home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава одиннадцатая.

В которой рассказывается о битве больше похожей на кабацкую драку и о том, что нет счастья без мороженого с вишнёвым сиропом.

   - Дракон появился на закате, он летел со стороны солнца, солнце не было такое яркое как днём, но всё равно слепило. Да и кто будет смотреть на небо, когда в пределах видимости была эскадра, неизвестно чья. Когда дракон начал поливать огнём наши корабли, та эскадра нас атаковала. Мой корабль стоял у самого выхода из бухты, я дал команду сняться с якоря ещё до того как появился дракон. Вы же видели, моя галера маленькая, юркая, вот я и ушёл вдоль берега, прикрываясь рифами и скалами. Потом, когда стемнело, я взял курс на Гран-Приор, но заходить туда не думал, хотел здесь у Топлы, дождаться адмирала. Но он уже был здесь, потом и Бироно сюда пришёл, его кораблю тоже удалось вырваться из бухты у Коруны.

   - Да, он-то и рассказал о том бое. И то, что десять кораблей сдалось. Я их не виню, чем так гибнуть... - Прервал своего капитана адмирал Тарвайя. Милисента внимательно слушавшая, согласно кивнула, а Листик, которая тоже присутствовала на этом совещании в большой каюте на флагманской галере "Барракуды", спросила у замолчавшего капитана:

   - Как выглядел этот дракон? Кто-то смог его рассмотреть?

   Капитан растерянно посмотрел на своего адмирала, как бы спрашивая, - а что тут делает этот малец, почему сюда допустили юнгу? Адмирал Тарвайя кивнул, подтверждая, то, что этот юнга может находиться в столь авторитетной кампании. Капитан пожал плечами:

   - Я же говорю, дракон атаковал со стороны заходящего солнца, его толком не разглядеть было.

   - А вы капитан? - Милисента повернулась ко второму капитану, Бироно, тот на мгновение задумался, и начал рассказывать:

   - Моя галера стояла в глубине бухты, но я тоже приказал поднять якорь заранее и готовиться к бою. А дракон? Он жёг корабли на другой стороне бухты, туда и направились основные силы противника. То, что я приказал поднять якорь, спасло нас, мой корабль набрал ход и прорвался сквозь заслон чужих галер. На ту сторону бухты, где находился мой корабль их пошло не больше десятка.

   - Почему? - быстро спросила Листик. - Почему вы приказали поднимать якорь? Что-то показалось странным? Может какое-то предчувствие?

   - Да, именно так, - подтвердил капитан Бироно. - Я почувствовал какое-то беспокойство, что ли. Неспокойно как-то было. Вот как будто маленький камушек в обувь попал, вроде не очень заметно, а всё равно жмет. Так и тогда, вроде беды ничего не предвещает, но...

   - А сейчас? - опять перебила капитана Листик. Тот поёжился и ответил:

   - И сейчас также, вроде нет причин для беспокойства, но вот что-то такое... Не могу объяснить толком, но не по себе мне сейчас.

   - Ага! - Удовлетворённо заметила Листик и посмотрела на Милисенту, та ответила этому, как думали окружающие пираты, нахальному юнге:

   - Да, похоже на то, но думаю, время ещё есть, надо ждать на закате, - потом повернулась к адмиралу Тарвайе. - Я порошу вас адмирал, дать команду расположить вашу эскадру следующим образом.

   Пока Милисента рассказывала пиратскому адмиралу, что надо делать, этот наглый юнга сказал капитану Бироно:

   - Давайте, рассказывайте, что вы видели? Какой дракон, размер, цвет, или какие другие приметы?

   - Рассказывай, Бироно, - поддержал юнгу старый Мулено. - Рассказывай, это может пригодиться нашим новым союзникам.

   Капитан галеры с недоверием посмотрел на молоденькую девушку орчанку, которую внимательно слушал его адмирал и на улыбающегося орчёнка-юнгу. Как-то их вид не внушал доверия, молчавший высокий мужчина, более подходил на роль командира этих странных союзников, но тот за всё это время не проронил ни слова. Также молчала и светловолосая девушка, сидевшая рядом с этим мужчиной. Капитан пожал плечами, раз старый Мулено говорит, что надо рассказывать этому малолетке, то он расскажет. И капитан Бироно продолжил:

   - Дракон, трудно сказать какого цвета, серый, скорее всего, но могу и ошибаться, солнце садилось. А потом, уже в сумерках трудно разглядеть было. Огонь выдыхал, как крепостной огнемёт, только вот пламя было, как бы длиннее и уже, что ли. Я же говорю - сумерки уже были. Дракона почти не видно было, только его пламя. Я же сразу пошёл из бухты на прорыв, с трудом сквозь строй приорцев пробился.

   - Они с драконом действовали заодно? - Спросил юнга, капитан утвердительно кивнул, тогда юнга спросил, - а как вы это определили? Они что? Какими-то сигналами обменивались?

   - Нет, просто приорцы ждали дракона и не нападали, а пошли в атаку как раз перед самым его прилётом, но немного опоздали, если бы пошли чуть раньше, то я и Таранапо не смогли бы уйти. Да и если бы не дракон, то мы бы отбились. Силы примерно равны были.

   - Ага, - согласился юнга и снова спросил, - а много этот дракон потопил кораблей?

   Капитан в ответ лишь пожал плечами, показывая, что ему не до подсчётов было. А до этого молчавшая светловолосая девушка, сказала:

   - Скорее всего, ни одного, а вот своим огнём этот дракон устроил такой пожар, что командам галер было не до сражения с напавшими кораблями. Я тут слышала, что этот дракон был столь огромен, что перекусил парочку кораблей. - Девушка вопросительно посмотрела на юнгу-орчёнка. Тот заулыбался, видно эти рассказы моряков со спасшихся кораблей он тоже слышал и они его очень позабавили.

   - Ага, - развеселился орчёнок, - перекусил, а потом ещё и пожевал. Только сначала огнём поджарил, чтоб сырым тот корабль не есть!

   Капитан с неодобрением посмотрел на орчёнка, всё-таки юнге не место в столь представительной компании. Но тут к улыбающемуся юнге обратилась девушка-орчанка, которая до этого говорила с адмиралом и адмирал её внимательно слушал!

   - Листик, как ты думаешь, сегодня будет такая же комбинированная атака? - Спросила орчанка, а юнга ответил, продолжая широко улыбаться:

   - Неа! Это будет не нападение, как у Коруны, а скорее разведка. Вблизи нет чужих кораблей. Дракон прилетит один, думаю, он нападать не будет, просто посмотрит издали.

   - Ты утром гм... Плавал? Не послушал меня, да?!

   - Так я очень осторожно и из под воды не показывала... Показывался, так тихонько-тихонько. - Смутился юнга. - Так что чужих кораблей нет, а сам нападать этот дракон вряд ли будет.

   Капитаны с недоумение уставились на этого странного орчёнка, как это можно было так плавать, да ещё и так далеко, чтоб увидеть, что в окрестностях нет чужих кораблей. Для этого патрульной галере надо минимум полдня, а этот малыш, что? Утром, перед завтраком, вот так просто взял и сплавал? При этом осмотрел окрестности моря минимум на тридцать миль вокруг Топлы?

   - Вот и я так думаю, что вряд ли нападёт, поэтому надо спровоцировать его, - в раздумье продолжила орчанка. Девушку совсем не удивило заявление этого юнги. Она кивнула ему и продолжила. - Надо показать ему что-нибудь такое, что бы его заинтересовало, а когда он подлетит ближе, то обстрелять его из метателей.

