home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Через 2 часа по времени среднего мира.

Зал был как всегда полон, и, как всегда, присутствующие галдели, создавая удивительный беспорядок, пока как всегда спокойный голос Мараила не призвал всех к порядку.

- У кого-нибудь есть предложения по существу вопроса?

- У меня есть, - произнес столь же спокойным голосом Афраил.

- Говорите, мудрейший.

- Вся суть проблемы в том, что мы не можем свести с ума… хм… клиентку, поскольку она при каждой попытке придумывает реальные объяснения, цепляясь за привычный ей мир. А предложение моё таково: сделать то, чего мы не делали последнюю тысячу лет - нанести общий удар, подменить для неё реальный мир миром настолько невозможным, что это точно сведет её с ума… а если и не сведет - что ж, я выслушаю другие предложения.

- Другие предложения есть? - на всякий случай спросил Мараил, заранее знавший, что других не последует. Выждав положенную паузу, он объявил предложение принятым.

…- Мы слишком рискуем, - Лаира была взволнована, как никогда.

- Не думаю… - покачал головой Афраил.

Приготовления к общему удару велись со скоростью и слаженностью, которой верхний мир не знал давно. Руководил действиями, разумеется, Афраил. И вот все необходимые заклинания были готовы, все знали свою роль и время. Удар был готов. Медленно, нараспев, зазвучали слова, заиграла музыка, неподвластная человеческому уху. Ошибиться было нельзя, и ангелы были сосредоточены, слишком сосредоточены, чтобы заметить иногда игравшую на лице Афраила язвительную ухмылку.

Олдиил шел по зимнему городу, точно зная, где находится его жертва. Шел, словно ищейка, по нюху безошибочно находящая дорогу. Он твердо решил - убить эту Лару, а не расходоваться на банальное сведение её с ума. Всё ближе и ближе… странное чувство - азарт, незнакомое, абсолютно незнакомое ангелу. И вот, вот, еще поворот… Вот оно, сейчас он покончит с этим - и потом расскажет всем, что ангелы могут убивать!

Бабах!.. - путаница, мешанина миров… бред… что с ним? Кто он? Олдиил не мог ответить. Где он? Он ангел… какой ангел? Нет, он именно ангел и ему надо свести кого-то с ума… или он сам сошел с ума? А разве такое может быть? Разве он не человек? Нет, он ангел… он помнит заклинания… или не помнит?

…- Не беспокойся так, мы ничем не рискуем - я подменил объект удара, - ответил Афраил Лаире.

Закрыв за собой дверь, Лара небрежно скинула куртку и, балансируя на одной ноге, начала стаскивать ботинки. Как ни странно, она не чувствовала ни малейшей усталости, хотя на приключения этот уик-энд был богат. Даже в магазин сходить забыла. Вот это уже проблема… Проинспектировав холодильник, девушка пришла к выводу, что с голоду не умрет, хотя хлеб, конечно же, зачерствел.

- За хлебом, за хлебом… а к черту его, этот хлеб, - пробормотала Лара. Она отвернулась от холодильника… и внезапно перед глазами у нее все поплыло. Лара схватилась за дверцу, пытаясь удержаться на ногах.

- Эй, ты чего? - маячившая рядом Джелайя подхватила девушку под локоть, но Лара даже не заметила этого, ошалело мотая головой. Все вокруг нее качалось и переливалось, хаотично меняя цвета и очертания. Слепо шаря руками в воздухе, Лара начала оседать на пол, чувствуя, как проваливается куда-то окружающий мир… и неожиданно все вернулось на свои места. Перепуганная, ничего не понимающая Лара сидела на полу кухни рядом с открытым холодильником.

"О, Господи, - вяло подумала она, - это что еще такое? Давление?" Неизвестно как в ее руке оказался стакан воды, она отхлебнула глоток и тут же скривилась, потому что простую воду терпеть не могла. Осторожно запрокинув голову, она прижала ко лбу холодное донышко стакана. Перед глазами все еще стоял черный туман, и Лара изо всех сил зажмурилась. Но туман не исчез, а только отодвинулся назад. И вдруг Лара поняла, что туман этот имеет форму человеческого тела. "Боже, у меня глюки…"

- Сгинь, - еле слышно шепнула она, и туман тотчас же отодвинулся еще дальше, заколыхался и растворился в воздухе. Удовлетворенная, Лара прикрыла глаза.

Но сидеть у холодильника было неудобно, и волей-неволей Ларе пришлось встать. Тут вдруг обнаружилось, что никакого головокружения у нее нет и в помине, напротив, она чувствовала себя потрясающе и очень хотела есть.

- Чертовщина какая-то, - пробормотала она, пальцами выуживая из супа кусок курятины.

- И правда, чертовщина, - буркнула себе под нос Джелайя, материализовавшаяся на шкафу. Когда Лара посмотрела на нее и прошептала: "Сгинь!", Джелайе показалось, что девушка ее видит. Но это было невозможно, Даром Лара не обладала, а следовательно…

А следовательно, дело нечисто, потому что сама чертовка весьма ясно почувствовала, что совсем рядом кто-то напрямую воздействует на земную реальность, воздействует сильно и нагло. Догадаться, чьих рук это дело, было совсем нетрудно. Пернатые совсем распоясались. Правда, им троим тоже не следовало бы здесь находиться, но ведь они имеют на это право! Джелайя ожесточенно стукнула рукой по потолку. А вот ангелы могут только воздействовать на психику - да только зачем они тогда сделали двойника художника? Хитрят пернатые, ох, хитрят. Не иначе, заслали на землю кого-то из своих, хотя Договором это было строжайше запрещено - как запрещено чертям воздействовать на людей дистанционно.

Тем временем Лара допотрошила куренка и, облизав пальцы, направилась в комнату.

- Стой!!! - завопила Джелайя, кидаясь ей наперерез. Она успела буквально за секунду до того, как Лара, с преспокойным видом открывшая большое окно, собралась шагнуть на улицу. Не теряя времени на нежности, чертовка толкнула девушку на пол и захлопнула окно. "Считай, что это сквозняк, - запоздало оправдалась она. - Неужели спятила? Ну и дела."

Лара тем временем поднялась с пола. "Опять голова закружилась? - с некоторым удивлением подумала она, внезапно обнаружив, что правая и левая сторона кухни поменялись местами. - Стоит прилечь, пожалуй, а то так и наткнуться на что-нибудь недолго." Она поднялась на ноги и побрела теперь уже в правильном направлении, прихватив по пути стакан воды, чтобы допить его в комнате.

Бдительно следящая за ней Джелайя шагнула было следом, но инстинкт, благодаря которому она не раз избегала серьезных неприятностей, подтолкнул ее на миг задержаться и бросить быстрый взгляд в окно. То, что она там увидела, заставило ее замереть на месте.

Через двор шел очень приличный молодой человек, одетый в длинный черный плащ и широкополую шляпу. Шел он неторопливо, и не то что неторопливо, а даже несколько неуверенно, о чем говорили и настороженные взгляды, бросаемые им по сторонам, и пальца, нервно мнущие толстую сигару. Сигара зажжена не была. И самое главное - на плече у человека сидел белый голубь…

Джелайя опрометью кинулась в ларину комнату.

- Подожди, дорогая, - бормотала она, лихорадочно озираясь, - я сейчас… Где же у тебя аптечка?

Увидев на полке старую косметичку, из которой торчал кусок пластыря, она в мгновение ока перерыла залежи таблеток, но того, что ей было нужно, не нашла. Взглянув на Лару, чертовка горестно махнула рукой и исчезла. Вернулась она ровно три секунды спустя, держа в руке бумажный пакетик, содержимое которого тут же отправилось в ларин стакан. Как и следовало ожидать, последняя ничего не заметила.

- Ну пей же! - Джелайя уставилась на нее с откровенным нетерпением. Бодрствующая Лара с поехавшей крышей могла натворить черт знает что, оставлять ее без присмотра было не то что опасно - смертоубийственно, а разобраться с зарвавшимся ангелом Джелайя хотела где-нибудь на нейтральной территории. Наконец Лара без особого энтузиазма сделала глоток, потом еще один…

Прикрыв лежащую на кровати девушку одеялом, Джелайя одним махом выпрыгнула из окна и приземлилась на ноги прямо перед носом человека в плаще. Голубь, жалобно вскрикнув, взметнулся в небо, человек отпрянул, а чертовка сжала кулаки.

- Ты что здесь делаешь? - без предисловий начала она. - Забыл о Договоре?

Ангел выпрямился и не без презрения усмехнулся.

- Девочка, не путайся под ногами. То, что я здесь делаю, тебя не касается.

- Еще как касается. Если вы решили свести ее с ума, то какого черта появляетесь здесь?

Мужчина торопливо перекрестился. Заметив это, Джелайя насмешливо ухмыльнулась, но на душе у нее было тревожно. Лара одна и совсем беспомощна. Возможно, ангел не один, и сейчас кто-то из его сообщников уже в квартире… "Ребята, ну где же вы?!" - мысленно крикнула она.

- Я бы советовал вам немедленно покинуть Землю, - прохладно произнес Тараил. - Когда об этом узнают на высшем уровне, я вам не завидую.

- Вот как? - Джелайя прищурилась. - И что же нам сделают? Мы имеем полное право здесь находиться - в отличие от вас!

Ага, значит, она действительно не одна. Тараил непроизвольно огляделся по сторонам. Тогда где же остальные?

- Просто оставьте девчонку, - с нажимом сказал он. - И не лезьте куда не просят. А не то…

- Что не то? - появившийся буквально из ниоткуда Азель встал между ним и Джелайей. - Только попробуй ее тронуть - я тебя из-под земли достану и все перья повыщиплю. Понял?

- Я к ней, - одними губами шепнула Джелайя. Черт кивнул, и она прямо с места, одним длинным прыжком взлетела к окну, из которого не так давно выпрыгнула. Первым делом чертовка подбежала к Ларе и с облегчением убедилась, что девушка спокойно спит. Больше в квартире никого не было. Успокоившись, она подошла к окну и села на подоконник, чтобы понаблюдать за разворачивающимися внизу событиями.

- Мы не убиваем людей, - возразил Тараил. - Только вы на такое способны.

- Ну да, вы всего лишь сводите их с ума. Очень гуманно.

Ангел задрал подбородок.

- Да ты хоть понимаешь, кому угрожаешь? Я начальник оперативного отдела Центра наблюдения за ресурсами, стоит мне лишь одно слово сказать…

- И что же? - Азель легонько толкнул Тараила в грудь, заставив шагнуть назад. - Давай, говори. Мы-то тут на официальном задании, а вот про тебя такого, кажется, не скажешь, - еще один толчок вынудил ангела закрыться руками.

- Вам это с рук не сойдет, - выкрикнул Тараил, прежде чем исчезнуть. Азель бросил взгляд на небо.

- Ну-ну, напугал, - хмыкнул он. Подождав еще немного, он развернулся и таким же мощным прыжком, как Джелайя (хотя и менее изящным) влетел в квартиру Лары. Сидящая на окне чертовка успела отодвинуться в сторону.

- Тут все спокойно, - сказала она, опережая его вопрос. - Можешь возвращаться.

Черт задумчиво потер подбородок.

- Знаешь, может, лучше тебе к художнику отправиться? Вдруг они еще что-нибудь придумают? Не сердись, но у меня как-то лучше получается с пернатыми разговаривать.

Джелайя неохотно кивнула, признавая его правоту. Азель тем временем подошел к спящей Ларе и осторожно вгляделся в ее лицо.

- Что ты ей дала?

- Клофелин. Не слишком много. С ней все будет в порядке.

- Ага.

- Ладно, тогда я пойду к Граелю. Да, Азель… - Джелайя нахмурилась. - Как ты узнал, что здесь ангелы?

Азель удивленно пожал плечами.

- Я не знал. Просто… Ты же позвала…

- Как позвала? - у Джелайи вытянулось лицо. Попадая на Землю, черти напрочь теряли способность к полутелепатии, на которой и была основала коллективная жизнь в Аду. Собственно говоря, именно из-за этого Азель, Граель и Джелайя считали себя командой - одно дело, когда ты знаешь, что происходит у коллеги, благодаря этой телепатии, и совсем другое - когда полагаешься только на то, что он сам тебе скажет.

Поэтому они старались не пользоваться полутелепатией даже в Аду, хотя имели такую возможность, считая, что это не слишком честно. И вот теперь…

- А как вы это почувствовали? - поинтересовалась Джелайя.

- Лайя, а как ты чувствуешь опасность?

- Не знаю. Просто чувствую.

- Ну вот сама и ответила.

- Но это же невозможно, - растерянно возразила она.

- Почему? С нашим-то эмоциональным потенциалом?

- Но нам всегда говорили…

- Лайя, - черт усмехнулся и понизил голос, - а ты до сих пор веришь всему, что нам говорят?

