home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 10

Аналитик и Снежная Королева не замечали течения времени. Они забыли о служебном долге и собравшихся в мечети террористах. Они полностью и неоднократно проигнорировали требования безопасного секса и нарушили целый ряд табу, налагаемых сразу несколькими религиозными культами. Спустя два часа после того, как Агент оказался рядом с лежавшей на полу напарницей, он по-прежнему не мог оторваться от неё. Бизнесмен, которого белокурая красавица нарезала ломтями с помощью пилы-болгарки в южноафриканской гостинице, порадовался бы, узнав, что оказался прав в своих предчувствиях. Под холодной внешностью девушки, как под тонкой коркой белоснежного льда, действительно скрывалось бурное море чувственности. Но даже двое наконец добравшихся друг до друга и забывших обо всём любовников не смогли проигнорировать усиленный мегафоном голос, раздавшийся на улице незадолго до окончания вечерней молитвы. Голос явно принадлежал полицейскому, а содержание его короткой речи не вызывало никакого сомнения в происходящем. В вежливой, типично британской манере он предложил собравшимся в мечети организованно прервать общение с Аллахом и выходить через главную дверь по одному и с высоко поднятыми руками. Объявление вызвало приступ мгновенного раскаяния и хаотичного поиска предметов одежды в тёмной комнате напротив культового сооружения. Обоим согрешившим оперативникам было понятно, что они проворонили очень интересное событие. Вдобавок, если бы антитеррористическому подразделению Скотланд-Ярда взбрело в голову обыскать их убежище, то шпионам Института пришлось бы объяснять присутствие там дорогой аппаратуры двойного назначения и автоматического оружия. Не говоря уже о висящем на объективе фотоаппарата женском нижнем белье и прочих следах только что состоявшегося секса. Можно было заранее предположить, с каким удовольствием английская полиция сделала бы утечку этих интимных подробностей! И как потом по спецслужбе избранных топталась бы мировая пресса, а также чужие и, самое обидное, свои собственные политиканы. Но, по счастью, головы англичан в этот момент оказались заняты совсем другим. Когда Аналитик, в спешке натянувший трусы наизнанку, смог посмотреть на улицу, та оказалась ярко освещённой специально установленными переносными прожекторами. После второго мегафонного предупреждения дверь в мечеть приоткрылась, и из неё показалось побледневшее лицо местного муллы. Поняв, что пока в него никто не собирается стрелять, однорукий осторожно вышел с поднятыми вверх конечностями. Стало хорошо видно, что покалеченная рука действительно каким-то чудом отросла до локтя. За ним последовали опасливо поглядывавшие по сторонам прихожане. Одетые в устрашающе выглядевшие боевые шлемы и доспехи, вооружённые до зубов бойцы английского спецназа принимали их по одному, обыскивали и провожали в квадратный автобус с симпатичными решётками на окнах.

Наконец в дверях появился и тот, кого полицейские ждали с особым волнением и нетерпением. Когда жмурящийся от яркого света прожекторов Бородач вышел на улицу, он со своим обычным дружелюбием улыбнулся закованным в кевларовую броню спецназовцам. Те невольно вздрогнули: уж от кого-кого, а от печально знаменитого Профессора они не ожидали ничего хорошего. Заметив на его плече потёртый кожаный мешок, командир отряда испытал приступ паники. Излишне высоким голосом он крикнул в мегафон, чтобы тот опустил свой багаж на асфальт и отошёл в сторону. Бородач по-прежнему улыбался и даже не думал исполнять приказание. Возможно, он просто не понял его. Прозвучал ещё более настойчивый, почти истеричный призыв расстаться с мешком. Скорее всего, тут бы пожилому арабу и настал конец, если бы шедший позади другой посетитель мечети не заметил внезапную суету среди полицейских и не заорал ему про то, что сейчас проклятые неверные сделают из него решето. Бородач вздрогнул, виновато улыбнулся и бросил мешок на мостовую. Раздался приглушённый звук загремевшей внутри древней лампы. Спецназовцы переглянулись: похоже, чёртов террорист носил с собой не бомбу, а кастрюлю. С великими предосторожностями полицейские приблизились к Бородачу и его ноше. Быстрый предварительный обыск не выявил ничего инкриминирующего. Пожилого хаджи препроводили в отдельный воронок, и вся процессия, усиленно охраняемая тяжело вооружённым эскортом на мотоциклах и броневиками а la Северная Ирландия, помчалась прочь.

Англичане, не веря своей удаче, обменивались поздравлениями и весёлыми ругательствами. В душном помещении Центрального полицейского участка Лондона тяжело пахло свежей оружейной смазкой, мужским потом и грядущими повышениями по службе.

Когда спустя некоторое время возбуждённый Констебль пристально рассматривал пленённого Бородача через зеркальное, прозрачное лишь с его стороны окно, один из подчинённых скороговоркой сообщал дополнительную информацию:

— Сэр, он не оказал ни малейшего сопротивления! Вся операция прошла как по писаному!

Констебль почесал квадратный пролетарский подбородок с отросшей к вечеру светлой щетиной. Он испытывал смешанные чувства. С одной стороны, следовало поблагодарить американцев за выгодно купленную информацию о местонахождении Профессора. С другой — ещё один день, и он мог бы сэкономить ФБР заплаченную сумму, так как поиски белого верблюда уже почти привели его к мечети в Ист-энде.

— Что, и никто из молившихся не пригрозил священной войной?

— Ни в коей мере! Как будто мы не Профессора арестовывали, а Мохатму Ганди!

— А что нашли в мечети?

— В том-то и дело, что тоже абсолютно ничего подозрительного! Конечно, кое-какая литература носила экстремистский характер, некоторые прихожане смотрели так, как будто целились из снайперской винтовки, но в остальном — не к чему придраться!

— Вы уже взяли на анализ его кровь?

Помощник радостно закивал:

— Да, и даже с его собственного согласия!

— Образец отправили в ФБР?

— Разумеется! У них у самих чешутся руки, чтобы сравнить его ДНК с образцами кровных родственников. По слухам, не менее дюжины представителей семейства сдали свою кровь ФБР после первой же просьбы. Кстати о ФБР: представители их английской миссии уже здесь и хотели бы встретиться. С ними же и местные ребята из ЦРУ.

При упоминании «ребят» лицо Констебля выразило эмоции, далёкие от радости по поводу ещё одного визита заокеанских братьев с большими ресурсами и начальственными манерами. Но делать было нечего: в конце концов, именно они заплатили двадцать пять миллионов наличными, именно они передали британской стороне информацию о Профессоре и именно они должны были его окончательно идентифицировать. Вздохнув, Констебль обречённо сказал:

— Что ж, пусть заходят!

Через минуту в комнату с выцветшей краской на стенах и застоялым запахом окурков вошли несколько личностей, похожих друг на друга, как игроки одной футбольной команды. Один из них обнажил в улыбке искусственные зубы. Констебль опять машинально почесал щетину на подбородке и мысленно окрестил его Зубастым. Зубастый наконец перестал растягивать мышцы лица и пророкотал в фамильярной манере богатого родственника:

— Надеюсь, мы не помешали, коллеги?


Глава 9 | Mon AGENT или История забывшего прошлое шпиона | * * *



Loading...