home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 4

После недели лишённого привычных удобств прозябания в космосе Великий Князь Тьмы, Повелитель Зла и Враг рода человеческого решил оставить на время лагерь у пределов райской планеты для принятия горячего душа и внезапной инспекции Геенны Огненной. С одной стороны, начало штурма приходилось откладывать из-за отставших колонн снабжения. С другой — всегда полезно нежданно явиться к своим оставленным на хозяйстве жёнам и министрам. Как правило, во время таких внезапных появлений хоть кто-то да попадался. Последнее могло выражаться в меньшей интенсивности экзекуций для грешников, признаках зреющих в его отсутствие заговоров и не успевших смыться из гарема любовниках. Сатана в таких случаях не стеснялся с карами, но помогало это ненадолго: видимо, гнусная природа обитателей Ада просто не предусматривала неизменной лояльности верховному подонку вселенной.

Вот и в этот раз, переносясь на Пузырь (так фамильярно прозвали свою несуразную планету жители Геенны), Люцифер был угрюм и настроен на худшее. Но против ожиданий, когда он без объявлений явился посреди ночи к Лилит, то обнаружил её не в очередной замысловатой и компрометирующей позе с каким-нибудь грешником или человекоподобной нечистью. Против ожиданий, покровительница всех шлюх мирно спала в огромной, похожей на боксёрский ринг постели, застеленной звериными шкурами. «Уж не стареешь ли ты, моя жгучая семитка?» — с незлой иронией подумал Сатана. Пройдя по остальным частям гарема, Князь Тьмы удивился, не найдя никаких признаков несанкционированного блуда своих жён и наложниц. То ли неспокойное военное время, то ли расположение звёзд притупили неуёмную страсть адской камарильи к интригам и разврату. Всё спало в логове Зверя. Не спал лишь он сам. Явившись внезапно в Тайную канцелярию Нергала, Сатана вновь подивился верности слуг. Начальник службы безопасности Ада и ночью продолжал допросы подозреваемых в покушении, терзая их с помощью испытанного арсенала пыток.

После неудачного покушения на лидера Преисподней Нергал, пытаясь отмыть свою запятнанную репутацию, развернул активную деятельность по поиску злоумышленников. Поначалу волны ищеек и информаторов, хлынувшие в кварталы столицы и иных городов Ада, как клопы на кровать пьяного студента, разбились о полное отсутствие каких-либо признаков серьёзной антигосударственной деятельности. Обычные подозреваемые — революционеры, лжепророки и прочие честолюбцы, — разумеется, как всегда, не переставали плести сети заговоров. Но сия активность никоим образом не выходила за рамки обычного. В конце концов, ещё ни один властитель в истории как человеческой, так и потусторонней, не лёг вечером (или утром) в постель без того, чтобы не подумать опасливо о своих конкурентах. Кстати говоря, попытки полностью уничтожить оппозицию во всех случаях приводили лишь к тому, что на смену врагам знакомым — зажравшимся и хоть как-то предсказуемым — из тёмных глубин плебса выползали не знающие страха, правил и стыда голодные отморозки вроде Гитлера, Троцкого или Саддама. Гораздо проще знать, что где-нибудь в хорошем кабаке тебя лениво поливает грязью цивилизованный оппонент-неудачник, чем бояться, что из далёкой неизвестности приедет куча сумасшедших и безжалостных бандитов в опломбированном вагоне и молча вырежет и оппонента, и его семью, и тебя самого. Поэтому, когда первое прочёсывание адской политической кухни не выявило незнакомых тараканов, Нергалу пришла в голову счастливая мысль посмотреть в местах гораздо менее очевидных. К подобным, в частности, относились и прохристианские круги грешников, лелеявших маниакальные мечты о прощении и переводе в единственно святую юрисдикцию. Эти, кстати, всегда представляли собою наиболее безобидную группу возможных диссидентов. Все христианские общины, пережившие начальные гонения римских императоров, никогда и нигде не проявляли ни малейшего желания выступать против верховной власти, какой бы гнусной, антигуманной и бесстыжей она ни была. Ничем в этом плане не отличалась и община христианских грешников, упокоившихся в Аду. Тем более что и сам Сатана давал им гораздо меньше поводов для раздражения, чем когда-то языческая власть Римской Империи или более поздние безбожники вроде Сталина или Пол Пота. Князь Тьмы был умным, злобным, коварным и абсолютно бесстыжим правителем. В то же время, следуя древним примерам многих земных властителей, он был, что называется, толерантным. Ему было всё равно, кому предпочитали поклоняться грешники в свободное от мучений время. Не обижался он и на тех, у кого любовь к тому или иному божеству порою означала прежде всего ненависть к нему самому. Вот и сейчас, появившись в камере пыток, он с философским спокойствием слушал обличения очередного мученика. Мученик сей когда-то был удивительно набожным христианином, в какой-то момент решившим, что укрощать свою похоть нужно не регулярными занятиями сексом или запрещённой Ветхим Заветом мастурбацией, а убиением пышногрудых дев-искусительниц с помощью обернутого старыми трусами альпинистского молотка. Естественно, более нормальные члены общества неизбежно положили конец этой противоправной и совсем не богоугодной деятельности. Перед тем как набожный маньяк был предан смертной казни, он всё же глубоко раскаялся, но это не помогло ни родственникам зверски убитых жертв, ни ему самому. Поэтому ревнитель веры и был без колебаний откомандирован Гавриилом прямиком в Ад, где наказанием ему определили быть регулярно битым всё тем же завёрнутым в несвежее бельё предметом по, прямо скажем, туповатой башке. В настоящий момент он испытывал немалый дискомфорт, будучи подвешенным за столь смущавший его при жизни хрящевой отросток. Чтобы отвлечь его от боли в органе, более не способном стать детородным, пара чёрных ангелов в кожаных масках с металлическими шипами размеренно полосовали его плётками из раскалённых в печи цепей с крючьями на концах. Бывший серийный убийца извивался от боли и выкрикивал слова Откровения: «А диавол, прельщавший их, ввержен в озеро огненное и серное, где зверь и лжепророк, и будут мучиться день и ночь во веки веков!» Сатана поморщился от запаха палёной шерсти, в изобилии покрывавшей злодея, неправильно трактовавшего учение Назаретянина, и насмешливо продолжил цитировать Писание:

— «Неправедный пусть ещё делает неправду; нечистый пусть ещё сквернится…» А, нечистый? Не о тебе ли и тебе подобных сказано? А если меня в серное озеро турнуть, то кто же тогда вами заниматься будет? А?