Был поздний вечер, и на улицы города, как всегда внезапно, обрушился мороз. Метель заставляла немногочисленных прохожих почти бежать, стремясь достичь теплых укрытий.

Посреди улицы шел человек в демисезонном пальто, на нем не было ни шарфа, ни шапки. Шел он навстречу ветру, открыто, не кутаясь и вроде бы не замечая холода. Лицо его было удивительно бледным в обманчивом свете фонарей, и на нём четко выделялись красные, как у дикого зверя, глаза. Человек шел в одну сторону, не сбиваясь с пути и не озираясь по сторонам, а за его спиной иногда гасли фонари…

Если бы кто-то знал, сколь обманчива это целенаправленность. Олдиил не знал, куда и зачем идет, строго говоря, он даже не был уверен, кто он и что ему надо… Но где-то на краешке сознания назревал странный пунктик: женщина. Её надо свести с ума… а лучше убить… убить… он не может убивать. Почему? Он ангел. Ангел?!! Олдиил был ошеломлен столь странной и столь верной догадкой. Но как же не может, он же убил того парня… значит, может. И он твердо решил для себя, что убьет её… вот только поймет, что может, вспомнит все. Он усмехнулся. Стоит, наверное, отдохнуть… и потренироваться.

- Но ведь он убил человека! - Лаира показывала всем своим существом, насколько она возмущена. - И этим прорвал ткань реальности… Если это будет происходить и дальше, начнется хаос! Земля не переживет таких катаклизмов.

- Таков закон… - почти невозмутимо ответил Афраил, - Ангел не может убивать, если он будет нести смерть, равновесие рухнет. Но мы можем созвать Общий совет и устранить последствия…

- Но тогда все узнают, что ангелы в принципе могут убивать!

- Даже если узнают, это ничего не изменит - никто не рискнет развалить собственный мир. Но если всё пойдет по плану - никто ничего не узнает.

Афраил снова созвал совет, и совет, как ни странно, собрался - сразу и без возражений. То, что он сказал, заставило невозмутимых ангелов вздрогнуть.

- Мудрейшие, мои вычисления показали, что в ткани средней реальности произошел дисбаланс, прорыв ткани реальности. Я пока не могу установить причину этого явления, но если не принять меры, мы можем попросту лишиться источника энергии… как и нижний мир, в сущности.

Впервые за сотни лет с мест раздались выкрики, какой-то беспорядок… ангелы вели себя словно перепуганные люди. Афраил едва заметно усмехнулся (впрочем, этого никто не заметил) и сказал:

- Я предлагаю обратиться к руководству нижнего мира и созвать Великий Общий Совет. И принять меры, чтобы такое не повторялось.

- Но этого не было 20 тысяч лет! - воскликнул кто-то.

- Всё когда-то было и когда-нибудь повторится, - возразил Афраил.

- Да будет так! - подвел итог спокойный голос, раздавшийся откуда-то сверху, голос Гавриила. Многие ангелов весьма удивленно переглянулись, не ожидая такого спокойного согласия, но спорить никто не стал. Скорее всего, у Гавриила были свои собственные причины желать проведения Совета.

А кое-кто с трудом подавил желание радостно потереть руки.

А тем временем в Новохлыновске происходили несколько странные вещи… Поговаривали, повара в студенческой столовой видели странное существо, которое воровало булочки из столовой, но в итоге все сошлись на том, что это был местный студент; говорят также, что некий субъект, направлявшийся домой из пивной, войдя в родной подъезд, вдруг оказался сидящим на скамейке у моста через реку, впрочем, он мог принять за подъезд телефонную будку; а вот непонятным образом оказавшаяся на крыше пятиэтажного дома милицейская машина, которая к тому до того стояла в гараже - это действительно было признано странным - и благополучно скрыто от общественности. Это если не считать идущих на окраинах города дождей - при тридцатиградусном морозе вода не желала замерзать, не достигнув земли…

Караель никогда не нервничал, когда его вызывал Азазель, глава Отдела Внешних Отношений, к которому относились и секретные службы. Даже когда агенты Группы вторжения проваливали задание и приходилось зубами и когтями защищать их (справедливости ради нужно отметить, что такое было всего один раз). Но сейчас хмурое настроение Азазеля не имело отношения к делам Группы, и все же Караелю было несколько неуютно.

- Собирается Великий Общий Совет, - Азазель смотрел суженными глазами чуть мимо Караеля. - Инициатива ангелов. И их же нарушение. У нас есть право на ответный поступок.

- Вы собираетесь им воспользоваться?

- Я пока не знаю, какой степени нарушение… Если выше четвертой - возможно. Если ниже - передам право тебе. Нинель хотел, чтобы ему позволили спуститься на землю, но он мне сейчас нужнее здесь.

- Есть.

- Твое присутствие на Свете обязательно. Возьмешь с собой Ариеля, Миэля и штатного эксперта… как его?

- Арнель.

- Его тоже. И отзывай своих… эмоциональных.

Караель чуть поморщился, услышав прозвище, данное за глаза группе вторжения.

- Шеф, отзывать их сейчас слишком опасно. Там появились ангелы, совсем рядом с объектом.

Азазель прищурился.

- Так вот о чем шла речь… Нарушение второй степени, вряд ли Совет собран из-за этого… хотя это будет очко в нашу сторону… Но отзови хотя бы одного.

- Есть, - Караель сдержанно склонил голову. - Разрешите?

- Иди. Перед Советом зайдешь ко мне.

Свернувшаяся на подоконнике в фединой избе Джелайя внезапно встрепенулась и прижала пальцы к вискам.

- Меня зовут, - сказала она. - Тебя?

- Нет, - Граель бросил быстрый взгляд на художника, который в это время увлеченно слушал пересказ какого-то фильма в исполнении Миража. - Ничего, я один справлюсь. Иди.

- Удачи, - чертовка небрежно взмахнула рукой и исчезла.

- Эй, а поцеловать на прощанье? - крикнул ей вдогонку Граель, но, разумеется, ответа не услышал. - Вот вечно ты так…

Материализовавшись в стенах родной Конторы, Джелайя первым делом рванусь к Караелю, подозревая, что тот узнал что-то об инциденте с ангелами и теперь ждет от нее подробного отчета. Однако она ошиблась. Караель собственной персоной шел ей навстречу по коридору, и, увидев подчиненную, лишь коротко кивнул ей.

- В главный зал.

- Но что…

- Быть в главном зале через пятнадцать минут, - даже не взглянув на нее, Караель быстро прошел мимо. Чертовка проводила его взглядом.

- Слушаюсь, - с некоторой ехидцей произнесла она.

За пятнадцать минут, выделенных ей начальником, Джелайя вполне могла успеть пять раз пройтись до главного зала и обратно, а потому шагала неторопливо, рассчитывая увидеть кого-нибудь знакомого. Почти сразу же ей в глаза бросилось непривычное шевеление - нет, черти и раньше не отличались леностью, и в коридорах Конторы всегда сновало много сотрудников, но чтобы столько, да еще с такой скоростью… У Джелайи появилось смутное подозрение, что вызвали ее не из-за ангелов, а из-за чего-то другого, более серьезного. Внезапно она заметила бегущего мимо черта, лицо которого было ей весьма знакомо.

- Арнель! - окликнула Джелайя. Черт заозирался, затем увидел ее и приветственно замахал руками.

- Джелайя! Ты одна?

- Да, ребята на земле остались, - она небрежно откинула волосы за спину жестом, подсмотренным в земной рекламе шампуня и доведенным до совершенства перед зеркалом. - Как ты?

- Ты не поверишь! - Арнель попытался изобразить радость, но дурацкая улыбка выглядела на редкость натянутой и неестественной. - Помнишь, у меня в общем поле по шкале эмоциональности перебор на шестьдесят девять пунктов был?

Джелайя кивнула, припоминая, как терзался несчастный эксперт, будучи не в силах установить причину несовпадения данных, портившего всю отчетность за прошедшие несколько веков. В какой-то момент он даже заподозрил, что где-то бродит черт с невыявленным огромнейшим эмоциональным потенциалом, но потом отбросил эту версию как нереальную. К счастью, замер общего поля требовал огромных усилий и потому проводился крайне редко, иначе эксперту пришлось бы совсем несладко.

- Все сошлось! Не знаю, что там было, но теперь все в порядке. Сперва скакнул до семнадцати и почти сразу же - до нуля.

- Рада за тебя, - хмыкнула Джелайя. - Теперь тебе надо сдать отчет раньше, чем опять какой-нибудь глюк вылезет. Слушай, ты не знаешь, зачем меня позвали? И что у вас тут за суетня?

- Великий Общий Совет! - эксперту было чертовски приятно, что он первый сообщил Джелайе эту новость. - Ангелы что-то нарушили.

- Знаю я, что они нарушили, - пробормотала чертовка, кусая губу. - Много народу будет?

- А ты как думаешь? Из нашей Конторы мы с тобой, шеф и Ариель с Миэлем.

- Здорово… Опять эта крыса штабная, - Джелайя хотела отпустить еще пару крепких словечек, но передумала. Арнель страно покосился на нее. - Ладно, пошли. Расскажешь, что тут у вас творилось.

Погода наконец-то обратила свой взгляд на Новохлыновск и, дабы не нарушать порядка, решила чохом компенсировать отсутствие снега в декабре. Снег выпал. И какой! Движение на дорогах, бывшее и без того слабым, парализовало полностью. Владельцы машин оставляли своих железных коней тонуть в сугробах и тащились домой пешком. Автобусы стояли на остановках с открытыми дверями. Некоторые из пассажиров так и сидели в них, смутно надеясь, что автобус еще поедет и довезет их до дома, хотя с каждой минутой снежные завалы становились все глубже и глубже. Ошалевшие люди с трудом передвигались по дорогам, проваливаясь в снег по колено, а кое-где и по пояс.

Среди этих несчастных была и Лара, возвращающаяся с работы. Не пройдя и половины пути, она ухитрилась потерять одну перчатку, и теперь тихонько ругалась себе под нос, тщетно пытаясь согреть руку в кармане. Но карман после одного неудачного падения был набит снегом, и рука, намокнув, замерзла окончательно. Другую руку оттягивала тяжелая сумка - как-никак, а завтра было тридцать первое декабря, и хотя Лара опять собиралась отмечать Новый Год в одиночестве, она все же решила побаловать себя вкусненьким. Пришлось перерыть весь дом в поисках тетрадки с мамиными рецептами, потом таскаться по магазинам, оставив в них половину месячной зарплаты… Но Новый Год - это Новый Год.

- Черт побери, ну почему я живу не в Африке? Да хоть в Индии! С этими долбаными морозами… - бормотала Лара, прыгая по сугробам. Бредущий рядом Азель только усмехался, хотя тоже не любил снег.

- Лара! - раздался откуда-то издалека громкий голос. - Лариса Васильевна, подождите!

Лара обернулась, прикрывая лицо рукой, и тут же узнала спешащую к ней фигуру.

- Тир? Ты что здесь делаешь?

Запыхавшийся Тираель наконец преодолел последний сугроб и остановился рядом с Ларой.

- Я… - неожиданно он смутился. - Я это… гулял… вот…

На самом деле Тираель наконец решил изучить город, в который его забросила судьба. Но, как и следовало ожидать, выбрал для этого на редкость неудачный момент.

- Давайте я вам сумку помогу дотащить, - он взял у Лары полиэтиленовый пакет и последовал за ней.

- Привет, - Азель пожал руку подошедшему Граелю. - Он еще жив? С твоими-то способностями? Удивительно.

Язвительный тон черта заставил бы вспылить и святого.

- Посмотрел бы я на тебя на моем месте, - огрызнулся Граель. - Мы же договорились - не убивать. Помнишь?

Азель высматривал что-то за его спиной.

- А Джелайя где? - наконец спросил он.

- Отозвали, - Граель шагнул вслед за Ларой, Азель, чуть поколебавшись, последовал за ним. Черти шли по снегу, не оставляя следов. - Может, сейчас ему и устроим гамовер?

- Девушку заденем. Да и что он сейчас может сделать? Подожди, пусть в свою хату вернется.

А двое впереди, не подозревая, что в эту самую минуту решается их участь, весело смеялись над отвратительной погодой - как будто этот смех мог растопить снег и, разорвав тучи, озарить солнечным светом невзрачный городок, в котором пересеклись судьбы трех миров…

Никогда еще в данной части Брянского леса не наблюдалось такого бурного шевеления, во всяком случае, за последнее тысячелетие. А уж таких перемен, как сейчас, в нём и вовсе не было отродясь. Ну, во-первых, милый пейзажик с картин Шишкина вдруг сменился откровенно сюрреалистическими мотивами - белкам и волкам такое даже присниться не могло. В один миг деревья удлинились до такой степени, что стали напоминать лестницы в небо, снег обратился в траву, правда, как-то искусственно выглядящую и напоминающую скорее зеленый коврик. Это еще не считая теплой летней погоды под Новый Год. А вокруг - за несколько километров - все это оградила невидимая стена, не позволяющая заходить туда даже медведям, волкам и партизанам. Оно, может, и к лучшему - вряд ли чьи-нибудь нервы выдержали бы такое.

