home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 2. Первое дело

В баре было не многолюдно. Тусклый свет нескольких ламп освещал небольшую оркестровую площадку бара, на которой играл на трубе музыкант. Ланер и Бокар сидели за одним столиком.

– Это опасная работа – быть полицейским, – сказал Ланер. – Что тебя толкнуло на эту идею?

– Какую идею вы имеете ввиду? – удивленно спросил Бокар.

– Послушай, давай на «ты». Это будет проще. Мы все-таки напарники. Я на счет того, что бы стать полицейским.

– Об этом я мечтал с детства, прочел много литературы….

– Беллетристика, – перебил Ланер. – Это все ерунда. Даже хорошая теория тебе ничего не даст. Только практика.

– А, что тебя привело в полицию?

Ланер тяжело вздохнул, как будто ждал этого вопроса.

– Моя история является для многих полицейских банальной. От меня ушла моя жена.

– Красивая?

– О, да, ещё как. Была бы не красивой, возможно и не ушла бы. Она не выдержала мою работу и мой характер.

– Сыщики должны быть одни в этой жизни, тогда их разум…

– Да, что ты знаешь об одиночестве? Ты еще молод, у тебя все впереди. Она полюбила местного миллионера, а я прозевал тот момент, когда это все началось.

– И, что? Вы просто расстались?

– Почти. Я понимаю ее. Трудно женщине, когда ей не уделяют мужского внимания. Но, ведь работа… она все заберет,… в том числе и мою жену. – тяжело вздохнул Ланер.

– Чем же все закончилось у вас? – поинтересовался Бокар.

– Съездил я ему по физиономии пару раз. Рука то у меня тяжелая. Я с детства увлекаюсь восточными единоборствами. А он, жаловаться меру, тот начальнику полицейского департамента и так далее. Короче говоря, понизили меня в звании, я ведь до этого капитаном был. Мой шеф предложил мне написать заявление о том, что я якобы хочу перейти в другой департамент, и для меня будет лучше, если участок будет расположен в другом городе. А тут, как раз несколько назначений было, я и выбрал Марсель. Мне нравится море.

В этот вечер Ланер рассказывал Бокару о своих подвигах, и о своей не легкой судьбе. На следующее утро, Бокара и Ланера срочно вызвал к себе комиссар полиции Авоу Батон. Комиссар был чем-то сильно возбужден, он в волнении расхаживал, тряс головой, словно соглашался или нет с какой-то новой, возникшей в его голове мыслью.

– Не люблю я такие дела. – сказал Батон.

– Что случилось, шеф? – спросил Ланер.

– Похищение мальчика, хотят выкуп. Родители богатые, деньги у них есть. Они просили не вмешиваться полиции, боятся за жизнь единственного сына. Как будто мы можем спокойно наблюдать за этим.

– Они выкуп еще не заплатили? – поинтересовался Ланер.

– Да, в том то и дело, что уже заплатили. А, мальчика им не вернули. Уже вторые сутки пошли. Наши ребята напали на след, но возможно это пустышка. Надо проверить. Отец мальчика не уверен в своих показаниях, а кроме него никто ничего не видел. Сплошная путаница. Я понимаю, родители на взводе, единственное чадо. Родители слишком поздно обратились за помощью.

Ланер и Бокар по заданию комиссара отправились на встречу с незнакомцем. В небольшом парке, где была назначена встреча, было людно. Здесь любили прогуливаться молодые мамы с детьми. Вероятно, преступник или преступники специально выбрали это место. Операция по задержанию этим сильно затруднялась. В парке стрелять или захватывать подозреваемого было нельзя. Поэтому решили лишь проследить за ним. Согласно телефонному звонку, преступники требовали еще денег – пятьдесят тысяч. Отец мальчика дал эти деньги, он и больше бы дал, лишь бы знать, что его сын жив и невредим, и вернётся домой.

Ланер переоделся в гражданскую одежду и выполнял роль друга отца мальчика. Бокар сидел в машине, рядом с парком.

– Ко мне направляется подозрительный тип. – шёпотом произнес Ланер в микрофон.

