home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава тринадцатая

Час пик уже схлынул, люди в метро были, но не толпами.

Гусев доехал до конечной, пересек станцию, сел в поезд, двигающийся в обратном направлении. Забился в углу вагона, надвинул бейсболку и склонился над смартфоном. Просто читает человек. Книгу интересную нашел, оторваться не может.

Итак, стратегий было много, но ни одна из них к гарантированному успеху не вела. Проше и безопаснее всего было бы позвонить Кацу и напроситься под защиту корпорации, но тут Гусев столкнулся с проблемой многих владельцев гаджетов. Телефонный номер Каца был забит в аппарат Гусева, а аппарат Гусева валялся на другом конце города в виде груды обломков. А цифр, Гусев, естественно, не запомнил, он их практически никогда не запоминал, нужды не было.

Так что из прежнего списка контактов, и так невеликого, сохранился только номер Макса, и только потому, что уже был записан в новый телефон, от Макса же и полученный. И все. Конечно, все это можно восстановить… Со временем. Но вот временем Гусев как раз и не располагал.

Войти в интернет Гусев мог, но для того, чтобы залогиниться на своей страничке в социальной сети, где хранился запасной список, нужен был паспорт, а паспорт в хакнутый телефон не засунешь. Да и опасно это. Может быть.

Ладно, джи-пи-эс датчика нет, но ведь любой мобильный телефон отследить можно, хотя бы в пределах соты. Это в старые времена можно было в пределах соты отследить, а сейчас, когда прогресс ушел вперед семимильными шагами? Гусев в этом вопросе подкованным не был, так что решил не рисковать.

На остановках Гусев отрывал голову от смартфона и смотрел на входящих в вагон людей, но чудо-очки пока так никого и не опознали, поэтому Гусев даже не был уверен, работают они или нет. Оставалось только надеяться на то, что Макс фигни не подсунет.

Гусев обратился к статистике. На данный момент в Москве проживало около восемнадцати миллионов человек, в качестве активных охотников было зарегистрировано сто двадцать семь тысяч. Эта цифра не укладывалась у Гусева в голове. Ему сложно было представить, что сто двадцать семь тысяч человек хотят его смерти. Что он, Гитлер какой-нибудь, Чубайс или Чикатило?

С одной стороны, это выходило меньше одного процента от общего населения столицы. С другой — на каждую сотню обычных людей приходится один потенциальный убийца. Да пусть даже на две сотни, это все равно много.

Что делать, куда бежать?


Гусев вышел в центре, смешался с толпой.

Он так и не придумал, как решить главную задачу — крутить головой на триста шестьдесят градусов, чтобы очки могли сканировать лица окружающих, и при это не светить свое собственное лицо, поэтому шел, наклонив голову и смотрел только вперед.

Плана у него не было. К клинике прорываться бессмысленно — разговор с Кацем слушали, так что там его наверняка ждут. Идти в лес, чтобы его охотники собаками затравили? Прохладно уже для леса, а ночью и вовсе мороз ударить может. Может, и правда, к бомжам на теплотрассу податься?

Гусев поднялся по эскалатору. В подземном переходе очки пискнули и обвели красной рамкой лицо одного их прохожих. Ничем особо не примечательный человек, одет, как обычный офисный клерк. Гусева он вроде бы не видел, стоял перед подсвеченной витриной одного из многочисленных ларьков и выбирал себе шоколадку.

Может, это и не активный участник игры, а на сайте он просто так зарегистрировался. Согласно правилам, Гусев вполне мог выстрелить первым, но делать этого не стал. Во-первых, это привлекло бы к нему внимание, во-вторых, этот конкретный охотник ничего плохого Гусеву пока не сделал, самообороной тут не пахло, и переступить через себя Гусев не мог.

Он быстрым шагом прошел мимо охотника и поднялся на улицу. Несколько раз оглянулся, убедился, что охотник за ним не идет, свернул в переулок, достал из кармана сигареты и закурил, прислонившись к стене.

