home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


ГЛАВА 3

– О чем вы думаете?

– О таргах.

– И что именно вы о них думаете?

– У Юлия есть один забавный пунктик, – сказал Клозе. – Ему всегда интересно знать, кто выдумал то или иное название.

– А вам не нравится слово «тарги»?

– Большей частью мне не нравятся те, кого этим словом называют.

– Существует целое министерство, которое придумывает названия, – сказала Изабелла. – Оно называется министерством пропаганды. Думаю, его сотрудники выбирали из многих вариантов.

– Тараканоиды, – предположил Клозе.

– Или тараканозавры. Но название не должно быть слишком длинным. Оно должно легко запоминаться.

– Стоит только увидеть эту тварь, и ты ее уже никогда не забудешь, – сказал Клозе. – По-моему, название «тарги» недостаточно отвратительно. Оно не передает сути явления, которое обозначает.

– Насколько я знаю, далеко не все тарги похожи на тараканов.

– Да? И многих вы уже видели?

– Ни одного. Но мне рассказывали коллеги.

– УИБ не боится утечки информации?

– О вторжении оповещено уже все человечество.

– Включая размер флота?

– Да. Император заявил, что не собирается лгать своим подданным и преуменьшать опасность.

– Красивый ход, но я не уверен, что правильный.

– Вы критикуете императора в присутствии сотрудника УИБ?

– Когда мне собираться на каторгу?

– Как только вы сможете передвигаться без кресла-каталки.

Клозе поднял руки вверх.

– Это будет не скоро.

– Медсестры жалуются на вас. Говорят, что вы гоняете по коридорам, нарушая все правила техники безопасности.

– Я – пилот и не умею передвигаться по-другому. Не надо было доверять мне техсредства.

– Все пилоты – сумасшедшие.

– Поэтому вы отвергли Юлия в первый вечер знакомства?

– Вас настолько задевает, что я отказала вашему другу, что вы до сих пор не можете об этом забыть?

– Во-первых, он мне не друг. А во-вторых, я хотел бы знать причину вашей нелюбви к пилотам. Из корыстных соображений.

– Майор Клозе!

– Что, капитан де Вильер?

– Что означает ваше последнее высказывание?

– Я имею честь предложить вам перейти на «ты».

– Я не перехожу на «ты» со свидетелями.

– Разве расследование еще не закончено? А я-то, дурак, полагал, что вы навестили меня не по служебным делам.

– Вы себе льстите, майор.

– Всегда.

– Я согласна говорить вам «ты» только при одном условии. Вы позволите мне называть вас Генрихом.

– Никогда, – сказал Клозе.

– Вам не нравится это имя?

– Я себя с ним не отождествляю, – сказал Клозе. – Меня называют Генрихом только в кругу семьи, поэтому я стараюсь проводить в Баварии как можно меньше времени.

– А как вас называют ваши друзья?

– У меня нет друзей.

– Почему?

– Я слишком мрачен и нелюдим, – сказал Клозе. – К тому же я циник, матерщинник, пофигист и отличный пилот, за что меня никто не любит.

– Вы думаете, что вам завидуют?

– Сразу видно следователя. Вы задаете слишком много вопросов.

– Работа такая, – согласилась Изабелла. – А работа накладывает на человека определенный отпечаток. Я задаю много вопросов, а вы гоняете по коридорам на кресле-каталке и пугаете медсестер.

– Я не очень люблю медсестер. Они видели меня в таком виде, в каком я сам себя не видел.

– Вы должны быть им благодарны за то, что они для вас делают.

– Быть благодарным человеку не совсем то же самое, что испытывать по отношению к нему дружескую симпатию, – сказал Клозе.

– Поэтому у вас и нет друзей, – сказал Изабелла. – Но разве вы не считаете полковника Моргана своим другом?

– У нас с полковником гораздо более сложные взаимоотношения.

– И как бы вы охарактеризовали эти сложные взаимоотношения?

– Мы – двое психически нездоровых людей с очень похожими симптомами болезни, – сказал Клозе.

– А если серьезно, Генрих?

Клозе поморщился, как будто прожевал целый лимон.

– Я не могу быть серьезным слишком долго.

– Разве вы не были серьезным тогда, когда пришли ко мне просить, чтобы я встретилась с полковником Морганом, тогда еще майором?

– Тогда – был. Но последствия моей тогдашней серьезности мучили меня еще целую неделю.

– Генрих, – сказала Изабелла.

– Нет! – взмолился Клозе.

– Генрих.

– Лучше иголки под ногти.

– Вы не представляете, о чем просите, Генрих.

– А вам уже доводилось использовать этот метод на практике?

– Пусть это останется моей маленькой тайной, Генрих.

– Если вы еще раз назовете меня Генрихом, я завою на весь сад.

– Генрих.

Клозе завыл.

Прогуливающиеся вокруг больные посмотрели на него с удивлением и сочувствием. Наверное, подумали о серьезной контузии и ее неожиданных осложнениях на мозг.

Секунд через тридцать появилась запыхавшаяся медсестра. Клозе перестал выть и мило улыбнулся.

