home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


ГЛАВА 5

Дорога на Землю должна была занять чуть меньше пяти дней. Клозе сумел бы добраться быстрее, сядь он сам за управляющие джойстики, но у него имелись более серьезные дела. Например, ознакомиться с планом восстания, разработанным адмиралом Крузом и бывшим директором УИБ Винсентом Коллоджерро.

Ключевых моментов оказалось не так уж много.

Первым, и самым главным, фактором в плане значилось физическое устранение Максимилиана Первого. Клозе счел, что это разумно. Император, хороший или плохой, это знамя. Лиши противника знамени – и за что он будет драться?

К сожалению, этот пункт был и самым сложным для исполнения. Охрану императора теперь осуществляло не УИБ, как это было на протяжении четырехсот лет, а специальное подразделение МДВ, прозванное «серыми паладинами» за цвет своих мундиров, или, что куда более романтично, «ангелами смерти». Бывшие спецназовцы, вооруженные по последнему слову техники. Такой заслон будет нелегко пройти даже специально обученным диверсантам УИБ.

По сравнению с первым пунктом все остальное казалось достаточно простым. Планету контролирует тот, кто контролирует ее орбиту. Доминирующим объектом на орбите была и оставалась мобильная космическая крепость «Шива», на которой у адмирала Круза было полно верных людей. Как только будет захвачена МКК, а Круз вполне может это осуществить, учитывая, какие настроения царят нынче во флоте, остальное станет делом техники.

Самым кровавым аспектом являлась ликвидация Министерства духовного воспитания. Винсент полагал, что большая часть работающих там парней окажется фанатиками и будет драться до самого конца, поэтому не исключал и нанесение удара с орбиты. Попутный ущерб в таком случае был бы просто колоссальным. Невозможно уничтожить здание в центре густонаселенного города так, чтобы при этом не пострадал никто из мирных жителей.

Клозе места на передовой не нашлось Его предполагалось хранить для разгребания последствий мятежа, если он удастся, или для попытки реванша, если дело закончится провалом.

– Кофе будешь? – Он еще не успел ответить согласием, как Пенелопа поставила перед ним кружку с горячим напитком.

– Буду, – решил Клозе и отложил в сторону портативный компьютер.

Пенелопа устроилась в кресле напротив. Каюта была небольшой, поэтому кресла стояли совсем рядом. Их разделял только маленький журнальный столик.

– Мне кажется, что Империя как форма правления себя исчерпала, – сказал Клозе. – Все эти заговоры и мятежи последних лет… Если вдруг у нас получится то, что мы собираемся сделать, и если вдруг мы выиграем войну с таргами, нам придется задуматься о реформировании нашего общественного строя.

– Тебе не нравится быть дворянином?

– Мне больше нравилось быть простым военным и держаться от политики как можно дальше, – сказал Клозе. – И вы всегда знали мое отношение к этому дерьму. Почему же вы выбрали именно меня?

– А кого еще? – удивилась Пенелопа. – Ты оказался единственным человеком, кто подходил по всем параметрам, кроме происхождения.

– В порядке мелкого подхалимажа к будущему правителю ты должна удовлетворить мое любопытство и огласить мне эти параметры.

– Тщеславие – это грех.

– Все мы не без греха.

– Ну во-первых, это должен был быть фотогеничный человек.

– Тут вы попали в точку, – согласился Клозе.

– Это должен быть человек, которого вся Империя знает в лицо.

Клозе хмыкнул. От этой известности проблем всегда было больше, чем преимуществ. Никто не спрашивал его согласия, когда имперская пропаганда превратила их совместный с Юлием полет на «Одиссее» в подвиг и создала героев из двух пилотов, которые просто выполняли приказ и хотели выжить. Когда обстоятельства сложились таким образом, что Юлий был вынужден занять престол, известность сыграла ему на руку.

Теперь тот же фокус пытались провернуть с Клозе. Правда, за ним числилось на один «подвиг» больше. День, когда Клозе потерял остатки своей эскадрильи и еле унес ноги с оккупированной таргами Сахары, из обычного героя превратил его в настоящую живую легенду.