Часы показывали полдень, от начала охоты прошло всего несколько часов.

Гусев вытащил телефон и позвонил Максу.

— Нет, — сказал тот. — Не нашел я твоего Тунца, все перерыл, но не нашел. Видимо, он в сети под другим ником сидит.

— Ну и ладно, — Гусев почувствовал некоторое разочарование, но постарался не подать виду. — Ты деньги от меня поставил?

— Да, но перевода так и не получил. Я понимаю, что ты не хочешь кредиткой светить, но и ты меня тоже пойми…

— Да без проблем, — сказал Гусев. — Сейчас только терминал найду.

— Мне не к спеху, — смутился Макс. — Я так, просто напомнить.

— Я этим займусь, — пообещал Гусев. — Постараюсь перевести тебе деньги до того, как меня пристрелят.

— Ты уж постарайся, чтобы тебя не пристрелили, — сказал Макс.

— За ставку свою переживаешь?

— Не без этого.

Гусев попытался прикинуть, как охотники будут его искать. От телефона он избавился, жучков на одежде вроде бы нет. Значит, остается только визуальный контакт. Охотников много, кому-нибудь да повезет.

Днем еще ладно, днем можно скрываться в толпе, затаиться в темноте кинотеатра, затеряться в каком-нибудь огромном торговом центре, пользоваться общественным транспортом, чтобы быстро сменить район. Ночью все станет гораздо хуже. Автобусов нет, метро не ходит, людей на улицах мало, а из всех заведений будут работать только ночные клубы. К ночи надо найти убежище и затаиться там. Хоть бы и с бомжами на теплотрассе.

Или уехать из Москвы? Билет на самолет без паспорта не купишь, на вокзалах наверняка его ждут, вряд ли он один такой умный. Что остается? Автобусы? Такси? Машину угнать?

А ехать куда? В новой Москве он еще более-менее ориентируется, а за МКАДом[7] он так ни разу после пробуждения и не побывал. Он там никого не знает, в гостиницу без паспорта опять же не пустят, а как только паспорт покажешь, тут-то все и начнется…

Будущее рисовалось Гусеву исключительно в мрачных тонах, и он решил, что это от голода. Позавтракать-то ему не дали.

Гусев уже решил было зайти в какую-нибудь сетевую забегаловку, взять себе пару гамбургеров, жареной картошки и кофе, как вдруг сообразил, что деньги-то теперь только электронные, кошелек привязан к паспорту, и любой платеж наверняка смогут отследить. Мир стал слишком прозрачным, и оставаться в нем невидимкой стало практически невозможно.

Выходит, если его паранойя права, то платить ни за что нельзя. Даже за билет на автобус. Метро еще ладно, в метро фиксируется точка входа, а дальше — целая сеть линий, и выйти-то он может где угодно, а вот автобусы двигаются по конкретным маршрутам, что здорово сужает зону поиска.

Обложили, подумал Гусев. Далеко я пешком-то уйду?

Водительских прав у него не было, автомобиля тоже. Об угоне он имел представление только из фильмов, и на практике заниматься этим бы не рискнул. Захватить машину с водителем, угрожая пистолетом? Тогда водителя придется убивать, иначе он сразу же выдаст всем место, где его высадит. Что еще?

Рассчитывать на помощь добрых самаритян не приходилось. После того, как охотники положили группу спецназа, всем уже наверняка понятно, чем грозит добровольная помощь Гусеву, и желающих должно резко поубавиться. Если такие вообще когда-либо были.

Оставалось только лечь и умереть.


Двое вывернули из-за угла, и очки тревожно запищали, рисуя вокруг их лиц красные рамки. Впрочем, на этот раз Гусев опознал бы охотников и без очков — в руках у них было оружие, а из-под коротких курток торчали наспех надетые бронежилеты.