Среди деревьев ходили в задумчивости странные существа, похожие на людей с крыльями, некоторые из них старательно обходили деревья, другие сидели на их корнях как на ступеньках, а кое-кто свободно ходил сквозь деревья. Существа эти друг с другом не заговаривали, чего-то ожидая.

А те, кого они ждали, самым наглым образом задерживались - и отнюдь не нечаянно. Но вот что-то изменилось, в воздухе запахло озоном, и практически из ниоткуда возникла группа существ несколько иного плана. Они держались вместе, и хотя шли не строем, но впечатление производили именно такое. Предводитель их группы (определить его не составляло труда) подошел к группе ангелов и поприветствовал их едва заметным поклоном, после чего спросил, кто из ангелов является главным. Издевки в этом вопросе ангелы явно не уловили, но когда в ответ на их недоумение один из чертей пробурчал, что для них все ангелы на одно лицо, среди последних началось весьма недовольное перешептывание.

Так Совет и начался.

Чайник уже закипал, а Лара никак не могла вспомнить, куда спрятал остатки заварки. Она не любила чай, предпочитая ему кофе, но чаепитие было русской традицией - так, во всяком случае, твердила ей мать - и требовало чая.

Честно говоря, к традиции чаепития Лара относилась еще хуже, чем к самому чаю.

- Тир, может, ты кофе будешь? - крикнула она черту, снимающему ботинки в прихожей. "Почему я называю его Тиром, он же Федя?" - запоздало удивилась она. Но имя "Тир" звучало как-то красивее и больше подходило высокому длинноволосому мужчине с грустными, немного отрешенными глазами. Странно, но небрежно обрезанные волосы и некоторая неряшливость в одежде лишь шли ему.

- Конечно, - Тир вошел на кухню и остановился у плиты. - Может, чем-нибудь помочь?

"Христос, - подумала Лара, - он похож на Христа. Боже, что это я…"

- Не надо, я сама. Присядь.

На "ты" они перешли еще по дороге домой. Тираель долго смущался и пытался называть Лару Ларисой Васильевной, но в конечном итоге сдался.

- А зачем здесь это? - Тир тронул пальцами свисающую с люстры мишуру, и та, не удержавшись, обрушилась на его голову серебристым дождем. Обернувшаяся на шум Лар зажала ладонью рот, чтобы не рассмеяться. Тир, перепуганный, со свисающими с ушей гроздьями серебряного дождика, выглядел таким забавным и по-детски трогательным…

Она все-таки захохотала.

- Что такое?.. - Тир начал выпутываться из мишуры, но лишь еще больше увязал в ней. Не выдержав издевательства над дождиком и несчастного вида Тираеля, Лара начала помогать ему. Странно, но почему-то всякий раз, когда их пальцы соприкасались, у нее появлялось острое желание отдернуть руку. И другое, еще более острое - не отдергивать…

- Зачем ты это повесила? - спросил Тир, прервав ее сумбурные мысли.

- Так Новый Год же завтра, - удивилась его вопросу Лара.

- Точно, начало года, - задумчиво повторил Тир, только сейчас вспомнив, что этот год был каким-то особенным. Ничего конкретного он не знал, но черти в коридорах архива то и дело перебрасывались замечаниями насчет того, что время сейчас наступило такое… особенное. Вид у всех при этом был такой, словно они знают важную государственную тайну, но не выдадут ее даже под пытками. Тир искренне подозревал, что никто из них просто не в курсе происходящего.

- Надо было елку купить, - пробурчала Лара себе под нос, прикалывая мишуру обратно на люстру, но Тир ее услышал.

- А зачем? По-моему, эти цветы красивее, - он кивнул на буйно цветущую фуксию в горшочке. Лара приподняла брови.

- Так Новый Год ведь!

- А что, на Новый Год обязательно надо елку? И куда ее потом девать?

- Выбросить, куда же еще?

- Выбросить? - искренне ужаснулся Тир. - Живое-то дерево?

- Да почему живое? Срубленное!

- Как, еще и рубить?

- Тир, это новогодняя елка! - почти закричала Лара. - Это традиция.

Черт крайне скептически поглядел на нее.

- Ну хоть что-нибудь про новогоднюю елку ты знаешь? - совсем отчаялась Лара.

- Что-нибудь… - перед глазами Тира всплыла увиденная где-то картинка: толпа детей бегает вокруг елки, а рядом стоит лысенький мужичок с ехидным прищуром. - Там еще дедушку какого-то зовут, да?

- Точно, Деда Мороза, - Лара была просто счастлива.

Тир задумчиво покачал головой.

- Нет. По-моему, его звали дедушка Ленин.

Бац! Чашка выпала из рук Лары и покатилась по полу.

- Тир, - очень серьезно сказала девушка, глядя в честные глаза черта. - Скажи, только честно… Ты болен?

- Ухо чего-то побаливает, - заявил Тир, потирая отмороженное ухо, - а так вроде все нормально.

- Так, - Лара постаралась взять себя в руки, потому что ее внезапно посетило желание расколотить о голову ненормального гостя пару тарелок. - Тир, отвечай честно и быстро. Ты родился в России?

- Нет.

- Давно сюда приехал?

- Нет.

- Где ты жил?

- В Аду.

- Разве там… где?!

- В Аду, - честно повторил Тир. Почему-то ему стало немного не по себе. "Ну конечно, - сообразил он, - люди же не верят в Рай и Ад. М-да, неувязочка получается."

- Лара, - осторожно начал он, - ты, главное, не волнуйся. Сядь, возьми вот, - он подтолкнул к ней чашку с кофе. - Я тебе сейчас кое-что расскажу, может, это и покажется тебе бредом, но это все правда. Ты только поверь мне…

- Что они там делают? - лениво поинтересовался Азель, лежа на диване и листая какой-то журнал. На кухню, где сидели Федя и Лара, черти заходить не хотели - кто его знает, этого парня, вдруг у него и в самом деле Дар, засуетится и все испортит. К тому же, над кухонным столом у Лары висела небольшая икона, доставшаяся ей от бабушки. Бабушку Лара любила и икону, несмотря на пренебрежительное отношение к Богу, снимать не собиралась. Чертям это, понятное дело, радости не прибавляло.

Граель выглянул в коридор.

- Треплются о чем-то.

- Пойди, послушай.

- Да ну его нафиг, все равно ничего интересного не услышу. Новый Год, хорошая погода, передайте сахар… Пусть болтают, тебе-то что?

Если бы Граель только знал, о чем болтали Лара с Тиром…

- Этого не может быть, - упрямо повторяла Лара, скептически сжав губы. - Тир, я не знаю… Ты что - в ролевушку заигрался? Или фэнтези перечитал?

Ни одного из этих слов Тираель не понял, и поэтому честно помотал головой.

- Лара, я знаю, что ты мне не веришь, но вы, люди, многого не понимаете. То есть… - он засмущался, - это мы вам не даем понять.

- Потому что мы вам нафиг не нужны, - добавила Лара, не веря ни единому его слову.

- Да нет, вы-то нам как раз… - Тир не договорил, поняв, что Ларе вовсе не понравится услышать о роли людей в жизни чертей и ангелов. Кушать подано… - Лара, ну как мне доказать, что это правда? Я черт, понимаешь? Настоящий черт. Не такой, какими вы нас представляете, но все равно - настоящий.

- А я-то откуда знаю? - искренне удивилась Лара. - Тебе доказывать, ты и думай.

Тир глубоко вздохнул.

- Ну хорошо, - сказал он. - Ты удобно сидишь?

- Вполне, - Лара насмешливо посмотрела на него. Интересно, что этот ненормальный сейчас выкинет? Рога отрастит? Или взвоет дурным голосом? А он сам - неужели он верит в это? На самом деле?

"Эй, приятель, - мысленно обратился Тир к загнанному в угол сознания, давно уже охреневшему и ни на что не реагирующему Феде. - Я ненадолго, понял? Ничего не трогай."

"Э? А? Кто здесь? Чего?"

"Заткнись, короче."

Тираель осторожно пошевелился внутри тела, ощущая, как контроль за чужим разумом ослабевает, и медленно отступил в сторону, оставив Федю сидеть на стуле. Материализовавшись, он придержал тело, начавшее заваливаться в сторону, и обернулся к Ларе.

- Вот… так - веришь?

Сидевшая напротив Лара открывала и закрывала рот, как рыба, вытащенная из воды. Она могла скептически отнестись к рассказам Тираеля об Аде, могла посмеяться над его уверенностью в собственной потусторонней сущности. Но полупризрачный силуэт, стоящий перед ней, был настоящим, и здесь уже не помогали никакие доводы трезвого разума.

Испугавшись, что рассудок девушки может не вынести такого потрясения, черт шустрым зайцем метнулся обратно в тело и принялся усиленно обмахивать Лару кухонным полотенцем.

- Лара?! Ларочка! Лариса Васильевна, на меня посмотрите! Двумя глазами! Лара! Эй!

Не добившись нужного эффекта, он стал тихонечко похлопывать Лару по щекам. Помогло. Девушка прикрыла рот и воззрилась на Тираеля с непередаваемой смесью непонимания, восторга и ошеломления.

- Как ты это сделал?

- Что сделал? - обрадовавшийся черт даже не сразу сообразил, что она имеет в виду. - А, это… Лара, это был я. Я же говорил, я - черт.

- Черт?

- Черт!

- А рога где?

- Вот! - Тир одним махом нагнул голову, и Лара увидела у него на макушке маленькие рожки.

Сказалось ли нервное напряжение, или просто сама идея рогов была настолько смешной, но Лара начала хихикать - сперва тихонько, затем все громче и громче, пока не повалилась на пол в приступе истерического, неуправляемого хохота.

- Лара! - попытался было призвать ее к порядку возмущенный черт. - Лара, ну что тут смешного? Да, рога, но я же черт! Это нормально (здесь ему пришлось покривить душой, поскольку ничего нормального в рогах не было даже у чертей). Лара, перестань! Лариса Васильевна, я протестую! Ну прекрати смеяться, в самом-то деле!

- Ой… ой, не могу! Рога… - заливалась Лара еще громче, глядя на оскорбленное лицо Тира. - Черт… нет, ты что, правда черт? - смех внезапно исчез, и она схватила Тираеля за руку. - Так это правда? То, что ты сказал? Ты действительно черт?

- Действительно, - Тир накрыл ее руку своей. - Ну что, поверила наконец?

- Кажется, да, - Лара слабо улыбнулась. - Только трудно это… Расскажи что-нибудь еще про вас. Вы живете так же, как мы? А кто-то вроде ангелов тоже есть? А мы, люди, можем к вам попасть? А…

- Погоди, погоди, - засмеявшись, перебил ее Тир. - Давай по порядку, хорошо? Только обещай никому не говорить. Иначе… если у нас узнают…

- Клянусь! - пылко воскликнула Лара. Глаза ее по-детски блестели от предвкушения увлекательного приключения.

- Ну… тогда что тебе сказать? Мы живем не совсем так, как вы…

После того, как обе стороны обменялись формальными приветствиями, Гавриил, выступающий от лица ангелов, попросил слова. Слово ему дали.

- Уважаемые Темные, - он сделал значительную паузу. Со стороны чертей раздалось отчетливое хмыканье. Гавриил высокомерно взглянул на затесавшуюся в делегацию чертовку, которая смотрела на него… по меньшей мере странно. Чем-то ее взгляд отличался от взглядов других чертей. - Уважаемые Темные. Мы собрали Великий Общий Совет, чтобы придти к соглашению по вопросу об урегулировании земных ресурсов. Все мы знаем, что в течении двадцати четырех земных часов возможно резкое отклонение ресурсов как в нашу пользу, так и в вашу.

- Мы знаем, - отозвался Азазель, неторопливо поворачиваясь в кресле. Обе стороны имели право создать для себя на время Совета максимально комфортную обстановку, но если каждый ангел создал себе отдельное место, совершенно уникальное в своем роде, то черти расположились на абсолютно одинаковых креслах. - И мы также знаем, что вы попытались повлиять на эти ресурсы.

- Вы тоже пытались убить художника, - парировал Мараил.

- Мы имели на это право, - Караель сымитировал широкую улыбку. - И мы не нарушали Договор.

- Мы признаем за собой нарушение второй степени и даем вам право на ответ, - склонил голову Гавриил. - Однако сейчас речь не об этом. Мы хотим заключить с вами соглашение.

Азазель промолчал, давая оппоненту возможность продолжить.

- Мы предлагаем равноценный обмен ресурсами. Вы получите право на полное уничтожение художника, в том числе и на матричном уровне.

Среди чертей послышался недоуменный ропот, но одного жеста Азазеля хватило для того, чтобы все замолчали.