– А, это вы, – холодно сказала медсестра. – Развлекаетесь, больной?

– По мере возможностей, – сказал Клозе. – И если вы не хотите, чтобы я продолжал свои развлечения, то убедите эту обворожительную женщину перейти со мной на «ты», но ни в коем случае не называть меня Генрихом.

– Лучше сделайте, как он просит, – сказала медсестра Изабелле. – Психи в это время года особенно опасны.

– Это говорит медицинский работник, – сказал Клозе. – Прислушайтесь к мнению профессионала, капитан.

– Хорошо, – сказала Изабелла. – И как мне тебя называть?

– Клозе.

– Неужели у тебя нет какого-нибудь прозвища?

– Есть, но его нельзя произносить в присутствии дам.

– Успокоились, больной? Тогда я пойду.

– Постарайтесь расчистить мне трассу, – сказал Клозе. – Когда я ехал по коридору последний раз, то чуть не налетел на какой-то шкаф с медикаментами.

Медсестра фыркнула и оставила их вдвоем.

– Неужели все окружающие называют тебя по фамилии?

– И мне это нравится, – сказал Клозе.

– Как я вижу, тебе также нравится, когда люди считают тебя хуже, чем ты есть.

– Вранье, – сказал Клозе. – Я всегда был плохим парнем.

– Вот, снова.

– Лучше скажи мне, что ты тут делаешь?

– Пришла навестить неизвестного общественности героя.

– В моем поступке нет ни капли героизма, – сказал Клозе.

– Я хочу услышать об этом подробнее, – сказала Изабелла. – Мне интересно, как два таких д… дебила, как вы, смогли принять такое решение.

– Это в интересах расследования?

– Нет, это интересно мне лично.

– На самом деле решение было очевидно, и его никто из нас не принимал. Оно просто пришло как данность, – сказал Клозе. – Конечно, минут пять мы препирались между собой, выясняя, кто это сделает, но итог был очевиден для обоих. Тем не менее, процедура препирательств была необходимой. Это как… Как-то раз Юлий сказал мне, что Империя по ходу своего существования должна протанцевать несколько обязательных танцев.

– Танцев?

– Это как ритуал, – сказал Клозе. – Иногда мне кажется, что вся наша жизнь – это череда танцев, которые мы вынуждены танцевать от рождения и до смерти. Все движения, позы и повороты прописаны заранее. Остается только повторить их, зная конечный результат. Вот и на борту «Одиссея» мы протанцевали несколько па, прежде чем он засунул меня в холодильник. Не мог же он молча в меня выстрелить, правильно? Да и я должен был ему что-то сказать, снять с него хотя бы часть ответственности. Ты представляешь себе, какое это решение для капитана – выстрелить в члена своего экипажа? Даже если это для пользы дела?

– Наверное, это тяжело.

– Я тоже так думаю, – сказал Клозе. – Но когда мы завели этот разговор, мы уже знали, что я лягу, а он останется. Это один из вопросов, который не прописан в уставе, но который подразумевается самим принципом армейской дисциплины. Принципом дурака.

– Принципом дурака?

– Ты начальник – я дурак, – сказал Клозе. – Имперская армия, да и любая другая армия в мире, является сборищем дураков, потому что может работать только по этому принципу. Армия – это то место, где инициатива наказуема. Солдат – это машина для выполнения приказов. Солдат и любой офицер званием ниже генерала не должен думать. Мышление только замедляет процесс выполнения приказа.

– Тебе не нравится в армии?

– Нет, а тебе?

– Здесь я задаю вопросы.

– Я и забыл, – сказал Клозе. – Нет, мне не нравится в армии. И одна из причин, почему мы с Юлием вступили в наши сложные взаимоотношения, которые я описывал раньше, это то, что ему тоже не нравится в армии. Но ему тяжелее, чем мне.

– Почему?

– Потому, что я сумел стать выполняющим приказы дураком, а он – нет. Он все время думает. О причинах, по которым ему отдали приказ, и о последствиях, к которым приведет выполнение этого приказа.

– А ты не думаешь?

– Стараюсь. Мы воевали на Сахаре – это была самая идиотская война, которую только можно себе представить. Ее и войной-то запрещено было называть, хотя люди гибли почти каждый день. Я не думал и потому чувствовал себя вполне сносно. А Юлий думал и чуть не довел себя до самоубийства.

– Я знала его недолго, но он не произвел на меня впечатление человека, способного на суицид.

– Первое впечатление обманчиво, – сказал Клозе. – Кто, как не следователь, должен это знать? Когда я только познакомился с Юлием, он не произвел на меня даже впечатление человека, способного думать в принципе. Кстати, ты не знаешь, где он сейчас?

– На Эдеме его нет, иначе мне пришлось бы его допрашивать. А больше мне ничего не известно. Наверное, снова поступил в распоряжение УИБ. Почему мы все время разговариваем о Юлии?

– А разве не его преступную деятельность ты должна расследовать?

– Верно, чуть не забыла.

Почему я здесь? – подумала Изабелла.

