home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 3

Что такое любовь? Это когда для счастья сначала достаточно просто держаться за руки? Это когда позже забываешь о первоначальной скромности желаний и хочешь обладать и мыслями, и временем любимого человека? Это когда маленькая дочь засыпает, крепко обняв тебя за шею, и ты, затаив дыхание, таешь от нежности? Это сон, в котором ты наконец находишь время для разговоров с умершим отцом? Это растворение в любимой женщине, которая жарко шепчет, что хочет стать матерью твоих детей? Любовь — это страсть? Или гармония и покой? Любовь — это счастье? Это страдание? Счастье страдания? Любовь — это Бог? Или, наоборот, Бог — это Любовь?

Кого или что можно любить по-настоящему? Женщину? Мужчину? Детей? Родителей? Родину? Деньги, власть, славу? Бога? Готов ли ты, читатель, без колебаний пожертвовать одним ради другого? Детьми ради женщины? Женщиной ради карьеры и почестей? Почестями и карьерой ради детей? Ты не готов жертвовать? Но тогда можешь ли ты любить? Любовь слепа? Она глупа? Или любовь мудрее всего на свете? Она всепрощающа, как мать, или, наоборот, требовательна и придирчива, как мачеха? Любовь — это короткий сон? Или непреходящая реальность? Как можно узнать, что ты действительно любишь? Способен ли ты любить кого-то, кроме себя? А может, как раз самого себя и надо любить больше всех на свете? Когда человек научился любить? С самого своего появления? Мог ли он любить уже тогда, когда ел корни растений и, вздрагивая от рёва хищников, спал в тёмных пещерах? Или любовь — роскошь тех, кто может хоть на минуту забыть о холоде и голоде?

Что такое ревность? Сестра и спутница любви? Но, таким образом, является ли и любовь сестрой ревности? Почему большинство из нас готовы уверенно ответить «да» на первый вопрос? Почему мы колеблемся в случае второго? Бывает ли любовь без ревности? Бывает ли любовь без доверия? Что это — ревность? Пещерный инстинкт обладания? Неуверенность в себе? Обратная сторона счастья? Месть Бога? Ревнив ли Бог? За что нас наделили этой гнусной саморазрушающей страстью? Как можем мы внезапно желать несчастий существу, которое ещё вчера любили больше всего на свете? Почему для этого порою достаточно слова, взгляда или непонятного телефонного звонка? Что делает разум, когда говорят любовь и ревность? Почему гораздо легче оправдать преступника, убившего из-за страстной любви и ослепляющей ревности, чем хладнокровного злодея? Если есть настоящая любовь и ревность — её вечная спутница, то бывает ли и настоящая ревность? Ревнует — значит, любит? Любит — значит, обязан ревновать? Если можно любить себя, то почему нельзя и ревновать самого себя? Зная о муках ревности, способен ли кто-то из нас отказаться от сладости любви?

Текут тысячелетия, меняются времена года и эпохи, рождаются и умирают страны, появляются и исчезают народы. Нам кажется, что, создав ядерную энергетику, компьютеры и современную генетику, мы стали гораздо умнее, чем наши предки, верившие в плоскую Землю и вращающееся вокруг неё Солнце. Мы побывали на Луне и скоро полетим к звёздам. Мы научились убивать, спасать и убивать во имя спасения. Но поняли ли мы, где кончается настоящая любовь и где начинается ревность? Поймём ли мы это когда-нибудь? Сколько ещё пройдёт столетий, пока люди перестанут понимать, почему Отелло задушил любившую его Дездемону? Или это проклятие будет преследовать нас вечно?


Глава 2 | Mon AGENT или История забывшего прошлое шпиона | * * *



Loading...