   Адмирал пожал плечами, показывая, что он даже не представляет, чем можно заинтересовать дракона. Капитаны, присутствующие на этом совещании переглянулись. В большой каюте, гордо именовавшейся "адмиральским салоном", присутствовали почти все пиратские капитаны кораблей стоящих у острова. Они тоже пожиманием плеч и разведением рук, показали, что не имеют ни малейшего представления, как можно подманить дракона на расстояние выстрела из метателя.

   - Адмирал, а почему вы остановились здесь, а не ушли к своим островам? - Спросила Млисента у Тарвайи, тот вздохнув, ответил:

   - На одном из передовых кораблей моей эскадры был мой сын. Он и подал сигнал о засаде, фактически, этим он спас меня от разгрома. Но его корабль был заблокирован в гавани Гран-Приора. Я не знаю, что стало с Эдвардом, погиб он, или попал в плен. Если он в плену, то я приложу все усилия, чтоб его вызволить. Если же он погиб, то отомщу!

   - Ага, - сказал юнга, при этом переглянулся с орчанкой, та ему кивнула, и спросила у Тарвайи:

   - Адмирал, а кто-то из тех, что в Гран-Приоре, я имею в виду из тех, кто переметнулся на сторону этого Каратэша, знает, что это ваш сын?

   - Есть там люди, которые это знают. Эдварда знали довольно много людей, - подтвердил адмирал.

   - То есть, там вполне могут предположить, что вы хотите атаковать Гран-Приор. Пусть это будет и безумная атака, но она может нанести им урон или доставить какие другие неприятности. Вы до сих пор не атаковали, потому что небыли уверенны в своих силах. Ведь так? - Предположила Милисента, адмирал согласно кивнул. А орчанка продолжила:

   - Значит, мы сделаем так. Вы выстраиваете свои корабли, так как я вам показала. Это боевой порядок покажет дракону, что вы готовы идти штурмовать их логово, а на вашем корабле, мы построим помост и накроем его парусиной. Внутри этого сооружения спрячем такой ма-аленький амулетик, а этот дракон, или кто там прилетит, должен увидеть стра-ашный и опасный артефакт. Но этот артефакт будет ещё не активирован, мы его активируем, когда подойдём к Гран-Приору. Так должен решить этот дракон. Если он так решит, то может попытаеться уничтожить опасность, что представляет этот артефакт.

   - А мы, что действительно активируем этот артефакт? - Спросил один из присутствующих капитанов.

   - Как мы можем активировать то, чего у нас нет, - усмехнулась светловолосая девушка, внимательно слушавшая орчанку и заулыбавшаяся, когда та стала озвучивать свой план. Девушка объяснила капитану, - Под парусиной будет обманка, имитирующая боевой артефакт, который мы собираемся использовать при нападении на Гран-Приор, понятно?

   Присутствующие пираты закивали, а тот же капитан поинтересовался:

   - А что, мы на Гран-Приор нападать будем? Как же мы это сделаем, если у нас не будет грозного артефакта, а только обманка?

   - Обязательно будем, - подтвердила Милисента, - но не сейчас, сейчас мы должны разобраться с этим драконом, пусть он думает, что мы собираемся напасть, и уже готовы это сделать.

   - Ааа, понял, дракон подумает, что мы собираемся атаковать, и нападёт первым! - Понятливо кивнул капитан. - А если не нападёт?

   - Вряд ли он нападёт, но посмотреть захочет - что это у нас? - Заявил улыбающийся юнга-орчёнок.

   - Вот, может так и быть, поэтому надо так сделать, чтоб он обязательно напал, - сказала Милисента, сказала очень серьёзно. - Что можно такого сделать, чтоб этот дракон подлетел к нам на дистанцию выстрела метателя.

   - Вы же говорите, что его заинтересует артефакт! - Выразил своё недоумение адмирал Тарвайя.

   - Этого может оказаться недостаточно, - покачала головой Милисента. - Дракон может только издали посмотреть и принять к сведению наличие у нас магического оружия. Подлететь, но не слишком близко, посмотреть и улететь, а нам надо, чтоб он, гарантировано, приблизился на расстояние выстрела из метателя.

   - Но заряды метателей дракону особого вреда не наносят! - Возразил капитан Бироно. - Я же вам об этом рассказывал!

   Милисента лишь загадочно улыбнулась, а наморщивший лоб юнга, что должно было означать важность мысли пришедшей ему в голову, дёрнул орчанку за рукав:

   - Мил, а что если... - И орчёнок что-то зашептал девушке на ухо. Люди хоть и стояли близко, но ничего не расслышали, а вот сидящая в отдалении светловолосая девушка услышала и обеспокоенно сказала:

   - Листик! Это же может быть очень опасно!

   А Милисента задумчиво проговорила:

   - И к тому же здесь стоит блокировка, мы же не можем прыгнуть... Лучше применить...

   - Ага, - ответил орчёнок, - но светить нашу задумку раньше времени не стоит. Тем более, что при применении... Гм, ну понятно чего, нет гарантии, что мы сумеем попасть по этому дракону. А бить по площадям, чтоб его наверняка накрыть - это значит растратить заряды раньше времени, их у нас не так уж и много. Опять же может быть утерян фактор внезапности! Ведь таких драконов там целых три! А этого дракона мы можем вытолкнуть... Мил, ну сама знаешь куда, - обратился юнга к орчанке. - А оттуда этот дракон вряд ли сможет вернуться. А блокировка... Знаешь, я сегодня попробова...л посмотреть, у меня получилось! Наверное, эта блокировка держит границы, а внутри этого контура действие ослаблено, или вообще его нет!

   Столь содержательная речь малолетнего орчёнка произвела на присутствующих пиратов сильное впечатление, они ничего не поняли из сказанного, хоть было видно что малыш говорит складно и со знанием того о чём говорит. И судя по виду орчанки, этот малолетка предложил что-то такое, что могло кардинально поменять планы. Старый Мулено тоже был удивлён, но он не подал вида, что ему непонятно, то о чём говорил орчёнок. Маг многозначительно и согласно кивал головой.

   - Ли, это всё хорошо, но твой план имеет тот же недостаток - он не даёт гарантии того, что дракон к нам подлетит на нужное расстояние, чтоб можно было осуществить твою задумку. И это опасно, ведь тебе придётся делать вид, что ты всерьёз сражаешься с этим драконом. - Озабоченно сказала Милисента, вызвав удивление у присутствующих пиратов, они с недоумением уставились на этих маленьких орков, - неужели этот почти ребёнок собрался драться с драконом? А если и да, то как? А орчёнок важно покивал головой и столь же важно заявил:

   - Подлетит, я его разозлю!

   - Интересно, и как уважаемый Листик, я не ошибся? Ведь тебя Листик зовут? Так как ты сможешь разозлить громадного дракона? - Ехидно поинтересовался капитан Таранапо.

   - Очень просто, я в него плюну! - Широко улыбнулся орчёнок. Ткнув в грудь капитана пальцем, юнга нахально спросил, - вот ты, если в тебя плюнуть, ты вступишь в бой? Ты же должен будешь ответить своему противнику на такое оскорбление? Начнешь в него стрелять из метателей?

   И адмирал, и его капитаны с трудом представили противника, который их оплевывает с расстояния в морскую милю, заставляя вступить в бой. Один из капитанов, видно обладавших самым богатым воображением, аж присвистнул:

   - Это ж надо так разозлиться, чтоб плюнуть дальше, чем стреляют метатели!

   - Литстик, плеваться не хорошо, неприлично! - Наставительно заявила светловолосая девушка.