- Вы даете нам право на полное уничтожение? - спросил он. Гавриил кивнул. - Чего вы хотите взамен?

- Право на прямое воздействие.

Взгляды всех чертей были прикованы к Азазелю, и тот почти слышал, какой хаос царит сейчас в их головах. Зачем ангелам предлагать полное уничтожение в обмен только на прямое воздействие? Нет ли здесь подвоха? И не придумали ли они какую-нибудь отговорку, чтобы не выполнить свои условия?

- Ваше предложение неожиданно, Светлые, - сдержанно сказал Азазель. - Нам необходимо время для обсуждения.

- У нас слишком мало времени. Осталось всего…

- Да, мы тоже умеем считать. Объявляю перерыв.

По дому уже витали соблазнительные запахи запекающегося в духовке мяса и тушеных овощей, стол был красиво сервирован, а на карнизе мигала разноцветными огоньками гирлянда. Лара нарезала ломтиками сыр, мурлыкая себе под нос какую-то песенку и пританцовывая на месте. Тир должен был придти с минуты на минуту. После того, что он вчера рассказал… ну, в общем, Лара прониклась обычной бабьей жалостью к одинокому черту и предложила ему встретить Новый Год вместе. И сама не поняла, почему так обрадовалась его согласию.

Звонок в дверь вывел ее из блаженного мечтательного состояния, и девушка почти бегом кинулась к двери.

- Привет! - Тираель смущенно переминался с ноги на ногу. Он приготовил длинное поздравление, даже отрепетировал перед зеркалом, как будет произносить его, но когда Лара, раскрасневшаяся, со спутанными волосами, распахнула перед ним дверь, черта словно парализовало. Единственное, что он смог вспомнить - что надо все-таки поздороваться. - Это… с Новым Годом тебя.

- Спасибо. И тебя тоже.

- Я это… - Тир опустил глаза, и Лара, проследив за направлением его взгляда, расхохоталась. - Я тут подумал… Они сами за мной увязались… Там так холодно…

У ног Тира сидели две черные кошки.

- Блад, - Лара нагнулась, чтобы почесать шею своему старому знакомому. - С подружкой? Ну, поздравляю.

Вторая кошка покосилась на Лару и придвинулась поближе к Тираелю.

- Можно, они с нами побудут? Ну, это… там мороз, вдруг они замерзнут.

- Конечно, - Лара торопливо пригладила волосы. - Заходи…те. Давай куртку. Тапочки вон там, в углу, - она суетилась вокруг него, то и дело выбегая в кухню, чтобы посмотреть, не пригорает ли мясо, и в конце концов Тираель не выдержал.

- Лара, я сам разберусь. Просто постой минутку смирно, хорошо?

- Хорошо, - Лара послушно встала в дверях, наблюдая, как черт переобувается. Кошки уже разошлись по квартире, исследуя незнакомую территорию. - Как ты добрался? Нормально?

- Конечно, - Тираель поискал на тапочках шнурки, но не нашел. - Ну… что мне делать?

- Ничего, я все сделала, - Лара задумалась. - То есть… нет, ладно, это я сама.

Черт вопросительно поднял брови.

- Шампанское забыла купить. Ничего, я сбегаю, когда мясо будет готово.

- Нет уж, я сам, - Тир тут же начал обратный процесс переобувания. - Могу я хоть что-то для тебя сделать?

Лара закатила глаза.

- Тир, - выдохнула она, - а ты хоть раз в магазине-то был?

- Нет, - он подмигнул ей. - Но представляешь, как это будет закольно?

- Прикольно, Тир, прикольно.

- Ну да, я же и говорю… А что, есть разница?

Отгородившись от ангелов ментальным полем, черти собрались в тесный круг, недоверчиво поглядывая друг на друга.

- Предлагаю высказаться всем, - распорядился Азазель. - Эстель?

- Нам это выгодно. Полное уничтожение против направленного удара, который может не достичь результата… Да и результат при случае может сыграть в нашу пользу.

Азазель кивнул.

- Ромаель?

- Они предлагают нам слишком много, а сами хотят слишком мало. Наверняка хитрят. Либо ударят не только по ученой, либо не дадут нам уничтожить художника.

- Караель?

- Мои агенты контролируют художника и активно защищают ученую. Ангелы просто хотят остановить нас, они не смогут обеспечить перевес ресурсов в свою сторону. Не надо соглашаться.

- Еще одно, - Азазель дал чертям понять, что принял к сведению все аргументы. - Арнель, ты зарегистрировал нарушение в земной структуре, так?

Эксперт торопливо закивал.

- Я подниму этот вопрос. Будь готов предоставить полный отчет. Еще вопросы, предложения? Тогда я снимаю поле.

Увидев, что черти готовы продолжать Совет, ангелы быстро заняли свои места.

- Итак, Темные, каково будет ваше решение? - вопросил Гавриил.

- Мы не принимаем ваше предложение, - со стороны ангелов послышалось коллективное удушье. - Однако пользуясь случаем мы хотим поднять два вопроса, имеющие отношение к делу. Первое - мы просим официального права на нарушение второй степени в ответ на вторжение Светлых на землю.

- Вам дано такое право, - несколько скованно ответил Гавриил. - Однако…

- И второе, - продолжал Азазель. - Несколько земных дней назад нами было зарегистрировано нарушение в земной структуре. Мы спрашиваем, причастны ли вы к этому?

Гавриил оглядел собравшихся ангелов, ни никто ничего не сказал.

- Нет, мы впервые слышим об этом от вас, - преспокойно сказал он.

Один из ангелов скромно потупил взор, но этого, ясное дело, никто не заметил.

- Тогда у нас нет к вам претензий. Предлагаю считать Совет оконченным.

- Я возражаю, - Гавриилу явно не понравилось, что его пытаются проигнорировать. - У нас есть другое предложение. Право на прямое воздействие в обмен на нарушение третьего уровня.

Азазель бросил на ангела быстрый взгляд.

- Третьего уровня? С любыми последствиями?

- Да.

- Это неравноценный обмен.

- Мы знаем. Кроме того, мы хотели бы обсудить упомянутое вами нарушение в земной структуре и его возможные последствия…

- Не нравится мне это, - прошептала Джелайя так тихо, что только Караель мог ее услышать. - Они же не дураки, чтобы ставить себя в заранее невыгодные условия.

- Они понимают, что иначе не смогут уничтожить ученую.

- Но в результате они все равно больше потеряют, чем получат.

- Возможно, у них нет времени.

- Арнель говорил, что у Рая сейчас достаточно ресурсов, - чертовка нервно огляделась по сторонам и вдруг нахмурилась. - Шеф, глупый вопрос, но… сколько еще будет длиться Совет?

Караель пожал плечами, одновременно внимательно прислушиваясь к тому, что говорил Азазель.

- Не знаю. Похоже, в этот раз Азазель решил не соблюдать формальности. Странно только, что ангелы это терпят - на них не похоже. Да еще это нарушение в земной структуре… думаю, эта волынка надолго.

Смутная тревога Джелайи усилилась.

- Шеф, а кто назначил время начала Совета?

- Ангелы, как инициативная сторона.

- А место?

- Мы.

- А кто получил привилегии по ходу проведения?

- Все отдали нам.

- А во время обычных встреч они спорят по каждому пустяку… - Джелайя склонилась вправо, к другому черту. - Ариель, расскажи-ка мне, кто из ангелов тут кто.

- Гавриил - общий руководитель, занимает ту же должность, что и наш Азазель, - черт аккуратно заслонил губы кулаком, чтобы не привлекать внимания. - Крайний справа - Мараил, глава центра наблюдения за ресурсами, отвечает за все, что связано с земной реальностью. Рядом - Таулмарил, возглавляет отдел наблюдения. Перед ними - Афраил, эксперт. Прямо за Гавриилом - Динаил и Раутаил, они иногда у нас появляются, когда возникают сложные вопросы о разделе ресурсов. И… подожди, где же он? - Ариель нахмурился. - Не понял… Только что здесь был.

- Кто?

- Тараил, из оперативного отдела Мараила. Он был здесь, когда Совет начался, но теперь я его что-то не вижу.

- Если он ушел… - Джелайя кусала губу, не обращая внимания на то, какое впечатление это производит на Ариеля, до сих пор редко видевшего проявление каких-либо эмоций у соплеменников. - Что бы ты подумал, если бы Караель внезапно покинул Совет?

- Что у него появилось неотложное дело…

- Да! - чертовка резко повернулась. - Шеф, отпустите меня на Землю! Мне кажется, ангелы собираются вновь вторгнуться туда.

Караель, слышавший все, что говорили его подчиненные, коротко кивнул.

- Если ты не права, будешь работать в архиве.

- Да, буду, только отпустите, ну скорее же, - прошипела чертовка, сгорая от нетерпения.

- Иди. Незаметно!

- Есть, - Джелайя ослепительно улыбнулась и буквально растворилась в воздухе. Ариель молча поднял брови и пододвинулся на свободное место.

Афраил сидел в изящном кресле времен Людовика какого-то и рассматривал силы противника. Ощущение такое, слово это древнеримский легион - расставили участников как на параде. Зато сразу видны руководители… Ангел знал, чего от них ждать: Азазель, ровесник Гавриила, фактически - главный у чертей. Жесткий, расчетливый, но недостаточно гибкий в принятии решений. Караель, начальник секретных служб… Воин. Этот возьмет на себе ответственность, когда надо - вступит в бой, не сдает своих и не щадит чужих… Неглуп, но имеет свои рычаги воздействия…

Но наиболее яркое впечатление производили не они… впрочем, Афраил не сомневался, что он один обратил на это внимание. Глаза… глаза чертовки - почти человеческий взгляд. Определенно, она из группы вторжения… Но не это главное - на неё можно смело сделать ставку… даже, наверное, доверять при определенных условиях - она почти человек.

Тем временем черти начали совещание… Конечно, они не согласятся, будут требовать большего.

… "Тараил, зараза, сбежал! Ну всё… я так не играю!" Хватит, пожалуй, минуты… И Афраил попросту стёр на минуту защиту Тараила - для этого ему не потребовалось даже читать заклинание, "оперативник" никогда не отличался способностями в магии, как, впрочем, и в самой оперативной работе. Всё, черти заметили его исчезновение. "Ну и куда пойдет ясноглазая чертовка? Ага, к Караелю… отлично, этот, не задумываясь, бросит своих на задание."

"Есть, исчезла… любят эффекты, заметно земное влияние. Хотя вроде никто не заметил…"

- Лаира! - бросил он ментальный зов. Отклик пришел почти мгновенно. - Займись Олдиилом, он должен всё сделать четко и вовремя, - ментальный образ…

Шутливое "слушаюсь и повинуюсь"… Она всё сделает, он знал об этом.

- И все-таки, они неплохо смотрятся вместе, - легкомысленно рассуждал Граель, не обращая внимания на неприязненные взгляды напарника. - Она, насколько я понимаю, одинока, и никаких изменений тут не предвидится, он тоже не слишком общителен… Случайная встреча, зарождающиеся чувства, амурчики, счастливая парочка…

- Если ты не забыл, одного из этой парочки мы сегодня убьем, - зло сказал Азель. - А ее, возможно, отправят в психушку ангелы. Хороший конец для сказочки, да?

- Да чего ты такой злой? - повернувшись, Граель с возмущением уставился на старшего черта. - Если подумать, они и не знакомы почти… Ну, поплачет девчонка, потом успокоится, выйдет замуж…

- Смотри, он уходит, - Азель вскочил с дивана. - Хватит, больше ждать не будем. Сделаем все под ограбление, где-нибудь на улице. Бегом, Граель!

Второй черт вскочил, но вместо того, чтобы рвануть вслед за напарником, неловко затоптался посреди комнаты.

- Аз, - окликнул он. - Слушай, а в самом деле… Зачем он нам нужен? Он же уже ничего не нарисует. Ну пусть себе живет, жалко, что ли?

- Ты спятил? Это наше задание! Пошли!

- Но мы же думали… Слушай, ну не хочу я его убивать!

- Хочешь, не хочешь - надо! Хорошо, можешь ждать здесь, я все сделаю сам, - на лице Азеля появилось жесткое выражение, очень хорошо знакомое Граелю. В такие минуты он понимал, почему так уважает и даже слегка побаивается напарника. Граель был циничным и бесчувственным, как и подобает черту, да и Джелайя иногда следовала поговорке "цель оправдывает средства", но только Азель мог проявлять истинно человеческую жестокость. Граель беспомощно наблюдал, как напарник направляется к двери.

- Подожди! - крикнул он отчаянно и, понимая, что применяет запрещенный прием, уже тише добавил: - А как же Джелайя? Она же не хотела его убивать. Что мы ей скажем?

Азель застыл на пороге. Граель, затаив дыхание, смотрел на его спину, боясь даже думать, каким будет выбор напарника. Но вот Азель обернулся, и по усталой безысходности в его взгляде Граель понял, что в этот раз он победил.