– Человек, которого уважает Генштаб, – продолжила Пенелопа.

– Вряд ли они меня до сих пор уважают, – заметил Клозе. – Скорее меня там не любят. Особенно после того разноса, который я устроил им за Великий Китай.

Клозе казалось, что в Генштабе его считают выскочкой, который пролез на столь высокую должность благодаря протекции императора. Тем более что отчасти именно так оно и было. Никто, кроме Юлия, не назначил бы Клозе советником по вопросам безопасности. В его возрасте Клозе мог бы претендовать разве что на роль адъютанта какой-нибудь не слишком важной шишки Генштаба, а вместо этого оказался куратором этого сборища твердоголовых военных.

Клозе не питал иллюзий относительно своей персоны. С его мнением считался разве что адмирал Круз, остальные просто мирились с положением вещей и блажью молодого императора.

Дело было вовсе не в уважении, которое Генштаб мог питать к Клозе. И не в хороших отношениях барона с Винсентом Коллоджерро, бывшим директором УИБ.

Генштаб, за которым стояла вся мощь ВКС, вполне был способен устроить мятеж и добиться успеха без помощи людей из УИБ. После чего адмирал Круз мог бы продолжить войну с таргами по своему собственному разумению. Но вряд ли бы он выдержал политические последствия такого хода. Империя – это не только армия, и ВКС не смогут вести войну без крепкого тыла, который в данном случае было способно обеспечить только УИБ.

Клозе считал, что мятежникам нужна ширма, фигура, которая будет принята народом и за которую смогут спрятаться истинные правители Империи. Это уже не имело к монархии ровным счетом никакого отношения. К власти рвались серые кардиналы, считающие, что они в состоянии взять ситуацию под контроль и выиграть войну. Благие намерения, конечно, и Клозе не стал бы с этим спорить. Однако он был убежден, что все серые кардиналы всех времен всегда руководствовались именно благими намерениями.

Никто не рвется к власти, чтобы окончательно все изгадить, все пытаются сделать лучше. Но получается не у всех.

– Человек, которому люди поверят.

– Люди поверят кому угодно, если его слова будут подтверждены мощью ВКС. Вы могли прийти к кому-нибудь из клана Рокуэллов. У любого из них больше законных оснований, чем у меня.

Он не хотел власти, но думать об этом было уже поздно. Отправившись вместе с Пенелопой на курьерском корабле, Клозе сжег за собой мосты. Теперь можно двигаться только вперед.

– Необходимо нарушить цепь наследования, – заявила Пенелопа. – Иначе это никогда не кончится. К тому же ты уже в курсе, как оно там все работает, и знаешь, как обстоят дела на фронтах. У тебя просто уникальное сочетание военного и бюрократического опыта.

Верит ли она сама, что на самом деле все так просто? Вряд ли. Ее брат был очень умным человеком, так же как и ее отец. Клозе не был знаком с матерью Пенелопы и другим ее братом, Гаем, но предполагал, что и они были далеко не дураки.

Пенелопе нельзя было отказать в аналитических способностях. Она получила прекрасное образование, лучшее из всех, какое ей могли бы обеспечить ее происхождение и состояние отца, большую часть жизни провела при дворе Виктора Романова, работала секретарем у своего брата, когда он сменил Виктора на троне, и тоже знала, «как оно там все работает».

– Но есть еще один фактор, – сказала Пенелопа. – Гораздо более важный с точки зрения текущего момента. Ты умеешь побеждать.

– Чего? – изумился Клозе.

– В этой войне Империей было одержано только две победы, – сказала Пенелопа. – Одну из них одержал мой брат, вторую – ты.

– Неправда, – сказал Клозе. – Битву за Солнечную систему нельзя назвать победой. Скорее это была ничья.