   - Ага! Это если в друзей, а если во врага, то можно! - Ответил орчёнок и спросил у собравшихся, - ведь во врага можно же плюнуть?

   Некоторое время капитаны обсуждали этот интересный вопрос, потом капитан Бироно высказал общее мнение, к которому пришли капитаны:

   - Если во врага то можно, только вот трудно попасть. Далеко очень.

   - Ничего, я доплюну, - убеждённо заявил этот странный юнга. Маг Мулено улыбнувшись, поддержал орчёнка:

   - Не только можно, но и нужно, особенно если огнём!

   - Ага! - Обрадовался неожиданной поддержке юнга.

   Адмирал Тарвайя остался со своими капитанами в каюте, ему надо было довести до них план предстоящего боя с драконом. Девушки, юнга и старый Мулено вышли на палубу. Там корабельный плотник закончил сколачивать раму из тонких деревянных реек и теперь с двумя матросами собирался обтягивать это сооружение парусиной.

   - Отлично! - Удовлетворённо кивнула Милисента. - Теперь надо наполнить этот артефакт содержимым, но сначала, слегка это усилим.

   Листик обошла сооружение и пристроилась на перилах лестницы ведущей на капитанский мостик. Рядом с ней встал Мулено, ему тоже было интересно. Некоторое время он наблюдал за действиями девушек, потом повернулся к орчёнку, собираясь задать вопрос. Но Листик, заметив этот интерес, пояснила:

   - Они в качестве амулета собираются использовать саму конструкцию. Но она очень хлипкая, поэтому её надо укрепить. Вот они этим и занимаются, а вот сейчас, смотри! Наполнять будут!

   Наблюдая за дальнейшими действиями девушек, маг то поднимал брови, то опускал, то открывал рот, то закрывал. Наблюдавшая за Мулено Листик тихонько хихикала. Когда девушки закончили, маг подошёл к обтянутой парусиной конструкции, обошёл её по кругу, после чего обратился к девушкам:

   - Феноменально! Если бы я не наблюдал за созданием этого артефакта с самого начала, я бы ни за что не поверил что это обманка! От этой штуки несёт чем-то ужасным! И чувствуется, что здесь скрыта какая-то сила! Огромная и жуткая! С этой штукой даже стоять рядом страшно!

   - Ага! - Листик спрыгнула с перил и тоже подошла, - Здорово получилось! Как настоящая!

   - Что ты хочешь сказать? - Обратился к юнге изумлённый маг. - Такие штуки бывают настоящие?! Что же они делают? Вернее что делают с их помощью?

   - Откуда я знаю, - пожал плечами орчёнок. - Если есть такая обманка, то где-то должна быть и настоящая такая штуковина. А что она делает? Спроси у Миланы, это она её придумала.

   Маг повернулся к девушке-орчанке, та засмеялась:

   - То и делают, наводят страх и ужас. Слабые убегают, а сильные хотят это уничтожить. На такой эффект и рассчитано.

   Маг стыдливо хмыкнул, ему-то как раз хотелось оказаться от этой штуки подальше. А ещё он заметил, что матросы, с интересом наблюдавшие за действиями девушек, все попрятались, остался только вахтённый, которому нельзя было прятаться по долгу службы, он с опаской поглядывал в сторону этого сооружения, стараясь быть от него как можно дальше. Мулено покачал головой, получается, что эта конструкция действовала не только на тех, кто имел чувствительность к магии, но и на обычных людей. А вышедшие из каюты капитаны, видно адмирал Тарвайя уже отдал все нужные приказания, поспешили побыстрее покинуть борт "Барракуды", тем самым подтвердив догадки мага. Сам адмирал осторожно подошёл к улыбающимся девушкам и спросил, показывая на обтянутую парусиной конструкцию:

   - Что это за жуть? Как оно сюда попало?

   - Это приманка для дракона, - улыбаясь, ответила орчанка. Повернувшись к Мулено, она, видно заметила его страх, ободряюще сказала. - Эта магическая штучка не рассчитана на людей, у них она будет вызывать только страх. А вот драконы, демоны или какие другие сильные в магическом плане существа должны прийти в ярость и попытаться уничтожить это наше произведение.

   - А почему я не прихожу в ярость? - Спросил юнга, вызвав удивление адмирала и его мага. Милисента улыбнулась и вместо ответа спросила сама:

   - Листик, но тебе же хочется что-то сделать?

   - Ага! - ответил юнга. - Хочется! Сначала пнуть ногой, а потом плюнуть сверху!

   - Это не показатель, - усмехнулась светловолосая девушка, кивнув в сторону орчёнка. - Ей с самого утра хочется в кого-нибудь плюнуть. Листик, сама мысль об этом артефакте будит в тебе нездоровые наклонности!

   Тарвайя и Мулено переглянулись, они заметили оговорку этой девушки и то, что юнга-орчёнок не обратил на это никакого внимания, а ведь мальчишки в таком возрасте очень болезненно реагируют, когда их обзывают девчонками.

   -Ага, - согласился орчёнок. - Самые нездоровые! Какие могут быть наклонности, когда пора обедать, а никто не предлагает!

   Адмирал понял намёк и пригласил в каюту, куда приказал подать обед. Пока обедали, галера пришла в движение, это выполнялся приказ адмирала о боевом построении кораблей, согласно плану орчанки Миланы. Пиратские галеры выстроились вдоль бухты Топлы так, будто они готовились к выходу в море. Бухта была прикрыта со стороны моря несколькими скалами, поэтому галеры стояли такой зигзагообразной линией. В голове этого построения выходящего из бухты, почти вплотную к одинокой скале стояла адмиральская галера "Барракуда". Шхуну, на которой приплыли эти нежданные союзники, Киламина - светловолосая девушка, которая тоже осталась на флагманском пиратском корабле, приказала перегнать вглубь бухты, в наиболее защищённое место. Оно и понятно, девушка берегла свой корабль и свою команду, но никто не возмущался, ведь она сама, её подруга орчанка, юнга и их высокий спутник остались на "Барракуде".

   Солнце уже приближалось к линии горизонта, но продолжало ещё светить достаточно ярко. На палубе "Барракуды" матросы, хоть и косились на закрытую парусиной и вызывающую зубную боль конструкцию, но заняли свои места по боевому расписанию. Метатели уже были расчехлены и готовы стрелять, заряжены они были обычными огненными зарядами. Все пребывали в том состоянии, которое предшествует бою, причём бою, заведомо тяжёлому. Только Листик сидела на ограждении капитанского мостика и легкомысленно болтала ногами. У неё было очень хорошее настроение. На обед было мороженное! Это кок "Барракуды" расстарался. Он был одним из тех счастливчиков, кому Листик обновила татуировку. Он слышал, как юнга договаривался с командиром абордажников "Барракуды" об оплате своей работы - поить Ырламара, а орчёнку мороженое. Нет, кок не расплачивался за свою обновлённую татуировку, такая красота стоила гораздо больше, чем те жалкие пятнадцать порций мороженого которые съел орчёнок. Просто кок хотел сделать художнику приятное. На болтавшего ногами орчёнка, посматривали все матросы, находящиеся на палубе галеры, те, у кого уже были обновлённые татуировки - с умилением, а те, у кого таких замечательных рисунков ещё не было - с надеждой.

   - Внимание, - подняла руку Милисента, когда все повернулись к ней, она скомандовала, - приготовиться! Летит!

   При этих словах орчёнок соскользнул с перил ограждения и стал раздеваться. Адмирал, его маг, да и все матросы с изумлением увидели, что юнга-орчёнок - это девочка!