Потому, что эти двое мне интересны. Они так похожи друг на друга и в то же время такие разные. Интересно, а я пришла бы сюда снова, если бы в госпитале лежал Юлий, а не Клозе? И чего я хочу добиться этими визитами? Узнать больше о Юлии или о самом Клозе?

– Могу теперь я задать пару вопросов? – спросил Клозе.

– Это мне, профессиональному следователю?

– Да.

– Попробуй.

– Почему ты стала профессиональным следователем? Женщину не часто встретишь в УИБ.

– Потому, что там, куда я хотела пойти, женщин нельзя встретить вообще, – сказала она и тут же испугалась своей откровенности. Оставалось только надеяться, что Клозе не поймет истинного смысла ее высказывания.

Но Клозе понял.

Он был далеко не дурак, хотя только что и утверждал обратное.

Лицо его стало серьезным, как только он понял, что речь идет о несбывшихся мечтаниях.

– Я думаю, сейчас наступает как раз то время, – сказал он, – когда женщин начнут брать в летную академию.

В детстве все мальчики мечтают стать пилотами, а все девочки – фотомоделями. Но она выпадала из общего правила. У нее были мечты мальчика.

Конечно, родители говорили ей, что в летные академии не берут девочек, но в детстве ей казалось, что для нее сделают исключение. Может быть, даже личным императорским указом.

И она станет пилотом и докажет, что и девчонка может показывать чудеса высшего пилотажа на истребителях и водить в космосе крейсера и линкоры.

Гражданская космонавтика, куда женщин все-таки брали, никогда ее не прельщала. Настоящий ас может быть только военным. Все или ничего. Компромисс невозможен.

Лет до двадцати никто из нас не согласен идти на компромиссы.

И в восемнадцать лет, когда из академии пришел первый вежливый отказ, она еще думала, что сможет что-то изменить. Верила, что любую стену можно пробить собственным лбом.

Второй отказ, полученный в девятнадцать, не смог поколебать ее убежденности.

Но третий, полученный через год и уже не такой вежливый, заставил ее усомниться в крепости собственного лба.

Родители в два голоса утверждали, что девушке нечего делать ни в армии, ни в коммерческой космонавтике, и, в конце концов, убедили ее получить гражданское образование. Она поступила на юридический.

Когда она уже заканчивала университет, на последнем курсе был объявлен конкурс для набора в следственный отдел УИБ. Она подала туда документы из принципа. Женщин в УИБ брали, но не слишком охотно. То, с чем мужчина справлялся посредственно, женщина должна была делать превосходно, иначе у нее не было ни единого шанса на карьерный рост.

Родители приняли ее решение в штыки, но теперь она уже была непреклонна.

Выдав почти стопроцентные результаты на тестах, она поступила в УИБ.

Поработала на некоторых планетах в отделах по связям с общественностью, а потом, когда ее опыт посчитали достаточным, она получила новое назначение.

В отдел расследований правонарушений в открытом космосе. Ирония судьбы. Она не могла стать пилотом, зато теперь пилоты были частью ее работы. И у нее появилась хорошая возможность портить им жизнь.

Стоит, однако, признать, что делала она это только в тех случаях, когда пилоты преступали закон.

Но она не встречалась с пилотами. К детской обиде на весь летный состав ВКС добавилась профессиональная этика. Нельзя спать с теми, чью деятельность тебе, возможно, придется расследовать.

– Что ты имеешь в виду? – спросила она. – Почему это женщин начнут туда брать?

– Грядет война, – сказал Клозе. – Для победы в этой войне Империи понадобятся все ресурсы, в том числе и людские. Думаю, что правила набора в академию будут пересмотрены, и все будет зависеть только от способностей, а не от пола. Нас ожидают большие потери.

– Я не хотела бы исполнения своей мечты такой ценой.

– Не загадывай желаний – они могут исполниться, – сказал Клозе. – Банально, но факт. Чем недостижимее мечта, тем дороже приходится за нее платить.

– А о чем мечтает неустрашимый майор Клозе?

– Честно?

– Откровенность за откровенность, – сказала она. – Я была с тобой более чем просто честна. Никто из моих нынешних знакомых не знает о стремлениях моего детства.

– Неустрашимый майор Клозе мечтает об очаровательном капитане де Вильер, – прямо и без тени смущения сказал Клозе.

– И впрямь неустрашимый, – пробормотала она. – У тебя всегда такой деликатный подход к женщинам?

– Нет, иногда я бью их по голове и тащу в кусты, – сказал Клозе.

– Значит, я должна считать, что мне повезло? – уточнила Изабелла.

– Просто я еще не до конца оправился, – объяснил Клозе.

– Возблагодарим врачей за несовершенство современной медицины. А как же Юлий?

– А что с Юлием?

– Я ему уже не нравлюсь?

– Какое мне дело? Вы не помолвлены и не женаты. Я – за свободную конкуренцию. И я даже верю в свободу выбора женщины. В определенных пределах, конечно. Когда она выбирает меня.


ГЛАВА 2 | Имперская трилогия | ГЛАВА 4