home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава четвёртая.

В которой героини попадают в дом терпимости.

   Гондольеро пел песню. Вообще-то гребцы наёмных лодок, которые в Венисии называются гондолами, поют песни только понравившимся им пассажирам, которые, в большинстве случаев, оказываются пассажирками. В этой гондоле сидело три пассажира, один мужчина, атлетического сложения, рыжая, довольно красивая, девушка и такая же рыжая девочка. Вернее, девочка не сидела, она стояла рядом с гондольеро и пела вместе с ним. Пели они не обычную венисийскую песню, а песню о зелёном кузнечике. Баритон гондольеро и звонкий голосок девочки выводили:

   - В траве сидел кузнечик, совсем как огуречик...

   На встречных лодках и на берегах канала, по которому плыла гондола, с улыбками смотрели на певцов, совсем не обращая внимания на других пассажиров этой гондолы. Через три дня должен был начаться знаменитый венисийский карнавал, каждый готовился к этому событию как мог, и такие распевающие весёлые песни компании, были не редкость. Гондольеро был очень доволен, пассажиры попались щедрые, они наняли его лодку с самого утра и катались по городу весь день, осматривая достопримечательности. Щедрые и весёлые пассажиры, заплатили серебряный таллер, авансом, а когда гондольеро запел традиционные венисийские песни, ему начали подпевать обе девушки. Потом они уже пели во всю, прерывались, только чтоб выслушать очередные пояснения гондольеро, который неплохо знал город и его историю, поэтому с удовольствием рассказывал о своей родной Венисии.

   Но сейчас пела только девочка, девушка и мужчина озабоченно хмурились, они уже посетили пятую гостиницу, но нигде не было свободных мест. Всё было занято или забронировано, карнавал же через три дня! В самые дорогие гостиницы пока не обращались, а припортовые постоялые дворы оставили на крайний случай, ведь там не будет должных удобств. Но видно придётся податься именно туда, тем более что старшая девушка намекнула, что она хочет поселиться в гостинице не далеко от порта.

   Песня закончилась, гондола повернула в следующий канал. По его берегам стояли трёх этажные здания с множеством красных фонарей.

   - О как красиво! - Восхитилась девочка, - Весёленько так!

   - О! Да! Это "Весёлый канал", по его сторонам стоят дома терпимости... - Начал объяснять гондольеро, но девочка его перебила, она удивлённо стала спрашивать:

   - Почему ж весёлый канал? Какой же он веселый, если по его берегам стоят дома, где кто-то что-то терпит? И много их там, тех, которые терпят? Наверное, им очень больно, если они там терпят? Это же, какое безобразие там твориться должно, чтоб дом так назвали -- дом терпимости?

   Лодочник не нашёлся что ответить, мужчина на которого девочка перенесла своё внимание, требуя пояснить такое несоответствие названия канала с безобразиями, творящимися в домах по его берегам, засмущался и покраснел. А старшая девушка, которой видно пришла в голову какая-то мысль, скомандовала, указав на понравившееся ей здание:

   - Подвезите нас вон к тому дому!

   - Леди это... - начал, тоже смутившийся гондольеро.

   - Я знаю, - улыбнулась девушка.

   - Это дорогое... - Опять начал лодочник, но девушка его снова перебила:

   - Тем лучше, значит, там нам смогут обеспечить достойный нас комфорт.

   Ритал Акролинно скучал за стойкой, он был швейцаром, одновременно охранником и совладельцем "Дворца наслаждений", больше известного как заведение мадам Зизи. Ритал скучал, скучали и девочки, сидящие в креслах под дальней стеной большого холла. Клиентов не было. Вообще-то, карнавал и период перед ним не самое хорошее время для организованных жриц любви. Не потому, что во время карнавала нравы становились строгими, нет, просто появлялось много "диких" служительниц богини Афры, которые продавали свою контрафактную любовь гораздо дешевле. Дешевле, потому что лицензии на это занятие у них не было, и платить им за неё не надо было, им не надо было и содержать должным образом свое "рабочее место", им не надо было платить налоги, попробуй, поймай такую, да ещё докажи, что за это она деньги получила! Может просто -- одолжила. Ритал с грустью посмотрел на скучающих девочек, которые были, не совсем одеты, ведь товар надо, так сказать, показывать лицом, вернее в самом привлекательном виде. Полуодетые девочки ответили ему такими же скучающими, даже немного сонными взглядами.

   Зазвеневший дверной колокольчик сразу взбодрил всех. Дверь распахнулась, на пороге стоял атлетически сложенный мужчина, можно сказать - мужественный почти красавец. Впечатление портила поношенная дорожная одежда. Перед ним стояли две рыжие девушки. Одна постарше - рыжая красавица, обещавшая стать ещё красивей, немного повзрослев, и почти девочка, тоже очень симпатичная, но девочка же! Мужчина пришёл явно не вкусить неземных наслаждений, о которых вещала вывеска при входе. Мужчина пришёл с девушками. Скорее всего, этот мужчина привёл своих - кого? Родственниц? Пленниц? Задолжавших ему? Привёл продать в "весёлое заведение". Ритал дернул за шнур, вызывая хозяйку заведения, такие вопросы в её компетенции и ей решать, как поступить с этими девочками.

   - Здрасьте! - Сказала младшая девушка.

   Акролинно посмотрел на девочку - рыжая, нос в веснушках, может, и найдутся любители на такую. Но тут его взгляд встретился с взглядом старшей, и Ритал поёжился, такой властный взгляд бывает только у богатых и требовательных клиентов, которые знают что хотят, и обязательно добьются того что хотят, добьются любым способом, в этом швейцар с многолетним стажем разбираться научился.

   - Мы бы хотели у вас остановиться, - ровным голосом произнесла старшая девушка.

