home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 13

Вопреки инструкциям и здравому смыслу, Аналитик и Снежная Королева сидели в баре уже второй час и как минимум три раза успели полюбоваться на самих себя в повторявшихся каждые полчаса выпусках новостей. После нескольких порций горячительных напитков парочка погоревших из-за средств массовой информации шпионов тихо давилась от смеха, вызывая доброжелательно-любопытные взгляды соседей по бару. Оба понимали, что в ближайшее время их ждёт неминуемая эвакуация с территории Соединённого Королевства, длительные разбирательства с начальством и, весьма возможно, «переработка» или даже увольнение. Первое означало отстранение от оперативной работы и направление на какую-нибудь канцелярскую должность в министерстве туризма. В возможность избежать последнего ни один из них не верил. Снежная Королева не стала бы менять своё лицо даже для спасения собственной жизни, не говоря уже об идеалах сионизма. Аналитик же, до сих пор пристально рассматривавший себя в любой попавшейся зеркальной поверхности, давно и твёрдо решил, что если и ляжет опять под нож доктора Менгеле, то сделает это лишь для восстановления первоначального, Богом данного, облика. В общем, водка, единодушно выбранная сегодня в качестве средства интоксикации, текла ручьём, разговор становился всё более оживлённым, а руки собеседников всё чаще останавливались на коленях друг друга.

Незаметно присевшая у стойки бара сероглазая красивая смуглянка (разумеется, это была Мари), как и все остальные коротавшие время в баре, не могла не обратить внимания на ворковавших голубков. Разумеется, она узнала мужчину, поразившего её своим знанием древних языков. Вновь увидев его в компании очаровательной блондинки, она, к своему изумлению, испытала давно забытое чувство. Ей вдруг стало очень, до тошноты, неприятно. Потом захотелось одновременно уйти и остаться. Хотя как раз оставаться и продолжать смотреть на влюблённую парочку особого желания не возникало. Ещё более удивительным было внезапное чувство жалости к самой себе. Если бы Мари подумала, то, возможно, и вспомнила бы, что испытываемая забавная гамма чувств обычно сопровождает первые приступы самой обычной девчоночьей ревности. Впрочем, скорее всего, выдающаяся лингвистка никогда не призналась бы даже себе, что способна на подобное. Тем более ради вполне обычного мужчины, которого она встретила во второй раз в жизни. В конце концов Мари в раздражении отвернулась и, заказав свой напиток, попыталась сосредоточиться на изучении чистового перевода рукописи, найденной в Египте.

Её раздражение усилилось ещё больше, когда по прошествии двадцати минут она ни на йоту не приблизилась к разгадке смысла зашифрованного послания. Вполне понятные по отдельности фразы об арабе, ненавидящем избранных, или о сыне дракона, увидевшего звёзды, можно было трактовать как угодно. С такой же степенью точности толкуют Откровение Иоанна, пророчества Нострадамуса или тексты группы «Пинк Флойд». Именно этим неблагодарным занятием — трактовкой — и занимались уже несколько недель немало умных людей по обе стороны Атлантики. К сожалению, фразы как будто специально предоставляли чрезвычайно широкий простор для интерпретации. В самом деле, кто-нибудь до недавнего времени видел ишмаэлитов, любящих иудеев? А «сын дракона, увидевший звёзды», вполне мог оказаться корейским кик-боксёром, которому хорошо двинули по башке, после чего он действительно увидел необычайное множество небесных светил, весело кружащихся в контуженном воображении. Но и размышляя о загадочном послании, она время от времени невольно бросала взгляд в сторону продолжавших привлекать всеобщее внимание мужчины и женщины. В какой-то момент она в очередной раз оторвала глаза от рукописи и посмотрела в направлении знатока мёртвых языков. В этот раз Аналитик встретился с нею взглядом и, мгновенно узнав, прервал начатую фразу на середине. Он тут же улыбнулся и поприветствовал сероглазую женщину лёгким кивком. Или, во всяком случае, ему показалось, что этот кивок был едва заметен и небрежно элегантен, как у обедневшего аристократа. Оказалось, что он заблуждался. Снежная Королева тут же отметила его внезапную потерю концентрации, быстро нашла взглядом ту, которая посмела отвлечь её мужчину, и мгновенно растеряла хорошее расположение духа. Честно говоря, в иных обстоятельствах потенциальной сопернице могло бы прийтись несладко, так как Снежная Королева была не из тех женщин, которые легко отдают своих избранников. Она искренне считала, что мужчины в этом отношении хуже ослов и нуждаются в защите от бродящих вокруг волчиц, к которым она испытывала вполне понятную агрессивную антипатию.