   - Всё-таки преобразование было не полным, - сказала светловолосая девушка. - Надо было тогда обязательно проверить!

   - Ага! - Ответила девочка-орчёнок, показала светловолосой язык и прыгнула за борт. Высокий мужчина, сопровождавший этих девушек, осуждающе покачал головой и стал собирать и аккуратно складывать одежду юнги. Команда "Барракуды" сначала с изумлением увидевшая, что юнга - девочка, теперь пребывала просто в шоке. Море было не такое уж и тёплое и до берега было довольно далеко, а на рядом стоящую скалу выбраться из моря было невозможно, у той были совершенно отвесные стены. Если эта девочка испугалась и таким образом собиралась избежать участия в предстоящем бое, то это был не лучший выход.

   - Не отвлекаться! - Строго прокричала орчанка и скомандовала мужчине. - Рен, к метателю!

   Мужчина сложил одежду девочки в вещмешок и, подвинув одного из матросов, встал к рукояткам метателя, к нему, повинуясь кивку орчанки, присоединилась светловолосая девушка. Она что-то сделала с зарядом метателя.

   - По местам стоять! К бою! - Скомандовал опомнившийся адмирал, приводя в чувство своих людей.

   - Мил, давай! - Теперь уже скомандовала светловолосая девушка. Выполняя эту команду, орчанка тоже стала раздеваться, но в отличие от девочки, свою одежду она складывала сама. Совсем раздевшись, девушка тоже прыгнула за борт, чем снова ввергла команду "Барракуды" в шок.

   - Внимание! - Закричала светловолосая девушка, - Рен! Огонь!

   По её команде мужчина дёрнул за скобу метателя. Снаряд ушёл в небо, не оставляя за собой привычного дымного следа. Некоторое время ничего не происходило, когда, казалось, что выстрел сделан впустую, в небе на расстоянии, примерно втрое превышающем обычную дальность действия метателей, вспухло белое облако. Там появился, словно обсыпанный мукой дракон. Видно, магические действия девушки не только увеличили дальность полёта снаряда, но и изменили его свойства. Снаряд взорвался не огнём, а какой-то белой субстанцией. Дракону это очень не понравилось, он заревел и пошёл в атаку на корабль.

   - Левый борт, полный вперёд! Правый табань! - Закричал Тарвайя. - Оба борта - полный вперёд!

   Дружно ударили вёсла галеры, разворачивая её на месте и рывком выводя из под удара струи огня.

   - Оба борта! Табань! Полный назад! - Срывая голос, командовал адмирал гребцам своей галеры. Корабль резко затормозил и снова ушёл из-под огненного удара. Так повторилось ещё два раза. Видно эта игра дракону надоела и он, яростно заревев, снизился, чтоб наверняка накрыть наглецов огненным ударом.

   Дракон, серая чешуя которого тускло блестела, спустился почти к самой поверхности моря, почти чиркая его своими лапами. Он заходил на галеру сбоку, как будто понимая, что люди противопоставить ему ничего не смогут, а вот от его настильного огненного удара этот нахальный корабль увернуться уже не сможет. Дракон открыл свою пасть, но огонь не выдохнул, он, словно издеваясь, победно заревел.

   Дзеньк! - выстрела метателя в громовом рёве дракона почти не было слышно. Но вот результаты этого выстрела... В раскрытой пасти дракона вспухло белое облако. Дракон закашлялся и начал отплёвываться. Но надежда людей в, то, что после такого попадания дракон не сможет дохнуть огнём, не оправдалась. Перед мордой кашляющего дракона возник клубок пламени и, увеличиваясь, ринулся в сторону корабля. Светловолосая девушка вскинула руки в защитном жесте и пламя, достигшее корабля, опало, не причинив никому вреда. Но вот сама девушка стала оседать на палубу, мужчина, стоявший у метателя, подхватил огненную ведьму на руки. Та безвольно обвисла, из её носа шла кровь. Было понятно, что новую атаку девушка отразить уже не в состоянии. А дракон подлетел к кораблю ещё ближе, те из матросов, кто не окаменел от страха, позже клялись, что дракон злорадно улыбался. Но вновь ударить огнём по кораблю дракон не успел. Из-под воды метнулась изумрудно-золотистая тень, это тоже был дракон, только раза в два меньше и гораздо изящнее. Этот маленький дракончик вцепился в горло большому. Тот взревел и, забыв о корабле, рванулся вверх. Резким движением большой дракон стряхнул маленького. Несмотря на то, что маленький почти висел на шее большого, особых ран или повреждений у того не было. Мощный поток огня ударил по маленькому дракону, но того уже не было на том месте. Маленький в свою очередь нанёс огненный удар большому, хотя и без особого успеха. Так два дракона кружили в небе, обмениваясь ударами, как огненными, так и обычными.

   Все находящиеся на "Барракуде" наблюдали за боем двух драконов. Вернее наблюдали со всех кораблей эскадры. Два дракона то сходились, то разлетались в разные стороны. Удары следовали один за другим, драконы поливали друг друга потоками огня, били лапами, крыльями, хвостами. Удары большого дракона не достигали цели, маленький от них просто уворачивался, а вот маленький попадал, но его удары не причиняли вреда большой бронированной туше. Драконы кружили в небе уже полчаса, казалось они не испытывали усталости, но вот один из ударов лапы серого дракона попал. Золотистый дракончик переворачиваясь в воздухе отлетел в сторону скалы. Он успел выровняться, но сделал это недостаточно быстро. Серый дракон, победно заревев, успел прижать его к камням. Вцепившись передними лапами в маленького, большой заревел ещё громче. Изумрудно-золотистый дракончик, отчаянно отбиваясь, сползал по скале к морю. Но серый гигант хоть и двигался вместе с маленьким к воде, но держал того крепко. По кораблям прокатился горестный вздох, всем стало ясно, что их маленький защитник проиграл, серый дракон с ним расправится в ближайшие мгновения. Люди затаив дыхание, смотрели, как изумрудно-золотистый дракончик перестаёт трепыхаться, как серый подтягивает его к себе ближе, как раскрывается пасть серого, нацеливаясь на горло маленького дракончика. Из под воды метнулась ещё одна золотистая тень, тоже маленький дракон бросился на спину большого. И все три дракона пропали, как будто провалились вовнутрь скалы. Быстро надвигающаяся темнота южной ночи уже не позволяла рассмотреть, что же произошло на самом деле.

   Ветер трепал седые волосы адмирала Мавиланни, он стоял на мостике своей флагманской биремы, с удовлетворением сравнивая свою эскадру и флот Гельвении. Именно флот, потому как, если Венисийя выставив эту эскадру, ещё имела достаточное количество кораблей, то Гельвения отдала почти все свои суда. Суда, потому что назвать корабли Гельвении боевыми, можно было лишь с большой натяжкой, это были в основном торговые суда каботажного плавания, да ещё с десяток патрульных галер, которые даже своими размерами не шли ни в какое сравнение с биремами Венисийи. Эскадры шли параллельными колонами, если корабли Венисийи шли строго кильватерным строем, идеально соблюдая дистанцию, то корабли Гельвении рыскали из стороны в сторону, словно собираясь разбежаться.

   - Да, моряки они не важные, но у них хорошие бойцы. Если дойдёт до рукопашной, то они будут не лишними. - Сказала бронзововолосая девушка, словно угадав мысли адмирала. Тот повернулся к двум фигуркам стоявшим на краю мостика и спросил:

   - Леди Рамана, если планируется рукопашная схватка, то почему вы отказались от трирем, там же большая десантная команда?