   - Здесь не гостиница, и мы комнаты не сдаём! - Резко ответила мадам Зизи, она только вышла из боковой двери и не успела толком разглядеть вошедших.

   - А почему? - Спросила младшая, - Вон какой дом большой! Что для нас не найдётся пара комнат?

   - Листик, это не гостиница, здесь не комнаты сдаются... - Начал объяснять смутившийся мужчина, его смущение выглядело довольно странно, ведь он знал куда пришёл.

   - А что здесь сдаётся? Если не комнаты? - Не унималась рыжая девочка.

   - Здесь, как бы вам это лучше объяснить. Здесь можно снять не комнату, а девушку... - Ещё больше смутился мужчина.

   - Ааа! - Понятливо кивнула девочка, - Чтоб получить здесь комнату, надо сначала снять девушку.

   Старшая рыжая девушка хихикнула, видно её откровенно позабавила сложившаяся ситуация. А младшая недоуменно уставилась на сидевших вдоль стены полураздетых девушек этого заведения:

   - Так вроде же из них никто не висит. Или надо сначала их повесить, а потом снять понравившуюся? Да? А остальных оставить висеть? Или тоже поснимать?

   - Листик, не надо ни кого вешать, чтоб потом снимать, это просто так говорится, - нашёлся мужчина, - Эти девушки, в той комнате, которую сняли, оказывают услуги... Гм...

   - Да? Мне тоже будут оказывать услуги? А какие услуги? Может одна не справится, так сразу двоих возьмём? - Заинтересовалась девочка.

   - Эти услуги вряд ли тебе нужны! Они тебе не подойдут! - Пришла в себя хозяйка заведения.

   - Ну почему не подойдут? - Возмутилась девочка, - Может я о такой услуге давно мечтала!

   - Я хочу снять у вас две комнаты, одну для себя и сестры, вторую для нашего спутника, - решительно заявила старшая девушка, подходя к стойке портье. Девушка закрутила волчком, а потом, прихлопнув, остановила большую золотую монету, достоинством в десять венисийских дублонов. - Этого будет достаточно на три дня. А там посмотрим.

   - Эээ... - Начала хозяйка заведения, не зная как обращаться к этой щедрой девушке.

   - Леди Милана. - Подсказал мужчина, потом представил младшую девушку и представился сам, - Леди Лионелла, Рен Вир.

   - Господин Рен Вир, - поправила старшая девушка.

   - Господин Рен Вир, - согласился мужчина, хозяйка заведения и швейцар отметили, что мужчина находится в подчинении у этой девушки, об этом говорило его уважительное обращение к ней и к её сестре на "вы".

   - Что вы можете нам предложить? - Обратилась девушка к мадам Зизи. - Я хочу приличное помещение с ванной.

   - Для вас, - мадам на мгновение замялась, эта девушка хотела просто остановиться в "Дворце наслаждений", похоже ей не нужны услуги, оказываемые здесь, но заплатила она даже больше чем платят клиенты, за то же время, что они здесь проводят с девушками. Мадам Зизи угодливо улыбаясь, продолжила, - Для вас и вашей сестры, наилучшие апартаменты! Холл и великолепная спальня! Мягкая мебель! Заскийские ковры! Чудный вид из окна, роскошная ванная комната с мраморным бассейном!

   - Бассейн это замечательно, - захлопала в ладоши рыжая девочка. - А мягкая мебель это великолепно!

   - Ли! - Очень строго сказала старшая девушка, при этом незаметно подмигнула своей младшей сестре, - Это приличное заведение! Когтями мягкую мебель здесь драть нельзя!

   - Да? - Обижено спросила рыжая девочка, подняла руку, её маленькие перламутровые ноготки превратились во внушительные когти, - Совсем, совсем? Ну, разве это приличное заведение? Тут надо снимать ещё не повешенных девушек и ничего драть нельзя! Совсем-совсем нельзя? Ничего и никого драть нельзя?

   Девочка обиженно посмотрела на побледневшую хозяйку заведения. Мадам Зизи растерянно глянула на своего помощника, Ритала Акролинно. Тот тоже побледнел, представив себе, как этот милый ребёнок своими когтями превращает в щепки мягкую мебель и рвёт на лоскутки дорогие, ручной работы, заскийские ковры. Решив, что немаленькая сумма уплаченная этими клиентами, может не покрыть того возможного ущерба, который эти странные постояльцы могут нанести столь приличному заведению, Ритал, выпучив глаза, решительно выпалил:

   - А наши девочки? Они не должны оставаться без работы! У нас приличное заведение, если вы у нас останавливаетесь, то должны пользоваться услугами нашего персонала!

   - Персонал это кто? Ваши девочки? - Заинтересовалась рыжая девочка. - А пользоваться услугами персонала это как? Если драть нельзя?

   - Персонал это эти девушки, - кивнув в сторону застывших в креслах девушек, подтвердила леди Милана. Потом, показывая, что поняла, о чём говорил швейцар, достала вторую золотую монету, положила её на стойку.

   - Ага! - Довольно зловеще произнесла девочка, - Так это те, которых снимать приходится, хотя они совсем не висят! Всех возьмём или выбирать будем?

   - Выбирай, - вздохнула старшая.

   Девочка прошлась вдоль сжавшихся девочек заведения, как-то странно прошлась, медленно и очень мягко, при этом перекатываясь с пятки на носок. Пройдясь до конца ряда кресел, она резко развернулась и тихо, но зловеще произнесла:

   - Сидим? Бездельничаем? А служба стоит? Только лучшие из лучших... Самые достойные из достойных, достойны! - И неожиданно рявкнула, голосом фельдфебеля орущего на новобранцев на плацу, - Встать! Смирно!