После чего спокойно спросил почтительно склонившегося в поклоне Нергала:

— Ну, а что-нибудь более интересное он поведал?

Нергал строго посмотрел на своих подручных — двух мертвецов с явными следами тления на безглазых лицах, одетых в старомодные американские костюмы и широкополые гангстерские шляпы. Если бы их увидел наш герой Аналитик, он, несмотря на маскарад, тут же узнал бы своих бывших сослуживцев — Майора и Капитана, убитых небесным посланцем Уриэлем в неравной схватке. Те молча кивнули и, лязгая антикварными автоматами с большими круглыми магазинами, отошли на почтительное расстояние. Благо, размеры пыточной — огромного подвала со сводчатыми каменными стенами и многочисленным инструментарием определённого толка — вполне позволяли это сделать.

Оглянувшись по сторонам, Нергал позволил себе приблизиться к Повелителю Тьмы, по-прежнему одетому в боевые доспехи из титана и чёрный походный плащ. От Сатаны веяло жаром и козлиной вонью солдата, давно лишённого элементарных удобств.

— Этот не сказал ничего нового: спал, во сне явилась дева Мария и подсказала собраться вместе с другими воинами Христовыми в условленном месте. Мол, пора кончать с царством Зверя! Там же, в условленном месте — в заброшенном доме в квартале юристов-крючкотворов, нашли и всё необходимое: оружие, боеприпасы и планы…

— И как по описаниям выглядела эта дева Мария?

— Самое интересное, что у всех пойманных заговорщиков побывала совершенно по-разному выглядевшая женщина! К одному явилась вполне предсказуемая длинноволосая брюнетка с носом-загогулиной и карими глазами. К другому — стриженая длинноногая шатенка с зелёноватыми очами. К этому же уроду (Нергал пренебрежительно показал на подвешенного) приходила пышная блондинка…

Сатана понимающе кивнул:

— Понятно, в соответствии с предпочтениями каждого!

— Совершенно верно! Похоже на стороннее внушение! Причём не гипноз! Будучи подвергнутыми гипнотическому внушению, преступники показали то же самое, описав всё тех же брюнетку, шатенку и блондинку!

— То есть кто-то не хотел оставлять следов… — опять кивнул Князь Тьмы.

— Но одну зацепку мы всё же обнаружили…

Сатана внимательно посмотрел в глаза начальника службы безопасности. Нергал опять оглянулся и позволил себе ещё больше приблизиться к лидеру Преисподней.

— Сначала я думал, что использованные боеприпасы окропили кровью святых или ангелов. Однако, когда мы нашли фрагменты одной из пуль, обнаружилось нечто странное… Субстанция, покрывавшая частицы металла, действительно оказалась органического происхождения. Но…

— Что «но»? — недовольно спросил Сатана.

— Мы попробовали сравнить её с образцами крови святых мучеников и белых ангелов, в то или иное время похищенных для проведения научных исследований. Оказалось, что при смешении с указанными образцами происходит бурная реакция отторжения. Если бы у нас мог работать электронный микроскоп, я бы не удивился, узнав, что подобное явление происходит на межатомном уровне. То есть пули покушавшихся были краплёными, но кропили их кровью кого-то из наших местных злодеев.

— Ну, и что же тут удивительного? Мало ли у нас сволочи, способной на попытку переворота?

— Так-то так, но вот что интересно… Как и в случае райских святых, она обладает чудодейственными свойствами. Она способна лечить и даже способствует повторной регенерации органов. Но у тех, кто получил хоть малейшую частицу субстанции, происходила одна и та же метаморфоза: у них вырастал скорпионий хвост! Даже у убитых ангелов охраны успели появиться зачатки указанного органа!

Сатана сделал длительную паузу, в течение которой Нергал предпринял большие усилия, чтобы не посмотреть в зловеще светившиеся глаза Князя Тьмы. Наконец тот, по-прежнему ничего не говоря, приблизился к несчастному, который был к тому времени не в силах даже стонать. Мельком взглянув на его изуродованные гениталии и иссечённое ранами тело, Сатана наклонился к уху страдальца и неожиданно прошептал женским голосом на редкость приятного тембра:

— Так говоришь, приходила дева Мария?

Тот, словно очнувшись, вздрогнул, открыл глаза, увидел оскаленное в ухмылке лицо Зверя и горестно закричал от боли и разочарования. Ревнитель веры и убийца женщин понял, что с ним сыграли злую шутку.

Главный искуситель Вселенной повернулся к нему спиной, как будто потеряв интерес. Внезапно из-под походного плаща появилась чёрная рапира скорпионьего хвоста и одним движением распотрошила несчастного, как рыбу. Жуткий остов болтался на цепи, роняя густые капли тёмной крови. Уходя, Сатана по-звериному прорычал Нергалу:

— Убей их! Убей их всех!


* * * | Mon AGENT или История забывшего прошлое шпиона | * * *



Loading...