Неизвестный, не доходя до Ланера, неожиданно изменил свой путь и ускорил шаг в другом направлении. Ланер пошел за ним. Видя преследование, незнакомец ускорил шаг, а затем перешел на бег. Ланер также побежал за ним, держа дипломат с деньгами. Вскоре незнакомец, перепрыгнув через ограждение, добежал до угла здания и скрылся за ним. Тогда Ланер дал команду Бокару, что бы тот подъехал к концу парка. За углом Ланер увидел, как незнакомец сел в машину, которая, по-видимому, ждала его, и умчался в ней прочь. Бокар подъехал к Ланеру.

– Садись, поехали! – взволнованно произнес Бокар. Однако Ланер, словно его не слышал.

– Нет, не надо. Отставить погоню. Я запомнил номер машины.

Ланер сел в машину и вызвал по рации диспетчера. Он сообщил номер неизвестной машины. Через пять минут у него уже был адрес проживания хозяина машины.

– А, что если эта машина находится в угоне? – поинтересовался Бокар.

– Она не числится в угоне, мне сообщил об этом диспетчер.

Через полчаса, они были на другом конце города. Машину оставили у небольшого двухэтажного особняка.

– Ты останешься здесь, – произнес Ланер. – Я не хочу, что бы тебя подстрелили. Присматривай за выходом.

С этими словами Ланер отправился к дому. Он вскарабкался через запертые ворота и, перепрыгнув, оказался на территории особняка. Ланер прошел по цветущей алее и позвонил в дверь, но никто ему не ответил. Тогда он постучал, и тут раздались выстрелы. Стреляли по низу двери, словно пугая пришедших. Ланер уклонился, отойдя в сторону, затем, ударом ноги выбил деревянную дверь и вошел вовнутрь дома. Преступников было трое. У них был на троих один пистолет. Это были молодые и крепкие ребята, лет по двадцать с небольшим. Ланер приковал одного наручниками к лестнице, другого пришлось оглушить ударом, а с третьим, самым сильным и крупным из троих, ему пришлось бороться. Пистолет Ланера был выбит противником из рук. Ланер был вынужден вступить в бой с громилой – под два метра ростом и широким в плечах, в схватку. Ланер отлетел от противника к окну и сильно ударился спиной, при этом он выбил всю оконную раму, вылетевшую с шумом наружу. Не успев подняться, и опомнится, он почувствовал, как сто килограммов веса навалилось на него сверху. Его голова и пол туловища уже свисали с разбитого окна второго этажа. Он уже видел зеленую лужайку под собой, как вдруг, недалеко от дорожки, на небольшой полянке, перед домом, он приметил Бокара, выполняющего странные движения. От удивления увиденного, остановился даже нападавший, навалившийся сверху. Они оба смотрели на Бокара широко открыв рты. Перед их глазами, внизу на полянке, где росли цветы, бегал одетый в полицейскую форму Бокар, который своей фуражкой ловил каких-то насекомых. Придя в себя, и воспользовавшись случаем, Ланер нанес удар локтем в подбородок слегка отвлечённого парня. Тот от боли ослабил хватку. Освободившись, Ланер нанес еще несколько ударов по противнику, от которых тот рухнул на пол.

В тот же день Ланер и Бокар получили благодарность от комиссара за поимку преступников.

– Сегодня вы отличились, молодцы. Вы поймали целую шайку преступников.

– Ну, я бы вряд ли справился один, – сказал Ланер, глядя на Бокара, не то с презрением, не то с удивлением, который опустил голову, – вот, если бы…

– Вот и ладно, – перебил его комиссар, – а это дело я оставлю пока за вами. Вы ведь в курсе всего. А остальных я снимаю с него, для них будут другие задания…

– Как? – удивился Бокар. – Разве дело не закончено?

– Мы ведь поймали,… – произнес не менее удивленный Ланер.

– Поймали, но не тех. Эти трое дружили с охранником отца похищенного мальчика. Они все безработные, вот и решили подзаработать, узнав о несчастье. На допросе они отрицали похищение и все клянутся, что хотели пошутить над своим приятелем, но увидев на встрече в парке вас Ланер, испугались. Так это или нет – покажет суд. За вымогательство денег им инкриминирует статья и срок. Но это, как я уже сказал, другое дело. Ваше – остается открытым. Так что приступайте к нему немедленно. Я вас освобождаю от всех дел, будете заниматься только им. Вам все ясно?

Прошло двое суток. Расспрашивание родителей и друзей сыщикам ничего не дало. Мальчика похитили в его собственном дворе, в роскошном особняке. Ни охранник, ни няня, никто ничего не видел. Оставалось лишь ждать.

