home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 1

Современная история знает немало случаев, когда даже самые заклятые враги могли находить точки сближения, поводы для встреч и основы для тайных договорённостей. Скажем, зимой 1918 года Соединённые Штаты Америки могли вовремя откликнуться на призыв Ленина и Троцкого послать американские и японские войска на фронт по линии Урала для защиты от наступающих немцев. Тогда позорный Брестский мир мог бы и не состояться, а отношения между коммунистической Россией и капиталистическим Западом развивались бы без неизменной патологической вражды. Первая Мировая война могла закончиться раньше, а вторая вообще не произойти. Но это была неудачная попытка сотрудничества между, казалось бы, очень неожиданными партнёрами. Удачные же примеры включали англосоветскую оккупацию Ирана в 1942-м, снабжение американским оружием всё того же Ирана через посредничество Израиля и многолетнюю дружбу между Ватиканом и террористической Организацией Освобождения Палестины. Мир полон трудностей, но в тоже время пытливый и гибкий разум всегда найдёт в нём возможности для мудрого, пусть порою и не очень удобоваримого, компромисса. Тот, кто раз и навсегда определился с заклятыми врагами, заранее обрёк себя на поражение, ибо вчерашние враги способны стать завтрашними друзьями гораздо чаще, чем вчерашние друзья остаться ими.

Руководствуясь этой выстраданной мудростью, Давид — руководитель военной разведки страны избранных и отец Снежной Королевы — в течение каких-то двух недель после памятной встречи со своим бывшим соратником Богомолом умудрился побывать на нескольких континентах и в десятке (преимущественно нейтральных) стран. Там у него состоялись конспиративные встречи с порою самыми неожиданными для его положения и должности людьми. Последние включали глав ЦРУ английской разведки MI6, российских СВР и ГРУ, руководителей палестинской и иорданской спецслужб, израильской Шин Бет, а также Кардинала — седого мужчину с суровым лицом бывшего солдата. Последний представлял то подразделение канцелярии апостольского престола, которое, смиренно молясь Господу нашему и полагаясь на его вспомоществование, в то же время очень тихо и профессионально тратит огромный бюджет, обеспечивая защиту интересов Святой церкви во всём мире.

Встречи проходили по-разному, что определялось не столько официальными контактами страны избранных с тем или иным государственным образованием, сколько историей личных отношений с руководителями их спецслужб, построенными на десятилетиях совместных тайных и не всегда законных союзов и операций. Интересно, что иногда полюбовно завершённый конфликт мог способствовать развитию этих неформальных отношений в гораздо большей степени, чем операция, проваленная совместно с официальным союзником. Поэтому-то встреча с американцем, когда-то наивно проглотившим дезинформацию о якобы имевшемся у Ирака оружии массового поражения, прошла достаточно прохладно. Ведь у того до сих пор саднило в желудке при малейшем воспоминании о слушаниях в Конгрессе. Там его вполне логично спрашивали о том, как возглавляемая им организация могла так позорно опростоволоситься и подставить лидера всего свободного мира, решившего бороться со всемирным терроризмом там, где им и не пахло. С другой стороны, совместное рандеву с русскими шпионами из СВР и ГРУ, прошедшее на беспечальном острове в Карибском море, базировалось на реальной взаимной помощи в борьбе с теми, кто сражался за истинную веру, взрывая бомбы в метро и автобусах. Оно было дружеским, откровенным и очень расслабленным. Хотя, разумеется, возраст есть возраст, да и жаркий климат никак не способствовал банным процедурам с массированным применением русской водки, кубинского рома и целого взвода отборных мулаток, способных уморить и шестнадцатилетнего Геракла.