Людей в переулке не было, ничего не мешало охотникам стрелять. Гусев метнулся к стене, скрываясь за каким-то архитектурным излишеством, коими так богаты старинные дома в центре Москвы. Пуля тут же вышибла из этого архитектурного излишества кирпичную крошку.

Рядом с Гусевым оказалась железная дверь с написанным на ней названием организации. Дизайнерское бюро. Гусев вдавил кнопку звонка, привлекая внимание охраны.

— Нет, — сообщили ему из включившегося селектора. — Нам проблемы не нужны.

— Сволочи, — сказал Гусев.

Зато наверняка записи с камер наблюдения в сеть уже через пять минут выложат.

До следующей двери было метров семь. Чтобы до нее добраться, Гусеву пришлось бы выйти из укрытия, но никаких гарантий, что его туда впустят, естественно, не существовало. Окна здания были забраны решетками. А вот с другой стороны улицы…

Гусев выскочил из укрытия, ведя беспорядочную стрельбу. Ни в кого, разумеется, не попал, зато заставил охотников залечь на мостовую. Пока они прицелились, Гусев уже перебежал улицу, всадил пулю в большую стеклянную витрину и сам прыгнул следом, свалившись на закутанный в модную одежду манекен.

Его немного посекло осколками, но он все еще был жив.

Не поднимаясь, Гусев скатился с манекена и вывалился в торговый зал, мельком отметив округлившиеся от страха глаза девушки за кассой.

— Черный ход есть?

Девушка махнула рукой, указывая направление. Гусев, все еще не вставая, пополз туда, не сводя глаз с разбитой витрины. Охотников за ней вроде бы еще не было.

Они вошли через дверь, чем почти застали Гусева врасплох. Его спас висевший над дверью колокольчик, возвещавший о прибытии каждого клиента. Услышав звук, Гусев дернулся в сторону и всадил в дверной проем пару пуль. Вроде бы даже в кого-то попал, потому что охотник охнул и завалился назад. Но вряд ли попадание было фатальным, поскольку пули попали в закрытую бронежилетом грудь.

Кассирша бросилась на пол за стойкой. Гусев еще раз выстрелил в сторону двери, а сам пополз к примерочным кабинкам.

Добравшись до угла, он поднялся на ноги, проскользнул мимо четырех пустующих кабинок, выбил хлипкую дверь с табличкой «Только для персонала» и оказался на складе. Помещение было небольшим, и дверь на улицу Гусев обнаружил сразу.

Замок изнутри, по счастью, можно было открыть без ключа, и уже спустя пару мгновений Гусев во весь опор припустил по улице, оставляя охотников позади.


Попетляв по переулкам и убедившись, что прямо сейчас убивать его не будут, Гусев направился к торговому центру, чья громада возвышалась над старинными зданиями центральной части города и портила пейзаж.

Немногочисленные покупатели на Гусева смотрели косо, но за пистолетами в карман вроде бы никто не лез, да и очки, каким-то чудом не свалившееся с Гусева во время перестрелки, тревожных сигналов не подавали. Стараясь не терять времени, Гусев купил в аптеке лейкопластырь, зашел в мужской туалет, умылся и заклеил порезы на лице. Заодно постарался привести в порядок одежду. Если за его карточкой следят, то охотники уже знают, что он внутри центра. Но площадь тут действительно большая, и сразу его не найдут.

Потом, чтобы два раза не светиться, Гусев нашел платежный терминал и перевел Максу причитающиеся ему деньги. На собственном счету Гусева осталось совсем немного, но на пару дней должно хватить, если без крупных покупок, а крупных покупок он и так не планировал.

Покончив с делами, Гусев спустился на подземную паковку. В столь неурочный час она была заполнена машинами едва ли наполовину.

Жертву Гусев выбрал достаточно быстро. Молодой парень только вылез из подержанной «тойоты» (модель Гусев не разобрал), как в лоб ему уперлось дуло «беретты».

