home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 2

Примерно в это же время офицер ГРУ испытывал похожее чувство, сидя в газовом фургоне. Он с удовольствием выставил себе высший бал за наитие, заставившее его следить за девушкой, способной получить титул «Мисс Скандинавия». То, что красавица-блондинка появилась у Центра Исследований Будущего, было огромной профессиональной удачей. В самом деле, когда он решил проверить, что за место в Лондоне посещает обитатель потустороннего мира, это явилось не меньшим чудом, чем до сих пор работающий в заднице указанного персонажа радиомаячок. Это уже позволило обнаружить и положить глаз на самое выдающееся научное открытие современности — эликсир бессмертия. И, дорогие мои, сделали это не три дюжины дармоедов из лондонской ячейки чекистов! И даже не дюжина его коллег из местной резидентуры ГРУ! Всего пока добились он и его команда, включавшая такие кадры, как Хлорофос с его травмированной психикой, Десантник с одной извилиной (той, что осталась от армейской фуражки) и бывший ангольский полицейский, предсказывающий близкий конец света.

За покинувшей Центр оперативницей Моссада следили ещё две пары глаз. Глаза эти выдавали ближневосточное происхождение их обладателей, одним из которых был недавно пострадавший от павлинов-извращенцев Профессор. Кстати говоря, после того злополучного события всемирный предводитель джихада постоянно находился в состоянии с трудом подавляемой холодной ярости. Свидетельством этого служил ещё не успевший остыть труп клерка гостиницы, которого Профессор допросил с пристрастием для выяснения личности Снежной Королевы. Сейчас его перерезанное обсидиановым кинжалом горло осторожно ощупывали одетые в латексные перчатки пальцы полицейского. Рядовой террорист, сидящий рядом с Профессором за рулём «вольво» зарезанного им же Рыжего, с опаской поглядывал на становившегося всё более ментально нестабильным босса. Правда, тот впервые за последнее время проявлял признаки хорошего настроения. Это выражалось как в порою появлявшейся на его губах полуулыбке, так и в поглаживании своей собственной голени. Подручный Профессора радовался бы несколько меньше, если бы знал, что там находились пластиковые ножны с кинжалом, ещё носившим следы засохшей человеческой крови. Профессор был доволен обнаружением попытавшегося поиграть с ним в прятки агента Института: у него не оставалось никаких сомнений насчёт национальной и организационной принадлежности соблазнительной диаволицы. Удачей оказалось и то, что она проявляла интерес к тому же объекту, что и он сам. Таким образом, можно было убить (в том числе и буквально!) сразу двух зайцев. В загаженном багажнике «Вольво» валялась его пластиковая копия. Профессор опять слегка улыбнулся и погладил ногу с кинжалом. Он обязательно вернёт посланнице избранных идиотскую игрушку перед тем, как отрежет ей уши, груди и многое другое. Он не знал о том, что, по иронии судьбы, Снежная Королева разбиралась в том, как расчленить человека, ничуть не хуже его самого.

Потрёпанный «вольво» с двумя сумасшедшими, последовав за покинувшей Центр Королевой, проехал мимо неприметного фургона с символикой газовой компании на борту. Профессор не обратил внимания на сидевшего за рулём мужчину лет сорока с несколько оттопыренными ушами, короткой военной стрижкой и очень спокойными глазами. Поэтому он и не увидел того, как изменилось выражение лица у человека, которого он вполне мог встретить много лет назад в горах Афганистана. Полковник, не в силах сдержать свои эмоции по поводу непрекращающейся череды профессиональных удач, ткнул своего коллегу Хлорофоса локтем в бок и весело сказал по-русски:

— Ядрить мой лысый череп: кого я вижу! Никак не сосчитаю, сколько ж нам дырок под ордена крутить!

Хлорофосу хватило долей секунды, чтобы заметить лицо в притормозившей у светофора потрёпанной синей машине с двумя террористами, понять радость Полковника и передать по сотовому телефону ждавшему за углом Брюнету приказ следовать за ними. Когда фургон рванул вслед за Снежной Королевой и Профессором, Хлорофос пробормотал:

— Что ж, может быть, мы и не врали, когда пообещали тому парню спасти его невесту!

Полковник молча кивнул, не отрывая глаз от манёвров машины с агентами Моссада.