– Тарги не получили Марса и не нанесли непоправимого вреда нашим космических верфям, – сказала Пенелопа. – Не смогли ворваться в атмосферу Земли. Не добились ни одной из своих целей. После Сахары и Великого Китая… Что это, если не победа? Тарги оставили в Солнечной системе сотни кораблей.

– Мы тоже, – напомнил Клозе.

– Но мы вышибли таргов из своей родной системы.

– Не такое уж большое достижение, если учесть, что наша родная система защищена куда лучше прочих.

– Ты можешь это расценивать как угодно. Но с моей точки зрения, это была победа. И население Солнечной системы со мной полностью согласно.

Клозе отпил кофе и закурил сигарету.

– Когда я учился в Академии, я был полон мечтаний и иллюзий, свойственных молодости, – сказал он. – Тогда я мечтал сделать карьеру, причем сделать ее очень быстро и стать великим полководцем годам эдак к сорока. Конечно, для этого мне требовалась большая война – лучший, а точнее, единственный способ сделать быструю карьеру. Я и не предполагал, что мои желания исполнятся столь неожиданным образом. А какие мечты были у тебя?

– Такие же глупые, – сказала Пенелопа. – Я мечтала стать светской львицей и выйти замуж за императора, чтобы задавать моду всем женщинам Империи. При этом мне было абсолютно все равно, кто на тот момент будет нашим императором.

– Подожди-ка, – пробормотал Клозе. – Когда ты достигла брачного возраста, императором уже был Виктор. А он так и не женился.

– Когда я достигла брачного возраста, я перестала думать о подобных глупостях, – сказала Пенелопа.

– Думаю, твой отец ничего бы не имел против такого союза.

Питер Морган, предшественник Клозе на должности советника по вопросам безопасности, имел не меньший реальный политический вес, чем сам император. Некоторые даже считали, что он правит Империей, деля власть только с генералом Красновым. В те времена Клозе был далек от политики, а потому не имел собственного мнения на сей счет, но Юлий утверждал, что это не так.

Теперь уже вряд ли кто-то узнает правду. Как преданный слуга превращается в кукловода, где грань, перейдя которую ты теряешь надежду на обратный путь?

– Наш отец никогда не жаждал видеть одного из своих детей на троне, – сказала Пенелопа.

– Мой отец вообще не жаждал меня видеть, – сказал Клозе. – И до сих пор не жаждет.

– Ты не пытался с ним поговорить?

– Я не видел старого мерзавца со времен учебы в Академии, – сказал Клозе. – И не питаю никакого желания что-то в этом отношении менять.

– Но ты ведь доказал ему, что из тебя выйдет толк. Неужели ты думаешь, что он не переменит своего мнения?

– А мне это глубоко параллельно, – сказал Клозе. – В детстве, когда я нуждался в отце, я был лишен его поддержки. Теперь она мне вовсе не требуется. Тебе больше повезло с родственниками. Я же отношусь к своим как к бубонной чуме. Стараюсь держаться подальше и мою руки даже после телефонных разговоров.

– А сами они не пытались с тобой связаться? Особенно после того, как ты достиг положения?

– Нет, – сказал Клозе. – Полагаю, они отвечают мне взаимностью. Это своего рода идеальные отношения. Обоюдная неприязнь куда лучше на практике, нежели неприязнь только с одной стороны и горячие родственные чувства – с другой.

– Полагаю, ты прав.

Прежний Клозе, времен первой Сахарской кампании, наверняка заявил бы, что так оно и есть. Нынешний Клозе промолчал. Категоричность – одно из проявлений наивности, а наивность Клозе оставил в безымянном болоте вместе с правой ногой.

– Родственников не выбирают, но мои оказались не самыми плохими, – продолжала Пенелопа. – Сильный и мудрый отец, красивая и любящая мать, двое старших братьев, один – серьезный и всезнающий, никогда не совершающий ошибок, хотя последние годы его жизни опровергли такую репутацию, второй же – веселый, остроумный, готовый в любую минуту прийти на помощь… Идеальный старший брат.