Одного взгляда на Гусевское лицо оказалось достаточно, чтобы парень вник в ситуацию и молча протянул ему ключи.

— Датчики слежения в машине есть? — спросил Гусев.

— Есть, — сказал парень. — Как у всех.

Ага, теперь это норма жизни. Что ж, значит, искать другую машину бессмысленно.

— Хреново, — сказал Гусев, но сказал это больше себе, чем парню.

— Ну давай, я об угоне через час заявлю, — сказал парень. — Ты ж Гусев, верно?

— Он самый.

— Ну ты вообще даешь, чувак, — чуть ли не с восхищением в голосе сказал парень. — С утра столько шума было…

— Я не нарочно.

— Давай так сделаем, — предложил парень. — Я, типа, в магазин пошел, потом ввернулся, а машины нет, кто-то угнал. Я даже никому не скажу,что это ты был.

— А когда записи с камер проверят?

— Скажу, был напуган и в шоке, потому и наврал.

— Идет, — согласился Гусев. Парень, конечно, мог и врать, и едва Гусев выедет за пределы стоянки, как тот заявит об угоне, а потом еще и информацию охотникам сдаст. Но выбора-то все равно не было. Не вырубать же его ударом по голове, в самом-то деле. Тем более, что вырубать кого бы то ни было Гусеву еще не приходилось, и он понятия не имел, с какой силой надо дозировать удар. — С машиной какие-нибудь проблемы есть? Технические, я имею в виду? Передачи не вылетают, педали не западают?

— Нет, все ровно. Неделю как с обслуживания.

— Застрахована?

Лицо парня скривилось, как от зубной боли.

— Так-то оно да, но ты уж постарайся не поцарапать.

— Постараюсь, — дал пустое обещание Гусев и уселся за руль. Рука по привычке потянулась влево, за ремнем безопасности, то такового не обнаружилось. И, судя по обшивке салона, таково было решение конструкторов, а не владельца машины. Гусев поискал взглядом надписи об аэрбэгах, но они тоже отсутствовали.

— Средства пассивной безопасности лет восемь назад отменили, если что, — сказал парень. — Чтоб ездили аккуратнее. А то было такое, что машина в хлам, снаружи — бойня, кровища и кишки наружу, а водитель из-за руля выходит, как ни в чем не бывало.

— Гонщиков много было?

— Ну да, — сказал парень.

— Помогло?

Тот лишь плечами пожал.

Гусев завел машину и, следуя за нарисованными на асфальте стрелками, вырулил с парковки на улицу. Встроенный в панель приборов навигатор показывал, что пробок нет и дороги свободны, а это значит, что за час Гусев успеет выбраться за черту города. Если, конечно, владелец машины ему этот час предоставит.

Машина была легкой в управлении, с привычной Гусеву механической коробкой передач, скорость набирала бодро, и в потоке ничем особо не выделялась. Пожалуй, и хорошо, что летающих машин тут нет. С летающей было бы куда больше возни.

Гусев без проблем пересек Садовое кольцо — в его время на это потребовалось бы больше часа — попетлял немного по новым развязкам и выехал на Шоссе Энтузиастов. Это направление он хорошо знал, потому что там, за Балашихой, когда-то находилась его дача.

Самый большой напряг возник, когда он проезжал мимо стационарного поста ГАИ, установленного на выезде из города, но все обошлось. Никто не махал ему жезлом, не раскатывал перед машиной шипы, не выбегал на проезжую часть с пистолетом. Видимо, парень не соврал, и машина все еще не была в розыске.

За пределами кольцевой Москва не кончилась. Все те же спальные районы, полные типовых многоэтажек, торговые центры по обеим сторонам шоссе, автосалоны, рынок строительных материалов, еще один пост ГАИ…

Проехав Балашиху, которая нынче из самостоятельного города превратилась в очередной район столицы, Гусев стал искать более-менее безопасное место, чтобы бросить машину. Час, подаренный ему владельцем машины, уже вот-вот должен был кончиться, и рисковать лишний раз Гусеву не хотелось.

