home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 1

В первый раз Бизнесмен увидел незнакомку возле бассейна у подножия монументальной башни дорогой гостиницы в Йоханнесбурге. Это была молодая, длинноногая блондинка, свежая как только что сорванные фрукты. Она была одна и проводила всё своё время за плаванием и чтением книг — английских переводов француженки Саган и русского Достоевского. Плавала девушка красиво, естественно и спокойно — как рыбы, морские животные и хорошо тренированные спортсмены. Она по большей части игнорировала окружавших её мужчин, за исключением эпизодической вежливой полуулыбки официанту, принесшему стакан минеральной воды или сока.

Девушка одевалась в очень простые лёгкие сарафаны, светло-голубые джинсы и белые футболки. Она почти не пользовалась косметикой. У неё была чудесная бархатистая кожа и стройная фигура. Незнакомка была холодна, светла и прекрасна, как Снежная Королева из сказки Андерсена и как девушки с рекламы крема «Нивеа». Одним словом, она оказалась неизбежным центром внимания как состоятельных постояльцев — преимущественно белых, так и обслуживающего их персонала — исключительно африканцев. Даже Главный Католик — угасающий и думающий о вечном — не прошел бы мимо неё, не удостоив пастырским благословением и внимательным мужским взглядом. Скорее всего, после этого ему пришлось бы долго молиться, по обыкновению распростёршись в позе распятого на деревянном полу своей спальни.

Бизнесмен был неплохо выглядевшим сорокалетним австрийцем венгерского происхождения. Он был высок, мускулист, волосат как животное и космополитичен. Вдобавок он был абсолютно беспринципен и никогда и никого, кроме, разумеется, самого себя, не любил. Будучи торговцем оружием, всю свою сознательную жизнь он провёл на рубежах соприкосновения капитализма и коммунизма, ислама и христианства, законного и преступного. В восьмидесятые австриец продавал чешскую пластиковую взрывчатку и румынские автоматы ирландским боевикам, которые платили деньгами, щедро жертвуемыми американскими миллионерами. В девяностые он хорошо заработал, скупая для американцев у афганских бандитов и пакистанских спекулянтов ими же, американцами, поставленные зенитные ракеты «Стингер». На заре же нового тысячелетия бизнесмен решил, что настала пора разрабатывать новую рыночную нишу — торговли умными электронными компонентами. Такими, которые, например, могли превратить музейную иранскую ракету китайского производства в высокоточный снаряд, неуязвимый даже для самых современных средств противовоздушной обороны. Ещё одним приоритетным направлением деятельности преуспевающего торговца смертью стали уникальные технологии.

Бизнесмен, как и многие другие обитатели Центральной Европы, владел множеством иностранных языков, любил экзотические места и изысканные удовольствия, легко зарабатывал и легко тратил деньги. Его возбуждали опасные проекты, где удовлетворение одного клиента могло вызвать раздражение другого, его привлекали общение с опасными людьми, внимание сильных мира сего, быстрые машины и красивые женщины. Естественно, последние были для него всего лишь высоко ценимыми объектами для наслаждения — такими же, как бутылка дорогого вина или редкая сигара. Его импозантная внешность, общительность прирожденного торговца, способность заинтересовать многочисленными историями — своими и чужими, реальными и вымышленными, а также несомненный достаток и эпизодические проблески щедрости — всё это способствовало приятным приключениям с представительницами прекрасного пола самых различных национальностей, рас, возрастов и родов занятий.

Сейчас он коротал время в Йоханнесбурге в ожидании решения вопроса с приобретением небезынтересного прибора, способного направленным воздействием энергетического импульса вывести из строя электронику даже быстро движущегося объекта. Прибор был уникальным и, в соответствии с планом Бизнесмена, предназначался для нужд одного ближневосточного государства, во главе которого стоял амбициозный, хотя и не совсем психически здоровый лидер. Следуя неписаным правилам нелегальной международной торговли оружием, южноафриканцы — низкооплачиваемые руководители государственной корпорации — не изъявляли особого желания знать, кто в действительности купит новое изобретение. Их не смущало то, что официальным получателем должна была стать небольшая страна, немногочисленное население которой разговаривало на языке славянской группы, с трудом сводило концы с концами и слыхом не слыхивало о том, что на это самое приобретение планируется потратить треть её валового национального продукта. Южноафриканцам было по большому счету всё равно, коль скоро на соответствующих бумагах стояли подлинные печати и подписи таких же не удовлетворенных своим финансовым положением чиновников, как и они сами.

