в том мире, где он сам не может ничего сделать. Э… в смысле – в измерении, в котором он не способен оказывать какое-то физическое воздействие. Я понимаю, что это ненаучно, но у меня просто нет достаточного числа фактов, которые позволили бы мне вычислить истину. Полагаю, мне надо будет более тесно пообщаться с Бо Вайсбергом и ознакомиться с его работами.

– Думаю, это будет не лишено пользы в любом случае, – согласился Клозе. – Мне чертовски нужна информация о том, с кем я на самом деле воюю.

Шангри-Ла.

Чудесное название для не слишком гостеприимного мира. Клозе предполагал, что некоторым планетам первооткрыватели придумывали имена исключительно по контрасту. В противном случае он никак не мог объяснить наличие вечно сырой, болотистой планеты под названием Сахара.

Шангри-Ла могла бы оказаться планетой земного типа, если бы находилась чуть подальше от системообразующей звезды и если бы сама звезда была чуть поярче.

Шангри-Ла была планетой пустынь, высоких температур и жесткой радиации. Девяносто процентов населения планеты были сосредоточены на полюсах, где среднегодовая температура не поднималась выше пятидесяти пяти градусов по Цельсию. В почве обнаружилось большое количество полезных ископаемых, не встречающихся в других мирах, а потому очень дорогих, и планета была колонизована.

Как правило, все самое для себя нужное человечество постоянно находило на планетах с отвратительным климатом. Если бы не тетрадон, то Клозе, Юлий и множество других имперских парней никогда бы не слышали о той же Сахаре.

Население Шангри-Ла составляло около трех миллионов человек, военный контингент ограничивался двумя военными базами. Орбитальной защиты как таковой не существовало.

Тем не менее тарги двинули на нее все шесть тысяч кораблей второй волны вторжения. Они могли бы уничтожить человечество гораздо быстрее, если бы разделились, но предпочитали выступать единым фронтом и давить планеты по одной. Их «медленные» корабли, а других благодаря резонансу Вайсберга просто не осталось, уступали имперским в скорости и маневренности, и тарги сделали основную ставку на численный перевес. Клозе считал, что это логично. С тремя флотами по две тысячи кораблей каждый справиться было бы гораздо легче.

Имея превосходство в скорости передвижения на большие расстояния, Империя могла бы уничтожить их по одному, прежде чем они успели бы нанести хоть какой-то ущерб. Видимо, тарги – или Зет – это тоже понимали, и теперь ВКС предстояло иметь дело с шестью тысячами кораблей разом.

Притом Клозе, дабы не оголять стратегически важные объекты, мог выставить на эту битву только восемь сотен боевых судов и одну МКК. Он собирался оставить незавершенного и не укомплектованного экипажем «Гавриила» на земной орбите, а «Шиву» забрать с собой. «Тора» он решил вообще не трогать. Его переброска с другого конца Галактики заняла бы слишком много времени.

Добсона Клозе оставил на Земле. По мнению Тирана, никто не смог бы справиться с защитой столичной планеты человечества лучше адмирала. Круз был нужен ему на Марсе, поэтому командиром ударной группы Клозе назначил адмирала Рикельми, с которым имел хоть и шапочное, но знакомство. Тем более что адмирал Круз весьма высоко ценил своего старого друга.

Конечно, Клозе, отправляющийся вместе с ударным флотом на «Графе Моргане», по-прежнему оставался верховным главнокомандующим и оставлял за собой право на принятие самых важных решений.

Имперские силы должны были прибыть в систему Шангри-Ла, опередив таргов на неделю. Укрепить оборону планеты в столь короткий срок невозможно, но Клозе и не собирался играть от обороны.

Система Шангри-Ла состояла из одной звезды и всего двух планет. Маловато места для маневра, но если все грамотно рассчитать… Словом, Клозе собирался похоронить флот таргов именно там, и пусть Зет только попробует ему помешать.

