home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 9

У Клозе был свой любимый писатель из древних веков. Курт Воннегут-младший. Клозе чувствовал в нем собрата по духу.

Этот человек лучше всех понимал, как абсурдна Вселенная, в которой они все живут.

Абсурд достиг апогея через два месяца после потери человечеством Великого Китая.

После серии отслеженных Бо Вайсбергом одиночных Нуль-Т прыжков, траектория которых напоминала курс полета сумасшедшего комара, пытающегося увернуться от воображаемой им газеты, малый одиночный корабль таргов вывалился в линейное пространство в опасной близости от защитных орбитальных порядков планеты Земля.

Корабль залег в дрейф и ничего не предпринимал.

Военные так удивились, что не стали его сразу сбивать, а послали на разведку три истребителя из вновь сформированного «Трезубца».

Доклад пилотов вызвал недоумение адмирала Крузя и нервный смех Генриха Клозе.

На идеальном шаре корабля Чужих был нарисован белый прямоугольник, очевидно символизирующий белый флаг. Впрочем, Клозе считал, что это мишень.

При установлении визуального контакта с истребителями корабль таргов принялся мигать сигнальными огнями. Лучшим аналитикам УИБ потребовалось всего полчаса на определение того, что тарги посылают сигналы при помощи азбуки Морзе.

Было созвано срочное селекторное совещание, на котором присутствовали император, Клозе, адмирал Круз, директор Коллоджерро и министр обороны.

– Ну, и что нам делать, господа? – спросил император.

Сообщение таргов гласило: «Корабль не вооружен. Корабль прибыл с дипломатической миссией. Корабль просит посадки на планету Земля для ведения переговоров».

– Я думаю, надо их посадить и послушать, – сказал Клозе. – Чем черт не шутит, вдруг они сдаваться прилетели. Просчитали, так сказать, все шансы и поняли, что ловить тут нечего.

Клозе оказался в явном меньшинстве.

Адмирал Круз и министр обороны высказались за немедленный расстрел корабля Чужих, подозревая ловушку, диверсию, попытку саботажа и прочие ужасы, которые они были обязаны подозревать по долгу службы.

Винсент оказался не столь агрессивен, хотя против посадки корабля на Землю тоже категорически возражал. Он предлагал посадить корабль на безлюдном спутнике Марса Фобосе и провести переговоры там, используя для этих целей камикадзе из числа дипломатов.

Юлий посчитал, что для диверсии тут как-то уж все забубенно продумано, и приказал посадить корабль на закрытом космодроме ВКС Земли, соблюдая все меры предосторожности.

Адмирал Круз, директор Коллоджерро и министр обороны хором заявили ему, что это опасно, неразумно и чревато катастрофическими последствиями. Пропускать корабль противника сквозь все слои орбитальной обороны – слишком рискованный шаг. Юлий напомнил им на примере Сахары, что орбитальная оборона для небольшого количества кораблей с Нуль-Т преградой не является, повторил приказ и выразил надежду, что в третий раз озвучивать его не будет никакой надобности.

Скрежеща зубами, военный кабинет согласился с мнением сюзерена и разрешил посадку.

Весь путь от орбиты до космодрома корабль таргов сопровождали двенадцать истребителей из состава «Трезубца». Космодром, выделенный для посадки, был оцеплен тяжелой военной техникой, в небе над ним барражировали два крейсера.

Корабль таргов выдвинул посадочные ноги, став до удивления похожим на первый искусственный спутник Земли, и вошел в соприкосновение с бетоном земного космодрома.

Прибывшее с дипломатической миссией существо тут же покинуло корабль. Едва оно спустилось по трапу, как тут же было накрыто колпаком силового поля и попало под прицел восемнадцати разных видов оружия.

На космодроме уже была установлена аппаратура для телемоста с полным эффектом присутствия, и фигура посланца таргов выросла прямо посреди Тронного зала Букингемского дворца.

Сидевший на троне Юлий содрогнулся от отвращения. Клозе сдавленно выматерился и принялся смотреть в другую сторону.

Посланник был воплощением кошмара.

Он не был похож ни на таракана-пилота, ни на паука-десантника, ни на мозг с присосками.

Самым кошмарным было то, что посланник был антропоморфичен.

Издалека и при плохом освещении он даже смог бы сойти за человека. У него была одна голова, две руки, две ноги, на лице присутствовали два глаза, один рот, один нос. В общем, полный комплект.

Но это был человек, которого собирали по запасным частям, а запчасти эти принадлежали насекомым. И то, что поначалу было принято людьми за плащ, при ближайшем рассмотрении оказалось его крыльями.

Иероним Босх явно нашел бы в этой фигуре темы для творчества.

Клозе чуть не застонал, когда отвратная тварь заговорила на общем языке Империи. Голос у нее был высоким и резким, но слова вполне различимы, а речь построена грамотно. По крайней мере времена глаголов и местоимения тварь не путала.