Сам же Бизнесмен, рассчитывавший на семизначную, как телефонный номер, комиссию и дальнейшее продуктивное сотрудничество с не совсем нормальным шейхом-нефтяником, привычно убедил себя в том, что если не он, то другие всё равно помогут тому наложить лапу на южноафриканское техническое чудо. А уж будет правоверный любитель современного оружия использовать изобретение для дистанционного отключения телевизионных передатчиков грешников-соседей, транслирующих богопротивные американские сериалы, или для подрыва атомных электростанций в Европе — на то была воля Господня!

В приподнятом настроении довольного собой богатого негодяя, собирающегося в ближайшем будущем стать ещё богаче, Бизнесмен внимательно разглядывал очаровательную в своей снежной холодности длинноногую блондинку. Он представлял, как заманивает её в постель и как под ледяным равнодушием, как это порой случается, обнаруживается полный сладкой страсти источник наслаждения. Греясь в лучах послеобеденного солнца, он лениво продумывал многочисленные варианты знакомства и дальнейшей любовной игры, испытывая приятное напряжение в низу живота. Тем временем девушка накинула на себя белый в синий горошек сарафан, смотревшийся на её волшебном теле как дорогое вечернее платье, неторопливо собрала вещи и направилась в прохладную тень гостиничной башни. Проходя мимо топчана с лежавшим на нём Бизнесменом, она слегка покраснела под его пристальным взглядом и скромно потупила глаза. В этот момент с согнутой руки незнакомки легко соскользнула шёлковая накидка. Девушка в своём старании избегнуть назойливого внимания, казалось, не заметила этого.

Бизнесмен поднял пахнувший девичьими цветочными духами платок, оглянулся по сторонам, чтобы убедиться в отсутствии конкурентов, могущих посягнуть на то, что принадлежало ему по праву баловня судьбы, и самодовольно ухмыльнулся. Приятное напряжение в средней части тела усилилось. Что ж, всё складывалось как нельзя более кстати. В течение каких-то пяти минут он узнал у официанта номер комнаты холодной красавицы и её имя. Имя было скандинавским и почему-то наводило на мысль, что она — богатая наследница очередного потомка викингов, придумавшего то ли примус, то ли динамит, то ли сотовый телефон. Спустя полчаса, приняв душ и одевшись, Бизнесмен с приятным волнением в груди постучал в дверь гостиничной комнаты. Вскоре та открылась и на пороге появилась хозяйка номера — босая, с ещё влажными волосами, в светлых льняных брюках и кофточке, под которой явно отсутствовал бюстгальтер. Торговец оружием с некоторым усилием отвел глаза от двух топорщившихся под тонкой материей волшебных бугорков, сглотнул слюну и низким от желания голосом обратился к незнакомке:

— Мадемуазель, надеюсь, вы не успели расстроиться, обнаружив пропажу своего платка!

Девушка узнала накидку, улыбнулась, секунду поколебалась — в этот момент сердце австрийца ёкнуло — и сказала приятным голосом с американским акцентом:

— Надо же, а я не заметила! Спасибо! Вы не зайдете? Позвольте мне угостить вас чем-нибудь!

В следующую секунду после того, как внутренне торжествующий Бизнесмен зашёл в комнату, двери номеров по соседству открылись и из них одновременно показались фигуры двух по-деловому выглядевших мужчин, одетых в комбинезоны строительных рабочих. Один из них установил в коридоре табличку, вежливо просившую у постояльцев гостиницы прощения за шум, связанный с кратковременными ремонтными работами. Второй взял на плечо брезентовую сумку с инструментами. После чего оба, по-прежнему не говоря ни слова, открыли дверь девушки непонятно откуда взявшимся ключом. Судя по представившейся их взорам сцене, «ремонтные работы» находились в полном разгаре. Бизнесмен лежал в положении человека на известном чертеже Леонардо да Винчи — обнажённый, с распростёртыми конечностями, прикованными к ножкам кровати, голый матрас которой был застелен полиэтиленом. Судя по выражению глаз, он уже начал понимать, что происходит. Этому, скорее всего, помог кровоподтёк, стремительно набухавший на его холёном загорелом лице. Возможный автор упомянутой лицевой травмы задергивал шторы и включал телевизор. Им оказался плечистый бритый здоровяк средних лет в дорогом сером костюме и элегантном галстуке тёмно-красного цвета.