Припарковавшись на бесплатной стоянке перед сетевым супермаркетом на самом выезде из города, Гусев запер машину, положил ключи на левое заднее колесо и осмотрелся. За супермаркетом было еще несколько мелких торговых точек, а дальше начинался лес.

В него Гусев и углубился.


Разыгрывать вариант «Рембо» Гусев, ясное дело, не собирался. Соответствующей военной подготовки у него не было, да и вообще, много ли один человек в реальности в лесу навоюет? Да еще и не в дремучем, а подмосковном, набитом городками, военными базами, аэродромами и кучей дачных поселков, поделенном дорогами на множество сектором?

Тропинками Гусев пользоваться не стал, от греха подальше. Выбрал направление и попер напролом, то и дело продираясь через разросшийся кустарник, перелезая через упавшие деревья и обходя те, через которые невозможно было перелезть без вредя для одежды повал и собственного организма. Есть хотелось все больше и больше. Жажду Гусев утолил в туалете торгового центра, а вот проблему с едой нужно было решать.

На втором часу марш-броска Гусеву позвонил Макс.

— Деньги получил, все тип-топ, — доложился он. — Пятерку взял в счет ставки, вычел свои комиссионные, остальное перевел тебе обратно, на предмет «мало ли, что».

— Нормально, — сказал Гусев.

— Ты прям крепкий орешек, — сказал Макс. — В витрину сиганул, как Брюс Виллис в молодые годы.

— Его еще помнят?

— Чего ж не помнить, когда его старые фильмы недавно в новый формат перевели? — удивился Макс. — Месяц назад вторую серию в кинотеатрах крутили.

— Не слежу, — буркнул Гусев.

— Да, я уж вижу, что культурная жизнь столицы проходит мимо тебя. Ты там как, не ранен?

— Царапины.

— Коэффициент один к тридцати, — несколько не к месту заявил Макс. — Народ считает, что твои шансы падают.

— Это потому что спецназ больше не появляется?

— Не иначе, — подтвердил Макс. — А почему он больше не появляется, кстати?

— Связь потерял.

— Ну, так давай я найду, — сказал Макс. — Куда звонить, кого спрашивать?

— Не надо, — сказал Гусев. — Сам как-нибудь.

— С чего бы вдруг?

— Могут быть у человека небольшие безобидные прихоти?

— Не в таком положении, — сказал Макс. — В таком положении надо использовать все имеющиеся под рукой средства.

— Они и так шестерых потеряли.

— Четверых. Двое выжили. Командир их сейчас в реанимации и еще кто-то. Вроде, водила.

— Командира их вроде броневиком придавило?

— Видать, не до конца, — сказал Макс. — И вообще, современная медицины творит чудеса, а уж корпоративная — тем более. Уверен, что по условиям контракта все полегшие уже в криозаморозке, лучших времен ждут.

— Э… — сказал Гусев. — Я вроде тебе не говорил, откуда спецназ взялся.

— А что тут говорить, когда и так все понятно? — спросил Макс. — Да и кому, кроме «Второй жизни», за тебя еще вписываться?

— Некому, — согласился Гусев. — Один я, горемыка, на этом свете, и ни жалости, ни сострадания никто ко мне не испытывает.

— Бывает, чо, — философски сказал Макс. — Я тебя ни от чего важного не отвлекаю?

— Нет, — сказал Гусев. — Я ничем таким важным и не занят. Просто иду.

— Ну-ну, — сказал Макс. — О, на форуме инфа обновилась. Ты что, машину у кого-то отжал?

— Было такое.

— Нашли ее уже, — сказал Макс. — Перед магазином стоит. Надеюсь, ты не в том магазине, ага? Если в том, имей в виду, что на парковке тебя скоро ждать будут.