– Я прибыл сюда в качестве посла Содружества таргов, – сообщила тварь, – чтобы обсудить условия капитуляции.

– Я же говорил, что они сдаются, – пробормотал Клозе себе под нос.

Чувствительные микрофоны уловили его слова и передали их на космодром.

– Мы не сдаемся, – сказала тварь. – Я прибыл, чтобы предложить сдаться вам.

– Что вам надо? – спросил Юлий. – Почему вы на нас напали?

– Причины войны обсуждаться не будут, – отрезала тварь. – Будут обсуждаться только условия капитуляции.

– А если мы не капитулируем? – поинтересовался Юлий.

– В таком случае вы будете уничтожены. Все, до последнего человека.

Клозе сунул кулак в рот и прикусил его зубами, чтобы не расхохотаться. Похоже, у него назревала натуральная истерика.

Это был уже не просто абсурд. Это был абсурд абсурдов.

Только в дешевых боевиках Чужие способны разговаривать с людьми на их языке.

После Великого Китая тарги никак себя не проявляли и новых попыток пролезть на территорию Империи не предпринимали. Аналитики ВКС и УИБ полагали, что тарги ждут подкрепления, той самой второй волны, которая была уже на подходе. Согласно самым худшим прогнозам, тарги собирались ударить одновременно в несколько десятков мест, которые имперский флот физически не в состоянии прикрыть, и решить исход войны за максимально короткое время.

О возможности переговоров аналитики умалчивали.

Иными словами, поведение таргов по-прежнему оставалось непредсказуемым. Но переговоры были реальным шансом понять образ мыслей своего врага, и Юлий не собирался этот шанс упускать.

– Мы изучали вас до начала войны, – говорила тварь. – Мы изучали ваш стиль ведения военных действий. Мы выпотрошили мозги ваших солдат и пилотов. Мы постигли человечество. Мы знаем о вас все. Мы говорим на вашем языке, разбираемся в вашем образе мыслей. У вас нет ни единого шанса на победу. Если вы не примете наши условия, вы будете уничтожены.

– И что же это за условия? – спросил Юлий. – И почему вы не хотите нас уничтожать, если имеете такую возможность? Ведь это вы пришли на нашу территорию с войной.

– Только в качестве превентивной меры. Если бы вы обнаружили Содружество таргов первыми, эту войну начали бы вы.

Он или туповат или непоследователен, подумал Юлий. Сам недавно говорил, что не собирается обсуждать причины войны. Или это не настоящая причина?

– Конфронтация между нашими цивилизациями неизбежна, – сказала тварь. – Но мы готовы сохранить человечество во Вселенной исходя из некоторых наших принципов, понять которые столь примитивная раса, как вы, пока не в состоянии.

Эта примитивная раса уже раздолбала один ваш флот, подумал Юлий. Странные у этих гадов понятия о дипломатии. Почему он мне все время хамит?

– Я знаю тебя, человек, – сказала тварь. – Ты – император, тот, который отдает приказы. Сегодня у тебя есть последний шанс сохранить свою расу от тотального уничтожения.

Где этого гада научили так говорить, подумал Клозе. Тут же штамп на штампе, клише на клише.

«Конфронтация неизбежна», «ваша примитивная раса», «последний шанс сохранить», «тотальное уничтожение».

Никто из людей так не говорит.

Полное безумие. Надеюсь, я эту тварь не один вижу и слышу. Потому что если бы я был один, а потом кому-то о таком рассказал, то хрен бы мне кто поверил.

– У Содружества таргов всего три условия, – сообщила тварь. – Первое: вы сокращаете свою численность до пяти миллиардов человек. Вас слишком много. Галактика задыхается от вашего зловония.

Вот опять. Ну не может реальное существо так говорить. И не так уж нас и много, если учесть, что Вселенная бесконечна.

Я зацикливаюсь, подумал Клозе.

Я перестаю верить в реальность происходящего. Я бы даже в горячечном бреду такого не придумал.

– Второе условие: ваше население будет продолжать свое существование на одной планете. На этой планете, которая дала вам жизнь. Третье: вы навсегда откажетесь от идеи космических путешествий и не будете покидать пределы орбиты Земли.

– Это неприемлемо, – сказал Юлий. – Все три ваших условия не могут быть выполнены.

– Тогда война будет продолжена и человечество подвергнется истреблению. Содружество таргов дает Империи человечества один земной месяц на размышление. В течение этого срока Содружество таргов не будет предпринимать военных действий. Если же человечество проявит агрессию, мы воспримем это как отказ от наших условий и желание продолжить войну. Если по истечении месяца мы не получим ответа, мы тоже продолжим войну.

– Как мы можем вам ответить? – поинтересовался Юлий. – Я имею в виду, способ связи между нами пока не разработан…

– Я готов оставаться на Земле до истечения срока, отведенного вам на размышление. По истечении месяца вы можете ответить мне лично.