И все умерли, закончил про себя Клозе. Неважно, на самом деле были они идеальными или нет, если в ее памяти они остались именно такими. Старый интриган, светская красавица, неудавшийся мятежник и… Юлий. Они теперь будут такими, какими их помнят живые.

Пенелопа явно была готова в любую секунду разрыдаться, и Клозе попробовал разрядить ситуацию.

– И который из этих двух идеальных парней был Юлием? – невинно поинтересовался он. – Я что-то не узнаю его ни в одном из описаний.

Пенелопа улыбнулась.

– Если честно, Гай был просто моим старшим братом, а Юлия я всегда видела рыцарем в сверкающих доспехах, – сказала она. – Не знаю, почему так. Они были похожи, оба военные, оба пилоты, оба делали блестящую карьеру, бывало, что они оба волочились за одними и теми же женщинами… Правда, женщины всегда отдавали предпочтение Гаю. Юлий был гораздо… сложнее. Никогда не было понятно, шутит он или говорит серьезно, никто никогда не знал, что у него на уме.

– Я познакомился с ним на Сахаре, – сказал Клозе. – В Академии мы учились на разных курсах, и он не стал бы якшаться с молодняком. Только на Сахаре выяснилось, что между нами есть много общего… Нет, не так. Что у нас есть общие интересы. А потом был «Одиссей», и мы вручили друг другу свои жизни.

А до этого он рисковал своей, чтобы вытащить меня из болота. Впрочем, Юлий вернулся бы за любым пилотом из своего звена. Юлий заботился о своих людях.

Клозе тоже старался заботиться о своих людях, но потерял всех. За тот прорыв на орбиту Сахары его считали героем, а он не мог простить себе своих ошибок и часто просыпался от кошмарных снов. Лейтенант Орлов, в свое время ухаживавший за Пенелопой и спасший ее жизнь во время самого знаменитого теракта тысячелетия, тоже был подчиненным Клозе и погиб на Сахаре.

Ничего, подумал Клозе с мрачным удовлетворением, нынешняя моя ошибка точно будет последней и подтвердит правоту отца, который всегда утверждал, что из меня не выйдет ничего хорошего.

Только долго радоваться отцу не придется. Вряд ли старый мерзавец меня надолго переживет. Вряд ли меня надолго переживет все человечество.

Клозе сидел, запершись в своей каюте, и пытался найти две вещи: а) моральное оправдание тому, что он собирался сделать; б) истинную причину, которая толкнула его на то, что он собирался сделать.

Как и следовало ожидать, поиски первого оказались куда проще. Клозе считал, что в большинстве своем люди – одинокие волки, и сбиваться в стаи их заставляет только насущная жизненная необходимость, а потому любое государственное образование является искусственной структурой, функционирующей и существующей ровно до тех пор, пока его поддерживает подавляющее большинство людей.

Человечество – это объективная реальность.

Человеческая Империя – фикция.

Она была реальностью или почти реальностью, когда ее работу поддерживали люди вроде Петра Романова и старой аристократии, от которой сейчас не осталось и следа. Когда большая часть человечества была убеждена, что Империя является не просто самой удобной, но единственной формой правления. Когда Петр Первый, сам провозгласивший себя императором, поверил в то, что он был избран Богом, и заставил миллиарды людей искренне разделить с ним это заблуждение.

Когда первый император Романов, первый граф Морган и прочие родоначальники аристократических семейств вершили историю, они думали не о личных выгодах или неограниченной власти, а о сохранении человечества как вида. Они пролили моря крови и сожгли на пути к своей цели несколько планет, и в итоге им удалось объединить одиноких волков в одну стаю, более-менее мирно просуществовавшую четыреста лет. Но и в волчьей стае потенциальных лидеров всегда больше, чем один. Пока вожак является самым большим и сильным самцом, они держатся в тени. А когда он стареет и ослабевает, они из этой тени выходят.

Во времена Клозе люди поддерживали Империю не из-за убеждения. Одни делали это из личной выгоды, другие по привычке, третьи – просто по инерции, бездумно. Стая стала слишком большой, слишком сытой, ее перестала объединять одна общая цель. И потенциальные вожаки начали покидать тень.