   Подскочившие полуодетые девушки весёлого заведения испуганно замерли, а старшая сестра раскомандовавшейся девочки, засмеялась:

   - Листик, не надо здесь устраивать занятий по строевой подготовке и долго отжиматься от пола они не смогут! Да и с песней тут ходить негде, выбирай двоих и пошли, я помыться хочу в роскошной ванной с бассейном!

   - Ага, - немного обиженно ответила девочка, которой, как все поняли, сестра не разрешила поразвлекаться. Она ткнула пальцем в двух замерших девушек и грозно, нахмурив бровки, спросила:

   - Имя! Звание!

   - Лулу, Кики, - ответили на первый вопрос девушки, растерянно моргая и не зная, что ответить на второй.

   - Совсем дикие, - сокрушённо вздохнула девочка, отследив взгляд своего спутника она ткнула пальцем ещё в одну девушку, потом немного подумав, указала на стоящую рядом с ней, - Ты и ты, пойдёте с Реном.

   - Листик! - Удивлённо начала леди Милана, но девочка, опережая её вопрос, глубокомысленно ответила:

   - На всякий случай, а вдруг одна не справится, запасная не помешает.

   - С чем не справится? - Прыснула старшая, младшая так же глубокомысленно ответила:

   - Так услуги же оказывать, - сделав подтверждающее движение бровями, рыжая девочка озабоченно добавила, - Я вот думаю, не мало ли будет, может ещё нескольких взять?

   - Хватит, хватит! - Засмеялась старшая, повернулась к стойке и спросила у вконец ошалевшего Ритала Акролинно, - Где наши комнаты?

   - Третий этаж, апартаменты люкс, - ответила вместо швейцара-охранника хозяйка.

   - Пошли, Листик, - сказала старшая девушка и направилась вверх по лестнице, младшая поскакала за ней на одной ножке, предварительно скомандовав выбранным девочкам заведения:

   - За мной! Рысью!

   Пришедший в себя швейцар поинтересовался у замешкавшегося Рена:

   - Кто это? Кто они?

   - Замечательные девушки, путешествуют инкогнито! - ответил Рен, сделав страшные глаза. Потом подхватив свой вещмешок, тоже пошёл вверх по лестнице, выбранные Листиком для него девочки засеменили следом.

   - А мешочки-то у них тяжёленькие,- заметил швейцар, мадам Зизи удивлённо на него посмотрела, а Ритал пояснил, - Девочки их сами понесли, а младшенькая на одной ножке по лестнице вверх попрыгала, да быстро так!

   И оба они задумчиво посмотрели вслед этим странным клиентам или постояльцам?

   Оглядев выделенные апартаменты, Листик осталась довольна. Она заявила, удивив девушек выбранных ею для оказания услуг:

   - А не плохая у вас тут пещерка!

   Пока Милисента заказывала ужин, Листик наполнила холодной водой небольшой бассейн и плюхнулась в него. Милисента хихикнула и залезла в ванную. Лулу и Кики помогли ей помыться, потом уложили на широкую лежанку и стали делать массаж. Девушки делали это очень умело, Милисента от удовольствия закрыла глаза. Неожиданно одна из девушек испуганно завизжала. Подхватившаяся Милисента увидела, что девушка, белая от страха стоит у бассейна и визжит. Вторая девушка, подбежавшая к ней, глянула в бассейн и тоже завизжала, предварительно побелев даже больше чем первая. Милисента не спеша встала лежанки и завернулась в махровую простыню и выжидающе стала смотреть на входную дверь. Через некоторое время, дверь распахнулась, и в ванную комнату ввалился полуодетый Рен с мечом, за ним появился швейцар с тяжёлой дубинкой, за ними виднелись обеспокоенная мадам Зизи и несколько девушек. Рен с беспокойством смотрел на Милисенту, а швейцар и мадам на своих девушек. Девушки перестали визжать и прижались к стене за бассейном.

   - Что случилось? - Спросила мадам Зизи.

   - Там, она... Вода ледяная... А она! Уже долго... Всё время пока леди мылась! - Залепетала девушка первой, подошедшая к бассейну. Швейцар и мадам Зизи подошли к бассейну, заглянули в него и тоже побледнели. Мадам попробовала воду рукой и ойкнула. Швейцар тоже попробовал воду, и скорбно закатив глаза, сказал, обращаясь к Милисенте:

   - Леди, ваша сестра... Она напустила в бассейн очень холодную воду... Скорее всего, судорога, и она не смогла... Леди, я сожалею...

   Милисента не спеша подошла к бассейну, на дне его, широко раскинув руки, лежала Листик с закрытыми глазами. Тоже подошедший Рен, хмыкнул и улыбнулся, вызвав недоумённые взгляды персонала "Дворца наслаждений". А рыжая девушка удивила всех ещё больше, мало того, что она тоже заулыбалась, так она ещё похлопала ладонью по поверхности воды и сказала:

   - Листик, вылазь!

   Лежащая на дне рыжая утопленница открыла глаза, потянулась и одним движением выметнулась из воды. Удивлённо оглядев всех собравшихся в ванной комнате, нисколько не смущаясь своей наготы, она гневно закричала:

   - Разве это приличное заведение! Если на всё это заведение только одна ванная комната! Безобразие!

   Снова завизжавшие девушки, поперхнулись, а мадам, хоть и бледная, но вступилась за честь своего заведения:

   - Неправда! У нас во всех апартаментах есть ванные!

   - Да?! Если есть, то почему вы все сюда мыться пришли! Если везде есть, то почему пришли ко мне в бассейн!

   - Листик, они решили, что ты утонула... - Начала завёрнутая в махровую простыню Милисента, но возмущённая Листик, закричала ещё громче:

   - Ну так и что, что утонула?! Что, мне уже и утонуть нельзя?! Даже когда утонула, покоя нет! Решили, что если утонула, то можно ко мне в бассейн без спроса влезть!