   - Я сказала "если", - ответила Рамана. - Я надеюсь, что до рукопашной не дойдёт. Вернее не дойдёт до абордажа в морском сражении, а вот на суше... Там у нас будут бойцы гораздо более умелые, чем венисийская морская пехота.

   Адмирал недоумённо посмотрел на эту высокую и красивую женщину, выглядевшую как совсем молоденькая девушка. Её знания и умения ни как не соответствовали её внешнему виду, её подруга как-то в разговоре обмолвилась, что леди Рамана гораздо старше самого адмирала. Мавиланни, которому было уже за пятьдесят, тогда, со скептической улыбкой спросил:

   - Насколько старше? Я понимаю, что женские уловки позволяют вам выглядеть моложе своего настоящего возраста, да и то, что вы магини тоже помогает вам выглядеть молодыми. Но поверьте мне, леди Стэлла, что опыт в сфере моей деятельности можно приобрести, только непосредственно занимаясь именно этой деятельностью длительное время.

   Леди Стэлла с такой же улыбкой ответила:

   - Леди Рамана старше вас примерно раз в сорок, думаю, что за такое время она могла приобрести большой опыт и в вашей сфере деятельности. Вы же в этом уже неоднократно убеждались.

   Тогда адмирал не то что бы поверил, но принял это к сведению, тем более что всё указывало на то, что эта молодая бронзововолосая девушка действительно обладает нужными знаниями и опытом.

   Сейчас же адмирал просто кивнул, он теперь не сомневался, что будет, так как сказала Рамана. Эта магиня вела себя очень тактично и не вмешивалась в распоряжения и команды адмирала, по управлению вверенной ему эскадры, и не оспаривала то, что командование объединённым флотом Венисийи и Гельвении Мавиланни принял на себя. Хотя флотом Гельвении командовал её правитель - князь Алекс, по своему положению стоящий выше адмирала, но он тоже уступил главенство Мавиланни, как более опытному и умелому флотоводцу.

   Затрещавший переговорный амулет, который леди Рамана достала из кармана своего костюма, привлёк внимание адмирала. Это был не такой амулет, как те, что использовались во флоте Венисийи, он был гораздо больше и другой формы. Да и переговорных амулетов у венисийцем было не так много, сами они их делать не умели, покупали в Зелии или в Эпире. Амулет трещал, адмирал ничего разобрать не мог, но бронзововолосая девушка, видно, поняла, что ей хотели сообщить. Она сказала что-то в ответ и спрятала, переставший трещать амулет. Повернулась к адмиралу и приказала, именно приказала, до сих пор Мавиланни не слышал такой властности в её голосе.

   - Адмирал, меняем курс. Поворачиваем на юг, послезавтра в полдень в точке с координатами, - девушка назвала координаты. - В полдень, плюс минус два часа мы встретимся с новыми союзниками.

   - Какие союзники могут быть у нас в этом пиратском архипелаге? - Удивился Адмирал.

   - Вот пираты и будут нашими союзниками. - Усмехнулась бронзововолосая. - Как оказалось не все пираты пошли под руку их нового вождя, некоторые оказались очень даже против. А враг моего врага вполне может стать моим союзником, не так ли? По крайней мере, пока этот мой враг существует, а там посмотрим.

   Адмирал не нашёлся что ответить, он отдал команду и эскадра начала поворот, Мавиланни немного утешило, что Венисийские корабли этот манёвр выполнили чётко и слажено, а вот корабли Гельвении повернули как толпа пьяных матросов вышедших из кабака.

   Белое безмолвие, царство вечного холода, снежный мир, казалось, ничто не может нарушить вечный покой этого места. Ввалившийся неизвестно откуда клубок, состоящий из крыльев, лап и хвостов внёс очень весёленькое разнообразие в здешний пейзаж. Некоторое время этот клубок активно катался по снежной поверхности этого мира, с рёвом изрыгая во все стороны огонь. Потом распался, два золотистых дракончика взлетели, а их серый сородич, гораздо больших размеров остался лежать в быстро замерзающей луже. Один из трепещущих крыльями золотистых дракончиков, приложил лежащего чем-то вроде пламени, только это пламя было ледяным. Процесс замерзания лужи, в которой неподвижно лежала серая туша, многократно ускорился.

   - Уф, - сказал меньший из золотистых дракончиков. - Я не думала, что это будет так трудно!

   - Ага! - ответил второй дракончик. - Некоторые самоуверенные зазнайки не слушают предостережений и советов старших!

   - Это кто тут старший! - Возмутился первый дракончик. - Я старше почти на три года!

   - Тебе до первого совершеннолетия ещё двести лет! А у меня официальное совершеннолетие уже произошло! Так что формально я старше! Ага! И кто этого победил? А?

   - Ну, Мил, вот ты всегда так! Я тут сражалась, мне чуть голову не откусили, а ты только его по затылку стукнула ледяным дыханием, и сразу победительница! И сразу мне нотации читать!

   - А что ж ты, старшая и умудрённая его сама не стукнула?

   - Так я же его заманивала, так пострадала, что теперь у меня лапки и крылышки болят! А ты меня не жалеешь!

   - Так кто из нас старший? Ведь обычно старшие младших жалеют? А? - Спросил больший дракончик у меньшего. Меньший тяжело вздохнул, и хотел что-то сказать, но не успел. Молодой человек, вернее прекрасный юноша, стоящий у края нарушенного снежного покрова, негромко произнёс:

   - Гм, я вам не мешаю?

   Оба дракончика повернулись в его сторону и дружно заголосили:

   - О владыка Айсгора! Приносим тебе в жертву эту сущность! Отдаём тебе её безвозмездно...

   - Что значит даром, - перебил дракончиков прекрасный юноша. Дракончики замолчали, а потом меньший подтвердил:

   - Ага, даром. В вечное пользование!

   - Это хорошо, даром, да ещё в вечное пользование - это я люблю! Но я грозный владыка, а вы в моём мире устроили такое безобразие! - Юноша показал на скалы, торчащие из-под снега. Снег растопило огненное дыхание драконов. Да ещё на грязную замёрзшую лужу с вмороженным в неё серым драконом. Молодой человек укоризненно продолжил: - Разве подарки в таком виде преподносят? Надо было красиво оформить! Ленточкой, что ли, перевязать.

   Дракончики от удивления раскрыли рты, а юноша продолжил:

   - Подарки это хорошо, но за устроенное безобразие я должен вас наказать. Но я хотя и грозен, но очень справедлив, я накажу только одну из вас! Выбирайте кого.

   - Меня! - Закричал меньший дракончик. - Это я придумала! Милисента не виновата!

   - Меня! - Закричал больший дракончик. - Листик не виновата, это я сделала!

   - Ага! Вы мне обе нравитесь! - Ухмыльнулся юноша, вместо дракончиков перед ним стояли две девушки, одна старше, а вторая совсем девочка. Они крепко обнялись и испуганно смотрели на владыку этого мира. А юноша, продолжая улыбаться, сказал. - А ещё мне нравится белый дракон, это та, которой мой подарок не подошёл. Жмёт ей, видите ли! Я тут сапожником можно сказать поработал, а она... В общем так, если вы пообещаете, что приведёте её ко мне, то я вас отпущу. Так как? Ага, или не ага?

   Девушки тесней прижались друг к дружке и синхронно замотали головами. А владыка Айсгора, казалось, наслаждался создавшейся ситуацией. Он, улыбаясь, обошёл вокруг девушек, те испуганно сжались. Остановившись перед ними, он дунул на них, обе девушки покрылись инеем, а владыка ледяного мира удовлетворённо кивнул:

   - Вот так будет лучше, а то вы какие-то совсем слабосильные! Вас этот дракон едва не ухайдакал.

