home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 9

Бойцы антитеррористического подразделения Скотланд-Ярда, как и положено профессионалам из богатой страны, работали чётко и хладнокровно. Сначала они дождались, пока подозреваемый, условно названный «хиппи», окажется в одиночестве. На всякий случай они установили слежку и за его собеседницей, чтобы убедиться в том, что она вошла в свою гостиницу и не сможет стать свидетельницей происходящего. Лишь потом они осуществили операцию по захвату. Навстречу неспешно бредущему под уличными фонарями смутьяну выдвинулись двое оперативников, вполне сносно притворившихся уличными бродягами. Им удалось «вжиться» в образ, одевшись в специально изготовленные уличные лохмотья с вшитыми титановыми пластинами от пуль. Имелись в этих нарядах и замаскированные ремни для ношения оружия и прочих атрибутов охотников за преступниками: наручниками, перечным аэрозолем и радиостанциями. Для большей достоверности их одежду обработали особым составом, имитирующем вонь давно не мывшегося человека. Судя по шуткам их товарищей, картинно зажимавших нос, получилось вполне правдоподобно. Сзади «бродяг» страховала дополнительная пара оперативников. Эти с целью конспирации притворились уличными уборщиками мусора. Пожалуй, единственное, что всё же могло выдавать в остальном вполне естественно действовавших полицейских, были спортивная осанка и пружинистая походка людей, знающих, что от физической формы напрямую зависит жизнь и их самих, и товарищей по оружию.

Неизвестно, заметил ли эти особенности объект ночной охоты. «Бродяги» дружелюбно поприветствовали его и отвлекли внимание от «мусорщиков». Последние, неожиданно и бесшумно приблизившись сзади, виртуозно заломили ему за спину руки и попытались надеть наручники. И тут произошло нечто совершенно неожиданное. С виду тщедушный «хиппи», предположительно измученный тяготами жизни на улице, медленно, как цирковой силач, развёл руки так, что нападавшие оказались практически висящими на них. Они немало удивились не только физической силе подозреваемого, но и тому, что на его лице не было и следа гнева или страха. Он выглядел так, как будто ждал их появления. Казалось, что хотя «хиппи» и не испытывал особого восторга, он всё же не собирался устраивать сцен.

— Стойте! — твёрдо сказал он звучным и одновременно приятным голосом. — Я и так пойду с вами!

Но в этот момент не ожидавшие подобного поворота событий «бродяги» запаниковали и попытались прийти на помощь «мусорщикам», прыгнув на спину террориста. Тот как-то плавно повёл плечами и без видимого напряжения стряхнул с себя четверых мускулистых амбалов. Те, бряцая оружием и роняя наручники, разлетелись в стороны. При этом один из них влетел в витрину супермаркета. Раздался звон разбитого стекла, заверещал сигнал сработавшей сигнализации. В этот момент на месте происшествия появились первые зеваки — из числа тех бездомных, с которыми объект внимания спецслужб познакомился во время своего недолгого пребывания в лондонском Сити. Увидев, что немного ненормальный, но ужасно симпатичный и всегда готовый помочь Странник подвергается нападению незнакомцев, один из подошедших истошно закричал: «А-а-а!». Разогнавшись, он ринулся на не ожидавшего подобного поворота событий полицейского, приходившего в себя после столкновения с башнеподобным почтовым ящиком. Разумеется, если бы не фактор неожиданности, бомж не успел бы даже приблизиться к мастерам рукопашного боя, каковыми, несомненно, являлись члены группы захвата. Но ему повезло, и в возникшей суматохе бродяга смог одним удачным движением отрезать ухо оглушённого спецназовца самодельным, но очень острым ножом. Потерявший ухо полицейский наконец пришёл в себя и заорал благим матом, пытаясь зажать рукою рану, из которой обильно текла тёмная в свете уличных фонарей кровь. Это зрелище, разумеется, расстроило его товарищей, и они приготовились дать неожиданным помощникам подозреваемого достойный отпор. В их руках появились устрашающего вида боевые кинжалы и пистолеты с глушителями. Один из спецназовцев достал полицейский значок и громко скомандовал: «Полиция! Бросьте оружие и поднимите руки!» Бродяги несколько умерили свой пыл, но не собирались бросать ножи и разбегаться, пока их товарищ оставался в опасности. Из-за угла, визжа шинами на поворотах, появился фургон со спешащим на место происшествия полицейским резервом. Словом, простая, казалось бы, операция грозила принять масштаб нешуточного столкновения. И в этот драматичный момент вновь раздался голос Учителя:

— Стойте! Опомнитесь! — обратился он к полицейским. — С чего вы взяли, что я бандит и убийца? Я же сказал, что пойду с вами! Друзья мои, — тут он повернулся к пришедшим ему на помощь бомжам, — не опускайтесь до насилия даже во имя благой цели!

Убедившись в том, что его слова на какое-то время отвлекли участников противостояния от дальнейших насильственных действий по отношению друг к другу, он подошёл к пострадавшему полицейскому, поднял с мостовой кровавый ошмёток, минуту назад бывший его ухом, и, положив тому на плечо жилистую ладонь, мягко сказал:

— Добрый человек, позволь мне помочь тебе!

Тот, несмотря на шок и вполне понятный страх, всё же жестом одной руки остановил готовых броситься на «хиппи» товарищей по оружию и медленно отвёл другую от кровоточащей раны. Учитель осторожно приложил ухо туда, где оно было раньше, и тихонько попросил пострадавшего:

— Потерпи, брат мой!

Тот замычал от боли, а в области ранения вдруг появилось яркое желтоватое свечение. Все присутствовавшие невольно открыли рты и, не двигаясь, смотрели на чудо. Через минуту «хиппи» отвёл свою руку: ухо полицейского было на месте, и о недавнем увечье напоминали лишь следы засыхающей крови. Один из бродяг невольно охнул.

— Ведите меня в тюрьму! — нарушил молчание чудотворец в потёртых джинсах и дерюжной рубахе. — Я готов!

Стражи порядка подошли к нему с некоторым сомнением. Переглянувшись, они решили не надевать на него наручники. Вместо этого они мягко взяли бродягу под руки и повели к фургону, возле открытых дверей которого молча и недвижимо стояли одетые в штурмовые костюмы коллеги из резерва с автоматами в руках. Ни у кого не возникло и мысли попытаться задержать вступившихся за «хиппи» бродяг. Один из бомжей вдруг встал на колени и крикнул:

— Учитель, вернёшься ли ты к нам?

Тот, перед тем как исчезнуть в чреве фургона, на секунду обернулся и, улыбнувшись своей обезоруживающей улыбкой, сказал:

— Да, друзья мои, я всегда ухожу, но и всегда возвращаюсь!


Глава 8 | Mon AGENT или История забывшего прошлое шпиона | * * *



Loading...