События следующего дня потрясли не только полицию, но и общественность города. Особенно тяжело переживала мать мальчика. Рано утром его труп был обнаружен недалеко от места жительства мальчика.

– Видимо, преступник оставил тело рядом с домом, что бы его сразу нашли, – сказал комиссар.

Бокар и Ланер отправились в морг, что бы осмотреть тело. Труп мальчика находился на столе. Рядом стоял патологоанатом. Сыщики представились и подошли к столу.

– От чего наступила смерть? – спросил Ланер.

– От сильно действующего яда, – ответил анатом.

– Его отравили? – поинтересовался Ланер.

– Нет. Вот видите эти две точки на ноге трупа. – анатом указал на голень погибшего. – Это укус ядовитой змеи.

– К какому виду принадлежит змея? – неожиданно спросил Бокар.

– Ничего особенного, – ответил анатом. – Одна из местных гадюк.

– А можно посмотреть анализ яда, его химический состав. – спросил Бокар.

– У тебя есть специальное образование? – поинтересовался анатом.

– Да, я биолог. Это моя первая профессия. – сухо ответил Бокар.

– А ты ничего мне не говорил об этом. – сказал Ланер.

– А ты и не спрашивал, – ответил Бокар. – Давай о моем прошлом поговорим позже.

– Вот, возьмите, – произнес анатом, высунув несколько листов бумаги из ящика с папками. – Эти анализы пришли полчаса назад.

Бокар начал внимательно рассматривать укус на ноге погибшего, а затем склонился над бумагами результата анализа яда.

– Позвольте господа, я здесь задержусь, – внезапно произнес Бокар.

– Что ты пытаешься выяснить? – удивленно спросил Ланер.

Но, Бокар, словно не слышал его голос, он осторожно осматривал тело.

– Скажите, – он обратился к анатому, – а вещи его можно осмотреть?

– Конечно. Вот они. Я их накрыл, – анатом подошел к небольшому столику и раскрыл его. – Они очень грязные, не испачкайтесь. Вот возьмите перчатки. Крови на них нет, я смотрел.

Бокар внимательно осмотрел вещи и обнаружил на них какой-то мелкий предмет.

– Что это? – поинтересовался Ланер.

– Это, по-видимому, какая-то икринка. Если быть точным, – он поднес лупу и внимательно разглядел найденный предмет, – то это не икринка уже, а головастик, принадлежит отряду лягушек, – ответил Бокар.

– Это чушь все! – махнул рукой Ланер. – Скажите, – он обратился к анатому, – какое вы можете сделать заключение?

– Пока трудно сказать наверняка. Дело в том, что эти змеи обитают вблизи водоемов. А здесь в округе их предостаточно. И потом, выводы должны делать вы – сыщики. Я всего лишь криминалист. Мое дело это факты и ничего более.

– Ну, что Бокар, ты закончил изучать жизнь насекомых? – язвительно произнес Ланер, намекая Бокару о его недавнем странном поведении, когда тот ловил каких-то жуков у дома, в котором Ланер боролся с преступниками.

– Да, вполне. Мы можем идти, – коротко ответил Бокар о чём-то задумавшись.

Вечером Ланер зашел в свой кабинет, где находился напарник. Бокар сидел за столом и смотрел в микроскоп. Иногда он отрывал пристальный взгляд и что-то записывал, сравнивал и вновь прижимался глазом к прибору.

– Ну, что Бокар, ты уже увидел там преступника? – шутливо спросил Ланер.

На столе у Бокара, кроме микроскопа и бумаг, лежала раскрытая карта окрестностей Марселя, а также несколько пробирок и какие-то блюдца с непонятной жидкостью.

– Бог ты мой! – нетерпеливо воскликнул Ланер, глядя на все это. – Да, что с тобой?

– Еще минуту терпения, – спокойно ответил Бокар. – И я смогу удовлетворить твое ожидание.

– Да сколько угодно, – ответил Ланер. – Змеи живут в окрестностях Марселя, а это черт знает сколько территории, мы можем копаться в этом деле целую вечность. По-моему, нам специально дали это запутанное задание. – Сказав это, он уткнулся в газету.

Спустя несколько минут, Бокар прервал свою работу и обратил внимание на спокойно сидящего напротив него и читающего Ланера.