   - Мы его заманивали, - пискнула Листик, а Милисента теснее прижала сестру к себе.

   - Ага, - снова ухмыльнулся владыка, а Листик, надувшись, ответила ему:

   - Чего вы дразнитесь! Хотите наказывать, так наказывайте! Меня наказывайте! А Милисенту отпустите!

   Владыка захохотал, отсмеявшись, он сказал:

   - Ну, уморила, давно мне так весело не было. Каждая встреча с вами, меня веселит. Такие вы забавные. Ладно уж, не буду наказывать. Я вам силы немного добавил, так что будьте осторожнее, вы сейчас можете в равной степени огнём жечь и холодом морозить. Хм, будь я тщеславным, так загордился бы, получается, что я новый вид драконов вывел - снежно-огненные!

   - А почему? - Влезла с вопросом Листик.

   - Что, почему? - переспросил владыка.

   - А почему вы не тщеславны? - Сформулировала вопрос девочка.

   Вместо ответа владыка снова захохотал, резко оборвав свой смех, он спросил:

   - А вы заметили, что находясь в моём мире, вы не мёрзнете? И в ледяной воде с удовольствием купаетесь?

   - Я и раньше любила в холодной воде купаться. - Заявила Листик, Милисента только кивнула, она крепко прижимала девочку к себе, словно боясь, что её владыка Айсгора отнимет.

   - Любила, - кивнул владыка. - И раньше любила. И несколько раз в мой мир лазила, ещё до того демона. А знала ли ты, что все кто попадают в мой мир, замерзают и становятся моей добычей?

   - Но я же не замёрзла! Ни тогда, не сейчас! - Ответила девочка. - И Милисента не замёрзла и Саманта тоже...

   - И твоя тётя не замёрзнет, - усмехнулся владыка, потом он показал рукой на возникшие столик и кресла вокруг него. Он сам сел в одно из кресел, а вот Листик с Милисентой устроились во втором, проигнорировав третье. Владыка хмыкнул, покачал головой и перед сёстрами появились вазочки с мороженным. Милисента недоверчиво смотрела на вазочку перед ней, Листик сразу потащила свою к себе и слизнула с серебряной ложечки довольно большой кусок. Быстро расправившись со своей порцией, Листик сказала:

   - Крем-брюле, а вот если с вишнёвым сиропом - это вообще объедение!

   - С вишнёвым сиропом? - Поднял бровь владыка. Он, как и Милисента, съел только треть своей порции. Владыка кивнул и перед Листиком появилась новая вазочка с мороженым.

   - Ага! - листик чмокнула губами, показывая какое это объедение, при этом подтащив появившуюся вазочку к себе ближе.

   - Не пробовал, - задумчиво произнёс владыка.

   - Это потому, что у вас здесь вишни не растут! Холодно очень! - Пояснила Листик не отрываясь от поедания мороженого. Владыка обвёл взглядом окружающий пейзаж, в основном состоящий из снега и льда, с кое-где торчащими скалами, словно раздумывая, где бы ему тут посадить вишнёвый сад. Листик пожала плечами:

   - Здесь не вырастит, очень холодно!

   - Хотел бы я попробовать с вишнёвым сиропом... - Задумчиво произнёс владыка ледяного мира.

   - Так приходите ко мне в гости! Я вас угощу! - предложила Листик.

   - Листик! Теперь же... - Ахнула Милисента.

   - Не волнуйся, замечательная сестра ещё более замечательной сестры, - усмехнулся владыка. И обращаясь к Милисенте, пояснил, - я не вампир и мне не требуется приглашение, чтоб зайти туда, куда я хочу. Но многие почему-то думают именно так. Хотя такое приглашение значительно облегчает такой визит. Но тут есть один нюанс - твоя сестра пригласила меня совершенно бескорыстно. Многие зовут, поклоняются в надежде что-то получить. А это так скучно. Хотя и твоя сестра тоже не совсем бескорыстна, она мне сюда сбрасывает своих врагов виде жертв, но с другой стороны - ничего не просит взамен.

   Милисента машинально посмотрела на застывшую ледяную статую, бывшую раньше серым драконом. А владыка Айсгора, проследив её взгляд, кивнул:

   - Не бойся, он уже отсюда не вырвется.

   - Но, - несмело попыталась возразить Милисента, но владыка её прервал:

   - Да, я согласен, избавиться от врага это тоже услуга, причём с моей стороны. Тут мы как бы квиты, вы мне сущность, а я вам безопасность. Кстати, тогда, когда ты, - владыка кивнул Листику, - с помощью обманки направила драконов сюда, двое поняли, куда ведёт тот тоннель и вырвались из него в межпространство. Этот был один из них. - Владыка опять кивнул в сторону застывшей статуи.

   Милисента внимательно слушала, казалось, она забыла о своём мороженом, Листик тоже внимательно слушала, а вот она уже доела своё мороженое. Вдруг девочка неожиданно предложила владыке этого мира:

   - А давайте дружить! Будем ходить друг к другу в гости. Я вас буду мороженым с вишнёвым сиропом угощать!

   Владыка собиравшийся что-то ещё сказать, замолчал и внимательно посмотрел на сестёр. Милисента сжалась от этого взгляда и снова прижала сестру к себе. А вот Листика, этот холодный взгляд совсем не обескуражил, она выжидательно смотрела на владыку Айсгора. На несколько мгновений повисла напряжённая тишина. Потом владыка оглушительно захохотал.

   - Нет! Ну, подумать только! Предложить дружить мне! И с кем?! Такого ещё не было... Всё было... Но такого... Нет маленький дракончик, ты таки меня уморишь! Если я был не бессмертный, точно бы от смеха помер!

   Милисента ещё тесней обняла Листика, уже понявшую, что сказала что-то не то. Обе девушке настороженно смотрели на веселящегося владыку. Тот резко оборвав свой смех, произнёс:

   - Да, такого ещё не было, чтоб богам дружить предлагали. Но маленький дракончик, твоё предложение исходит от чистого сердца и не содержит ни каких корыстных побуждений. А это дорогого стоит!

   Юноша протянул девочке свою руку ладонью вверх и очень серьёзно сказал:

   - Я принимаю твою дружбу, маленький дракончик, давай дружить!

   Листик, не раздумывая, вложила свою ручку в широкую ладонь, Милисента сдавленно охнула. Владыка кивнул ей:

   - А ты что ж, отважная сестра маленького дракончика? Присоединяйся!

   Милисента, не колеблясь, положила свою ладонь сверху, владыка сжал свою ладонь, так что обе руки девушек оказались внутри неё. Не выпуская рук девушек, произнёс:

   - Инедириазим, - увидев непонимание на лицах девушек, пояснил, - Это моё имя, понятно, что к богу по имени могут обращаться только его служители, но вам теперь можно.

   - Листикалинариона, - представилась девочка. - Но лучше просто - Листик.

   - Милисента, - кивнула девушка и добавила, - Можно Мил или Мила.

   - Ну, тогда меня называйте Инед, коротко и никто не догадается, что это я, - улыбнулся владыка.

   - Только должна вас предупредить, что Листик не совсем бескорыстна. - Заговорщицки сказала Милисента. - Теперь она сюда натащит вишнёвого сиропа и вы будете делать ей мороженое!

