home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 5

– Судя по нашим разведданным, тарги обустраиваются на поверхности Сахары и уже начали добычу тетрадона, – сообщил Винсент на обычном утреннем брифинге.

– На фига им тетрадон? – спросил Юлий. – Они что, свои заводы с собой таскают?

– Очень может быть, сир.

– Мне не нравится, когда высшие офицеры оперируют такими терминами, как «может быть», – сказал Юлий. – Впрочем, мне много чего не нравится.

Сначала тарги атаковали Сахару сравнительно небольшими силами и установили свое господство на орбите. Впрочем, за орбиту Империя не держалась и сдала ее почти без боя, оказав только чисто символическое сопротивление.

Потом началась долгая и выматывающая война за поверхность со всеми прелестями, какие только могла предоставить Сахара. Электромагнитные аномалии, делающие невозможной радиосвязь на большие расстояния, перманентные туманы, затрудняющие наведение орудий на наземные цели с орбиты, и болота, в которых вязла почти любая техника.

Империя воевала аккуратно, с каждым днем сдавая свои позиции. Это была не столько война, сколько проверка боем. Люди еще ни разу не дрались с таргами на планете.

Основная группировка таргов оставалась вне пределов Империи на расстоянии нуль-пространственного прыжка.

Когда она совершила этот прыжок и пошла на штурм, имперские укрепления рухнули, и планета перешла из рук в руки. Или из рук в щупальца, или что там у них еще.

Попутно люди познакомились с новой разновидностью таргов – пауками-десантниками. До этого они знали только обнаруженного УИБ таракана-пилота и его то ли штурмана, то ли выносной мозг, который не был похож ни на что из ранее виденного.

Десантники таргов тоже Юлию не понравились. Это был вид тварей, выведенных специально для ведения наземных боев, и вряд ли они годились на что-то еще. Юлию не по вкусу были цивилизации, где производство солдат поставлено на поток.

Вторая группа таргов совершила предсказанный Бо скачок к Великому Китаю, но вплотную к планете не лезла и лишь изредка пощипывала орбитальную оборону, усиленную Вторым флотом и МКК. Сначала Юлий не хотел посылать туда большое военное соединение, так как оборона Китая казалась ему надежной, но потом передумал. Слишком много народу жило на этой планете.

На данный момент ситуация вокруг Китая была стабильна и катастрофой не пахла.

Вторая волна все еще летит. И остатки первой, к которой присоединилась часть кораблей с нуль-Т, тоже в полете. На систему Фердинанда, похоже, покушаться они не будут.

Тарги кружат вокруг Империи, как акулы вокруг плота с потерпевшего крушение корабля. Изредка они предпринимают попытки утащить кого-нибудь под воду, ищут уязвимые места.

Они нашли Сноубол, ускорив на полтора тысячелетия коллапс его звезды. Судя по тому, что больше в Империи звезды не взрывались, профессор Доу оказался прав в своем предположении. Тарги могут делать это только с потенциально опасными звездами, а не со всеми подряд.

Тарги атаковали Сахару из-за тетрадона. Это видно по стилю ведения боев, причинявших минимальные разрушения таким стратегическим объектам, как шахты. Им нужен тетрадон или они знают, как он нужен Империи и стараются отсечь ее от основного источника? Как много им известно об Империи?

Юлий до сих пор не мог ответить на этот вопрос, и беседы с аналитиками ничуть ему в этом не помогали.

Тарги начали разработки тетрадона, используя наше же оборудование. Это говорит о их сообразительности и бережливости.

Они умны и владеют инициативой.

– Основные силы таргов оставили локальное пространство Сахары, уйдя через Нуль-Т, – продолжал Винсент. – Очевидно, они ждут, что мы бросимся отбивать планету, и хотят поймать нас в ловушку. Скорее всего, они не знают, что мы можем наблюдать за их перемещениями.

– «Скорее всего» не намного лучше, чем «может быть», – сказал Юлий. – А мы разве собираемся отбивать планету назад?

– Если вы прикажете, сир.

– Тетрадон нам нужен, но не настолько, чтобы рисковать флотом. Есть и другие источники.

– Их не так уж много, сир.

– Если отобрать тетрадон у коммерческих структур и направить все на нужды армии и флота, то на несколько лет нам хватит, – отрезал Юлий. А если мы продержимся несколько лет, то нам сам черт не брат. Но говорить этого вслух он не стал.

Адмирал Круз присутствовал на заседании в виде своего электронного воплощения. Сам адмирал в данный момент находился на Марсе, где был расположен генштаб ВКС.