— Будем сообщать англичанам? — после паузы спросил Хлорофос.

Ответ был далеко не очевидным, и оба разведчика прекрасно понимали это. Наконец Полковник нехотя ответил:

— Нет, Хлорофос, это не моё решение! И даже не начальника ГРУ! Сам понимаешь: политика! К тому же я бы сначала наведался сюда вечерком с нашим приятелем Учёным, закрыл вопрос с протеином N, а уж потом вызывал подданых Её Величества! Кстати, почему, ты думаешь, наш чокнутый приятель следит за блондинкой вместо того, чтобы штурмовать Центр?

Хлорофос подумал.

— Может, он предпочитает скандинавок?

Полковник насмешливо фыркнул и с трудом вписался в очередной поворот, пытаясь успеть за объектами слежки. Где-то сзади завизжали по асфальту шины автомобиля Брюнета.

Когда ближе к вечеру Полковник, удовлетворённый итогами напряженного дня, вернулся на конспиративную квартиру, его встретил Десантник и сообщил, что у них гости. «Гостем» оказался противный гэбист по кличке Берия, впервые встретившийся ему в Анголе. Берия — маленький, лысый и отвратительно пахнущий потом — сидел в гостиной. Завидев хозяина жилища, он расцвёл приторной улыбкой и кинулся трясти его руку влажной ладонью, приговаривая елейным голосом:

— Как же тесен мир, товарищ полковник! Куда нас с вами только не забрасывает служба, а мы всё встречаемся и встречаемся!

Несколько ошарашенный Полковник с отвращением вытер ладонь о брюки и вновь испытал острое желание засунуть Берию лицом в унитаз, в котором до сих пор одиноко плавал один из окурков Десантника.

— Чем обязаны внезапному вниманию столь дружественной организации? — сухо прервал он плюющегося слюной типа. — Мы как раз занимаемся подготовкой к операции чрезвычайной государственной важности!

Берия тут же, как шляпу в прихожей, потерял свою улыбку и, настороженно блестя поросячьими глазками, заговорил совершенно иным тоном:

— Знаем-знаем, наслышаны! И о протеине N, и об успехах вашей команды! Парни ваши, конечно, того, молодцы! — тут он невольно покосился на темнокожего Детектива, наблюдавшего из своего угла за классической сценой измерения величины мандатов. — Потому-то меня и прислали: высшее руководство распорядилось, чтобы у вас, товарищ Полковник, было всё необходимое для успеха операции! Да чтобы моё ведомство поучилось у вашего!

Когда Берия произносил заветные слова — «высшее руководство» — это прозвучало так же веско, как и «Ставка» во время Великой войны. Мерзкий гэбист даже огляделся по привычке, ища — как православный икону — такой родной и внимательный взгляд нынешнего Президента на официальном портрете. Но вместо оного Берия обнаружил весёлую картинку с одетыми в человеческие одежды псами различной породы, играющими в карты за овальным столом.

— То есть тебя, перхоть репетузная, прислали приглядывать за нами! — резюмировал Полковник абсолютно спокойным тоном кипящего от ярости человека, пробуя время от времени собрать пальцы в два внушительного вида кулака.

Каждым позвонком своего гибкого хребта Берия почувствовал, что за последние пятнадцать лет вечная неприязнь военных к его сословию ничуть не уменьшилась, попятился к двери и перешёл на агрессивный речитатив трусливого подхалима:

— Ты, это, Полковник, не зарывайся! Забыл, что ли, какие времена-то сейчас?

— И что же у нас за времена? — всё тем же пугающе спокойным тоном спросил Полковник, глядя на представителя столь несимпатичной ему организации взглядом малазийского питона. — Период победившего социализма? Или обуревшего от жары гэбизма?

— Но-но, военный, потише! Думаешь, там, наверху, забыли о том, как у вас портреты бабьим голосом разговаривали? И чьи портреты! Сам раскинь мозгами, кто же тебе, да твоему чокнутому приятелю, — Хлорофос промолчал, играя желваками, — да этому негриле (Детектив только покачал головой) такое задание доверит! Вашему брату теперь без присмотра надёжных людей никуда!

— Вроде тебя — надёжных? — уточнил Полковник, присаживаясь в кресло.

