home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 1

Клозе устал.

Устал смертельно. Им полностью овладела апатия, и ему было все равно. Все равно, кто победит в этой войне – люди или тарги. Все равно, доживет ли он до конца войны или хотя бы до конца недели. Ему ничего не хотелось, даже умереть.

Когда «Трезубец» только формировали, в эскадрилью входило двенадцать пилотов. Сейчас их осталось всего пятеро.

Стивенс, Дубин, Фред. Сам Клозе. И, как ни странно, Орлов.

Он оказался хорошим пилотом, этот молодой романтик с идеалистическим взглядом на мир. Клозе не старался узнать, повлияла ли война на мировоззрение Орлова, и если повлияла, то каким образом. Умных книжек о тактике тот больше не читал. В свободное время Орлов играл в карты с остальными пилотами эскадрильи, начал курить и надирался виски при первой возможности.

Соседи перестали ходить в гости к пилотам «Трезубца». Наверное, им было стыдно, потому что «Трезубцем» затыкали самые опасные дыры в защитных периметрах планеты. Эскадрилья Клозе стала последней линией обороны и получала задания, от которых отказывались остальные. Клозе даже подумывал, чтобы взять девизом своих орлов слова из рекламного ролика «Невозможное возможно».

Невозможное возможно. Эскадрилья имперских ВКС «Трезубец».

Они вдребезги раздолбали восемнадцать линкоров противника. Малые корабли они уже даже не считали.

Клозе прекратил колоть черепа себе на бицепс, иначе бы рука давно почернела. Он сбился со счета и больше не интересовался статистикой.

Единственной ниточкой, которая связывала Клозе с прошлой жизнью и не давала ему окончательно слететь с катушек, стали мысли об Изабелле. Но и ее образ тускнел с каждым прожитым днем, с каждым новым боем.

Он помнил, как она смеется и как пахнут ее волосы, у него была реликвия, тщательно запаянная в пакет, который он доставал лишь изредка, потому что держать в руках что-то, к чему она когда-то прикасалась, было слишком тяжело. Но он с ужасом осознал, что начинает забывать ее лицо. У Клозе не было ее фотографий, и восстановить свои воспоминания он не мог.

Интересно, а Орлов помнит, как выглядит Пенелопа? А с другой стороны, не очень-то и интересно.

Вселенная Клозе уменьшилась до размеров этой чертовой планеты, с которой он когда-то мечтал выбраться и на которой оставил свою ногу. Ирония судьбы, мать ее, думал он. Видать, мне суждено сдохнуть в этих чертовых болотах, а кто-то там, наверху, если кто-нибудь там все-таки есть, будет здорово потешаться в этот момент.

Расклад по-прежнему был прост и не отличался от расклада той пресловутой «полицейской операции».

Империи нужен тетрадон.

Таргам нужен тетрадон.

Всем он нужен, этот чертов тетрадон.

Поэтому масштабных боевых действий ни те ни другие не ведут. Никакой работы по поверхности, чтобы, не дай бог, шахты и рудники не тронуть. Зато в атмосфере можно истреблять друг друга от души.

Имперцы базировались на плавучих станциях посреди болот. Тарги в большом числе висели на геостационарной орбите над другим полушарием и окопались так, что сковырнуть их оттуда можно было только с помощью МКК. А МКК были заняты в других местах. «Шива» прикрывал Землю, «Тор» – Марс и его верфи, а «Зевс» находился при Втором флоте и постоянно участвовал в стычках за Великий Китай.

Там прорвать орбитальную оборону им пока не удалось, хотя вряд ли кто-то мог обвинить таргов в недостатке старания.

Война в космосе превратилась в кошки-мышки.

У нас – гипер, у них – Нуль-Т. Можем прыгать туда-сюда до полного и окончательного посинения. В масштабные сражения никто не ввязывается. Оно и понятно. Таргам невыгодно, они подкрепления ждут. Устаревшего, но весьма многочисленного. Нам тоже невыгодно, но по противоположной причине. Нам выбитые корабли заменять нечем. Марс не справляется, да это и неудивительно. То, что человечество копило десятилетиями, может вылететь в трубу в одном бою.

Все человечество превратилось в одного большого сапера. Одна ошибка, и шанса на повторную попытку уже не будет.

Ходят слухи, что вернулся разведчик, и ходят слухи, что он нашел родную систему таргов и нашел ее очень большой. Еще ходят слухи, что лучшие имперские умы разрабатывают абсолютное оружие. Чтобы только один «ба-бах» – и от таргов только воспоминания останутся! Ходят слухи, что хрен они чего придумают.

А для меня все закончится здесь, на Сахаре. Тут началась моя первая война, тут закончится моя последняя.

Не люблю болота. Ненавижу.

Надо было на Земле остаться. Или флот от Юлия принять. Говорили же мне, дураку, а я не слушал.