– Мне не нравится, что мы играем от обороны, – сказал Юлий. – Защита – это наиболее короткий путь к поражению. Адмирал, вами разработаны хоть какие-то планы атаки?

– Есть объективные трудности, сир. Нуль-Т. Расстояние нуль-пространственного прыжка ограничено, но в разы превышает расстояние, которое за то же время способен преодолеть корабль с гипердвигателем. Это все равно что схватка вертолета с истребителем. А когда прилетит основная ударная сила таргов, это будет напоминать бой пехотинца с танком.

У вертолета есть шансы против истребителя.

А у пехотинца против танка?

Тоже есть, но оч-чень маленькие. Почти незаметные.

– Мне известны все ваши трудности, адмирал, – сказал Юлий. – Но я хотел бы увидеть хоть какие-то результаты мозговой деятельности ваших стратегов.

Битва у планеты сводит на «нет» все преимущества и недостатки Нуль-Т и гипердрайва. Поэтому Империя сидит в глубокой обороне и ждет, куда тарги ударят в следующий раз. Сахару мы сдали без крупного сражения, но больше этот номер у таргов не пройдет. За следующую планету им придется заплатить гораздо дороже.

Если мы успеем туда долететь.

Сноубол они получили вообще даром.

– В общем, все продолжают работать, – сказал Юлий. – Совещание окончено.

Завтрак Пенелопа принесла ему в кабинет. Вообще-то подавать еду императору не входило в ее служебные обязанности, но если не кормить Юлия насильно, то он вообще забудет про еду.

Юлий глотнул кофе и принялся намазывать паштет на кусок прожаренного по его вкусу тоста. Пенелопа уселась в кресло и вперила в него свой фирменный взор, из-за которого Юлий сразу же почувствовал себя в чем-то виноватым и ему захотелось оправдываться.

– Вранье, – сказал он. – Я этого не делал.

– Вот именно, – сказала Пенелопа. – Ты этого не делал, хотя должен был.

– Я всем все должен, – вздохнул Юлий. – Паршивая работенка.

– Нашел кому жаловаться, – сказала Пенелопа. Юлий надеялся, что она забыла, с чего начала разговор, но сбить ее с курса было посложнее, чем стряхнуть с хвоста «игрек-крыла» умную ракету. – Когда ты намерен это сделать?

– Скоро, – сказал Юлий. – А о чем, собственно, идет речь?

– О девушке, которую ты притащил с Эдема.

– Что с ней не так?

– Она уже полтора дня во дворце.

– Очень рад за них обоих, – сказал Юлий.

– Я считаю, ты должен с ней поговорить.

– Вообще-то она прилетела к Клозе, а не ко мне.

– Но поговорить-то ты можешь.

– Зачем?

– Чтобы расставить все точки над «ё».

– Они уже давно расставлены.

– Клозе так не думает.

– Этот мерзавец на меня нажаловался?

– Нет. Но он хотел бы, чтобы вы с ней объяснились.

– У меня очень плотный рабочий график.

– Как твой секретарь я выкроила для этой встречи целый час.

– Когда? – подозрительно осведомился Юлий.

– Сразу после завтрака. Я не думаю, что ты сможешь одновременно разговаривать и есть.

– Ты уже испортила мне аппетит.

– Почему? Она милая. Гораздо приятнее многих людей, с которыми ты встречаешься.

– Она предпочла не меня.

– Ты до сих пор питаешь к ней какие-то чувства?

– У меня не было времени, чтобы что-то к кому-то питать. Кроме ненависти, которую я питаю к таргам ежесекундно.

– Значит, тебе ничего не стоит с ней поговорить.

– Целый час?

– В остальное время можешь поспать.

– Я на этой неделе уже спал. Дважды.

– Хорошая шутка. У меня записан только один раз.

– Второй случился на парламентском заседании с моим присутствием.

– Значит, следующий период сна, который я определила на завтрашнюю ночь, я вычеркиваю. Ты исчерпал все лимиты.

– Спасибо, сестренка.

– Не за что, братик.

– О чем я должен с ней говорить?

– О чем хочешь. Ты должен убедить Клозе, что не питаешь к ней зла. И не ревнуешь.

– А если питаю и ревную?

– То все равно веди себя так, будто не питаешь и не ревнуешь.

– Тебе легко говорить.

– Ты не можешь сделать этого ради друга?

– Это кто тут мне друг?