— Да хоть бы и меня! — с обидой ответил Берия. — Двадцать лет в органах! Да не так, как другие, а с самого низочка по лестнице карабкался! Оперуполномоченным на зоне начинал! Пять лет в удмуртских лесах гнил, доказывал профпринадлежность!

— Небось стукачей вербовал, да уголовников на интеллигентов натравливал, гнида! — вмешался в разговор молчавший до этого Брюнет.

— Ну и вербовал! — злобно огрызнулся Берия. — Кто-то ведь и этим заниматься должен! Не всем же, как тебе, чистоплюю, в костюмах от Армани ходить да дочек генеральских топтать! А? Что, зацепило? Думаешь, у нас не знают, кого ты на даче развлекал?

Брюнет с отвращением сплюнул и отвернулся.

— Ну ладно, гниль унитазная! — решил подвести итог дискуссии начальник экспедиции всё тем же спокойным тоном. — Раз уж тебя к нам послало высшее руководство, оставайся! Но учти: операция наша опасная, времени на планирование мало, придётся импровизировать. Сам понимаешь, всякое может произойти! В том числе и с любым из нас. Понял, пенёк обрыганный?

— Понял, товарищ полковник! — дрогнувшим голосом ответил Берия, мгновенно представивший все те «случайности», которые могут произойти с чекистом, силой навязанным в соглядатаи военным разведчикам. Судя по гулявшим слухам, набор опций включал смерть от упавшего в ванную электрофена, фатальное падение под вагон метро, неосторожное обращение с оружием, скатывание с лестницы, наезд крупногабаритного грузовика и так далее. Слава богу, в этот раз хотя бы не планировались прыжки с парашютом. В утешение себе Берия тут же мстительно поклялся, что в случае благополучного возвращения живым он так осветит детали операции и уровень профессионального взаимодействия с Полковником, что того в лучшем случае отправят зачищать чеченские аулы. Впрочем, радостно вспомнил он о металлическом футлярчике с белым порошком в своём кармане, скорее всего, до этого дело и не дойдёт!

— Могу обещать, что постараюсь принести как можно больше пользы при выполнении задания Родины! — продолжил он с пафосом, усвоенным ещё в советские времена. — Рассчитываю на плодотворную кооперацию двух служб и ожидаю, что полученная в результате научная информация будет передана мне в полной сохранности для немедленной доставки в Москву! — Последнее Берия произнёс с отчаянным надрывом, давая понять, что «Родина» именно за этим его и послала.

Полковник помолчал, оценивая услышанное и гася в себе острое желание высказать всё то, что он думает по поводу этой самой «Родины», за последние несколько лет стремительно, как раковая опухоль, вылезшей с площади у детского универмага и разросшейся по всей стране. Наконец он сказал:

— Ладно, возражений не будет! Но только для окончательной передачи… гм… материалов мне потребуется личный письменный приказ!

Берия довольно ухмыльнулся и достал из папочки припасённую бумагу внушительного вида на бланке соответствующего ведомства с грифом «Совершенно секретно». Полковник не торопясь изучил её и, усмехнувшись, ответил:

— И всё бы ничего, но бумага-то из твоей конторы, а мне нужна от моего непосредственного начальства!

Берия изменился в лице и запричитал:

— Да как же я тебе этот приказ достану? Это ж не меньше недели уйдёт! Как вы смеете, товарищ полковник?!

— Смею, смею, волк позорный! — ответил ему ветеран военной разведки. — Скажи ещё спасибо, что, в виде исключения и в нарушение ведомственных инструкций, я позволяю сопровождать нас при выполнении задания!

Берия понял, что спорить бесполезно, но всё же решил оставить последнее слово за собой:

— Официально предупреждаю вас, товарищ полковник, по возвращении вы ответите за свои действия!

— А я тебе официально отвечаю: при выполнении своих обязанностей оперативник военной разведки обязан придерживаться инструкций своего непосредственного начальства. И если ты, вошь злая, попробуешь вмешаться в наши дела, мы с тобою также поступим согласно действующим правилам! Понятно?

Берия огляделся и, не увидев ни малейшего сочувствия на лицах окружавших его агентов конкурирующей организации, молча кивнул. Что ж, возможно, ему и придётся воспользоваться порошком в небольшом металлическом футлярчике, выданном под расписку в секретной ведомственной лаборатории.


* * * | Mon AGENT или История забывшего прошлое шпиона | Глава 3



Loading...