   - ...и пришли посмотреть... - Попыталась закончить Милисента, по этим только сильнее рассердила девочку:

   - Ааа! Так они все сюда подглядывать за мной собрались! - Возмутилась Листик, в руках девочки появился огненный шар. Жар от этого шара ощутили все и подались назад, только тем двум девушкам, которые были выбраны Листиком, отступать было некуда, они оказались прижатые к стене. Одна зажмурилась, пытаясь от жара прикрыться руками, а вторая, которая первая увидела девочку в бассейне, заикаясь, сказала:

   - Вода же в бассейне холодная...

   Девочка бросила свой огненный шар в бассейн, оттуда пошёл пар, вода там сразу закипела. Девочка спросила:

   - А так лучше? Уже горячая!

   - Очень горячая! - Ответила девушка. Рыжая девочка скривилась и сказала, обращаясь к своей сестре:

   - Мил, пошли отсюда! Это заведение совсем не приличное! Какое-то неправильное! Девушек надо снимать, хоть они совсем не висят. Когда купаешься, они всем своим заведением подглядывать прибегают! Вода им не нравится! То холодная, то горячая! И мебель когтями драть нельзя!

   - Листик, они больше так не будут, - Сказала Милисента и грозно посмотрела на засмущавшихся людей, те закивали, показывая, что больше так делать не будут. А девушка продолжила, - Вот видишь, не будут. Они исправятся, прямо сейчас исправятся! А к ужину, на десерт, я заказала мороженое.

   - Да? Мороженое? - Переспросила девочка, - Ну тогда на ужин ещё останемся, я надеюсь, они хорошо воспитаны и не прибегут есть из моей тарелки?

   Старшая девушка засмеялась, а потом сказала, обращаясь к так и стоящим в ступоре людям:

   - Если вопросов больше нет, то попрошу покинуть нас. Мы хотим закончить мыться, а вы нас смущаете!

   - Ага! Совсем смущаете! - Подтвердила слова своей сестры рыжая девочка, села на край бассейна и поболтала в кипящей воде ногами. Когда в ванной остались только сёстры и две девушки из местного "персонала", Милисента уложила Листика на лежанку. Приказав девушкам, сделать сестре массаж, сама нырнула в крутой кипяток бассейна. Тихонько подошедшая к краю бассейна одна из девушек осторожно заглянула туда и увидела там рыжую девушку, лежащую на дне раскинув руки и закрыв глаза.

   Этот гндольеро не пел. Он только что-то тихонько бормотал, если внимательно прислушаться, то в его бормотании можно было услышать морские термины, что-то из животноводства и всё это было переплетено красочными орочьими описаниями, и ещё много разных неприличных слов. День уже клонился к закату, а эти пассажирки, которые наняли гондолу ещё утром и щедро авансом заплатили, достали этого лодочника до самых печёнок и даже глубже. Вернее достала одна -- красавица с бронзовыми волосами. А всё так хорошо начиналось, гондольеро увидел двух красавиц, сошедших с почтового дилижанса. Он успел к ним первым, опередив конкурентов, и предложил свои услуги гида и перевозчика. Женщины уже не молодые, лет тридцати пяти, сорока. Но если одна была просто красива, то вторая, не смотря на свой возраст, ослепительно красива, и как оказалось в дальнейшем, ослепительно стервозна!

   Сначала, обе женщины благосклонно слушали пояснения гида-гондольеро, а когда он попытался запеть, то бронзововолосая попросила его -- не сотрясать воздух своим визгом. Этот гондольеро, как и всякий другой, считал, что у него красивый голос и пассажиры должны с восторгом слушать его пение, тем более, что гондольеро не всяким пели. Далее бронзововолосая красавица стала отпускать едкие замечания, по поводу всего что видела, в том числе и про самого лодочника. Когда же обе дамы, решили поселиться в одну из гостиниц и не нашли свободных комнат, а, как известно, перед карнавалом свободных мест нигде нет, то стали вообще невыносимы. Гондольеро даже с некоторым злорадством возил их от гостиницы к гостинице, сначала они объехали все роскошные, потом попроще, потом совсем простые. Лодочник с удовлетворением наблюдал, как эти холёные красавицы морщили свои носики, при виде последних предложенных вариантов. Только сейчас он вспомнил те детали, на которые не обратил внимания, ослеплённый красотой этих женщин. Они приехали на почтовом дилижансе, а все более или менее знатные и богатые дамы прибывают в Венисийю на карнавал, в своих каретах или в наёмных экипажах и всегда в сопровождении кавалеров, родственников, поклонников, в общем, не одни. У этих дам не было заранее заказанного места в гостинице, что тоже было довольно странно, ведь они знали куда ехали. Когда же рыжеволосая отпустила очередное замечание:

   - Какой-то негостеприимный городишко, с канавами вместо улиц!

   Гондольеро не выдержал и уже хотел предложить дамам отвезти их в один из постоялых домов в припортовом районе, как эта красавица, скомандовала:

   - А ну-ка, подойди-ка к той стороне.

   Там, на берегу канала, стоял рыжий мальчишка и корчил рожи, лодочник не понял, чем этот пацан, каких много в любом городе привлёк внимание красавицы.

   - Ну? - Спросила женщина у этого мальчишки, так как будто знала, что тот ей должен что-то рассказать.

   - О, прекрасные леди! Вы пребываете в затруднении, а я могу решить все ваши проблемы, всего за один серебряный талер! Или за три порции мороженого!