– Целую вечность нам не нужно ждать. Видите ли, мой друг, мне пришлось изрядно потрудиться, прежде чем высказать некоторые предположения касающиеся нашего дела.

– Я этому только рад, – с легким сарказмом в голосе, произнес Ланер.

– Мне удалось установить, что яд, которым был отравлен мальчик, принадлежит не гадюке, а кобре. Таких змей в окрестностях Марселя действительно хватает. Это нам почти ничего не дает, разве что – возможно мальчик был за пределами города.

– Это и так ясно. В городе вряд ли встретишь змею, а еще и ядовитую. – решительно произнес Ланер, опустив газету.

– Это еще не все, – спокойно сказал Бокар. – На вещах мальчика, точнее внутри за шиворотом его рубашки, я обнаружил небольшую икринку, точнее крошечного головастика, как ты помнишь, принадлежащую лягушке. Я установил, что это особая лягушка – из породы листовых. Она обладает свойственными ей особенностями. Дело в том, что она откладывает свои икринки будущего потомства в пещере, на глубине до ста метров.

– Ну и что это нам даст? – нетерпеливо спросил Ланер.

– Это удивительная…

– И чем же она удивительна? – еле сдерживаясь, спросил Ланер.

– Отложив икринки на глубине до ста метров пещеры, листовая лягушка ждет вылупления своих крошечных детенышей. После этого при помощи липкой слизи, они все приклеиваются к спине родителя и на его теле они попадают в лес. Где и разбредаются в разные стороны. Заботливый родитель, не правда ли? – всё также спокойно и ровно произнес Бокар.

– Это все? Спасибо тебе за курс биологии. – усмехнувшись произнес Ланер. – И, как нам эта лягушка поможет в поиске преступника? Может она возьмёт след, как это делают овчарки?

– Ну,… я еще не думал об этом, но возможно, что один из этих детенышей случайно попал за шиворот мальчика, когда его тащил, возможно, уже мертвого, преступник. Я смею предположить также и то, что сначала, в пещере мальчик был укушен коброй.

– То есть, ты считаешь, что из всего этого, – Ланер указал на стол с микроскопом и пробирками, обведя пальцем, – похищенного мальчика сначала держали в пещере?

– Да, именно. И она должна быть глубокой.

– А много ли пещер находится в окрестности? – казалось, что последний вопрос Ланер задал самому себе, слегка заинтриговавшись последними словами Бокара.

Ланер сделал несколько звонков, после чего вышел из кабинета. Спустя тридцать минут, он вновь вернулся и застал Бокара за чтением энциклопедии насекомых. На лице Ланера сияла улыбка. Впервые, за все время их знакомства, Ланер тепло и сердечно улыбнулся.

– А ты угадал, – довольно сказал Ланер. – Я поспрашивал наших людей о пещерах… так вот, в окрестности Марселя есть небольшая деревушка к северу, там имеется единственная пещера.

– И она была построена самой природой. Это подземные водостоки, идущие с гор, – неожиданно произнес Бокар.

– Да, действительно, все правильно. Но, откуда… пока я разбирался… Ты, что сразу сказать не мог? – Ланер немного огорчился, за то, что Бокар не рассказал ему об этом.

– За время твоего отсутствия я прочел о пещере в Интернете. Я только не знал количество таких пещер. Ты дополнил недостающую и очень важную деталь. Это упрощает поиски.

– Это верно, одну пещеру найти проще. Я уже распорядился на счет криминалистов. Мы выезжаем с ними немедленно.

По прибытии к пещере, группа полицейских совместно со скалолазами спустилась в небольшую, но со многими извилинами и проходами, прохладную пещеру, длина которой составляет около шестидесяти пяти метров, а глубина – тридцать четыре метра. В пещере были обнаружены следы пребывания взрослого человека и ребенка. По размеру следов, оставленных ребенком, эксперты заключили, что они совпадают с размером ступни погибшего мальчика. Однако, все, что имела полиция из улик – это след сорок второго размера, оставленный предположительно преступником. У входа в пещеру были неразборчивые следы от протекторов шин автомобиля.

– К сожалению, преступник попытался замести эти следы ветками деревьев, – предположил Ланер. – Все что можно сказать, так это то, что, судя по ширине полосы оставленной шиной, колеса принадлежат джипу или легковой машине с прицепом. К сожалению, протектор от шин стерт. А вот и дерево, со сломанными ветками. – Ланер показал на небольшие ветки, лежащие возле дерева.

