home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


НЕ БОЙТЕСЬ ВЫЙТИ НА КОРРИДУ

На днях завершился 10-й юбилейный семинар Голтиса, который состоялся в Карпатах у водопада Шипот. С февраля месяца: Киев, Днепропетровск, Питер, Крым, Москва, Новосибирск, Иркутск, Владивосток и две смены в Карпатах… Такой получился плодотворный период запуска Голтисом «Исцеляющего Импульса» на славных славянских землях с февраля по август 2006 года. В ближайшее время в рассылке выйдут многочисленные отзывы участников этих семинаров, а сегодня Вашему вниманию интервью с молодой, но очень профессиональной журналисткой из Владивостока – Светланой Корытко, которая приняла участие на пресс-конференции Голтиса и подготовила материал в один модный молодежный журнал Приморского Края. Голтису доводилось давать сотни интервью, и только 5 журналистов он отметил, как людей задающих интересные вопросы и живо интересующихся самими темами для обсуждения. Ну и собственно… слово Светлане…


С.


В июле наш город [Владивосток] посетил «карпатский горец». Человек, которые бросает вызов самому себе, чтобы узнать, на что он способен. На основе многолетнего опыта выживания в экстремальных ситуациях им была создана методика «Исцеляющий импульс», с которой он и познакомил жителей нашего города


На голове бондана, на шее - амулет. Скорее похож на бедуина, чем на православного христианина.

Голтис:

- Это образ странника, религиозного контекста в моем облачении нет. От того, что у меня на голове бондана, я не становлюсь менее православным. Я изучал много религий, но выше и чище православной веры нет ничего, тем более для русского человека.

- Вы знаете, когда «Школа своего дела» объявила, что к нам едет Голтис, я подумала, что вы - иностранец.

- На самом деле я русский и зовут меня Владимир. Имя Голтис явилось мне во сне. Определенно, оно что-то означает, но пока это тайна даже для меня. Знаю только, что с тех пор я скорее Голтис, чем Владимир.

- Что подтолкнуло вас к изучению скрытых возможней человеческого организма?

- В 25 лет у меня случился перелом позвоночника. Врачи сказали: если выживет, то станет инвалидом. Но я был убежден, я глубоко верил в то, что с Божьей помощью смогу полностью реабилитироваться. Через 1,5 месяца я перестал быть инвалидом.

- На что направлен проект «Исцеляющий импульс»?

- Одно из направлений - методика голодания, основанная на тысячелетней традиции православного поста. Но суть методики - не в построении тела, а раскрытии духовного потенциала. Сам пост заключается не в голодании и не является средством для похудения. Самое главное в нем - достижение молитвенного состояния души. Пост выводит человека из привычного круга физиологических потребностей и вводит в мир духовного совершенствования.

- Значит, человек здесь не просто для того, чтобы вкушать все радости жизни, а стремиться к духовному совершенству?

- Думаете, человек рождается человеком? Человеком нужно стать. Мы пришли в мир не демонстрировать своё «Я», а чтобы стать ближе к Богу, через спасение души. Для этого необходимо задействовать сердце. Не через желудок, не через разум идет общение с Богом, а через сердце. Молитвы исходят оттуда.

- Что мешает человеку открыть сердце?

- Гордыня, тщеславие и страх. Страх оглушает и ослепляет, не дает возможности человеку узнать о себе и о мире больше. Что касается гордыни и тщеславия, то в истории человекобогов мы знаем много. Важно понять, что человек - не Бог. Те учения, которые обожествляют людей, не несут в себе истины, а преследуют иные цели. Не богами призывает нас быть Господь, а детьми: «Будьте как дети и наследуете Царствие Небесное». Нам стоит поучиться у детей жить сердцем.

- Вы считаете, что для человека нет невозможного?

- Мы не знаем своих возможностей до конца. Путешествуя по Африке, мы с Игорем Портным попытались выявить скрытые возможности человеческого организма. Считается, что в условиях пустыни человеку ежедневно необходимо для выживания 8-12 литров воды и 1,5-2 кг высококалорийной пищи. Мы вошли в Калахари - одну из самых страшных пустынь планеты, имея при себе 14 литров воды и 5 кг пищи на двоих. На этом запасе мы спокойно продержались три недели. Питание у нас было очень разнообразным: мы ели мед, цветочную пыльцу (1 ст. ложку), сухие овсяные хлопья (2 ст. ложки), курагу (7-8 штук в день). Из трав готовили чай. Воды вечером выпивали примерно 200-250 граммов, днем не пили вообще, утром - граммов 50. За три дня до финиша вода закончилась… Температура днем +54 градуса (ночью +7). Нас спасли молитвы.