   - Можешь? Все проблемы? Тогда решай! - Приказала бронзововолосая, а её спутница почему-то захихикала. Мальчишка назвал адрес, гондольеро удивлённо поднял брови, но спорить не стал, а быстро погнал туда свою лодку. Когда лодочник выгружал вещи красавиц у здания с красным фонарём, бронзововолосая спросила мальчишку:

   - Довольно миленько, а что это за гостиница? Название какое-то очень оригинальное - "Дворец наслаждений", не находишь, дорогая, что название для гостиницы уж очень претенциозно? - Последний вопрос красавица адресовала своей хихикающей спутнице. Та, продолжая хихикать, ответила:

   - Рамана, это бордель!

   - Чтооо! - Возмутилась бронзововолосая и схватила мальчишку за ухо, - Ты, куда нас привела?!

   Гондольеро выгрузив последний саквояж, быстренько погрёб от этого борделя, пока его стервозные пассажирки не опомнились, поэтому он не слышал то, что, с усмешкой, сказала чёрноволосая женщина своей бронзововолосой спутнице:

   - Рамана, да, это бордель, зато он очень шикарный.

   Женщины вошли в холл, причём бронзововолосая женщина так и не выпустила ухо рыжего подростка, тот канючил:

   - Тётя Рамана, отпусти, пожалуйста, ну отпусти, пожалуйста.

   - Ага! - Сказала тётя Рамана, - А ты зачем нас в бордель заманила?

   - Тут ванные комнаты с бассейном, массаж, мороженое очень вкусное! И кофе по утрам в постель подают, девушки подают, совсем голые!

   - Листик, а голые-то почему? - Удивлённо спросила Рамана, выпуская ухо рыжего подростка.

   - Не знаюууу, - потёрла ухо Листик, а усмехнувшаяся чёрноволосая женщина засмеялась:

   - Так бордель же, здесь так принято, всё для удовольствия клиентов.

   - Какое-то странное понятие об удовольствиях, ну кофе в постель я ещё понимаю, но при этом смотреть на голую девку? - Хмыкнула Рамана и подошла к стойке, где стоял изумлённый швейцар. Женщина перегнулась через стойку, схватила швейцара за грудки и легко подняла, встряхнула и вежливо попросила полузадохнувшегося мужчину:

   - Милейший, мы с подругой хотели бы у вас остановится. Если это возможно, моргните два раза!

   Швейцар быстро-быстро заморгал, бронзововолосая уже не женщина, а молодая девушка, она помолодела, как только вошла с улицы в помещение, отпустила перепуганного мужчину со словами:

   - Как мило с вашей стороны, вы такой чуткий! Где вы нас поселите? Мы привыкли жить в комфорте, с удобствами, а я ещё хочу, чтоб у меня в ванной комнате был бассейн.

   - Тётя Рамана, на третьем этаже, там, где мы живём, рядом есть такая же пещерка, она не занята, - подсказала Листик. - Там тоже есть бассейн, мраморный!

   - Да, леди! На третьем этаже только пара ВИП апартаментов, одни занимают леди Милана с сестрой, - при этих словах швейцар судорожно сглотнул, мысленно похвалив себя, что спутника девочек, он поселил на втором этаже, - А вторые будут предоставлены вам!

   - Ага, - подтвердила Листик. - Только к пещерке ещё местный персонал полагается. Это такие девушки, которых снять надо.

   - Как? Снять?! - Переспросила спутница бронзововолосой, переспросила и захохотала, - Это ж надо, если б мне сказали, что я буду снимать в борделе девушек...

   - Леди Стэлла, это совсем не трудно! Они же не висят! - Начала просвещать женщину Листик. Но видно о чём-то подумав, девочка поправилась, - Может, и висят только не здесь и не высоко.

   Чёрноволосая снова захохотала. Потом взяла девочку за плечи, приблизила к себе и сказала:

   - Листик, давай на ты? А? И называй меня тоже тётей, а то мне как-то неудобно.

   - Хорошо тётя Стэлла! - отозвалась девочка и чмокнула Стэллу в щёку, как бы закрепляя вновь образовавшиеся родственные отношения. Пока они разговаривали, Рамана говорила со швейцаром и появившейся хозяйкой "Дворца наслаждений":

   - Раз уж мы здесь остановились, то я хочу жить в комфорте, поэтому никаких других постояльцев. Понятно?

   - Но как же мы закроемся? - Возразил швейцар. - К нам могут прийти постоянные клиенты, надо же им как-то объяснить то, что у нас закрыто! И почему закрыто!

   - Повести на дверях табличку -- закрыто на переучёт, - Бронзововолосая девушка пожала плечами. - Вы же можете что-нибудь здесь переучесть, своих девочек, например. Что ещё можно переучитывать в таких заведениях?

   - Но у нас же весьма приличное заведение... - Начал робко возражать швейцар.

   - Я знаю, что у вас тут, за заведение, - Прервала его Рамана. Хозяйка весьма приличного борделя кивнула и тоже попыталась возразить:

   - Но наши девочки... Они же должны работать, доход приносить!

   - Вот пускай работают, на нас, массаж делают, и кофе по утрам в постель приносят, - решительно заявила Рамана и быстрым движением, будто из воздуха достала стопку золотых монет, - Этого хватит, чтоб арендовать всё ваше приличное заведение на неделю, а там посмотрим.

   Увидев эту стопку, мадам Зизи аж задохнулась, а швейцар с угодливой улыбкой произнёс:

   - Леди! Всё будет в лучшем виде, я прослежу... Да, прослежу чтоб наши девочки... Да я сам готов...

   - Кофе в постель? Голым? - Спросила Стэлла, они с Листиком закончили устанавливать свои родственные отношения, теперь слушали разговор Раманы с руководством "Дворца наслаждений". Стэлла хихикнула и отрицательно покачала головой:

   - Вот этого не надо! - И тихо, так чтоб услышали только Рамана и Листик, добавила, - Если он это сделает, то у меня надолго аппетит пропадёт!