– А, где же Бокар? – удивленно спросил комиссар Батон.

– Вот он, видите. – Ланер указал на человека стоящего от них в несколько десятков шагов, который на четвереньках рассматривал растения и почву.

– Что за странный полицейский? – удивленно отметил комиссар.

– Это верно, я тоже такого впервые вижу. Спиртное не пьет, не курит, женщин у него нет, – сказал Ланер.

– Но, не забывайте, это он указал нам на это место. Его методы не понятны, но эффективны. Во всяком случае, пока ему везет. – заключил комиссар.

– Это верно. У него ведь первое образование биолога? – поинтересовался Ланер.

– Да, я знаю. О его прошлом ты сам можешь узнать. Да, пока не забыл: там, в офисе, вас ждет дама.

– Кто такая, и чего хочет? Она милашка? – поинтересовался Ланер.

– Это некая Камель Сальман, как она представилась. Я не успел познакомить вас. Ее интересовало ваше дело. Она была у родителей погибшего мальчика. Хочет сделать репортаж. Поговоришь с ней сам. Мне некогда, да потом ты ведешь это дело… Только делись с ней дозволенной информацией, остальное не для огласки. Ну, ты сам знаешь, дело ведь не окончено. Да, и вряд ли завершится… – печально произнес комиссар.

– Хорошо, поговорю.

– А, на счет милашки, то это уж ты сам решишь. Может, познакомишься… она красивая.

– Да, нет, это я так, пошутил. Моя бывшая жена выбила всю охоту знакомиться. Я не доверяю женщинам.

– Напрасно. Что думаешь делать дальше Ланер?

– Опрошу всех жителей в округе, может кто-то что-то видел или слышал. – Ланер вспомнил слова Бокара: «по близости, возможно, есть деревушка и там есть жители». – Да, ведь преступник знал об этой пещере.

– Так же, как и жители деревни, – добавил комиссар.

В разговоре с журналисткой по имени Сальман, Ланер был не многословен, не смотря на всё очарование и настойчивость последней. В заключении беседы он пообещал проинформировать её, как только ему будет известно что-то более существенное.

Ланер и Бокар приступили к опросу жителей проживающих в окрестности пещеры. Сложность заключалась в том, что многие дома были разбросаны далеко друг от друга. В небольшой деревушке опрос жителей ничего не дал, и оба сыщика ехали по бездорожью в поиске выхода к трассе. Они уже почти нашли дорогу, как вдруг на их пути встретился небольшой старенький домик, находящийся в отдалении от мест обитания людей.

На пороге стоял мужчина лет сорока пяти. Ланер подошел к нему и представился.

– Вы живете один месье? – спросил Ланер.

– Вот уже пятый год, как похоронил свою жену, – ответил мужчина. – А, что вы здесь ищите? – спокойно спросил хозяин дома.

– Недалеко от вас, на трассе произошло ограбление, – соврал Ланер, что бы не вызвать лишних волнений у местного жителя. – Ограбили машину. Это ваша? – Ланер указал на небольшой старый пикап 80-го года выпуска, стоящий во дворе.

– Моя, но я на ней никуда не езжу, разве что в город.

– Как давно вы были в городе? – поинтересовался Ланер.

– Да пожалуй, дней десять назад, а что. Я за продуктами в город езжу.

– Понятно.

В это время, Бокар осматривал старый пикап. Ланер задал хозяину дома еще несколько вопросов. Не видел ли он кого подозрительного? Но, мужчина ответил, что ему некогда за дорогой смотреть, он фермер, и занят работой на огороде и хозяйством. Завершая свой опрос, Ланер сказал мужчине, что бы тот, если что увидит или узнает, сразу сообщил в полицию. Затем Ланер подошел к Бокару, стоящему рядом с пикапом.

– И здесь ничего. – тяжело вздохнул Ланер. – Видимо прав был комиссар, ничего мы в этом деле нового не добьемся.

– Я бы не стал так уверенно говорить, – сказал Бокар. – Посмотри вот на этот кусочек глины. Я ее нашел в пикапе, в грузовой части. Она уже засохла.

– Ну, глина, как глина, ничего особенного, – равнодушно сказал Ланер, крутя в руке небольшой продолговатый комок.