- Вам не было страшно?

- Страх парализует жизнь. Когда человек попадает в экстремальные ситуации, то его убивает, прежде всего, разрушающая энергия страха. Перед тем, как идти в пустыню, мы попытались избавиться от него. Мы достигали этого молитвами, целеустремленностью и отсутствием желания покорять. Если человек начнет покорять, природа начнет покорять его.

- Каким образом?

- Многие гималайские экспедиции потерпели поражение при восхождении на Эверест, потому что желали покорить. Что – мы, и что - природа? Мы всего лишь маленькие люди со своими амбициями, чувством собственной важности и превосходства перед могущественной природной стихией. Когда вы наедине с природой, это нельзя забывать.

- Значит, вы ничего не боитесь…

- Страх однажды чуть не лишил меня жизни. Калахари – место обитания самых ядовитых на земле змей. С одной из них я встретился. Веди я себя с ней, как с давней подругой, змея бы и не заметила моего присутствия. Но страх меня выдал. Я стал для змеи инородным телом в ее пустыне. И она меня ужалила. Сам виноват. После такого укуса человек не живет и получаса…

- Но вы выжили!!!

- Моя нога превратилась в настоящую колоду! Все лимфатические узлы опухли. Но я знал, что выживу. За несколько дней до этого случая, мне приснилось, что меня укусит змея, но я не умру. Это было знамение свыше. К утру я был совершенно здоров, будто и не встречал змею вовсе. Я чувствовал, что нам покровительствовал Бог.

- Вы боитесь смерти?

- Боюсь не успеть покаяться перед смертью. Сама смерть – это дверь в вечность. Бояться стоит того, с какой душой войдешь в эту дверь.

- Что вы цените в людях?

- Их умение видеть в человеке только хорошее. На самом деле нет плохих людей, есть наше «плохое представление» о них. К тому же увидеть «плохое» всегда легче. Кто способен хотя бы день думать о своих врагах хорошо? Единицы.

- В чем, по-вашему, основная причина болезни?

- Все чудеса якобы сделанные моими руками, на самом деле - Божий промысел. Человек – не животное, а, прежде всего, духовная сущность. Медицина ищет причины болезни на физиологическом уровне, я сторонник того, что источник болезни - духовное состояние человека. Этим источником являются наши грехи, а тело - лишь зеркало, которое отражает духовное состояние. Я не раз был свидетелем того, что человек, находящийся на пороге смерти исцелялся через раскаяние в своих грехах.

- Что значит «работать со своей душой»?


- Когда человек страдает, он переживает внутреннюю боль не от того, что не отведал сегодня сочной свинины или не выкурил по привычке всю пачку сигарет. Страдание - это не в коей мере не истязание своего тела и не вздыхание о каких-то бесплотных идеалах. Я говорю об исцеляющем страдании, когда человек сознавая все свое несовершенство и греховность, изо всех сил старается очистить душу, приблизив ее к Богу. Для чего? «Изменись сам – и изменишь мир». Старое изречение, но очень верное. Ведь хороший человек видит только хорошее.


И вот наступает момент, когда человек начинает различать контуры своей души. Он видит свои грехи как на ладони и винит в них только себя, а не целый мир. Да, путь христианина сложный путь. И он определенно не для тех, кто привык ощущать легкость бытия. Не многие способны пройти такое. Осознанные грехи сильно тяготят. Поэтому человек идет в церковь, чтобы исповедаться и причаститься. «Чужая душа – потемки», а своя - тем более. В эпоху культа тела много ли мы думаем о спасении души?

- Как вы думаете, наука может привести человека к религии?

- Конечно. Взять хотя бы астрономию. Когда-то давно я сделал зеркальный телескоп, чтобы хоть одним глазком заглянуть в космические дали. Через это нехитрое сооружение я смог «выйти» за орбиту земли и увидеть Сатурн, Луну, туманности невероятной красоты и размеров. Вселенная не имеет границ, миры ее бесчисленны и многообразны. Кто мог такое создать? Только Бог.

- Какое путешествие было самым опасным для вас?

- Оно еще впереди.

- Во время путешествия по пустыне, что вы узнали нового о себе?