- Граель… - тихо сказал черт. - Граель, какая же ты сволочь… - он опустился на диван, обхватил голову руками. - Что же ты делаешь…

Граель осторожно подвинулся к нему.

- Об этом никто не узнает, - тихо, но твердо сказал он, смутно понимая, что говорит не только об отказе черта выполнять задание. - Я обещаю.

Бах! Посреди комнаты заклубилось облако черного дыма, и из него в гибком прыжке вынырнула Джелайя. Черти вскочили.

- Приветик! - брякнул Граель.

- Ребята, аврал! - чертовка схватила напарников за руки. - Здесь ангелы!

- Что?!

- Долго объяснять, у нас Великий Совет, Азазель всех собрал… Ангелы там время тянут, чтобы убить девушку! Где она?

Переглянувшись, Граель с Азелем бросились на кухню. Джелайя рванула следом и, когда ее напарники затормозили на пороге, от души в них врезалась.

Лара пританцовывала у плиты, что-то помешивая в кастрюле и мурлыкая себе под нос мелодию из "Гардемарин". В духовке жарилось мясо, на столе ждал своей очереди полунарезанный салатик, а под столом лежали, свернувшись черными клубками, Блад и Клеопатра. Все было настолько тихо и мирно, что черти невольно расслабились.

- Все нормально, Лайя, - уже вполне спокойно сказал Азель. - Никого нет.

- Значит, они еще не успели. А художник где?

- Вышел только что. Скоро вернется.

- Хочешь сказать, что он здесь? - ужаснулась чертовка. - Они что, сговорились?

- Ах, лямур… - мечтательно протянул Граель, возводя глаза к небу. Азель на редкость скептически фыркнул.

- Проснись, зайка! У нас Новый Год, не День Святого Валентина!

Джелайя покатилась со смеху при виде посеревшего Граеля, который не мог подобрать достойного ответа на "зайку". Азель наблюдал за ним с довольной ухмылкой победителя.

- Ребята, ау, - напомнила о себе Джелайя, вновь приняв серьезный вид. - Вы слышали вообще, что я сказала?

- Что?

- Ангелы, дубина! - Азель отвесил Граелю профилактический подзатыльник. - У нас есть время?

- И не было!

- Понял, - Граель мухой метнулся к окну, заняв наблюдательный пост. Азель же ловко защелкнул все замки на двери, наглухо заклинив их для пущей надежности, а Джелайя тем временем уже возилась с балконной дверью.

- Думаешь, это поможет?

- Если они будут в человеческой форме - да, - подпрыгнув, чертовка припечатала ладонью решетку вентиляционного отверстия, вогнав ее на добрый сантиметр в стену. Что удивительно, Лара и ухом не пошевелила. - Если нет, то все равно лишним не будет. Клео, крошка, иди сюда, - чертовка поманила кошку, и та чуть ли не бегом бросилась к ней. - Ах ты, моя прелесть, соскучилась? Как хорошо, что ты здесь!

- Лайя, что у нас там творится? - негромко спросил Азель, присоединяясь к Граелю. Чертовка обернулась, прижимая кошку к груди.

- Ангелы собрали Великий Общий Совет.

- Ого!

- Они просили право на прямой удар, предлагая нам полное уничтожение художника.

- А хо-хо им не хо-хо? - возмущенно заорал Граель. - Да мы ж его в любой момент сделать можем!

- Или ответное нарушение третьей степени, - невозмутимо продолжила Джелайя. Черти уставились на нее, враз потеряв дар речи. - Потом начали тянуть волынку, долго и нудно разбирая какое-то нарушение в земной структуре. И пока они несли какую-то чушь, начальник их оперативного отдела тихо смылся, ничего никому не сказав.

- Оп-па, так это что ж… Ни фига себе наглость! Да мы… - Граель уже начал закипать, но Азель ткнул его локтем в бок. - Ты что?

- Тише. Смотри.

Через двор быстрым шагом шли пять человек в военной форме времен Мировой войны. Первой… Лица их были раскрашены в стиле коммандос, на поясе висели гранаты, а за спиной у одного виднелся гранатомет. У Азеля с Граелем отвисли челюсти.

- Они же нас просто замочат, - тихо выдохнул Граель. - Как тараканов… Шибанут из этой штуки - и прощай, квартира… и дом заодно…

- Ну да? - Джелайя поглядела на "боевиков" через его плечо. - Граель, ты идиот. Ангелы не могут создавать такие сложные вещи из области механики, им не хватит ресурсов даже на один пистолет. Они могут только скопировать внешнюю оболочку.

Черти грохнулись с подоконника в припадке истерического хохота.

- А как вы думаете, - спросила Джелайя, когда смех немного поутих, - нам сильно влетит, если мы раскроемся?

- То есть?

- Мы не сможем остановить их, не материализовавшись на высшем уровне. Значит, либо раскрываемся перед девушкой, либо отключаем ее и укладываем поспать.

Черти переглянулись.

- Это, конечно, хорошо, насчет отключения, - неуверенно начал Граель. - Но представь, если мы не справимся… она не сможет им сопротивляться.

- Что ты предлагаешь?

- Надо как-то дать ей понять, что эти "люди" опасны.

- Хм… Да на них только взглянуть - сразу все ясно станет.

В дверь позвонили.

- Началось… - еле слышно выдохнула Джелайя.

Лара бросила на стол ложку, резко обернулась и нечаянно задела ящичек для посуды. На пол посыпались вилки.

- Уй, ё, - девушка проворно нагнулась, собирая посуду. - Надо же, сколько вас… Пять кого-то придет… вилки - это что, средний пол, что ли?

Звонок повторился.

- Иду! - крикнула она и бегом бросилась к двери, но внезапно дорогу ей преградила черная фигура.

- Одну минутку, - ласково улыбнулась фигура, - не стоит так спешить. Мы сами.

- А… э… - Лара отступила назад, прижимая к груди вилки. - Вы… вы…

- Только без паники, - послышалось из коридора. - Джелайя, детка, успокой ее быстренько и беги сюда.

- Сядьте, - фигура (немножко очухавшись, Лара поняла, что это по форме очень похоже на человека и, кажется, женского пола), подтолкнула Лару к табуретке. Девушка послушно опустилась на нее. - Лариса, пожалуйста, выслушайте меня внимательно. Ваша жизнь, точнее, ваше сознание находится в опасности. В данный момент…

- Лайя, да отключи ты ее! - снова заорали из коридора.

- Заткнись, Азель, я сама знаю, что делаю! - рявкнула в ответ Лайя. - Лариса, сейчас нет времени объяснять все подробно, но вы должны слушаться нас.

- Вы черти?

- Что? - на мгновение Джелайя растерялась. Вот этого она точно не ожидала.

- Ну… - тут Лара вспомнила, что Тираель просил ее никому не говорить о его мире. - А, неважно. Дверь надо открыть.

- Не беспокойся, - чертовка обернулась, - мы откроем. Сиди здесь и никуда не выходи.

- Поздно открывать, - мрачно сообщил Азель. - Они сами справились.

На двери, аккурат на самой середине, появилось мерцающее пятно. Пятно медленно расползалось, сияя все ярче и ярче, и вскоре свет стал уже невыносим для глаз. Черти прикрыли глаза ладонями.

Короткая вспышка на миг озарила всю квартиру, а когда свет исчез, на месте двери зияла темная дыра.

- Быстрее, у нас нет времени, - торопил своих подчиненных Тараил, входя в квартиру. Он рассчитывал, что девушка откроет дверь, и они тут же смогут воздействовать на нее, однако дверь никто не открыл. Посчитав, что потенциальный объект их воздействия просто не хочет, чтобы ее беспокоили, он дематериализовал дверь. Это особых проблем не вызвало. Однако, проникнув в квартиру, вместо насмерть перепуганной женщины ангелы увидели три очень мрачные черные рожи, хмуро взирающие на них. Вот это была проблема…

- И кого это к нам занесло? - гаденько улыбаясь, пропела Джелайя. - У вас что, сезонная миграция? Птички не долетели до теплых стран и решили передохнуть по дороге?

Тараил не зря занимал столь высокую должность в оперативном отделе центра. Справившись с мгновенным замешательством, он жестом приказал подчиненным двигаться вперед.

- Немедленно очистите помещение, - деловым тоном бросил он чертям, перешагивая через порог. Однако те и не подумали уходить.

- С каких это пор ангелы распоряжаются на Земле? - вызывающе спросил Граель.

- Решение Великого Общего Совета.

- Ну да? - прищурилась Джелайя. - Что-то я вас, уважаемый, там не видела.

- Я вас тоже, - невозмутимо парировал Тараил. - А теперь не путайтесь под ногами, Темные.

Он протянул руку, намереваясь отодвинуть Джелайю в сторону, но темные пальцы в мгновение ока схватили его запястье и сжали с угрожающей силой.

- Вот мы снова и встретились, - очень нехорошо улыбнулся Азель, пристально глядя в глаза ангелу. В отличие от Джелайи, он мгновенно вспомнил, где и когда видел его в последний раз. - Помнишь, что я тебе говорил? Так я не буду тебе перья выщипывать, я тебе лучше руки переломаю.

- А кто у вас дизайнером был, а? - ехидно поинтересовалась Джелайя, с подчеркнутой брезгливостью разглядывая одежду ангелов. - По-моему, вы ошиблись лет этак на двести. Если хотите, я могу вас проконсультировать… в свободное от работы время. В порядке общей очереди.

Такого оскорбления ангелы стерпеть не смогли и тотчас же приняли свой обычный облик, оказавшись в чем-то вроде длинных белых хламид. Чертовка хихикнула.

- Ребята, ну я же не имела в виду, что вам надо переодеваться в эти ночнушки!

- Мудрейший! Она здесь! - внезапно крикнул Сильмараил, самый молодой и неопытный ангел из спустившихся на землю. Двое ангелов постарше, поняв, что цель близка, рванулись вперед, и на этом можно было ставить точку отсчета хаоса.

Джелайя ловко подставила ножку одному из не в меру ретивых небожителей, и тот покатился по полу пестрым клубком, из которого неслись неразборчивые выкрики, причем в какой-то момент отчетливо прозвучало "твою мать!". Но второй ангел успел-таки прорваться на кухню, где и увидел застывшую у плиты Лару.

- Сюда! Она здесь! - завопил он.

Бац! Лара с размаху огрела его по черепу тяжелой чугунной сковородкой. Содержимое сковородки моментально превратило светло-розовую стену кухни в полотно художника-абстракциониста. Ангел отлетел в сторону, а Лара, уронив сковороду, зажала обеими руками рот.

- Осторожно, - Граель обхватил ее за плечи и быстренько усадил в уголок. - Девушка, вы в порядке?

- Я… - Лара начала заикаться. - Я ег-го уб-б-б…

- Нет-нет, никого вы не убили. Они бессмертны, - поспешил успокоить ее черт.

- Т-точно?

- Да вы сами посмотрите, он уже очухался. Куда прешь! - черт ласточкой бросился наперерез Бераилу, который успешно миновал Азеля с Джелайей.

Лара ошалело смотрела на черно-белый клубок, катающийся по полу. После того, как ее знакомый Тираель оказался чертом, она была готова к чему угодно… но отнюдь не к тому, что черти с ангелами устроят потасовку у нее на кухне. Из коридора вылетели еще две белые фигуры, за ними черная. Вспыхнула ослепительная молния, и в воздухе запахло озоном. Кошки рванули из-под стола пушистыми ракетами, решив, очевидно, что в комнате им будет куда как спокойнее. Перекувырнувшись в воздухе, Джелайя припечатала одного из ангелов к стене, второго послал в нокаут подоспевший Азель.

- Надо увести ее из дома! - крикнул он, отбрасывая еще одного противника.

- Куда? - Граель наконец поднялся с пола, оторвав от себя на редкость цепкого противника. - Выведем ангелов из строя, долго они на земле не продержатся.

- Да как мы… - молния ударила старшего черта в плечо, и он с придушенным криком отлетел в сторону. Из коридора быстрым шагом вышел Тараил.

- Взять девчонку, - приказал он Сильмараилу. Тот ринулся было к Ларе, но тут же опасливо затормозил, вспомнив, как бесцеремонно девушка обошлась с его товарищем. Граель же тормозить не стал и одним движением нахлобучил ангелу на голову алюминиевую кастрюлю.

- Получи! - на кастрюлю с размаху обрушился половник. От звона у Лары заболели уши. Ангел беспорядочно закружился по кухне, сметая со стола и полок все, до чего мог дотянуться.

- Изыди, бес! Отче наш, иже еси… - Тараил сорвал со стены над столом икону и замахнулся на Азеля. Тот отшатнулся, натыкаясь спиной на стену.