Так или иначе, две недели изнурительных перелётов и множество тайных встреч с очень разными и одновременно очень похожими людьми с пытливыми глазами и своеобразным чувством юмора принесли желанные результаты. По всемирному шпионскому сообществу разнеслась весть о том, что не все ещё в стане избранных решили закопать топор войны и заняться мирными делами. Помимо этого, Давид дал понять своим друзьям, врагам и просто соперникам, что Бородач с плохой фотографии, так неожиданно обнаружившийся в стране самой старой парламентской демократии, наверняка намеревался сотворить там нечто совершенно гнусное. Такое, что затмило бы его прошлые «подвиги», включавшие разрушение небоскрёбов и втягивание самой сильной страны мира в нелепую войну с одной из мировых религий. Во всех вышеописанных разговорах присутствовал единственный совершенно ясно изложенный пункт. Страна избранных была готова сдать агентов-ренегатов и даже пожертвовать Богомолом, но никто и ни при каких обстоятельствах не должен был трепать её репутацию, а также подвергать опасности девушку, по описанию поразительно напоминавшую Снежную Королеву. Все собеседники Давида были прекрасно осведомлены о сильных и слабых сторонах друг друга, а потому тут же поняли природу его интереса, не стали тратить время на нескромные вопросы и подтвердили заключённые джентльменские соглашения твёрдыми рукопожатиями.

Заручившись пониманием происходящих исторических событий со стороны мирового шпионства, Давид напоследок навестил старца-поляка, пытающегося уже на пороге ухода в мир иной понять смысл посланных Богом испытаний. Умные глаза древнего полиглота, казалось, никак не отреагировали на рассказ гостя о возможной версии похищения человека из зеркального шара и о том, где можно найти этого индивидуума, посланного человечеству в качестве то ли пророка, то ли антихриста. Под конец встречи Давид попросил святого отца о помощи. После долгой паузы легендарный понтифик пошевелил кустистыми бровями под белой шапкой и пробормотал несколько загадочных фраз:

— А я-то думал, нет ничего более вечного, чем сама вечность… Человек, берегись шума крыльев после полуночи, пока не поймёшь, кто к тебе пожаловал: ангел, демон или птица ночная! Понял, Пращник?

Давид вздрогнул: даже сидевший перед ним старец не должен был знать об истории с египетским часовым, которого он действительно снял удачным и бесшумным выстрелом из пращи и таким образом заработал свою библейскую кличку.

Старец опустил голову ниже когда-то широких и сильных плеч и задремал. Давид, не до конца уверенный в том, что же он только что услышал и чего ему делать дальше, по-прежнему топтался у престола дремлющего понтифика. Старец приоткрыл один глаз и, увидев, что посетитель ещё не ушёл, поманил его к себе:

— Иудей, ты думаешь, я сошёл с ума? Тронулся разумом?

Тот пристыженно улыбнулся и отрицательно замотал головой.

Святой отец усмехнулся и достал из невидимого кармана стеклянную пробирку с чем-то тёмным внутри. Негнущимися бледными пальцами он с трудом открыл притёртую пробку и вытряхнул содержимое прямо в воздух. Жидкость, похожая на кровь, не пролилась на пол, а превратилась в как будто висящие в невесомости капли. Свет, попадавший внутрь древнего дворца через разноцветное витражное стекло, озарил капли, которые засветились красными рубинами. Не верящий своим глазам Давид открыл рот. Повисев несколько секунд в воздухе, капли медленно вытянулись в цепочку и потянулись к окну. Они преодолели его без всяких видимых последствий для стёкол и исчезли в солнечном небе. Старец тихо и счастливо — как ребёнок — засмеялся и, опустившись на пол, простёрся на его некрашеных досках в позе когда-то распятого на кресте плотника из Назарета. Давид понял, что теперь-то аудиенция точно закончена и на подгибающихся ногах пошёл бороться с международным терроризмом и врагами нации избранных. Как и в борьбе христианской церкви с нечистой силой, здесь не следовало ожидать быстрых и лёгких побед. Как и указанная организация, Давид не смог бы до конца честно сказать, что хочет окончательного поражения своих врагов. Когда уже по пути в аэропорт отнюдь не религиозный Давид подумал, а кому же могли принадлежать капли нетленной крови и куда они могли деться, ему стало не по себе.


ЧАСТЬ ВТОРАЯ Альбион (г. Лондон) | Mon AGENT или История забывшего прошлое шпиона | * * *



Loading...