- Я встретил аборигенов, абсолютно чистых и открытых людей. Это дети пустыни, которые радостно встречают любого странника на своем пути и знакомят со своим домом. Мы говорили на языке пустыни. Способность говорить на этом языке, возможно, появляется, когда начинаешь быть одним из них – детей пустыни. Лингвистика этого языка не поддается вербальному описанию, так как это абсолютно не вербальный уровень. Жесты, взгляды, выражение лица - были нашими средствами общения. Это можно сравнить с телепатическим общением, но, наверное, мы понимали друг друга, потому что через нас говорила пустыня.

- Что бы вы пожелали жителям нашего города?

- Ничего не бояться и с Богом в душе преодолевать любые препятствия. Только на корриде с самим собой, вы поймете, кто управляет вами - вы или ваш страх. Только на корриде вы узнаете, что мешает вам стать ближе к Богу.


И для того чтобы представить атмосферу, которая царила среди участников 9-го и 10-го семинаров в Карпатах, предлагаю Вашему вниманию впечатления Надежды, которая была почетным гостем 2-х последних семинаров и решила поделиться своими впечатлениями «не участника», как бы со стороны…

С.


Хочу поделиться впечатлениями (вполне субъективными, естественно) о первом семинаре на Шипоте. Собственно, не о самом семинаре – к сожалению, в нем я не участвовала, а просто провела несколько дней в лагере «семинаристов» благодаря любезному приглашению и гостеприимству Сергея Груздева. О семинаре лучше расскажут его участники, которые с честью прошли через все испытания, - наверно, это именно то, что можно с полным правом назвать «через страдания к радости». И даже мне, стороннему наблюдателю, было очевидно, что радость, полученная таким способом, сторицей окупает все перенесенные страдания и трудности. Недаром ведь древние говорили «per aspera ad astra» - через тернии к звездам.

Кстати, о звездах. Небо над Карпатами – это тема отдельного разговора, но, делясь своими впечатлениями, не могу обойти эту тему. Живя в городе, я очень давно уже не видела такого удивительного неба. Брильянтовой россыпью огромное количество звезд – маленьких и больших, ярких и не очень, спокойно горящих и словно слегка подмигивающих… И через все небо – Млечный Путь, словно бриллиантовый пояс. Красота несказанная! Так бы и стоял, задрав голову, часами, рассматривая все это богатство. А днем? Облака, вначале белые и пушистые, словно сахарная вата, становятся все темнее, приобретают грозные фантастические очертания, сливаются, высекая молнии. Гром, сперва далекий и еле слышный, задолго предупреждает о приходе грозы. Медленно подбирается он все ближе, ближе, и вот над нашим лагерем проносится ливень с градом, потом просто мелкий дождик, а вот и он прекратился. А через несколько часов уже потемневшее небо снова радует своими сокровищами.

Место, выбранное Голтисом и Сергеем для семинара, - удивительное. Наверное, Кастанеда назвал бы его «местом силы». Думаю, не ошибусь, сказав, что, пожалуй, каждый ощутил на себе его воздействие. Как рассказал Голтис, особенность Шипота обусловлена тем, что он находится в центре спирали, образованной четырьмя Карпатскими хребтами. Неподалеку от лагеря, в ущелье находится сам водопад Шипот («шепот» по-русынски). Правда, «шепчет» он довольно громко, и песня его разносится далеко вокруг. По другую сторону лагеря – небольшая горная речушка, под веселый шум которой мы просыпались и засыпали, работали и отдыхали. Вода в речушке – чистая, как слеза, холодная, аж зубы ломит, а вкусная! Любая «бон-аква» пусть спрячется. Каждый день мы трижды (а кто и больше) окунались с головой в ее благодатные воды. Представьте себе, заходишь в купель (ее соорудили с помощью небольшой плотинки из камней), с первого же мгновенья ноги ломит от холода, а о том, чтобы окунуться просто страшно подумать! Но все же, стиснув зубы, погружаешься в воду – раз, два, три! – на одном дыхании, потому что дух забивает напрочь! И выходишь на берег, весь такой легкий, словно окрыленный этой свежестью! Теперь и жара не страшна. И возвращаешься в лагерь – счастливый, гордый за себя. А что? Тоже своего рода преодоление.