- Назад! - с истошным воплем Джелайя бросилась на ангела, выбивая у него икону. Ангел потерял равновесие, икона с грохотом упала на пол, но Джелайя, не рассчитав силы, тоже упала, придавив икону собой. Из-под тела чертовки пошел дым, что-то зашипело, и в воздухе запахло паленым. Снова раздался отчаянный крик, но теперь уже не ярости, а боли. Кое-как откатившись в сторону, Джелайя свернулась на полу, дрожа и тихо всхлипывая.

- Лайя! - забыв об ангелах, оба черта бросились к напарнице. - Детка, как ты? Лайя, дай мне посмотреть, что с тобой! Ты можешь пошевелиться?

- Не все… сразу… - чертовка зашипела сквозь зубы, когда ее обняли и мягко, но настойчиво развернули. - Ангелы…

Черти молча посмотрели друг на друга. В следующее мгновение Азель уже метался среди ангелов, разбрасывая их с такой яростью, что соотношение "пятеро на одного" сразу же перестало казаться несправедливым.

- Что с ней? - Лара опустилась на колени рядом с чертовкой, понимая, что что-то произошло. - Она ранена?

- Фигня, - Джелайя с помощью Граеля поднялась на ноги. - Какого черта ты иконы в доме держишь? Ты бы еще бомбу на антресолях заныкала!

- Ну извините, - язвительно отозвалась Лара, - надо было заранее предупреждать.

- Ладно, пока ты особо не оправилась, уведи ее отсюда, - распорядился Граель, обеспокоенно поглядывая на напарницу. - Мы их отвлечем.

Джелайя кивнула, стараясь не морщиться от боли.

- Пошли, - она подтолкнула Лару по направлению к комнате. - Не бойся, они тебе ничего не сделают. Граель, задержите их хотя бы на пять минут, я растаю.

"Растает?" - повторила про себя Лара. Однако когда они оказались в комнате, она поняла, что имела в виду Джелайя. Убедившись, что дверь надежно заперта, чертовка быстренько соорудила вокруг стола баррикаду из дивана и стульев, а потом вдруг растворилась в воздухе.

- Эй! - воскликнула Лара. - Ты куда?

Прямо перед ней задрожало облачко черного тумана. Несколько минут спустя оно приняло форму человеческого тела, и Джелайя виновато улыбнулась.

- Извини, не предупредила.

- Так это была ты, - внезапно осенило Лару. - Тогда, на кухне, когда мне плохо стало.

Чертовка кивнула.

- Вообще-то ты не должна была меня видеть, это ангелы что-то учудили. Они, сволочи, такие глюки наслать могут…

- Правда?

- Ты, дорогая, тогда чуть в окно не выпрыгнула. Видать, перепутала с дверью.

- Ой…

- Вот именно. Слушай, сядь вон туда в уголочек, чтобы не достали. У тебя случайно каких-нибудь сатанинских атрибутов нет?

Лара виновато покачала головой.

- И почему я не удивляюсь? - проворчала себе под нос Джелайя.

Немного подумав, Лара достала открытую бутылку вина и плеснула немного себе в бокал, чтобы хоть чем-то занять время, но тут же поняла, что скучать все же не придется. Дверь засветилась очень знакомым сиянием, и через несколько секунд на ее месте уже зиял проем. Существо в белом одеянии деловито отряхнуло руки и направилось к Ларе.

- Эй, херувимчик, - Джелайя черным мячиком подкатилась ему под ноги. - Получи!

Ангел с размаху бухнулся на пол.

- Лайя, прикрывай девушку, - скомандовал Азель, влетая в комнату. - Мы с ними разберемся.

- Слушаюсь, товарищ прапорщик, - хмыкнула чертовка, возвращаясь к Ларе.

Остальные ангелы тоже не замедлили появиться, причем последний появлялся три раза - стоящий в дверях Граель мощным хуком справа каждый раз отправлял его обратно. Это длилось до тех пор, пока разъяренный Азель, отбивающийся одновременно от четверых ангелов, не высказал напарнику все, что думает о нем, о его родственниках и о тонкостях построения его генеалогического древа. После этого силы слегка уравновесились.

Обои дымились от попадания молний. Пару раз досталось и чертям, но несильно. Джелайя зорко наблюдала за противниками, то и дело прикрывая Лару от шальных молний. Потрепанные ангелы самоотверженно бросались в бой, помогая себе молитвами.

- Лови! - Азель швырнул Бераилу Клеопатру. Растерявшийся ангел машинально подхватил черную кошку и тут же с воплем отшвырнул ее в сторону, когда от его рук пошел дым. Орущая кошара извернулась в полете и в один миг взлетела по занавеске на карниз, где и залегла, настороженно наблюдая за дракой.

Оценив идею, Джелайя мгновенно вытащила из-под дивана Блада.

- На, - она сунула кота Ларе. - Они не могут его коснуться.

- А вы? - ошарашенно вымолвила Лара, прижимая к себе котяру. Джелайя криво улыбнулась.

- Ну… надеюсь, у тебя была только одна икона.

- Тебе очень больно?

- Уже нет. Я дематериализовалась ненадолго, это помогает.

- Обалдеть, - Лара задумчиво смотрела на бокал в своей руке, затем глотнула вина, рассудив, что ничего путного она сделать все равно не сможет, а выпить сейчас самое время. Чертовка заинтересованно наблюдала за ней.

- Зачем ты это делаешь?

- Что?

- Ну, пьешь вот это? Это как наркотик, да?

- Да нет, что ты, - Лара засмеялась. - Ну, может, очень-очень слабый. Попробуй, - она протянула Джелайе бокал, но та отшатнулась.

- Ни-ни! Я на работе.

- Да хоть понюхай, - Лара поднесла бокал к самому носу Джелайи, и та, не успев среагировать, сделала вдох.

На глазах у Лары цвет кожи чертовки заметно побледнел, а глазки медленно сошлись в кучку. Она хотела что-то сказать, но лишь тихонечко замычала.

- Эй, ты что? - всерьез забеспокоилась Лара. Неужели для чертей алкоголь оказался ядом? - Очнись, слышишь? Как тебя… Лайя, посмотри на меня! Лайя!

Чертовка с трудом сфокусировала взгляд на Ларе, и на ее лице появилась блаженно-идиотская улыбка.

- Лар… ой, Лар… А можно мне ищ…що?

- Выпили, - только и смогла произнести Лара.

Пьяненькая чертовка моментально потеряла над собой контроль и вскоре уже жаловалась Ларе на тяжелую судьбу, то и дело поднося к носу бокал с вином. Лара же, махнув рукой на разносящих ее квартиру библейских персонажей, употребляла вино обычным способом. И в довольно ощутимых количествах.

- Я тут все на землю спускаюсь, спускаюсь… Мне говорят, так долго низзя-а… Говорят, сас… сацз… социальную программу никто не отменя-ал… Мне ск-коро ребенка надо будет з-заводить, - чертовка икнула и, судя по голосу, вознамерилась пустить слезу. - Отд-дать в детский Центр… А я так не хочу-у… Я хочу как вы… У мня эмоциональный потенциал двадцать д-девятой степени…

- А это много? - Лара нетвердой рукой налила себе еще бокал "Арбатского".

- У об-бычных чертей не больше пятой, - для наглядности Джелайя взмахнула растопыренной пятерней, едва не заехав Ларе в лицо. - А у меня двацдевятой… еще один - и почти как человек буду…

- Тридцать - это человеческий потенциал? - уточнила Лара.

- Ум-гм… Низший… С трицтпти можно испытывать счастье… - чертовка мечтательно прищурилась. - А с сорока - любовь…

Над столом пролетела черная босоножка, которую Лара потеряла еще в прошлом году. Девушки синхронно пригнулись.

- А у них какой? - Лара кивнула в сторону двоих чертей, в настоящий момент держащих оборону за диваном. Джелайя, покачиваясь, обернулась.

- Граель, - она ткнула пальцем в черта, проворно отбивающего молнии торшером, - двадцать первая. Аз-зель… а где ж-же он? Тока что тут был… Азель!

- О! - Лара указала на люстру. Джелайя подняла голову.

- Аз-зель? А что ты там делаешь?

Черт, уцепившийся за люстру после головокружительного прыжка, в котором он ушел от молнии Тараила, укоризненно свесил голову и покрутил пальцем у виска.

- Лайя, ты вообще соображаешь, что творишь?

Вспыхнула молния, и черта как ветром сдуло с люстры. Лара проследила его полет до подоконника.

- Тридцать третья, - доверительно сообщила Джелайя, наклонившись к Ларе. - Нас всего… ик… всего трое так-ких… а он ваще уникум… чуть в лабрторию не упекли паж-жизнно, - чертовка захихикала. - Ток-ка не гав… не гар… не гвари никму. Общаешь?

- Угу, - кивнула Лара, с непривычки тоже порядком захмелевшая. - А почему?

Джелайя задумалась.

- Тогда говори, - решила она, вдыхая алкогольные пары. - Мне просто об-бидно… У меня двацдевять… а плюс пять… и на два…

Не сразу, но все же Лара сообразила, что за формула всплыла в пьяном сознании чертовки.

- У ребенка?

- Ага, - Джелайя почти рефлекторно пригнулась, когда над ее головой пролетела молния. "Профессионализм не пропьешь", - решила Лара.

- А если… - Лара взглядом указала на двоих чертей и многозначительно приподняла брови.

Внезапно Джелайя самым натуральным образом разревелась.

- Нам низзяа… - она шмыгнула носом и начала шарить по столу в поисках салфетки. - Ин-наче нарушца эта… как его… равновесие! А я… я… а нельзя-а… Т-трое - уже много.

- Да это же нарушение прав человека! - возмутилась Лара. Чертовка тоскливо подняла заплаканные глаза.

- А мы не люди…

- Ну черти! Да ни черта! Все равно! - от негодования Лара даже слегка протрезвела. - У вас что, о Конституции не слышали?

- Коституция? Кости? При чем тут кости?

- Каждый имеет право на личную жизнь! И на свободу в создании семьи! - может, такой статьи в Конституции и не было, но Лара чихать на это хотела. Давно известно, что в критических ситуациях и по пьяни все женщины становятся сестрами и воспринимают чужие обиды как свои личные.

- Угу! - воодушевленно поддакнула Джелайя, понявшая из этой тирады дай Бог если пять слов - и то в основном предлоги.

- Ты свободная гражданка! И имеешь право на личную жизнь! Личную, слышишь? А не общественную.

- Угу… А кто мне позволит? - прищурилась чертовка. - Ник-ктоо… А я эта… дз-зертирую… во! Точно! Буду у вас жить! Раб-ботать пойду!

- В спецназ, - на голубом глазу вставила Лара. Джелайя вскинула голову.

- Как нефиг делать! - чтобы опустить голову, ей понадобилось гораздо больше усилий. - Лара…?

- А?

- Лар… а при чем тут кости?

- А кости переломать… кому надо… чтоб не доводили.

- О! - глаза чертовки загорелись. - Т-точна! Прям щас и пойду!

Шатаясь, она поднялась со стула и нетвердой походкой вышла на середину комнаты.

- Ты! - она ухватила Сильмараила за рукав. - А ну сидеть! Лежать, я сказала! Смирно! Ик! Разговорчики в строю! Здесь тебе не тут! Почему сапоги не чищены? В глаза смотреть!

Несчастный ангел, не ожидавший столь мощной психологической атаки, обмяк в руках чертовки, жалобно глядя на нее ясными голубыми глазками. Он не знал, почему сапоги не чищены, он даже не знал, что значит чистить сапоги, но одно он теперь знал точно - ему конец. Ангелам было плевать на физической воздействие со стороны чертей, но их новая тактика, основанная на психологическом терроре, была, очевидно, разработана адскими специалистами как секретное оружие против обитателей Рая и обладала сокрушительным эффектом.

Отбросив деморализованного противника в угол, Джелайя шагнула к следующему.

- Ваше имя? Адрес? Место прописки? Национальность? Шестую статью никто не отменял! Привлекался к уг-головной ответственности? На кого работаешь, крыса патлатая? Шесть лет расстрела без права переписки! Ик! С конф-фискацией нимба!

- Нет, ты только погляди, - благоговейно прошептал Граель, глядя на разбушевавшуюся чертовку. - Да ее одну на полк ангелов выпускать можно! Она их всех в момент сделает.

- А нас уволят за ненадобностью, - Азель все-таки не смог сдержать улыбку. - Ну и развезло же ее…

Ангелы вжимались в углы, нервно шепча молитвы и осеняя себя крестным знамением. О нападении уже не шло и речи. Когда Джелайя скрестила руки на груди и обвела комнату взглядом профессионального инквизитора, многим их них резко подурнело.

- Мудрейший, - прохрипел Бераил, тщетно пытаясь просочиться сквозь обои в соседнюю квартиру. - Мудрейший Тараил, по-моему, нам стоит отступить.

- А ну молчать! - прикрикнула на него чертовка, схватившись за кресло, чтобы не упасть. - Всем ша! Счас я вас научу коммунизм строить… вот только художничек наш придет…

- Тир? - Лара подозрительно прищурилась. - А он тебе зачем?