   Бенуато Грандолли, стоял у окна своего кабинета и любовался главным каналом города. В это время жизнь на канале кипела круглые сутки, казалось, город вообще не спал. Как же можно спать, когда бушует карнавал! А карнавал именно бушевал. Танцы, песни и масса других развлечений, не умещались в палаццо для этого предназначенных, это всё выливалось на улицы, входило во дворцы знати и в дома простых горожан. Равнодушных не было, веселились и жители города, и многочисленные гости, веселились все!

   Дож с сожалением оторвался от окна и повернулся к директору департамента обеспечения безопасности торговли. Тот, терпеливо ждавший этого момента, доложил:

   - Посольство Чевелинни пребывает завтра, оно увенчалось полным успехом. Королева Милисента обещала даже больше, чем мы рассчитывали, и эта помощь уже оказывается. Венья перекрыта в среднем течении подразделениями зелийской армии...

   - Армии, понимаете Геронимо, армии! Не дворянским ополчением и не дружинами вассальных баронов, а именно подразделениями армии! Регулярной армии! Эта девочка создала армию по образцу легионов старой Империи!

   - Ваша милость, но эта регулярная армия не так уж велика, основу военных сил Зелии по-прежнему составляет дворянское ополчение, - возразил Чайата.

   - Так многие думают, и королева Милисента всеми силами поддерживает это мнение, но вспомните зимнюю кампанию в Никойе! Там против дворянского ополчения, а фактически всей армии Гринеи королева Милисента выставила всего два своих корпуса. И эти два корпуса разгромили гринейцев! Это заметьте, меньше половины тех сил, которые есть в её распоряжении, именно в её распоряжении! А у неё таких корпусов - пять! Она ими распоряжается единолично, не оглядываясь на совет пэров, как это было бы с дворянским ополчением. А сейчас всего одного корпуса оказалось достаточно для того, чтоб король Аримар, даже не смотрел в нашу сторону!

   - Вы думаете, что королева Милисента может... - Начал Чайата.

   - Вы читали донесение Чевелинни, он заверяет, что королева Зелии не намерена предпринимать в отношении Венисии никаких агрессивных действий. Тем более что поддержка нам с её стороны уже оказывается. И я думаю, что если бы Милисента захотела что-либо предпринять, то она бы это уже сделала. Ей это просто не выгодно, а как информировал нас четвёртый нобиль, она весьма прагматична, и не упустит выгоды и, тем более, не допустит убытков.

   - Да уж те условия нового договора, что заключил Чевелинни, вызовут возмущение в сенате, его и так обвиняют в лоббировании интересов соседнего королевства, теперь могут в этом обвинить и вас, ваша милость.

   - Могут, - усмехнулся дож, - Могут и обвинят. Но в том договоре, что везёт наш посол для ратификации, есть пункт о том, что будет в случае его не утверждения сенатом. Милисента просто подымет пошлины на наши товары и увеличит стоимость их транзита через свою территорию, и к тому же в этом случае она может решить, что оккупация ей более выгодна!

   - Да, умная и решительная девочка, - кивнул директор департамента обеспечения безопасности торговли.

   - Согласен, - тоже кивнул дож, - Но и советники у неё тоже не глупыё. Одна леди Грег многого стоит!

   - Но меня беспокоит, что королева Милисента обещала нам магическую помощь, но в составе возвращающегося посольства Чевелинни, зелийских магов нет.

   - А вы как думаете? - Усмехнулся Бенуато Грандолли. Геронимо Чайата усмехнулся в ответ, только его усмешка была кривоватая:

   - Думаю, эти маги уже здесь, Вирит Клари поступит именно так.

   - Если министр безопасности Зелии настолько предсказуем... - Начал дож, Чайата усмехнулся, Грандолли замолчал и удивлённо уставился на своего начальника службы безопасности, а тот, продолжая также криво улыбаться, сказал:

   - Когда они прибыли, сколько их и кто они, я так и не смог узнать. Не смог, хотя внутренняя служба, да что служба, весь мой департамент стоит на ушах! - То ли обиженно за свою службу, то ли восхищённо службой своего зелийского коллеги проговорил Чайата.

   - Чевелинни написал, что это станет известно после возвращения посольства, он, скорее всего, это знает, но видно у него существуют договорённости с королевой Милисентой о неразглашении этой информации. И он эти договорённости строго соблюдает. - Пожал плечами Грандолли, - мы тоже это узнаем, не позже завтрашнего дня. А что вы хотели мне ещё сообщить, друг мой?

   - Очень странное донесение коменданта крепости Крионских ворот, вот прочтите, - начальник службы безопасности подал дожу лист бумаги, тот развернул и начал читать, время от времени хмыкая. Закончив читать, он вопросительно уставился на Чайату. Тот прокомментировал:

   - Не верить нет оснований, комендант крепости сам маг, вряд ли он мог так ошибиться. Тем более что он написал об этом и главе своего клана, мало того он дал этим девочкам рекомендательное письмо к старому Тарапилино. Но эти девочки пропали, будто в воду канули, капитан судна, на котором они приплыли, говорит, что они сошли, не доезжая до порта.

   - А не могут ли эти девочки быть теми самыми магами, которых нам с такими мерами предосторожности направил граф Клари? - Поинтересовался дож.

   - Нет, - уверенно сказал Чайата, - они сели на корабль в самом центре Крионских болот. Чтоб туда добраться из Зелии надо лететь по воздуху, но даже по воздуху, на драконе, они не могли преодолеть такое расстояние так быстро. И это две молоденькие девушки, одна вообще -- подросток. Да они обладают выдающимися способностями, но этого мало, надо ещё пройти соответствующее обучение. А они, как видно из письма коменданта Тарапилино, только собираются учиться.