На Земле тоже сейчас несладко, как говорят. Слишком много беженцев. Перенаселение, скоро жрать нечего 6yдет. Друг друга жрать начнут.

Было одно крупное сражение, мы его выиграли.

Была одна крупная диверсия, мы ее просрали.

А теперь – сплошное болото, и мы в нем увязли. Ждем непонятно чего. Время работает на таргов, а мы и сделать ничего не можем. Потому что нас мало. С одной стороны посмотришь – миллиарды, а с другой – мало. И кораблей мало, и пилотов не хватает. Женщин уже набираем, ветеранов призвали, скоро детей набирать будем.

Вон ребенок сидит, в карты режется. Сотня сбитых уже у ребенка. Матом ругается и виски хлещет. И курит как сапожник. Предупреждал я его, а он мне не верил. Круговорот недоверия в природе называется. Никто ни во что не верит, пока его лично не припрет.

– Философствуешь молча, полковник?

– Типа того.

– Пить будешь?

– А если завтра вылет?

– До вечера обещали не тревожить, если не попрут, – сказал Стивенс. – А если попрут, то кто будет смотреть, с похмелья ты или нет. Я, например, после попойки летаю лучше. Только блюю много.

– Стивенс, избавь меня от позорных подробностей твоей физиологии, – попросил Клозе.

– Так ты пить будешь?

– Давай.

– На.

Клозе взял бутылку из рук майора и сделал солидный глоток. Хороший вискарь. Наверняка из личных майорских запасов.

По иронии судьбы имперские войска поменялись местами с сепаратистами, с которыми когда-то здесь воевали. Теперь они были прижаты к земле, в то время как тарги имели подавляющее преимущество на орбите.

Приходилось вывозить тетрадон под конвоем военных кораблей и пробиваться на орбиту с боем. Снабжение осуществлялось таким же образом, только прикрытие было менее солидным, поэтому некоторые суда до наземной группировки не доходили. Перебои с провиантом и спиртным могли начаться в любой момент.

Империя держала оборону по периметру самого богатого месторождения тетрадона на планете. Тарги пытались имперцев оттуда вышибить, не причинив вреда самому месторождению, поэтому воевали крайне аккуратно, без использования тяжелых орудий. Если добавить к этому природную аномалию Сахары, с которой Клозе уже доводилось иметь дело, война была довольно веселой! Такой веселой, что хоть вешайся.

– Судьба действует очень неизобретательно, по крайней мере по отношению ко мне, – поделился своим наблюдением Клозе. – Бой с таргами номер раз, возвращение на поврежденном корабле и занесение в списки убитых. Бой с таргами номер два, и та же самая хрень впоследствии. Операция на Сахаре номер раз, когда мне оторвало ногу. Теперь я снова на Сахаре, и остается только догадываться, что мне оторвет на этот раз.

– Ты так и не смог пережить потерю ноги?

– Я был очень привязан к той ноге.

– Разве твоя новая нога хуже?

– Просто странно осознавать, что часть меня уже находится в могиле.

– Твою ногу похоронили? Где-то есть кладбища для отдельных частей тела, погибших на боевых заданиях?!

– Я вообще-то образно говорил, – сказал Клозе. – А воображение у тебя больное, майор.

– Еще глоток?

– С удовольствием.

Истребители у таргов тоже похожи на шарики. Скорость у них дикая, да и маневренность неплохая. Гораздо лучше, чем у посудин, на которых летали сепаратисты. Основная проблема у таргов с пилотами. Они точно придерживаются первоначального плана и не способны на импровизацию. Стоит только нарушить их строй, и они не знают, что им делать, и брать их можно голыми руками. Наверное, пилоты этих кораблей разумны только ограниченно, как самая первая из обнаруженных УИБ тварей. А тот, кто их контролирует, сидит слишком далеко и просто не успевает вмешаться.

Или и у него тоже мозгов не хватает.

Если бы эти твари были хоть чуть-чуть поумнее, Империи уже давно настал бы конец.

Местный контрразведчик майор Дикс оказался на удивление приличным человеком. По разговору даже не определишь, что он из контрразведки.

– Здорово, Клозе.

– Привет, Джимми. Зачем звал?

– По делу, к сожалению. А дело у нас одно, общее.

– Ты имеешь в виду, как бы нам тут концы не отдать?

– Типа того. Я имею в виду окончательную победу наших могучих войск над мерзкими и обреченными тварями, посягнувшими на самое святое – нашу свободу.

– Красиво лепишь. Кого цитировал?

– Генерала Торстена. С недавних пор он возглавил наш сектор.

– Это несостоявшийся директор УИБ?

– Он самый.

– По-моему, он дурак.

– По-моему, тоже.

– И как тебе с ним работается?

– Никак. Я здесь, а он на дредноуте сидит и приказы всем строчит.