   - Ага! - Подтвердила девочка. А владыка, воровато оглянувшись, что совсем не вязалось с образом грозного бога, подмигнул:

   - Должен вам признаться, что я сам очень люблю мороженое. Но понимаете, даже самое вкусное и изысканное лакомство быстро приедается, когда ешь один.

   - Ага! - Подтвердила Листик. - Не расстраивайтесь, теперь я вам составлю кампанию и нам будет гораздо веселее! И мороженого мы сможем съесть больше!

   Милисента укоризненно покачала головой, ей тоже придется, есть мороженое, ведь она не отпустит Листика одну. Владыка, видно поняв, о чем подумала девушка, улыбнулся и выпустил руки своих собеседниц. Он улыбнулся и сказал:

   - А давайте на "ты", тогда когда я приду к вам в гости, никто не догадается, кто это к вам пришёл, скажите друг и всё, идёт?

   - Ага! - Ответила Листик, Милисента просто кивнула.

   "Летяшая" стояла пришвартованная боротом к борту "Барракуды". Остальные пиратские галеры стояли вокруг. Две девушки, одна светловолосая, другая чёрненькая рыдали на груди у Рена, тот утешал их, как мог, хотя ему самому хотелось заплакать. Солнце уже во всю освещало бухту Топлы со стоящими в ней кораблями. Ночью никто не сомкнул глаз, ожидали и повторного нападения дракона, и возвращения сестёр, но, ни того, ни другого не произошло. На рассвете, не выдержавшая ожидания Миларимо приказала подогнать "Летящую" к флагманской галере пиратов. Там выслушав рассказ о вечернем бое с серым драконом и о исчезновении драконов сестёр, она разрыдалась, к ней присоединилась и крепившаяся до сих пор Киламина. Им помогали рыдать ещё три девушки орчанки, но им места на груди Рена уже не хватило, поэтому они для этой цели они использовали Ырламара и Марыка. Орки не плакали, воинам не пристало реветь как слабым женщинам, но было видно, что им это очень хочется сделать. Каррато, который тоже перешёл на "Барракуду", собрав вокруг себя толпу пиратов рассказывал о бое сестёр с кракенами. Многие знали об этих чудовищах не понаслышке, в морях Гуланского океана было много таких мест, где обитали кракены, но к счастью они не покидали этих ограниченных районов. Эти места мореплаватели старались обходить стороной, но если приходилось идти через такой район, то моряки молились всем богам, каких только знали, чтоб те уберегли их от встречи с кракеном. Этих чудовищ невозможно было даже ранить, не то, что убить. А тут рассказывают, что были убиты аж три таких твари.

   - Они же не сами их убили, у них есть верховые драконы и это не простые драконы! Эти драконы могут и под водой плавать и по воздуху летать, а ещё они огонь выдыхают, - рассказывал капитан Каратто. Один из матросов скептически хмыкнул:

   - Драконы не любят воды, а уж о том, что они под водой плавают, так вообще никто не слыхал! Да и чтоб огонь выдыхали...

   - А вчера! Ты что не видел?! Откуда те два золотистых дракона выскочили? Из-под воды! А огнём-то как пыхкали! И тот, что на нас напал и эти два, пыхкали, что твои крепостные огнемёты! - Вмешался один из матросов "Барракуды", свидетелей вчерашнего боя.

   - Да и на нас у Коруны, тоже огнедышащий дракон напал! - Высказался один из матросов с галеры, участвовавшей в том бою. Он находился на "Барракуде", потому как у адмирала Тарвайи снова собрались все пиратские капитаны.

   - Господин капитан, вас просят к адмиралу, - позвали Каратто на совещание из адмиральского салона. Капитан удалился, а его место занял орк Хырыгурум, один из свидетелей того боя. Он продолжил рассказ неоконченный своим капитаном:

   - Сёстры, тогда на драконах с кракенами сражались, Листику очень сильно досталось, наверное, и её дракон пострадал. Но потом выздоровел, видели же, как он здесь дрался.

   - Дракона-то мы видели, а сама Листик где была?

   - На драконе сидела! Она же драконья всадница, да и маг сильный, вот они и дрались вместе.

   - Это что ж получается, на том сером драконе тоже кто-то сидел? Выходит у тех, что Гран-Приор захватили, есть драконы? И они на них ездят? Так с ними справиться будет невозможно! - Засомневался один из матросов.

   - Выходит есть драконы, - почесал затылок Хырыгурум, а потом решительно заявил: - Почему же нельзя справиться? Этого же сёстры победили!

   - Так сейчас же неизвестно кто победил, драконы-то пропали. И тот, что напал и те, которые, как ты говоришь, у сестёр были. - Продолжил сомневаться тот же скептик. Хырыгуруму на это не чего было возразить, но он всё равно хотел ответить и даже набрал воздуха, чтоб его ответ прозвучал погромче и поубедительние. А скептик не унимался:

   - Пропали! Нет их! Что нам теперь делать?

   - Топиться! - Раздался хриплый голос за спинами спорящих, поскольку они все стояли лицом к орку, то к бортам, соответственно, спиной. Враз повернувшиеся люди и орки увидели невысокую, крепенькую орчанку. С её обнажённого тела стекала вода, видно, она только что вылезла из моря.

   - Милана! - Закричали девушки, рыдавшие на груди у Рена и кинулись обнимать орчанку, но плакать не перестали, непонятно почему. К орчанке пробились и три других её соплеменницы и тоже стали обнимать.

   - Ну, хватит, хватит меня тискать! Дайте одеться! - Шутливо отбивалась орчанка, подошедший Рен, достал из своего вещмешка одежду девушки и с поклоном её передал.

   - Вот ваша одежда, леди Милана! - Сказал он, позабыв обо всей конспирации. Его обращение не осталось незамеченным, в первую очередь адмиралом Тарвайей и другими капитанами, высыпавшими на палубу. Они услышали шум и решили посмотреть, что произошло, не напал ли снова дракон? Адмирал Тарвайя поклонился Милисенте и учтиво, настолько насколько был способен, проговорил:

   - Я благодарен вам леди Милана, но не расскажите ли нам что произошло и где, если конечно это вам известно, тот дракон, что на нас напал?

   - Дракон полностью обезврежен, теперь он никому не сможет причинить никакого вреда, - улыбнулась орчанка.

   - Что вы хотите этим сказать? - Уточнил один из капитанов, Милисента не успела ответить, как Тарвайя задал следующий вопрос:

   - А где ваша сестра? Ведь юнга - это ваша сестра? Она не пострадала?

   - Ой как я пострадала! - Раздалась с капитанского мостика, как девочка туда залезла, никто не заметил, даже вахтенный который там стоял, впрочем, он смотрел, как и все остальные, на сестру этой девочки. Теперь же общее внимание было приковано к орчаночке. Она вскочила на перила и прыгнула вниз, прямо на Ырламара, тот её поймал и прижал к себе, как величайшее сокровище орков. А девочка снова запричитала:

   - Я так пострадала, мне так тяжело, мне просто необходимо две, нет лучше четыре порции мороженого!

   - Листик! - Возмутилась Милисента, ты же только что съела, даже не знаю сколько мороженого!

   - Всего две порции, - неизвестно кому пожаловалась орчаночка, поудобнее устраиваясь на руках у Ырламара.

   - Так какие же порции! - Ещё больше возмутилась Милисента. - Громадные!

   - Размер значения не имеет! Главное количество! - Заявила Листик.

   - Ага! - Зловеще сказала Милисента. - Запомним! И будем теперь тебе давать много порций, но таких малюсеньких-малюсеньких!