Восстание Клейтона было не первым тревожным звоночком, но, пожалуй, самым громким. Если бы не внешняя угроза, которая подарила стае новую общую цель, Империя развалилась бы на куски в течение ближайших десятков лет. Со всеми вытекающими последствиями – истерией, гражданскими войнами, экономическими проблемами и прочими не столь приятными вещами.

В каком-то смысле вторжение таргов спасло придуманную людьми фиктивную реальность. Потому что угрожало реальности объективной.

Но люди перестали воспринимать императора как Божьего избранника. Граф Питер Морган и генерал Краснов взяли на себя роль высшей силы и попытались сотворить императора по своему образу и подобию. Когда Клозе узнал от Юлия об истинной подоплеке теракта, стоившего жизни Виктору Романову и еще почти тысяче человек, он на некоторое время впал в шок. На очень долгое время.

Неудивительно, что в конце концов Юлий так и не смог всего этого пережить.

В некоторой степени Рокуэлл, которого Клозе даже в своих мыслях не мог назвать Максимилианом Первым, был честнее Юлия. Он попал на престол самым естественным путем – после смерти своего предшественника. Обычной смерти, а не смерти в результате заговора или теракта. Вся проблема состояла в том, что Рокуэлл был плох.

Империя могла бы пережить его в мирное время, возможно, своим правлением он бы просто ускорил ее распад. Но с его идиотским подходом он не был способен выиграть войну. Он был… романтиком. Абсолютно нежизнеспособным. А остановить таргов мог только самый приземленный прагматик и реалист. Такой, как барон Клозе.

Юлий… являлся чем-то средним между реалистом и романтиком. Возможно, именно это и свело его в могилу. А может быть, ему просто не хватило чувства юмора. Абсолютная власть давит тех, кто относится к ней абсолютно серьезно.

Юлий был слишком серьезным, слишком ответственным. Клозе хорошо понимал разницу между «быть ответственным за миллиарды людей» и «переживать за каждого человека из этих миллиардов, как за своего родственника», но так и не смог объяснить этой разницы своему другу.

Военный пилот Юлий был бы хорошим императором в мирное время. Может быть, даже идеальным. Но он не был готов идти на большие жертвы, хотя собой он был готов пожертвовать всегда.

Бушующий пожар войны требовал, чтобы его залили океаном крови. Юлий стремился изыскать этот самый океан в своих собственных жилах. Рокуэлл считал, что, если на пожар не обращать внимания, сконцентрировавшись на обмундировании пожарных, пламя погаснет само собой.

Клозе был готов выплеснуть на огонь кровавый океан, взяв его в единственном месте, откуда он мог его взять. Или думал, что готов.

Только когда Клозе заговорил о своем отце, Пенелопа поняла, что он старше ее всего на несколько лет. Раньше она, как и многие другие, кто был близко знаком с бароном, просто не обращала внимания на его возраст.

Бесстрашный герой, еще один рыцарь без страха и упрека, который может занять место ее брата, железный человек по кличке Раптор… Ему ведь не было и тридцати.

Почти сразу же после окончания Академии он угодил на войну, и мальчишка, грезивший о бессмертной славе, был убит в одном из первых сражений. Она раньше этого не понимала, но…

Их старший брат Гай не принимал участия в боевых действиях, Юлий же сильно изменился, когда она увидела его после «полицейской операции» на Сахаре и «исследовательского полета» на «Одиссее». С сестрой он старался быть прежним, но она видела перемены. Он стал жестче, циничнее, резче.

Она не знала Клозе до войны, и ей стало интересно, каким он был. Но она не могла себе этого представить.

Он выбрался живым из ада, и не один раз. Он общался на равных с людьми поколения ее отца, даже отдавал им приказы, и в ответ они выказывали уважение. Он ошибался, оценивая отношение к нему Генштаба. Его многие не любили, это факт. Но не любят только равных. Низших – презирают.