- Так мы ж его это… того… шлепнуть должны, - радостно возвестила чертовка. - Но ты не волнуйся, мы потом тебе пол помоем… ик… я лично… или вот он… пусть лучше он…

- Эй! Что значит - шлепнуть? - возмутилась Лара. - Только попробуйте, я вас мигом окрещу!

- А че? - невинно округлила глазки Джелайя.

- Ниче! В этом доме никто никого убивать не будет.

- Мы можем и на улице, не проблема, - услужливо подсказал Азель. Лара подавила желание съездить ему по физиономии.

- Я вас сама на улице прибью… всех сразу. Могу по очереди.

- Нет, а че тут такого? - никак не понимала Джелайя. - Мы под неч… несчастный случай… все чисто-аккратно…

- Милая, дело не в чистоте, - прошептал ей на ухо Граель. - Мне так кажется, что девушка нашему художнику явно симпатизирует. Так что…

- И всего-то? - изумленно протянула чертовка, героическим усилием воли сдержав икание. - Так сразу бы и сказал. Так! - она грозно посмотрела на ангелов. - Если кто-нибудь из вас хоть пальцем тронет этого… блин… как его… короче, все пальцы будете доставать из… - и она длинно и непечатно выругалась. Граель восхищенно присвистнул. Ангелы уже ничего не соображали, но поспешили со всем согласиться. Даже Тараил, который никак не мог уяснить себе, почему черти запрещают им трогать художника, которого ангелы в принципе должны были защищать.

- Ты, главное, не бойся. - Джелайя старательно поискала глазами Лару. - Мы теб-бя никому не дадим… на крайняк, сами успокоим…

- Ну спасибо, - Лара с трудом сдержала смех, но тут ее внимание привлекло движение около двери. - Тир! - она поспешила к нему, бесцеремонно расталкивая ангелов и чертей. - Тир, тут такое творится - с ума сойти!

Тираель смотрел на нее каким-то странным, неузнавающим взглядом, словно видел впервые. Лара шутливо помахала рукой у него перед носом.

- Эй! Ну что еще случилось?

- Так, кудрявые, слушаем сюда, - распорядилась пьяная чертовка, подгребая поближе к Тираелю. - Это - художник! Трогать - нельзя! Кто тронет - в нос дам! Ферштейн?

Ангелы ошалело закивали.

- Все поняли? Отлично! - чертовка потерла руки, нехорошо глядя на ангелов. - А теперь…

Но что именно страшного или даже противоестественного собиралась сделать с ангелами Джелайя, никто так и не узнал. Комната наполнилась темным туманом, что-то зашипело, и прямо перед Ларой возникла темная фигура, очень похожая на чертей, но более расплывчатая. Азель с Граелем застыли на месте, они-то сразу поняли, кто это. Ангелы сбились в кучку, окончательно потеряв связь с реальностью.

Фигура приняла четкие очертания, материализовавшись окончательно. Оглядев присутствующих, вновь прибывший черт шагнул к Тираелю и молча положил руку ему на голову. Голову Тираеля окутало темное облако, что-то тихо затрещало, и он, не издав ни звука, повалился на пол.

Лара видела все до последней детали. Она видела, как бьется синяя жилка на шее Тираеля… и как она замирает… как падает на его лоб упрямая прядка волос… Она все видела, но не могла пошевелиться, словно воздух вокруг нее превратился в стекло.

- Возвращаемся, - приказал черт, не обращая внимания на женщину и ангелов.

- Но… - начал было Граель, однако Азель ткнул его локтем в бок, одновременно заслоняя собой нетрезвую Джелайю.

- Есть, шеф.

Караель повернулся к ангелам.

- Тараил, если не ошибаюсь? - подчеркнуто вежливо осведомился он. Предводитель ангелов смешался. - Может, вы объясните, чем оправдано ваше присутствие на Земле?

- Решение Общего… - начал было Тараил, но черт презрительно хмыкнул.

- Не заливайте, Светлый. Я был там от начала и до конца, и ничего на этот счет не слышал. У вас есть ровно пять секунд, чтобы убраться отсюда. В противном случае… - он не закончил, да этого и не требовалось. - Так, - он обернулся к своим подчиненным, - встречаемся в моем кабинете сразу по прибытии. А теперь уходите, сейчас эта область попадет под прямой удар ангелов.

- Есть.

Караель коротко кивнул и исчез. Азель с Граелем угрюмо переглянулись. Они догадались, о чем говорил их шеф. Его появление на Земле и неприкрытое убийство человека было нарушением третьей степени. Времени для сантиментов не осталось. Граель растворился в воздухе, криво улыбнувшись Ларе на прощание. Азель достал механизм допуска Джелайи и, сунув ей в ладонь, активировал. Перед тем, как уйти самому, он в последний раз поглядел на Лару.

- Прости, - тихо шепнул он.

Ангелы уже исчезли.

Лаира толкнула ногой камушек и долго наблюдала его падение с обрыва. Внизу текла горная река, сверху припекало солнышко.

- Даже не верится, что это - всего лишь иллюзия.

- А что есть иллюзия? - с обычным своим серьезным видом ответил Гавриил. - Некоторые полагают весь мир иллюзией.

- Вы меня поражаете самыми неожиданными знаниями.

- Мудрейшая, Вы мне, очевидно, льстите. Впрочем, в моем возрасте пора уже кое-что знать.

- Тогда, быть может, Вы сможете мне объяснить удивительную приверженность ангелов к человеческой культуре и ко всему земному? Это при том, что почти все здесь ненавидят людей.

Река на секунду превратилась в туман, а потом снова обрела свою форму…

- Я поражаюсь, мудрейшая, сколь немногие владеют элементарными знаниями. Это же очевидно! По сути, этот мир держится на творческой энергии людей. Мы все - ангелы - существуем по отдельности, и свести нас воедино может только огромная внешняя сила. Потому поток творческой энергии у нас не сразу уходит под купол - он некоторое время вращается в нашем собственном мире.

- Это мне известно…

- Но отсюда следует очевидный вывод - ангелы, по сути, вынуждены мыслить человеческими образами, хотя это и претит им. Иначе происходит у чертей - их система самодостаточна, они по сути своей едины и по большей части не помышляют даже об индивидуальности. Потому у них поток энергии по большей части уходит непосредственно в купол… Хотя и они кое-что берут из среднего мира.

Пока Лаира вела светские беседы с Гавриилом, ангелы готовились к непосредственному воздействию.

Афраил окинул взглядом собранную для этого команду. "Гм… ну и ну… артисты погорелого театра…" Странный у них был вид… может, они представляли, что так нужно выглядеть в важные моменты? "Какие-то потрепанные они, скорее уж на мокрых уток похожи, а не на ангелов…"

- Всё готово, мудрейший, - отвлек его от благочестивых размышлений один из ангелов.

- Начали, - произнес Афраил. Ангелы образовали большой круг, а Афраил оказался как раз в центре. Он уверенным жестом поднял руки над головой… Ангелы устроили вокруг него настоящий хоровод. "Как на Ваши именины испекли мы каравай…" - мысленно съязвил он.

Однако же надо было делать дело… И его голос зазвучал, сплетая слова древнего языка в сложный стих, которому бы позавидовали величайшие земные поэты. И уж точно никто не замечал в его словах фальшивых нот - неверно поставленные ударения, переставленные буквы, а в середине стиха и вовсе полная отсебятина.

Собственно, те несколько ангелов, которые могли бы это заметить, отлеживались после неудачного вторжения в дом Лары (интересно, что на это скажет Гавриил?), а сам Гавриил вел светские беседы с Лаирой - он и так не испытывал особого рвения поучаствовать, но на всякий случай она его немного отвлекла.

Заклинание закончилось, хоровод остановился… Накопленная энергия с видимым усилием обрушилась в средний мир…

Мираж проснулся с дичайшим похмельем. Голова раскалывалась, во рту словно устроило отхожее место стадо страдающих поносом медведей, а руки сами собой выбивали чечетку.

Приоткрыв глаза, Мираж едва не заорал от ужаса. Над ним склонился человек в белом халате, держащий в руках смирительную рубашку.

- Не надо, - хрипло попросил Дима, - вы ошиблись. Я не больной, я просто пил всю ночь… - тут он осекся, вспомнив, где и с кем пил.

Вчерашний собутыльник пожал плечами и кинул рубашку на стул.

- Ну как знаешь, я думал, тебе холодно. На вот, держи, - он протянул Миражу бутылку пива. Напиток был в момент употреблен, и Мираж взглянул на мир уже совершенно другими глазами.

Сразу вспомнилось, как он вчера встретил в "Колизее" бородатого мужика, который вовсю ругал нынешнего мэра Новохлыновска - вот только за что, Мираж вспомнить так и не смог - и как он напоил этого мужика водкой, параллельно надравшись сам, и как мужик, оказавшийся главврачом психиатрического отделения городской больницы, пригласил его продолжить игру в литрбол в более теплой и комфортной обстановке, сиречь на рабочем месте. Дальнейшее Мираж помнил весьма смутно.

Главврач тем временем достал откуда-то еще одну бутылку пива и не спеша опорожнил ее.

- Сумасшедший дом, - пробормотал он.

Мираж подавил нездоровый смешок. Врач очень пристально посмотрел на него.

- Извини, друг, забыл как тебя зовут. Вроде по-нашему как-то… Глюк?

- Мираж, - поправил его Дмитрий.

- Однохренственно. Владимир.

Знакомство состоялось. Поднявшись, Мираж с трудом пригладил волосы, которые у него со сна всегда торчали в разные стороны, и попытался оглядеться. Кабинет изысканностью не поражал, но и хаоса особого в нем не было. Все в меру.

- А этот козел уже приехал, - Владимир с тихой ненавистью посмотрел на дверь. - Вот уж я бы его здесь оставил… на гособеспечении.

- Кого?

- Я же вчера говорил. А, ты не помнишь, небось. Приехал целитель из Москвы, - тут главврач вставил непечатное слово, - проповедник, мессия, блин, новоявленный. Брат Митрандир. Обещал исцелить всех больных… мэр ему поддержку обещал, руку пожимал вчера при всех. Выкидыш от церкви…

- Митрандир? - задумчиво повторил Мираж. - Где-то я уже о нем слышал…

- Да он всю неделю на первой полосе газеты, еще бы ты не слышал.

Мираж был смутно уверен, что имя это ему попадалось гораздо раньше и отнюдь не в газете, но спорить не стал.

- И что? - спросил он.

- Что-что… Сегодня вот собирается исцелять, - Владимир взглянул на часы. - Пошли, что ли, посмотрим, как он выделываться будет. Все равно водки больше нет. А там, глядишь, и Новый Год встретим, мэр после сеанса банкет обещал. Ты семейный?

- Нет.

- Ну и я нет. Значит, спешить некуда.

Актовый зал, куда Владимир привел Миража, уже был переполнен. Люди сидели на стульях, бегали по проходам, кричали и ругались. Шум стоял неимоверный.

- А не боитесь, что они что-нибудь натворят? - поинтересовался Мираж.

- Здесь только тихие, - пояснил Владимир. - К тому же, санитары за ними присматривают.

Внимание Миража привлек молоденький парнишка в очках, неподвижно сидящий на стуле. Он не обращал внимания на суматоху вокруг, глядя застывшими глазами куда- то вдаль, и только руки его слегка подрагивали, бережно сжимая мягкую плюшевую игрушку. Мираж присмотрелся повнимательнее - игрушка оказалась забавным пауком.

- Это Касперский, - сказал главврач. - Он целыми днями так сидит и ни на что не реагирует, а потом вдруг начинает душить паука этого. Говорит, это новый вирус.

- А я хоббит, - доверительно поведал босоногий молодой человек габаритов типа "шкаф", склонившись к Дмитрию. - У меня на спине и на ногах шерсть растет. Хочешь, покажу?

- Операция "Тайд или кипячение"! - внезапно крикнул прямо в ухо Миражу другой больной в черной спецназовской шапочке с прорезями для глаз и рта. - Мы идем к вам!

- Товарищ полковник, не буяньте, иначе мы вас вернем в палату, - прикрикнул Владимир и, уже обращаясь к Миражу, пояснил: - Он вообще-то мирный, только очень уж громкий. Одевал вот эту самую шапочку и полковничью шинель, звонил по домофону в квартиры и кричал "Это операция "Тайд или кипячение"! Вы еще кипятите? Тогда я иду к вам!"

- И за это его сюда?

- Да нет, никто не жаловался. Но потом он пришел в аптеку и сказал продавщице, что производит контрольную закупку спирта, а расплатиться попытался игральными картами. Та вызвала милицию, они его к нам и определили. Вот черт, уже места все заняли. Ну конечно, когда еще такой цирк приедет… Пошли на сцену, сядем в уголке, заодно и за этими, - кивок в сторону больных, - присмотрим.

