home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


22. День двадцать первый. Шон Деллахи

У смерти особый запах. И этот запах Деллахи хорошо знал. Поэтому, едва войдя в бельевую, где жила Джайя, он сразу поморщился и замер, глубоко вдыхая ещё сохранившийся здесь особый запах стираного белья, мыла и дерева.

Несколько сушилок стояло вдоль стены. Другую стену от пола до потолка занимали стеллажи, на которых лежали простыни, наволочки, одеяла, матрацы и ворохи разномастного белья непонятного назначения.

Джайя устроила себе лежанку на широкой скамье, стоящей под окном. Окно сейчас было занесено толстым слоем пепла и снега, едва пропускало внутрь свет.

Деллахи без всякой надежды найти что-нибудь облазил всё помещение. Потом открыл тощую дорожную сумку.

Юбка... три кофты... бельё... пара гребней... монисто...

Следов крови не было.

Он почти не сомневался, что не найдёт здесь никакой записки. Джайя и писать-то, скорей всего, не умела.

Разумеется, деваться цыганке было некуда. Не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы догадаться, что если Джайи нет в доме, значит её нет и в живых. Но только теперь, по тому особому запаху, Деллахи совершенно точно определил, что цыганка мертва. И почти уверен был, что её убили. И ни секунды не помедлил бы с ответом, если бы его спросили, кто убийца. Он бы даже, не сомневаясь ни минуты, списал на Маклахена и Меган. Зачем этому человеку больная лежачая жена — какая от неё польза? Вошёл к ней, придавил спящую подушкой... А, Маклахен? Ведь переправил жёнушку свою на тот свет? Мразь.

Наверное, здесь, на острове можно избежать разных формальностей. Можно довольствоваться подозрениями и чутьём — достать пистолет, пойти и разнести Маклахену башку.

Можно?..

Можно.

Ну, а если этот деревянный Маклахен не причастен?

И вообще... Суета это всё. Смерть — вон она, за окном. Пялится на на них на всех своими серыми глазами, ждёт. Недолго ждать ей осталось. Она бы и больше ждала, с её-то терпением — сколько надо, столько и ждала бы.

Ну и ладно...

Вышел из бельевой, тихонько притворил за собой дверь и отправился в гостиную.

Там было пусто. Стоял только слабый, почти неуловимый запах духов Беатрис. Значит, вышла она отсюда не больше минуты-двух назад.

Когда раздался внезапный треск очередей, он не задумываясь повалился на пол, откатился к дивану, замер, пытаясь определить, откуда стреляли.

Стреляли на улице.

Петарды. Он увидел взмывшие в небо за окном зелёные, жёлтые, красные огоньки.

- Чёртовы придурки, - донёсся из коридора недовольный голос Маклахена. - Они всё-таки взялись за эту забаву! Забыл я отобрать у дурака хлопушки. Проклятая баба, сбила с панталыку!

Он толкнул дверь и уставился на Деллахи, который как раз начал подниматься с пола. С тех пор как потерял ногу, делать это быстро так и не научился.

- А ты чего это тут валяешься? - вопросил Маклахен.

- М-мэ-э-мышь, - не нашёлся, что ответить Деллахи.

- Какая ещё ммэмышь?

- П-пэ-э-пробежала.

Маклахен посмотрел на него, по сторонам.

- У-у-у, - промычал он. - Ну-ну...

- Н-надо п-пэ-э-лыть на большую з-землю, - сказал Деллахи, садясь на диван.

- На кой чёрт? - Маклахен подошёл к столу, дёрнул стул, уселся.

- П-продукты. П-пойдёшь с-сэ-э-со мной?

- Я что, дурак совсем? - поднял брови хозяин. - Какие там продукты? После бомбёжки. Нет уж, я и здесь подохну ничуть не хуже, чем там. А ты — иди, если хочешь. Жрать совсем не остаётся, так что один рот со счетов долой — будет очень здорово.

- У т-тебя м-мэ-э-моторка, я видел. А б-бензин?

- Ради такого дела найдётся, - кивнул Маклахен.

- Л-лодка на х-ходу?

- У Маклахена всегда всё на ходу.

- Где Джайя?

- Это кто? - в лице хозяина ничего не изменилось. Ни один мускул не дрогнул, не осёкся голос, не забегали глаза.