   Девочка сидевшая на руках у орка, надулась и сказала ему:

   - Вот, бедную меня все обижают! Мороженого им жалко! Я такая бедная и несчастная!

   - Одевайся несчастная! - Строго, но пряча улыбку, произнесла Милисента.

   - А вот и не буду! Пока мне мороженого не дадут! - Ещё больше надулась девочка.

   - Леди! Я сейчас же бегу готовить для вас мороженое! - Кок "Барракуды" тоже находившийся на палубе, поклонился девочке, сидевшей у гиганта-орка на руках, и побежал на камбуз. Он решил, что если спутник девушек, назвал старшую леди, то и младшая тоже не мене знатная. Листик величественно взмахнула рукой высказывая корабельному повару своё то ли одобрение, то ли разрешение, вызвав тем самым улыбки на лицах окружающих.

   - Но всё же, леди Милана, я бы хотел услышать подробности, что стало с тем драконом, он не сможет снова напасть на нас? - Повторил свой вопрос адмирал Тарвайя. Вместо сестры ответила Листик:

   - Неа, не сможет! Мы его сменяли.

   - На что сменяли? - Изумился адмирал, как это дракона можно на что-то поменять?

   - На мороженое, - ответила орчёнок. - Мы его отдали Инеду, а он нас угостил мороженым! Вот!

   - Эээ... А зачем этому эээ... Инеду дракон? - Не понял адмирал. - И кто он такой? Этот ваш эээ... Инед?

   - А он из него чучело сделает, - пояснила Листик. - Он из всех чучела делает, у него увлечение такое. А Инед - это наш друг!

   Пока адмирал и другие капитаны пытались осмыслить эту информацию, как это можно сменять дракона на две, пускай и большие, порции мороженого и что это за друг, который проводит такие странные коммерческие операции, а потом из добытых таким способом драконов, запросто делает чучела, Милисента из вещмешка, что подал ей Рен достала переговорный амулет. Многие заметили, что этот высокий светловолосый мужчина выполнял при орчанке функции адъютанта. Милисента активировала этот амулет, некоторое время прислушивалась, а потом начала говорить. Сделав знак адмиралу Тарвайя, привлекая его внимание, она у него спросила:

   - Насколько быстро ваша эскадра может сняться с якоря и прибыть в точку, - Милисента назвала координаты места расположенного западнее Топлы.

   - Послезавтра в полдень, плюс-минус пару часов. Море спокойное, пойдём на вёслах, ветер не совсем удобен для такого курса. - Ответил адмирал, что-то прикинув в уме.

   - Снимайтесь с якорей и двигайтесь туда, - приказала Милисента, не дав адмиралу спросить - зачем это делать? И предвосхищая новые вопросы, сказала: - Там вы встретитесь с объединенным флотом Венисийи и Гельвении. Вы же хотите участвовать в штурме Гран-Приора?

   - Но мы же... - Попытался возразить адмирал, но Милисента опять не дала ему высказаться:

   - Они предупреждены кто вы, и примут вас как союзника. С вами пойдёт Киламина.

   Орчанка быстро проговорила в амулет пару фраз и отдала его светловолосой девушке, та кивнула и надела амулет себе на шею, а орчанка продолжила:

   - Её слушаться как меня, она будет держать связь с эскадрой Венисийи, понятно?

   Адмирал если и пытался было возразить, то взглянув на девушку-орчанку, отказался от этого. Орчанка махнула рукой в сторону своей шхуны и те из экипажа "Летящей", кто находился на пиратской галере, поспешили перейти на свой корабль.

   - Может вы с Киламиной? - Спросила Милисента у троих орчанок и черноволосой девушки, те отрицательно замотали головами:

   - Мы с тобой!

   - Там будет опасно, - предупредила орчанка, но девушки снова отрицательно замотали головами, показывая, что всё равно пойдут с ней.

   - Леди Милана, а вы не с нами? - Спросил Мавилано, Милисента усмехнулась:

   - Я пойду на Гран-Приор, я там буду на два дня раньше вас. Понятно для чего?

   Адмирал кивнул головой, а орчанка повернулась к своей сестре:

   - Пошли, Ли.

   - А мороженое? - Жалобно спросила та.

   - Нет времени, - ответида орчанка, - пошли Листик.

   - Поехали! - Скомандовала девочка Ырламару, с рук которого так и не слезла. И орк гордо, словно нёс знамя, потопал на "Летящую".

   - Как леди Милана, определила координаты Венисийской эскадры? - Спросил у Киламины адмирал Тарвайя, когда "Летящая" вышла из бухты Топлы.

   - Милана одна из сильнейших волшебниц этого мира, - пожала плечами Киламина.

   - Я понял, что леди Милана не пират, как она представилась вначале, то, что она леди, хоть и орчанка, видно по её движениям и интонациям голоса, она истинная леди! Но скажите мне, где вы всё-таки взяли этот корабль?

   - Сменяли, - улыбнулась девушка.

   - А на что? - Не унимался адмирал.

   - На другой корабль, - вновь усмехнулась девушка и, предвосхищая новый вопрос Тарвайи, добавила. - А вот тот корабль мы как раз и захватили!

   - Знаешь Ли, я смогла увидеть эскадру Венисийи сквозь меж пространство! Причём я же туда не прыгала, я посмотрела прямо отсюда! А здесь же ещё и блокировка стоит, мы с трудом в межпространство вывалились, когда того дракона в Айсгор забрасывали, а сейчас я с лёгкостью могу смотреть прямо отсюда, да и войти в межпространство смогу совсем легко. Как такое может быть? - Говорила Милисента, она с Листиком стояли у фальшборта и смотрели, как вдали исчезает Топла.

   - Это подарок Мил, подарок Инеда. Помнишь, он на нас дунул?

   - Он тогда сказал, что мы какие-то совсем слабосильные! - Вспомнила Милисента.

   - Ага, - подтвердила Листик.

   - Получается что...

   - Ага! - перебила сестру Листик.

   - Ты бы оделась, так и будешь голой до Гран-Приора ехать? - Попеняла сестре Милисента.

   - Ага! - ответила девочка. - Только не ехать, а плыть, под водой. Я думаю туда сама пробраться, раньше вас.

   - Ли! Это опасно!

   - Ага! Только кроме меня это никто не сделает, а мне надо! Я знаю кто из дракланов там. Помнишь, владыка сказал, что двое избежали той ловушки, что мы им в Гиторских горах приготовили? Из одного Инед чучело сделал, этот драклан шёл предпоследним, а вот последней шла Гараналариона, они оба тогда спаслись. - Последние слова Листик прошипела. Милисента с удивлением посмотрела на свою сестру, столько ненависти было в её словах. А девочка успокоившись, продолжила. - Они сюда притащили своих драгов, а это очень сильные бойцы. Но все драги - рабы, они ненавидят своих хозяев, но сделать ничего не могут, потому как находятся под заклинанием принуждения. А я могу это заклинание снять, кроме того, я знаю многих драгов, ведь я была в приюте у Гараналарионы!

   Последние слова Листик произнесла с какой-то горечью. Милисента сжала руку своей сестры, а Листик на мгновенье прильнула к ней и сказала:

   - Мил, ты должна быть здесь, потом ты же завтра будешь в гавани Гран-Приора. Там и встретимся. Так я пошла?

   Милисента привлекла к себе сестру и поцеловала её. Некоторое время девушки стояли обнявшись, потом Милисента тихо сказала:

   - Листик, будь осторожна!

   - Ага, - ответила девочка, после чего тихо без всплеска ушла в воду.


Глава десятая. | Листик, приключения продолжаются | Глава двенадцатая.