Полянка, где расположился лагерь, со всех сторон окружена горами, большей частью поросшими лесом. Но есть и еще одна, повыше и, кажется, покруче остальных, без единого деревца. О ней и о своих ощущениях, с нею связанных, говорить могут только «семинаристы». Я же скажу лишь одно: мне на нее и смотреть-то было жутковато, а взойти на неказке: сапсан – свет, вороны – тьма, и свет тьму побеждает), и свежайший, только что отжатый, овечий сыр, которым путешественников угостили местные пастухи. Но самая главная награда – преодоление себя. Вот в чем я завидую «семинаристам» белой завистью и через что не прошла сама к своему величайшему сожалению.

На краю лагеря построено типи (обычно мы это сооружение называем вигвамом, но сами северо-американские индейцы зовут его именно типи). Построил его (с помощью «семинаристов» тоже интереснейший человек по имени Богдан. Кузнец, знаток культуры и обычаев северо-американских индейцев, барабанщик – человек, о котором и которому много есть что рассказать. Все три с половиной дня моего пребывания в лагере (а наверняка, и до, и после) с небольшой полянки чуть повыше нашего лагеря доносились звуки барабанов. То Богдан со своими друзьями (простите, ребята, не запомнила ваших имен) играли на барабанах всевозможных форм и размеров. И вот что удивительно: барабаны происхождения самого разнообразного (в том числе, африканского), а их звуки настолько органично вписывались в окружающую обстановку, что казались самыми что ни на есть естественными в этих горах – как песня водопада, как шум смерек на ветру, как далекий и близкий гром в горах.

Особенно запал в душу последний вечер семинара. Большинство участников уже разъехались, осталось человек десять. Поздно вечером собрались в типи, развели небольшой костерок… Чувствуешь что-то особенное, когда сидишь в этом индейском шатре… Все молчат, только тихонько потрескивают дрова в очаге… Уютно, спокойно. Начинается неспешный разговор. Затем Голтис берет флейту и начитает играть. Чередуются мелодии русынские, ирландские и просто только что рожденные сердцем. Затем приходит Люба со своим барабаном и варганом (наподобие нашей карпатской дрымбы), и флейта начинает подпевать барабану. Потом приходят еще барабанщики и вливаются в общую мелодию, к которой присоединяется и варган… Большой барабан – словно ствол мелодии, корни которой в потрескивающем очаге, а крона уходит вместе с дымом в отверстие на макушке типи. Барабаны поменьше – ветви и листья дерева. Мелодия флейты радужным мотыльком перепархивает с ветки на ветку, украшая их, словно цветок. И всю эту красоту варган осыпает неземной, космической какой-то переливающейся росой. Неяркие отблески огня падают на отрешенные лица музыкантов. Взгляд их обращен внутрь, туда, где вот прямо сейчас, перед нашими глазами, рождается чудо музыки, мелодия, сплетенная из множества звуков, слившихся воедино в неразделимой гармонии того, что пришло из открытого сердца. Впечатление потрясающее и незабываемое!

А рассказы Голтиса о родном крае и его людях? А воспоминания о хулиганистом детстве и юношестве? А «гудение» и попытка станцевать аркан? Да вообще без Голтиса это место, при всем его великолепии, много бы потеряло для нас. Его знания, которые он щедро отдает людям, его доброта, мягкость, открытость, неизбывная любовь к природе, ко всему живому, тяга к красоте и, главное, умение видеть красоту во всем и во всех и стремление научить этому других – все это превращает встречу с этим человеком в событие незабываемое.

Да, я знаю, Голтис, ты не любишь, когда о тебе говорят нечто подобное, но ведь я не комплименты тебе отпускаю какой-то корысти ради, а говорю от чистого сердца. Да и все, кому довелось общаться с тобой, мои слова, уверена, не только подтвердят, но и много чего смогут добавить.

Погас костерок у типи… Опустела семинарская поляна… Только следы на траве на местах, где стояли палатки… Тихо. Но пройдут считанные часы, и вновь поляна украсится разноцветными палатками, деловито или весело загомонят вновь прибывшие «семинаристы» (они, может, еще и не знают, что их ожидает), затрещат костерки у палаток. Начнется новый семинар. Еще несколько десятков людей прикоснутся к мудрости, красоте, пройдут через испытания, познание и преодоление себя, от чего-то освободятся, что-то приобретут.

А я хочу еще раз от всего сердца поблагодарить Голтиса и Сергея за то, что в моей жизни случились эти удивительные три с половиной дня. Спасибо вам. Спаси Бог.

Надя



ДОРОГИ | Тексты | ОТЗЫВЫ ОБ УЧАСТИИ В СЕМИНАРАХ ПО ИСЦЕЛЯЮЩЕМУ ИМПУЛЬСУ