Быстро приходящий в себя Бизнесмен тут же заподозрил, что эти приготовления отнюдь не предполагали обсуждения итогов недавнего чемпионата по гольфу. Его первыми предположениями были ограбление, совершаемое по наводке менее удачливых конкурентов, или визит агентов «Босс» — Бюро Государственной Безопасности ЮАР, решивших, наконец, заняться чиновниками-коррупционерами. Что ж, и то и другое было бы крайне неприятно, но Бизнесмен был уверен, что он, как всегда, сумеет выйти из сложившейся ситуации с минимально возможными потерями. Когда-то давно ему удалось договориться даже с советским КГБ, плохо оценившим его попытку подсунуть стране Советов порошок от тараканов под видом одного из безвредных компонентов бинарного отравляющего вещества. Тогда ему пришлось улучшить материальное положение нескольких шпионских начальников, но всё же удалось сохранить свою жизнь.

Внимательный взгляд Бизнесмена упал на предмет недавних вожделений. Он с удивлением обнаружил, что очаровательная незнакомка зачем-то облачилась в прозрачный пластиковый костюм и маску патологоанатома, закрывающую глаза специальным щитком-забралом. Её не удивило появление в комнате двух «рабочих». Профессиональными движениями опытного хирурга она натянула перчатки из латекса. Сейчас девушка ничем не напоминала почитательницу Достоевского и Снежную Королеву. Она была похожа на человека, выполняющего ответственную и срочную работу. Бизнесмен попытался что-то сказать, но ему помешал солидный кусок «скотча» на губах. Раздалось лишь нечленораздельное мычание. В глазах его появилось беспокойство уже несколько иного рода. Здоровяк в сером костюме закончил возиться с телевизором и, удовлетворённый уровнем громкости музыкального канала, приблизился к лежавшему на кровати. Он вытащил из кармана листок бумаги с примитивным, но разборчивым рисунком и показал его Бизнесмену.

— Надеюсь, теперь вы понимаете, кто мы? — спросил обладатель крепких кулаков, яркого галстука и непонятного акцента.

Можно было смело предположить, что вопрос являлся риторическим и, учитывая намертво заклеенный «скотчем» рот, не предполагал ответа. В любом случае, многоконечная звезда, изображенная карандашом на листке бумаги, вызвала ещё больший ужас в глазах связанного и послужила причиной ещё одного, но уже более продолжительного приступа мычания. По всей видимости, Бизнесмен делал последнюю попытку объяснить, что всё это — досадное недоразумение. Что он — безобидный человек, прекрасно относящийся к нации избранных и неоднократно оказывавший им услуги в области торговли как вполне обычным, так и достаточно экзотическим оружием. Но было поздно: один из «рабочих» достал из брезентовой сумки переносную циркулярную пилу, воткнул шнур в розетку и невозмутимо присел на стул. Снежная королева пошевелила пальцами в перчатках, взяла в руки тяжёлый инструмент, включила его и приблизилась к приговорённому к смерти. Перед началом экзекуции Бизнесмен успел подумать, что она — с её-то светлыми глазами и лёгкой фигурой — нисколько не напоминала представительницу нации избранных. Если бы ему дали шанс озвучить своё впечатление, девушка не удивилась бы. Ей об этом говорили неоднократно.

Проходившие по коридору постояльцы гостиницы услышали лишь приглушённые звуки музыки и пронзительный звук разрезаемого ремонтниками твёрдого материала — по всей видимости, гипсокартона. Что ж, в этой гостинице хорошо следили за порядком. Ведь даже возившийся возле таблички с вежливой надписью ремонтник был белым человеком — явление достаточно редкое для Южно-Африканской Республики. Иногда свет в коридоре тускнел: должно быть, переносная пила оказалась слишком мощной.


ЧАСТЬ ПЕРВАЯ Институт | Mon AGENT или История забывшего прошлое шпиона | * * *



Loading...