– Я и забыла о ваших пилотских извращениях. Почему вы не можете называться друзьями?

– Потому, что это слово не отражает гармоничности наших сложных взаимоотношений в полной мере.

– Ты умрешь за него?

– Не знаю.

– А он за тебя?

– Однажды он так и сделал.

– И вы все равно не друзья?

– Нет.

– Доедай, а я пойду и приглашу Изабеллу.

– Век не забуду твоей доброты, сестричка.

Это была ошибка.

Глобальная стратегическая ошибка, к которой Юлия подтолкнула его сестра.

Пока у него были дела и он не видел Изабеллу, ему удавалось о ней не думать и он почти забыл. Но стоило ей появиться в его кабинете, как страсть, из-за которой он напивался вдрызг на Эдеме и пытался утонуть в ванне, показала, что она никуда не исчезла. Она просто спряталась в засаде и ждала удобного момента для нападения!

– Здравствуйте, сир, – сказала Изабелла. Судя по всему, она тоже чувствовала себя не слишком комфортно, хотя и по другой причине.

– Здравствуйте. – Юлий не стал вставать ей навстречу и жестом пригласил сесть в кресло. Будь спокоен. Будь хладнокровен. Не дай Клозе ни малейшего повода.

– Я хотела бы поблагодарить вас за то, что вы помогли мне с переводом сюда, сир.

– Не за что. Работы тут будет куда больше, чем на Эдеме. Жизнь в столице сейчас – не сахар.

– Я понимаю, сир, и постараюсь оправдать ваше доверие. И я благодарю вас, сир.

Она делает вид, что не понимает истинной причины ее прилета на Землю. Может быть, мне тоже притвориться? Тогда зачем эта встреча? Император же не встречается с каждым переведенным на Землю капитаном УИБ. Черт бы побрал Пенелопу и Клозе. Не надо была нам видеться.

Юлий положил правую ладонь себе на голову и сделал вид, что что-то там ищет.

– Что вы делаете, сир?

– Минуточку. – Рука сжалась в кулак и сползла вниз. – Я только что снял корону.

– На вас не было короны.

– Я снял метафорическую корону. Теперь мы можем поговорить как нормальные люди, а не как император с подданной. И если вы еще раз назовете меня «сиром», я рекомендую генералу Коллоджерро разжаловать вас до лейтенанта. Если от моего имени вас до сих пор коробит, можете называть меня графом. Это моя подпольная кличка.

– Я хотела бы извиниться перед вами за Эдем, граф. Мне не следовало бросать вас без объяснений, тем более после того как вы вступились за мою честь.

– Как выяснилось, зря вступался. Сотрудница УИБ уложила бы тех троих быстрее, чем какой-то вшивый пилот.

– Не думаю. Вы дрались… совсем неплохо.

– Спасибо и на этом.

– Я… в то время у меня был довольно глупый принцип, от которого я потом отказалась. Мне надо было все вам сразу рассказать, граф.

– Сотрудница из отдела внутренних расследований не желала встречаться с потенциальными подследственными, – сказал Юлий.

– Что-то вроде того.

– Жаль, что Клозе, а не я, сумел поломать этот принцип.

– У него было больше времени, граф.

– Не надо мне ничего объяснять, – сказал Юлий. – Я знаю Клозе и его таранный метод ухаживания.

– Надеюсь, что мы сможем стать с вами друзьями, сир.

– Разве император не друг всем своим подданным? – вопросил Юлий. – Извините, шучу. Видите, я все еще не надел корону. Конечно, мы станем друзьями.

– Клозе очень беспокоится из-за этого.

– Он даже вам не позволяет называть себя Генрихом?

– Это просто комплекс какой-то.

– Некоторые вещи неизлечимы. – Юлий имел в виду себя, а не Клозе, но надеялся, что Изабелла подтекста не поймет. – Вы с ним не собираетесь пожениться?

– Мы еще не обсуждали этот вопрос.

– Так обсудите. Я как император могу сам вас обвенчать, и это развеет все подозрения Генриха.

– Думаю, что сейчас не самое лучшее время для сва дьбы, граф.

– Вы можете состариться, ожидая лучшего времени, – сказал Юлий. Он щелкнул кнопкой связи с приемной. – Пенелопа, этот Отелло небось сейчас у тебя?

– Как он меня назвал? – спросил Клозе, подходя к экрану.

– Пусть мавр зайдет, – сказал Юлий. – У меня есть предложение, и пусть он только попробует от него отказаться.


Глава 4 | Имперская трилогия | Глава 6