Мари поймала взгляд Аналитика и вместо того, чтобы вежливо кивнуть в ответ, покраснела и резко отвернулась. Поняв, что поступила глупо, она покраснела ещё больше и сделала слишком большой глоток. Холодное вино, что называется, пошло не в то горло, она закашлялась и, пытаясь успокоиться, уронила сумочку и рукопись. Аналитик бессознательно подскочил и, под прожигающим насквозь взглядом Снежной Королевы, понёсся к сероглазой брюнетке, пытавшейся одновременно собрать содержимое и успокоить свой кашель. Разумеется, это не удавалось, а потому наш герой поспел весьма вовремя и предложил свою помощь:

— Позвольте, позвольте… Если не ошибаюсь, Мари?

Та, по-прежнему красная от смущения, пробормотала нечто о том, что она и сама вполне справится, и продолжила собирать содержимое сумки. Содержимое включало обычный набор современной женщины: духи, помаду, тушь для ресниц, пудру, запасную пару колготок, ключи и так далее — всё перечислить затруднились бы и сами представительницы слабого пола. Он подобрал и отдал Мари небольшой альбом с фотографиями симпатичной девочки-подростка, попутно отметив, как приятно округлились под элегантными брюками стройные бёдра очаровательной смуглянки. Тут он вспомнил о Снежной Королеве и немедленно повернулся к столь неразумно покинутому им столику. Тот оказался пуст. Наш герой вздохнул и понял, что сегодня ему, скорее всего, опять придётся спать на диване. К этому времени Мари успела оправиться от смущения и поспешно свалила всё подобранное обратно в сумку. Выпрямившись, она пригладила волосы и неожиданно для самой себя произнесла:

— Спасибо за помощь! Позвольте предложить вам что-нибудь выпить!

Агент немедленно согласился, подумав, что теперь-то дивана точно не миновать. Решив, что сегодня употребил достаточное количество спиртного, он заказал минеральную воду. Мари с любопытством посмотрела на его лицо и спросила:

— Простите, а вы не можете повторить ваше имя?

Аналитик, поколебавшись, назвал ей положенный по ныне используемой легенде псевдоним. Его собеседница кивнула, но сделала это как-то разочарованно, как будто ожидала услышать нечто другое. Тут он обратил внимание на текст перевода, по-прежнему лежавший перед молодой женщиной. С естественным любопытством прирождённого исследователя он потянулся за ним и, спохватившись, виновато и вопросительно поглядел на Мари. Та улыбнулась и кивнула:

— Да, да, это перевод того текста, который вы уже когда-то видели. Кстати, а откуда вы так хорошо знаете мёртвые языки?

— Наверное, потому что иногда стоит послушать, что говорят мёртвые! — машинально ответил Агент.

Мари вздрогнула и в очередной раз внимательно посмотрела в зелёные глаза своего нового знакомого. Ей вновь показалось, что когда-то, давным-давно, она его уже встречала. Скорее всего, подумала она, этот мужчина просто напоминал ей другого — любимого, потерянного где-то возле Альфы Центавра. Как будто в подтверждение этой печальной мысли её собеседник в задумчивости выставил нижнюю губу именно так, как это делал постоянный герой её сновидений. Она тряхнула красивой головкой и отхлебнула из своего бокала. Тем временем Аналитик внимательно прочитал текст во второй раз. Внезапно, как по волшебству, ему стало понятно, о каком именно ишмаэлите идёт речь в древнем пророчестве. Теперь уже настала его очередь вздрогнуть и побледнеть. Мари тут же это заметила:

— Неужели вы поняли?

Агент, несколько секунд отрешённо смотревший в пространство, наконец вернулся в действительность и как-то по-детски — застенчиво — улыбнувшись, ответил:

— Мне кажется, да! Правда, пока неясно, что же он собирается делать!

Мари радостно вскрикнула и, поддавшись внезапному порыву, поцеловала Аналитика в щёку. После этого оба вдруг стали пунцово-красными и неловко замолчали. Из дальнего утла бара за ними внимательно наблюдали светло-голубые глаза мужчины с короткой стрижкой и слегка оттопыренными ушами. Полковник был глубоко заинтригован этим парнем и его отношениями с женщинами. Он мог поклясться, что когда-то уже встречал его. Из другого угла за сценой невинного поцелуя с болью и яростью наблюдала Снежная Королева. Любой, хорошо знавший оперативницу Института, с уверенностью сказал бы, что сероглазой смуглянке и мужчине, которого она поцеловала, грозила серьёзная опасность.


* * * | Mon AGENT или История забывшего прошлое шпиона | * * *



Loading...