— Не в том, — успокоил его Гусев. — А вот кстати, расскажи мне о юридических последствиях, которые меня по поводу угона постигнуть могут.

— Ну, машину нашли, теперь от владельца все зависит, — сказал Макс. — Напишет на тебя заявление — будут последствия, и очень печальные, вплоть до суда, не напишет — считай, пронесло. Оштрафуют за езду без прав, и гуляй на все четыре стороны.

Гусев прикинул, что если он сумеет дожить до юридических последствий, то финансовый вопрос его беспокоить не должен. Подадут в суд, наймет своим адвокатом Гену-Геноцида, и вопрос решится сам собой.

— Но меня-то другое беспокоит, — продолжал Макс. — Слишком уж круто на тебя с утра навалились. Ты точно в последнее время дороги никому не переходил?

— Я — скромный менеджер уличного клининга, — сказал Гусев. — Кому я вообще могу дорогу перейти?

— Не в блогинге же твоем дело, — сказал Макс. — Хотя… может, просто и психопаты сетевые решили с тобой за наброс рассчитаться.

— А сетевые психопаты РПГ в открытой продаже купить могут?

— В открытой — нет, но в принципе задача это не невыполнимая, — сказал Макс. — У меня в постоянном ассортименте таких приблуд нету, но под заказ могу и достать, в принципе. Были б деньги. Другой вопрос, что на охоте деньги принято зарабатывать, а не тратить, а стоимость РПГ вполне с суммой приза охотника вполне сравнима.

— А кто вообще жертву выбирает?

— Тебя опять в гугле забанили?

— Не забанили, но я тут несколько занят, — сказал Гусев. — Я тут, типа выживаю. Не до интернета мне.

— Черная Лотерея проводится государством, — сообщил Макс. — Счастливчиков из всех обладателей лицензии на оружие выбирает компьютер методом случайных чисел. Влияние человеческого фактора по понятным причинам сведено к нулю.

— Должен заметить, что это ни черта не проясняет.

— Не проясняет, — согласился Макс. — Знаешь, пару лет назад на одного олигарха выбор пал. Так он в своем особняке заперся, частной армией со всех сторон обложился, по всем правилам оборону строил. С пулеметами на верхнем этаже и чуть ли не со стингерами на крыше. Но народ его сильно не любил, не помогли армии. Там такая толпа участие принимала… Гранатометы тоже задействовали.

— И ты к чем мне все это рассказываешь?

— К тому, что для многих охотников игра не является вопросом денег, — сказал Макс. — Зарабатывать они и в других сферах деятельности могут, и вполне неплохо, как видишь.

— Ну ладно, олигархов у нас народ никогда не любил, — сказал Гусев. — А меня-то за что?

— Ты что, святой, что тебя и не любить не за что?

— Не в таких же, блин, масштабах.

— О, снова обновление на форуме, — сказал Макс. — Какой-то тип пишет, что в городе тебя видел, неподалеку от того места, где машину нашли. На входе в кинотеатр. Но судя по тому, что я слышу, парень обознался, и ты явно не кино сейчас смотришь, нет?

— Не кино, — подтвердил Гусев.

До него дошло, как охотники обнаружили его в том переулке. Очки внушили ему иллюзию безопасности, и он искал в толпе только охотников. Но для того, чтобы узнать отмеченного и слить информацию в сеть, совсем необязательно быть охотником. Угроза могла исходить от любого человека.

— А что у тебя там пыхтит, как паровоз?

— Это не паровоз, — сказал Гусев. — Это я. Я дышу. А ты мне этим разговором дыхание сбиваешь.

— Сказал бы сразу, я бы отключился.

— Да нет, не надо. Хотя бы не так скучно.

— Вот же ты даешь, — расхохотался Макс. — На тебя полгорода охотится, а тебе скучно.

— Вот такой я странный человек, — сказал Гусев. — Загадочный.


Глава двенадцатая | Цивилизация страуса | Глава четырнадцатая