- Г-гэ-эде она?

- Это черномазая, что ли?.. А я почём знаю. Я за ней по пятам не ходил. Но думаю, утопилась она.

Деллахи посмотрел в деревянно-безразличные глаза хозяина, покачал головой.

- С чего бы это? - спросил.

- Да вы тут все пришибленные. Не удивлюсь, если завтра и ты вздёрнешься.

- Угу. Ладно.

- Угу.

- П-пойдём, посмотрим.

- Чего это?

- М-мэ-э-моторку.

- А. Посмотреть хочешь? - глаза Маклахена пробежали по лицу Деллахи, моргнули, пряча какую-то мысль. - Ну, пойдём.

Шумной ватагой ввалились вдруг с улицы им навстречу остальные. Лицо Маклахена перекосилось презрительным оскалом, когда эти четверо, шумя, болтая, смеясь, наполнили собой гостиную. И даже при виде его лица веселье их не стихло, хотя и пошло на убыль.

- Деллахи! - обрадовалась Гленда. - Ну где же вы были? Пропустили такое зрелище!

- Он тут мышей ловил, - ухмыльнулся Маклахен.

- Мышей?.. Какой ужас!

- А куда это вы, Деллахи? - спросил Липси, покосившись на стоящего рядом Маклахена.

- К-кое что п-пэ-э-проверим, - бросил Деллахи.

- Твоё какое дело? - огрызнулся хозяин.

Они вышли в пепельный полумрак, под чёрное небо. Маклахен, зажимая рот рукой пошёл к причалу. Деллахи едва поспевал за ним, то и дело оскальзываясь на заиндевелой траве. Не растянуться бы только, не дать повода этому скоту посмеяться лишний раз.

Чуть в стороне от причала стоял деревянный трёхстенный сарай, укрывавший вытащенную на берег лодку. Здесь же висела вдоль стены старая латанная-перелатанная сеть, стояли в углу пара вёсел и багор, лежал в ящике в углу аккуратно сложенный инструмент. Всё это было укрыто толстым слоем пепла и пыли. Пепел поднимался с земли облачками при каждом шаге, скрадывал шаги, делая их бесшумными.

Маклахен остановился в углу, возле вёсел, припал плечом к стене, кивнул на лодку.

- Вот. Смотри, чего хотел.

Деллахи кивнул, подошёл к лодке. Постучал ногой по борту, сбивая пепел. Сдёрнул брезент со снятого мотора, вдохнул запах бензина.

Маклахен шевельнулся, отошёл от стены. Задумчиво провёл рукой по рукояти весла, посмотрел на почерневшие пальцы.

Деллахи следил за ним краем глаза.

Если бы сейчас Маклахен ринулся на него с этим веслом, всё было бы здорово, всё решилось бы само собой, и Деллахи не испытывал бы потом никаких угрызений совести.

Он даже изменил положение, чтобы стать к Маклахену не вполоборота, а спиной: давай, ублюдок, бей! Оглядывая мотор, настороженно прислушивался к каждому движению позади.

Но нет, вряд ли эта сволочь посмеет. Все видели, что они пошли вместе, а значит, никакая ложь не поможет. Хозяин может потом сочинять сколько угодно баек про то, как Деллахи вдруг подскользнулся на причале и упал в море, и ушёл ко дну, пока Маклахен бегал за веслом, чтобы протянуть ему руку помощи. Никто не поверит, всем будет совершенно очевидно, что на самом деле Деллахи убит.

Другой вопрос, что этому уроду совершенно безразлично, кто и что будет о нём думать. Ему ведь и остальных порешить не велика проблема. Плюс-минус пять человек (Гленду считаем за двоих) — это и ничто для него. Для него чья-то смерть — это такая же несерьёзная вещь, как и для Деллахи.

Маклахен отставил весло, взялся за багор.

Ну, давай, давай!.. Выдернуть из кармана пистолет, снять предохранитель, отвести затвор, нажать на спуск — пара секунд. Успеешь ли ты за это время ударить? Тебе ведь ещё и попасть нужно...

Он услышал, как Маклахен, коротко и быстро вдохнув тяжёлый воздух, сделал шаг к нему.


21. День двадцать первый. Беатрис | Пепельные цветы | 23. День двадцать первый. Беатрис