   - Друг мой, этих девочек надо найти, обязательно найти! И расположить к себе любой ценой! Выделить им государственную стипендию, предоставить достойное жильё, в общем, они не должны попасть в любой из кланов. Они должны служить республике! Позаботьтесь об этом, - Грандолли отдал донесение коменданта крепости Крионских ворот Чайате, - что там ещё?

   - Это судно "Макрель", на котором эти девочки прибыли в Венисийю, попало в засаду. Самое интересное, что о том, что капитан решит сокращать путь и пойдёт не центральным фарватером, а протоками, почти ни кто из команды не знал. Пассажиры тем более не знали, - предвосхитил вопрос дожа, начальник тайной службы. - Само нападение тоже очень подозрительно...

   Дож удивлённо поднял брови, а директор департамента обеспечения безопасности торговли пояснил:

   - Как удалось узнать, капитан судна по приказу нобиля Фарратти взял на борт груз в несколько тюков канабура. И как выяснилось появившийся буриам, который сейчас сбывают по демпинговым ценам, изготовлен именно из этой партии канабура. Торгуют буриамом неизвестные личности, но за этими людьми виднеются уши Фарратти. Эта торговля сбивает цены Дзиринталли.

   - Вы думаете, Геронимо, что Фарратти... - Дож снова поднял брови.

   - Именно, ваша милость, сбывая по дешевке буриам, Фарратти прибыли не получат. Но прибыли не получат и Дзиринталли, а они и так, в последнее время, несут убытки. Поэтому нападение на "Макрель" скорее всего, организовали именно они. Информатор, сообщивший о изменении маршрута, несомненно находился на судне, и им пожертвовали. Я боюсь, что назревает межклановая война.

   - Ай, как это не ко времени, - покачал головой дож, - это надо предотвратить любым способом. Эти межклановые разборки ослабят республику, а это ни как нельзя допустить! Особенно сейчас! А эти девочки, получается, попали ещё и в эти разборки. Этих девочек надо найти, обязательно найти!

   А девочки, которых так хотел найти дож Венисийской республики, сидели на третьем этаже весьма приличного заведения, называвшегося - "Дворец наслаждений". Сидели компании ещё двух девушек. Листик ела мороженое, остальные пили кофе. Они гуляли по карнавальному городу всю ночь, вернулись только под утро. Проспали всего три часа и готовились снова, отправится в город.

   - Буриам продают на каждом углу и по ценам раза в два ниже, чем обычно, - сказала Вилари, - это может означать только одно, кто-то очень стремиться лишить прибыли основного продавца этого зелья. А насколько я знаю основной продавец - это семья, или клан, Дзиринталли. А на ногу им наступили Фарратти или с их помощью кто-то третий не известный нам. А это, скорее всего, начало межклановой войны.

   - А чем это может помешать нам? - Спросила Рамана.

   - Будет не до экспедиции в сторону Драконьего архипелага, или же та часть эскадры, что уйдёт первой, не получит помощи.

   - Получается, что эта заварушка в этом чудном городе выгодна тому, кто окопался на архипелаге? - Спросила Рамана.

   - Да, получается именно так, а отсюда мы имеем интересный вывод -- неизвестный на архипелаге, боится похода эскадры с магами, или очень опасается. - Ответила Вилари, допивая кофе. Она с сожалением посмотрела на пустую чашечку, затем щёлкнула пальцами, в комнату вбежала девушка.

   - Лулу, будь добра, свари ещё кофе. У тебя просто, замечательный кофе получается!

   - Будет исполнено, госпожа, - поклонилась девушка и, забрав пустые чашки, выбежала из холла.

   - Да, подруга, всего два дня, а как ты их вымуштровала, - улыбнулась Рамана.

   - Эх! - Вздохнула Листик, отрываясь от мороженого, - разве это вымуштровала? Они же...

   - Строем не ходят, строевые песни не поют! - Хихикнула Милисента, Листик обиженно надулась, а её сестра обняла девочку и попросила, - ну, не дуйся, а то у тебя такой вид, будто ты кого-то укусить хочешь. Тебя и так местные девочки боятся больше всех, даже больше чем Раману. Не дуйся, я тебе ещё мороженого закажу.

   - Ага, - оттаяла девочка, прижалась к сестре и хитро прищурившись, попросила, - три порции! Вишнёвого!

   - Ага! - ответила Милисента, и все засмеялись. Отсмеявшись, Стэлла Вилари, снова став серьёзной сказала:

   - Нам с Раманой завтра надо появиться у Тарвиано Чевелинни, а то получится как-то неудобно, пообещали и не выполняем. А появиться у посла, значит официально обозначить свое присутствие, то есть засветить место нашего жительства. Возникнет вопрос...

   - Что мы делаем в борделе? - Засмеялась Рамана.

   - Живём мы здесь, - снова насупилась Листик, а Милисента засмеялась:

   - Живём и мороженое кушаем!

   - Ага, - подтвердила Листик, а Вилари сказала:

   - Значит, вам надо перебираться в порт, или лучше сразу на корабль. Завтра надо пройтись ещё раз посмотреть, что за суда стоят в гавани. А мы переедем к Чевелинни. Только вот жалко, девушек там не будет, уж очень они замечательно кофе варят!

   - Так в чём проблема? - Пожала плечами Рамана, - надо нам девушка для варки кофе, значит, прихватим, одну. А ещё одну для массажа, это у них тоже хорошо получается. Мил, я вижу, тебе тоже нравится, так тоже возьми. Только не больше двух.

   - А почему? - Удивилась Милисента. Рамана ехидно улыбнувшись, ответила:

   - Если больше двух будет, Листик их строить начнёт, заставит с песней ходить.

   - Ага! - Подтвердила девочка, все снова засмеялись, а Милисента снова обняв сестру, спросила:

   - Листик и откуда у тебя такие командные наклонности?