– Идеальная ситуация, – сказал Клозе. – Начальство тем лучше, чем оно дальше.

– Истину глаголешь.

– А то. Так звал-то зачем?

– Есть задание.

– Для меня лично?

– Для всех.

– Тогда почему ты говоришь только со мной?

– Потому что после меня ты тут самый умный.

– Истину глаголешь. Только не после тебя, а вообще.

– Спорный вопрос. Короче, сам знаешь, что за все время войны с таргами нам не удалось захватить живой ни одну особь.

– Довольно сложно брать пленных во время космических боев.

– Но попытки были.

– Неужели кто-то решился на абордаж?

– Были случаи. К сожалению, успеха никто не добился. Либо шлюпка не долетит, либо корабль взорвется?

– Бывает, – посочувствовал Клозе, специализировавшийся на взрывах кораблей.

– Сахара – это единственная планета, где происходят наземные столкновения, – сказал Дикс.

– Дальше я угадаю сам, пользуясь своим хваленым интеллектом, – сказал Клозе. – Начальство хочет, чтобы мы набрали пленных.

– Как можно больше и желательно принадлежащих к разным видам, – кивнул Дикс.

– Лажа, – сказал Клозе. – Они тут воюют на истребителях. А единственный известный мне способ сбить истребитель – это его взорвать. Пилоты при этом, как правило, гибнут.

– Некоторые катапультируются, – заметил Дикс.

– Не видел ни одного катапультировавшегося тарга, – сказал Клозе. – Ты ж знаешь, мы их сотнями сбиваем, так ни одна сука не катапультировалась. По-моему, у них и катапульты-то нет.

– Думаешь, у них отсутствует инстинкт самосохранения?

– Скажу тебе по секрету, мне на это начхать. Я не знаю, как тут захватывать пленных. Предлагаю просто ждать, пока они не высадят десант.

– А они его высадят? – спросил Дикс.

– Сто пудов, – сказал Клозе. – Сам посмотри: с воздуха они нас взять не могут, орбитальная блокада не работает, из космоса по поверхности без системы наведения работать нельзя, а системы наведения здесь не работают. Что остается? Либо десант высаживать, либо убираться с планеты к черту. Но я почему-то думаю, что они останутся.

– А значит, жди десанта?

– Точно.

– Интересно, на что он будет похож.

– На полный п…ец, – сказал Клозе. – Периметр слишком велик. Мы его не удержим, чисто арифметически.

– Надеюсь, что пророк из тебя хреновый.

– То же самое Гектор говорил Кассандре.

Клозе жил как автомат. Он летал, сбивал таргов, ел, пил, спал, играл в карты и раз в неделю надирался до скотского состояния. Сам того не подозревая, он вступил на путь самурая и жил так, как будто уже умер.

Потом отлетал свое Фред.

Он успел катапультироваться и рухнул в болото, а Дубин бросился его подбирать. Но не успел «игрек» Дубина зависнуть над местом падения Фреда, как обоих накрыло облаком взрыва, а когда мутная вода плюхнулась обратно в болото, ни истребителя, ни пилотов там уже не было.

«Трезубец» стал оправдывать свое название. Их осталось трое, и называть их эскадрильей уже не поворачивался язык. Клозе ждал, что их компанию вольют в какую-нибудь более-менее хорошо сохранившуюся часть, но этого все никак не происходило. Воевали они рядом с другими пилотами, а жили отдельно.

Конфликт на Сахаре тянулся уже полгода, и Империя понемногу сдавала свои позиции.

Тарги нагнетали давление, а Юлий не решался бросить на защиту Сахары значительные силы, оставив обнаженными более важные участки обороны.

На Сахаре не было ничего ценного, кроме тетрадона. Ее потеря, вне всякого сомнения, ослабила бы Империю, но не стала бы фатальной.

Марс и его верфи были гораздо важнее. Или Каледония и ее десять миллиардов жителей. Или Земля, символ государственности.

Поток тетрадона с планеты становился все тоньше и грозил пересохнуть совсем. Численность населения к данному моменту сократилась до пятидесяти тысяч человек. К сожалению, они были разбросаны по всей планете, что могло существенно затруднить эвакуацию, приказ о которой Юлий был готов отдать уже в любой момент.

Адмирал Круз, министр обороны и прочие члены военного кабинета были категорически против, в один голос утверждая, что отступление с Сахары будет плохим прецедентом и спровоцирует панику среди мирного населения, которое увидит первое в истории поражение имперских ВКС. А когда Юлий спрашивал, где взять людей и корабли, чтобы вышибить таргов с орбиты Сахары, чего никто не планировал с самого начала, они только разводили руками и советовали подождать.

В конце концов Юлий устал ждать и отдал приказ об эвакуации с планеты.

Но тарги успели раньше.


Часть четвертая | Имперская трилогия | Глава 2