– Нам нужно подумать, – сказал Юлий. – Оставайтесь там.

По его жесту связь была прервана. Тварь осталась стоять на космодроме, накрытая силовым полем и находясь под прицелами.

– Это просто цирк какой-то, – сказал Клозе.

– И какова конечная цель этого цирка? – поинтересовался Юлий.

– Тебя интересует подтекст?

– Меня интересует корысть. Что они выигрывают от этих церемоний?

– Как минимум время.

– Глупо, – сказал Юлий. – Ты сам знаешь, как это глупо. Инициатива исходит от них. Время при любом раскладе на их стороне. Они могут дождаться прилета второй волны и без этих опереточных переговоров.

– Тогда давай предположим, что никакой корысти для них тут нет, – сказал Клозе. – Что, если они на самом деле руководствуются непонятными нам гуманистическими принципами?

– Ты сам в это веришь?

– Нет.

– Мы можем оставить эту тварь на своей планете на месяц?

– Почему бы нет? Но, если тебя что-то беспокоит, давай отправим ее на Марс.

– Только не на Марс.

– Тогда на Фобос, как предлагал Винсент. Какая ей разница, где ждать? Я так понимаю, что ты решил взять месяц на размышления?

– Почему бы нет? Лишний месяц нам точно не повредит.

– Вторая волна будет ближе, – напомнил Клозе.

– Чушь. Тарги способны ждать прибытия второй волны вне пределов Империи, и хрен мы им что сделаем. На больших расстояниях Нуль-Т бьет гипер.

– Я предлагаю еще немного поговорить с этой тварью, – сказал Клозе. – Вдруг она ляпнет что-то такое что нам пригодится?

– Сильно в этом сомневаюсь, но давай попробуем.

– Прежде чем мы начнем, ответь мне на один вопрос, – сказал Клозе. – Скажи, ты тоже чувствуешь себя клоуном или я тут один такой уникальный?

– Не один, – утешил его Юлий и дал отмашку техникам, чтобы те восстановили связь.

Тварь стояла посреди космодрома как статуя. За все время переговоров она ни разу не шевельнулась, не сдвинулась даже на сантиметр. Нечто чуждое было в этой псевдочеловеческой фигуре. Настолько чуждое и опасное, что Клозе хотелось отправиться на космодром, вытащить свой «офицерский сороковой» и пристрелить тварь к чертовой матери, наплевав на любые последствия.

Клозе даже прикинул самый короткий путь до космодрома, а также ближайшее место, где он может раздобыть флаер.

– У меня есть пара вопросов, – сказал Юлий посланнику таргов.

– Спрашивайте, – разрешила тварь. – Я отвечу на ваши вопросы, если это не вступит в противоречие с интересами Содружества.

– Содружество таргов – это ваше самоназвание?

– Таргами нас называете вы. А Содружество – это наиболее близкий к нам тип политического устройства, который существует в вашем языке.

– Как вы видите процесс, который последует после принятия нами ваших условий?

– Вы выбираете пять миллиардов людей, которых хотите сохранить, и перевозите их на Землю. Эту планету мы трогать не будем. Остальные будут уничтожены. Если ваш флот попытается этому помешать, будет уничтожена и Земля. Остальные подробности мы готовы обсудить после того, как вы примете наши условия.

– Я боюсь, что мы не сможем обеспечить вашу безопасность на Земле в течение месяца, – сказал Юлий. – Вы не согласитесь подождать в другом месте Солнечной системы?

– Соглашусь.

– Отлично, – сказал Юлий. – А теперь расскажите мне, что вам нужно на самом деле.

Тонко, подумал Клозе.

– Я прибыл для того, чтобы обсудить с вами условия капитуляции, – сказала тварь. – Не понимаю, что еще вы можете иметь в виду.

– Вы говорите, что вы «постигли человечество», что бы эта фраза ни означала, – сказал Юлий. – Однако мы вас еще «не постигли». Я хотел бы понять логику вашего поведения. Вы вторгаетесь на нашу территорию, уничтожаете наши планеты, а потом ни с того ни с сего решаете начать с нами переговоры. Мне это абсолютно непонятно.

– Я не могу объяснить мотивы нашей цивилизации столь примитивному разуму.

– Когда кто-то чего-то не может объяснить, это проблема объясняющего, а не того, кому объясняют.

– Проводите меня до места ожидания, – сказала тварь. – Я буду ждать месяц, чтобы услышать ваш ответ.

Посланник развернулся и двинулся к своему кораблю. Клозе вопросительно посмотрел на Юлия.

– Отпустите… это, – сказал император. – Пусть она летит на Фобос. Думаю, что за месяц никакой катастрофы не произойдет.


Глава 8 | Имперская трилогия | Глава 10