Соотношение ВКС и сил таргов один к семи с половиной кораблям Клозе не пугало. Он строил стратегию на предположении, что тарги не способны к самостоятельным стратегическим решением, а Зет не будет успевать координировать действия своих союзников – инструментов – если ударить с нескольких направлений одновременно и внести в битву как можно больше хаоса.

Клозе понимал, что это авантюра, что он строит военную стратегию на песке, и вполне возможно, на зыбучем. Он только надеялся, что не ошибается. Потому что шанса исправить ошибку ему никто не предоставит.

Но где-то глубоко внутри Клозе знал, и не просто знал, а был твердо убежден, что он прав. Его иррациональная уверенность базировалась на пустоте, но была незыблема как скала. Это очень странное и ни на что не похожее ощущение, но Клозе был убежден в том, что Зет существует и несет ответственность за войну с таргами, так же как он был убежден в существовании самой Вселенной.

Единожды сложившись, картинка не покидала головы Тирана. И даже мысли о возможном собственном помешательстве перестали его посещать.

– Ты опять собираешься улететь от меня, Клозе. – Изабелла подошла к его креслу сзади и, наклонившись, обняла Тирана за плечи. – У меня складывается такое впечатление, что ты все время пытаешься от меня сбежать.

– Я бы остался, но руководить военными действиями, находясь глубоко в тылу, – задача слишком сложная даже для Раптора.

– Знаю. Просто я боюсь.

– Ерунда, – отмахнулся Клозе. – Ты же знаешь, что я всегда возвращаюсь.

– И с каждым разом твое возвращение становится все более трудным.

– Не совсем так. Пожалуй, самые большие сложности возникли как раз во время самого первого возвращения, – сказал Клозе. – Все остальное – это дело техники.

– Ты выбрался с Сахары только чудом. Я читала отчеты и видела записи, сделанные с твоего крейсера. Многие мои знакомые до сих пор не понимают, как тебе удалось прорваться на орбиту.

– На этот раз мою драгоценную персону будет беречь весь Имперский флот.

– Но врагов тоже с каждым разом становится больше и больше. Не уверена, что всего Имперского флота окажется достаточно. Потом, я же знаю тебя, Клозе. Я даже читала твое личное дело. Ты славишься тем, что в любой ситуации умеешь находить проблемы на свою довольно привлекательную задницу.

– Если ты читала мое досье, ты должна знать, что я всегда из этих проблем выбираюсь.

Или меня вытаскивают, подумал он, вспомнив одну из самых первых своих неприятностей, еще до таргов. Только Юлия теперь нет рядом, чтобы вернуться за мной и вытащить из болота ценой своего истребителя. Впрочем, при нынешнем раскладе одного истребителя будет мало.

Изабелла почувствовала перемены в его настроении. Порой эта женщина так хорошо понимала его, что он мог заподозрить за ней способность к телепатии.

– О чем ты сейчас подумал? – спросила она.

– О Юлии. Я поймал себя на мысли, что в последнее время совсем о нем не вспоминаю. Мне стыдно.

– У тебя много текущих проблем. Ты подумаешь о Юлии позже.

– Мне стыдно сейчас. Я чувствую себя виноватым. И я чувствую, что я ему должен.

– Возможно, мы все ему должны, – сказала Изабелла. – Он первым показал, что тарги не непобедимы. И вообще…

– Вот именно. И вообще… Я… многое ему не сказал… из того, что должен был сказать. Он был моим лучшим другом, и мы оба понимали это, хотя никогда не говорили вслух.

– Это все понимали.

– Возможно, он был моим единственным другом.

– Ну ты и фрукт! – возмутилась Изабелла. – А как же я?

– Э… О тебе я как-то не подумал. В этом плане…

– Подумай сейчас, – сказала она и встряхнула его за плечи. Встряхнула отнюдь не легко. – И подумай хорошенько. Если ты, Генрих Клозе, позволишь кому-то из таргов тебя убить, то не надейся спрятаться от моей ярости даже в загробном мире. Я выйду из себя, и тогда, Генрих Клозе, бесконечная Вселенная покажется тебе размером с овчинку.


ГЛАВА 10 | Имперская трилогия | ГЛАВА 12