   - Это у неё драконьи инстинкты проснулись, - засмеялась Рамана. - Ей надо кого-нибудь погонять, если не горных козлов, то хоть девок из этого приличного заведения.

   - Ага! - Кивнула Листик, - ещё у меня инстинкты просыпаются, когда я мороженого хочу!

   - Это всё хорошо, - сказала Стэлла, отсмеявшись, а потом обратилась к Млисенте, - вы себе корабль присмотрели? Карнавал через два дня заканчивается, вам надо отплыть, пока здесь праздничная неразбериха, потом вас искать начнут.

   - Уже ищут, - кивнула Милисента, - я заметила интерес к нам, проявленный некими подозрительными личностями, пришлось пару раз уходить от слежки. А корабль мы себе нашли, шхуна "Летящая по волнам", такой небольшой аккуратненький кораблик, скорее всего контрабандист. Уж очень маленький, но при хорошей мореходности. Далеко и быстро по морю бегать может, а вот груза много не возьмет. Как раз, такой как нам надо.

   - Ага, - сказала Листик, - Мил, а почему у этих кораблей такие ласковые названия? А у военных напугивающие?

   Вместо Милисенты ответила Стэлла:

   - Моряки народ суеверный, они верят что корабль, если это не живое существо, то где-то близко. Душу, уж точно имеет. Поэтому он должен иметь красивое благозвучное имя, ведь во многом имя определяет характер.

   - Как вы судно назовёте, так оно и поплывёт, - хмыкнула Милисента.

   - Да, где-то так, что можно ожидать от корабля носящего имя "Дырявая калоша"? Или "Чёрная каракатица"? В самый неподходящий момент такое судно проявит свой норов, подведя, а то и погубив свою команду. - Кивнула Стэлла.

   - А военные корабли? - Спросила Листик, - биремы и триремы называются "Неустрашимый", "Грозный", "Гремящий", а почему не "Владыка морей"? Или вот мы сюда плыли на корабле, так он "Макрель" назывался. Это название нормальное? В него дух этой рыбы вселиться не может?

   - Море, оно тоже живое, если назваться его владыкой, то оно может обидеться и отомстить. А "Макрель" - вполне нормальное название. Макрель это промысловая рыба, она кормит прибрежные деревни, так, что такое название - дань уважения, это всё равно, что назвать свое судно - "Кормилица", - пояснила Стэлла.

   - А вот заскийский большой корабль, что в порту стоит, он так и называется - "Повелитель морей"? - Удивилась Листик. - Получается, что это неправильное название?

   - Заскийцы никогда не были хорошими мореходами, и у них все названия традиционно начинаются с повелителя, владыки или властелина, - хихикнула Милисента.

   - Ну не скажи, - покачала головой Стэлла, - вон, яфрские купцы, по всем морям ходят, венисийцам нешуточную конкуренцию составляют. Но их торговые корабли носят обычные женские имена -- Зумра, Хираза. Я думаю, что называют они их в честь своих жён или дочерей. А вот военный флот у Заскийского султаната, действительно, очень слабый, хоть военные корабли они строят большие и мощные. Но поплавает такой "Повелитель", и обязательно с ним какая-нибудь неприятность случится.

   - Ага, вот "Повелитель морей" - такой большой корабль, больше чем все местные и солдат на нём много! Наверное, с ним все бояться связываться, пугаются, - вставила своё мнение Листик.

   - Это точно, здоровая дура! Но если он сойдётся с венисийской триремой, то я поставлю на трирему - высказала своё мнение Милисента, и пояснила, - у заскийцев гребцы -- рабы, то есть в бою от них толку мало, наоборот, надо следить, чтоб не взбунтовались. Получается, что часть бойцов уже занята!

   - Да какие они бойцы! - Возразила Стэлла, - за рабами смотрят не бойцы, а надсмотрщики, от них в бою никакого толка.

   - А чего тогда этот чемодан вообще сюда приплыл? - Спросила Листик.

   - Привезли какую-то знатную особу на карнавал, они послезавтра должны уже уйти, - ответила Стэлла, - судя по размеру корабля, это кто-то из правящей династии.

   - Военный корабль использовать как яхту для члена султанской семьи? - Удивилась Милисента, - это же так расточительно! Тем более что эту особу никто не видел. А если она присутствует на карнавале инкогнито, то и её визит можно было поскромнее организовать, так чтоб это не бросалось в глаза.

   - Не все же такие экономные как наша всемилостивейшая королева, - хихикнула Стэлла и добавила в восточном стиле, изобразив придворный заскийский поклон, насколько это можно было сделать сидя и с чашечкой кофе в руках. - Да прибудет она в вечном здравии! Да продлятся дни её мудрого правления! Да не оскудеет венценосная рука, милости дающая!

  -- Ага! Особенно когда мороженое дает! - Попыталась повторить поклон Стэллы, Листик, при этом девочка ляпнула на сестру мороженым.

  -- Вот, никакого к королеве уважения! - Возмутилась Милисента, вытирая мороженное.

  -- А что ж ты хотела? - Усмехнулась Рамана, - у тебя же нет такого большого корабля! Так какое может быть уважение? Ладно, если всё решили то завтра утром съезжаем из этого весьма приличного заведения, переговоры с местным начальством о том, чтоб отпустили тех девушек, которых мы заберём с собой, я возьму на себя, думаю, мне не откажут, у меня есть нужные аргументы.

  -- Тогда, я сегодня поговорю с капитаном "Летящей по волнам", думаю, он мне не откажет, - сказала Милисента, а Листик важно кивнула:

  -- Ага, и нам с Мил не откажут! У нас просто огромная куча нужных аргументов!

   Девушки засмеялись.


Глава третья. | Листик, приключения продолжаются | Глава пятая.