Нынешний император был младше Питера Моргана почти на столько же, на сколько он был старше Генриха Клозе. И нынешний император боялся барона, иначе не отправил бы в эту ссылку.

Пожалуй, Клозе «довоенного образца» могла видеть только Изабелла, и только когда они оставались наедине. Пенелопа не раз перехватывала взгляды, которые Клозе бросал на свою любимую женщину, нисколько не стесняясь присутствия посторонних. Временами она немного завидовала Изабелле. Даже Алекс Орлов, самый пылкий из ухажеров Пенелопы и наиболее похожий на ее любимого брата, не бросал на нее таких взглядов. Пенелопе было любопытно, каково это, быть любимой таким человеком, как Клозе. К ее великому сожалению, пооткровенничать с Изабеллой она не могла.

Они так и не стали подругами с возлюбленной Клозе, хотя и чувствовали взаимную симпатию, – им просто не хватило времени. После смерти Юлия Пенелопу вышибли из дворца и прочих официальных учреждений, а Изабелла попала под негласный надзор в штаб-квартире УИБ. В такой обстановке не посплетничаешь. Остается только догадываться…

Поиграв с имперскими концепциями, мысли Клозе переключились на его спутницу. Пенелопа была молодой, пожалуй, даже слишком молодой для того дела, в котором они собирались участвовать. Зря адмирал Круз и бывший генерал Винсент втянули ее в это дерьмо.

Хотя Клозе готов был отдать на отсечение свою новую ногу, что насильно они ее не втягивали. Конечно, вряд ли она была инициатором этого плана, но точно сыграла при его разработке не последнюю роль.

Несомненно, с возрастом ее жизненные приоритеты должны измениться. Сейчас она этого еще не понимает, но Клозе знал, чем вызвана ее повышенная политическая активность. Ему было виднее со стороны, и потом, он хорошо знал ее брата и представлял, кем были их родители.

Для самой себя она в первую очередь Морган. И лишь во вторую – женщина.

А Морганы всегда служат Империи. Мужчины и женщины, независимо от возраста, они служат Империи, а не человеку, который стоит во главе ее. Наверное, это сказывается дурное влияние графа Питера.

Похоже, старый мерзавец воспитывал не детей. Он выращивал подпорки для шатающейся конструкции, которую люди называли монархией.

Самый большой грех графа Моргана заключался в том, что он относился к людям как к инструментам для достижения высших целей, и тот факт, что точно так же он относился к самому себе, его нисколько не оправдывал. Он не был роботом, он испытывал эмоции и именно поэтому лично отправился на смертоносный день рождения императора, принеся бомбу из антивещества в собственном кармане. Но его образ мыслей повлиял на всех его детей.

Совершив ошибку, вполне понятную с человеческой точки зрения, его старший сын Гай пожертвовал собой, чтобы ее исправить. Юлий сломя голову бросился разгребать последствия того, что учинил его отец, что тоже не привело отпрыска дома Морганов ни к чему хорошему.

Теперь в игру вступила Пенелопа, единственный оставшийся в живых член семьи. И никто не может гарантировать, что она переживет эту авантюру. Для Морганов всегда важнее всего были их принципы, что оказалось фатальным в первую очередь для них самих.

На кого Пенелопа не хотела быть похожей, так это на свою мать.

Леди Морган была идеальной женой графа. Истинная светская львица, блистающая на приемах и раутах, но совершенно незаметная в политической жизни. Она казалась изящным дополнением своего мужа, частью его имиджа, очередным трофеем, которым мог похвастаться старый граф.

Пенелопа не была согласна на роль второго плана. Особенно после того, как Юлий показал ей, что она может выступать на авансцене.

Жена, мать, бабушка… Все это, возможно, будет в ее жизни, ибо редкая женщина способна этого избежать, но… позже, гораздо позже. Мужчины подождут ее. Сначала свершения.

Молодость жаждет переделать мир так, чтобы старость могла насладиться заслуженным покоем.


ГЛАВА 4 | Имперская трилогия | ГЛАВА 6