Владимир с Миражом поднялись на сцену и устроились на стульях рядом с кулисами. Зал галдел так, что закладывало уши, но вскоре санитары навели порядок, и зрители кое-как успокоились. Мираж с интересом разглядывал художественно оформленный зал и не заметил, что на сцене начало что-то происходить.

- Эй, - Владимир дернул его за локоть. - Смотри, это убожество нарисовалось.

Посреди сцены действительно стоял худенький мужичок в белом балахоне. Лик его был изможден и скорбен, а глаза горели фанатичным огнем. Длинная белая борода топорщилась во все стороны, словно ею только что мыли пол. В общем, вид брат Митрандир имел самый что ни на есть респектабельный…

- А он ничего смотрится… - задумчиво протянул Мираж. - Хоть сейчас в паломничество к Святой земле…

- Друзья мои! - завопил со сцены брат Митрандир. В зале раздались поддерживающие овации. Громче всех аплодировал "хоббит", который даже вскочил с места. - Братья и сестры! Я пришел, чтобы очистить ваш разум, осветить тела и души неугасимым светом Господа нашего…

Со стороны главврача послышалось задушенное шипение. "Хоббит" тем временем подмигивал народному целителю и делал какие-то тайные знаки, на что последний старательно не обращал внимания.

- Господь послал меня помогать страждущим и убогим, исцелять больных духом и укреплять немощных. На каждого из вас зрит Господь, каждого из вас видит, ибо все мы рабы его, черви ничтожные, созданные им по образу и подобию своему…

- Эй, дядя! - Мираж и сам не понял, зачем это делает, но после последних слов мессии он вскочил и небрежной походочкой прошкандыбал на середину сцены. В зале воцарилась нехарактерная тишина. - Ты сам-то разобрал, что ляпнул?

Брат Митрандир подавился остатком проповеди.

- Вон! - неожиданно громким фальцетом выкрикнул он. - Вон отсюда!

- Ну да, ага. Счас, - Мираж вообще не любил, когда на него кричат. Особенно при посторонних людях, коих сейчас был целый зал. - Ты свою крышу когда в последний раз видел? Да тебя самого сюда надо прописать… в буйное отделение.

- Я народный целитель! - возмутился брат Митрандир.

- Ой, тоже мне, целитель! Чего ты исцелил-то, тещу от запора? Хоть кому-то из них после твоих африканских плясок полегчало? - Мираж обвел широким жестом зал.

- Уйди, безбожник, не мешай мне вершить святое таинство! - целитель взмахнул руками, то ли посылая на зал благословение, то ли посылая Миража куда подальше.

- И это ты называешь исцелением? Да так махать руками и я смогу, - Мираж шагнул вперед и театральным жестом вскинул руки.

Раскат грома потряс стены зала, от ослепительной вспышки перед глазами у людей поплыли разноцветные круги. Окружающий мир завертелся неоновым вихрем, замелькал, мерцая и переливаясь… и как-то резко и сразу успокоился.

Мираж ошарашенно огляделся, вжимая голову в плечи. "Е-мое, че ж я сделал-то?" - пронеслось у него в голове. Рядышком на полу что-то зашевелилось - брат Митрандир поднимался с колен, истово крестясь. Узрев Миража, он бросился к нему и обхватил за ноги.

- Отец… Отец святой! Благослови раба твоего недостойного…

- Эй, отстань, - не на шутку перепугался Мираж, вырываясь. Однако народный целитель оказался необычайно приставучим и отцепляться не хотел. - Ты че, голубой? Че за колени хватаешься? Да отпусти ты меня, в самом деле! Не слюнявь джинсы, я их вчера стирал!

- Парень, ты что натворил? - главврач схватил Миража за рукав.

- Не знаю… не я это… Помоги лучше от этого озабоченного отбиться.

Объединенными усилиями они кое-как оторвали брата Митрандира от ног Миража и отправили пастись вглубь сцены.

- Ну ничего себе у вас тут спецэффекты, - пробормотал Мираж, разглядывая потолок. - А не боитесь, что пациенты ваши испугаются и выкинут что-нибудь нехорошее?

- Какие спецэффекты? - Владимир почти испуганно посмотрел на Миража. - Слушай, как тебя… Глюк… я не знаю, что это было… но посмотри туда, - он указал на зал. Мираж обернулся.

В общем-то ничего особенного не было. Люди сидели на своих местах так же, как и раньше. Вот только… у парня с плюшевым пауком глаза сияли ярче, и он, бросив игрушку на пол, разговаривал со своим соседом. "Полковник" стянул с себя маску и деловито поглядывал на часы, чего-то ожидая, а "хоббит" поджал ноги, недоуменно шаря под креслом в поисках ботинок.

- Они… - начал Мираж, боясь сказать то, что подумалось.

- Я не могу сказать… надо их обследовать, - Владимир смотрел на парня чуть ли не со страхом. - Профессор! Иван Алексеевич!

Пожилой человек в сером костюме подошел к ним.

- Профессор, вы видели?

- Владимир Михайлович, этого не может быть.

- Но вы видели?

- Вы хотите сделать заявление для прессы? - подкатился к ним молоденький журналист, явно не местный. - Как вы считаете, это была фальсификация или настоящее чудо?

- Без комментариев, - сердито прикрикнул на юношу Иван Алексеевич. - А вы, молодой человек… откуда вы здесь взялись?

- Пришел… с ним вот… - Мираж ткнул главврача. Тот торопливо кивнул.

Профессор очень внимательно посмотрел на Миража.

- Послушайте, молодой человек, а что вы сейчас сделали?

- Да я ничего такого… - начал было оправдываться Дмитрий, но его уже не слушали. Вокруг щелкали фотоаппараты, что-то наперебой рассказывали друг другу бывшие пациенты, весь мир которых перевернулся в одно мгновение, а вдоль стены к нему уже пробирался бочком, точно сердитый краб, репортер местной газетенки, из клешней которого еще никто по собственному желанию не уходил.

Вот тут-то Мираж и понял, что он ПОПАЛ…

Из дверного проема дуло. По комнате тихо летал пепел, шуршал обуглившиеся обои, да в углу сиротливо жались друг к другу две черные кошки с подпаленной шерстью.

- Тир, - глотая слезы, Лара бросилась к лежащему на полу бездыханному телу. - Тир, пожалуйста… Пожалуйста, пожалуйста…

Она знала, что все кончено, что Тираель уже никогда не очнется, никогда не откроет глаза, не встанет, что к нему теперь применимо лишь одно слово - НИКОГДА. Но это было слишком страшно и больно, и она просила, просила кого-то, Тираеля, Бога или Дьявола, просто просила, повторяя только одно - пожалуйста!

Лара понимала, что сейчас должно случиться что-то страшное, то, что черти назвали направленным ударом, но это уже не имело значения. Перед ней лежал мертвый человек. Что могло было быть хуже? Его остекленевшие глаза смотрели в потолок, пальцы уже начали остывать. Лара подняла его руку, тяжелую, словно отлитую из железа.

- Тир, - прошептала она. - Как же так, Тир…

- Что как же так?

Она подумала, что это глюк. Черти, ангелы… Кто угодно свихнется от такого.

Она держала за руку Тираеля. Мертвого. И Тираель же стоял на пороге, обалдело разглядывая свое собственное бездыханное тело и разгромленную квартиру.

- Я знаю, что этого нет, - тихо прошептала Лара, рассудком понимавшая, что глаза обманывают ее. - Я знаю…

- Чего нет? - Тираель тронул ее за плечо, и Лара подпрыгнула на месте. Живой или мертвый, но он был осязаем!

- Тир? - она переводила взгляд с мертвого тела на живое и обратно. - Это ты?

- Ну да, я? - черт почувствовал себя как-то очень неуютно. - А что, собственно, такое? И кто это?

- Ты…

- Я? - Тираель внимательно присмотрелся к трупу. Елы-палы, и правда! Копия его. Минуточку… черт потрогал тело. Что-то в нем было очень странным.

- Это был человек? - спросил он. - Что-то непохоже…

У Лары округлились глаза.

- А кто же еще? Слушай, а может, это… Может, это Федя? Тот художник, который…

- Но я же в его теле, - перебил ее Тир. - Лара! Слушай, ты права! Почему он умер?

Лара оглядела труп уже с совершенно другими чувствами.

- По-моему, у него сломана шея.

- Он что, упал, что ли? Ладно, придержи-ка его, - черт деловито повернул голову трупа. - Вроде, все нормально.

- Тир, это не поможет!

- Но выглядит-то нормально!

- Но внутренние повреждения…

- А мне это без разницы, - Тираель довольно ухмыльнулся.

- Тир, да не этом же дело, - Лара была по-настоящему расстроена. - Что мы будем делать с трупом? Думаешь, милиция поверит в рассказ о чертях и ангелах, которые устроили тут драку?

- Черти и ангелы? - Тираель медленно обернулся. - Ну-ка, поподробнее пожалуйста.

По мере того, как Лара пересказывала ему события последнего часа, лицо у Тираеля медленно, но верно вытягивалось.

- Офигеть… - тихо выдохнул он. - Это ж к тебе глава Конторы заявился… - Тиру вдруг стало по-мальчишески жаль, что он не увидел, как действует легендарная группа вторжения. - Говоришь, он ему шею сломал?

- Ну, не знаю, - допустила Лара. - Мне показалось, он схватил его за голову и напустил какое-то темное облако.

- Да это не шея, это похуже… Слушай, что же у них там творится, а? Обалдеть можно.

- Мы тут сейчас тоже обалдеем. У тебя есть какие-нибудь идеи, куда его деть? - Лара кивнула на бездыханное тело.

- Его? А, это… Ничего никуда девать не надо, - он едва не рассмеялся. Решение было настолько простым! Тем более, что угрызения совести за пренебрежительное отношение к хозяину тела уже давно не давали ему покоя.

На глазах у Лары из тела Тираеля вылетела черная тень и скользнула прямо в мертвое тело. Несколько секунд мертвец лежал без движения… потом бледная рука поднялась с пола и потянулась к Ларе.

Та с визгом вскочила. Труп захлопал глазами.

- Ты что кричишь?

- Тир? - неуверенно спросила девушка.

- А кто же еще? - Тираель встал, отряхнул пыль. - Слушай, это тело - точная копия моего… то есть его, - он кивнул на лежащего на полу художника. - Интересно, почему так… - он удивленно заморгал, когда Лара вдруг кинулась ему на шею. - Лара? Что такое?

- Я думала, ты умер, - прошептала она, уткнувшись лицом в его плечо. - Думала, он тебя убил. Никогда больше так не делай, слышишь?

- Э-э… конечно… то есть, я постараюсь… - Тираель растерялся. Ему казалось, что сейчас надо сделать что-то такое, что успокоит эту невероятную женщину, съежившуюся в его объятиях, что покажет ей его чувства, что даст ему наконец понять, почему он уже не собирается возвращаться в Ад, в свой архив…

Лара поцеловала его сама.

- Я за тебя ужасно перепугалась, - сказала она, уже улыбаясь. - Какое счастье, что ты вернулся так поздно!

- Да, я же шампанское принес, - вспомнил вдруг Тираель. - У меня все очень хорошо получилось, женщина в белом сказала, что ее козел тоже уже нализался и ничего не понимает, а кому-то повезло, я хоть шампанское домой принесу… Лара, а разве козлы шампанское покупают?

- Не обращай внимания, - Лара достала из серванта два бокала. - Давай я открою…

Пена поползла через край снежной лавиной.

- К счастью, - Лара осторожно ударила своим бокалом о бокал Тира. - Ну, за нас. За выживших.

- Люди-и… - послышалось тихое завывание с пола. - Люди…

Лара с Тиром обернулись. Художник тихо мотал головой, сидя на полу и с ужасом глядя на полуразрушенную квартиру.

- Где я? - еле слышно спросил он.

- В гостях.

- В гостях… Господи… Ничего себе погуляли…

Переглянувшись, Лара с Тиром рассмеялись. Не понимая, что вызвало их смех, Федя поднялся с пола, с трудом удерживая равновесие.

- Господи, что же это такое… Ни фига не помню. Ребята, а вы вообще кто?

- Тебя как звать? - улыбаясь, спросила Лара.

- Меня? Федя, - автоматически отозвался он, хотя в последнее время был совсем в этом не уверен, как не уверен и в том, что делает в этой незнакомой квартире. - Ребят, сейчас утро или вечер?

- Господи! - Лара бросилась к телевизору. - Мы ж сейчас Новый Год пропустим! Тир, налей ему шампанского!

Тираель вылил в бокал остатки искрящегося вина. Паркету от этого сильно хуже не стало. Хуже было просто некуда.

- Двенадцать… Одиннадцать… Десять… - Лара щелкала пальцами в такт бою курантов. - Два… Один… С Новым Годом!!!


Охота на белочку | Охота на белочку | Эпилог