– Не совсем. Этот кусочек коричневой глины, перемешанный с землей, ничего тебе не напоминает? – спросил Бокар, словно он нашел в земле древнюю золотую монету.

Ланер еще раз покрутил комочек в руке.

– Похож на кувшин, только в миниатюре.

– Верно. Это и есть кувшин.

– Ну, и что тут необычного? Его сделал кто-то из людей?

– Нет. Этот кувшинчик сделал не человек.

– А, кто же? – удивился Ланер, еще раз провернув комок в руках.

– Это гнездо. Его сделала оса. Ее называют пилюльной осой.

– Ну, и что нам это дает?

– Необычность. Вот что известно про пилюльных ос: они делают свои гнезда в виде кувшинки. А, главное, в нашем случае, это то, что эти осы берут землю для изготовления своих гнезд. Они смачивают землю, набирая воду в рот, затем месят ее, пока не образуется шарик. Из этих шариков она делает гнездо в виде крошечного кувшина. Однако здесь кувшин необычного цвета, не находишь?

– Да, в самом деле, коричневый. Ну, и что из этого?

– Дело в том, что эти осы делают свои гнезда из одного и того же материала, каждый раз возвращаясь к земле, что бы взять немного строительного материала, для своего гнезда. В данном случае, таким материалом послужила коричневая глина.

– Я ничего не понимаю. Причем здесь глина, оса и этот комок грязи?

– Вызывай группу. Его надо брать, – неожиданно в повелительном тоне произнес Бокар.

Ланер не поверил своему напарнику, но повиновался, вспомнив историю с икрой лягушки в пещере. По прибытии комиссара и еще нескольких полицейских, был произведен обыск в доме подозреваемого. В подвале дома был обнаружен выкуп – меченые купюры по сто долларов. Преступника арестовали и увезли в участок.

Комиссар Батон восторженно похвалил сыщиков за их работу. К нему присоединилась и, вдруг ниоткуда возникшая, журналистка Камель Сальман. Ланер рассказал ей о необычном деле, и о том, как Бокар смог найти преступника и, какие при этом, у них были «свидетели» преступления. На следующий день вышел репортаж Сальман в полицейских хрониках: «Насекомые ловят преступника или молчаливые свидетели». После этого репортажа от журналистов не было отбоя, так что комиссар был уже не рад, что позволил Сальман сделать такой репортаж.

Вечером того же дня, когда страсти улеглись, а город окутала ночная тьма, прогоняющая последние узоры алого заката, в офисе полицейского участка Ланер внимательно слушал рассказ Бокара о его догадках, которые помогли поймать преступника.

– Очевидно, преступник сорвал несколько веток, вроде тех, что ты обнаружил у пещеры. Ими он стер следы машины, привязав их сзади нее. Затем, он избавился от веток. Однако кое-что ускользнуло от его внимания. Этим был крошечный кусочек коричневой земли.

– Кувшинка.

– Да, именно, кувшинка. Которая была сделана осой, и прикреплена ею к ветке дерева. Ее то, я и обнаружил в пикапе. Очевидно, она отлетела от ветки и попала в кузов машины. Но есть и еще одна немало важная деталь, натолкнувшая меня на мысль. Это цвет кувшинки.

– Коричневый.

– Верно. Ты заметил, что я у пещеры долго искал следы, которые мог оставить ребенок или преступник. Однако я обратил свое внимание на небольшой участок залежи коричневой глины, находящийся неподалеку от входа в пещеру. Это мелочь, но она помогла нам в дальнейшем. Когда мы вместе с тобой разъезжали по окрестным селениям, то я нигде не встречал такого цвета глины. Она, по-видимому, находится лишь в горах. Подозреваемый сказал, что он уже давно не ездил на своем пикапе. Это привело меня к тому, что я усомнился в его словах. Он не только ездил, но и бывал поблизости от пещеры, иначе, как можно было объяснить находящийся в пикапе коричневый комок глины.

– Здорово, что тут скажешь, – произнес Ланер. – Послушай Бокар, я как-то рассказывал о себе, но ничего не знаю о твоем прошлом. Лишь только то, что у тебя первое образование биолога. Зачем же ты пошел в полицию. Я же вижу, что биология – твое призвание. Как ты оказался среди таких как я?

– Ты действительно хочешь знать об этом?

– Да, ведь мы напарники.

– Ну, что ж, тогда слушай. С самого детства я мечтал стать сыщиком. Неподалеку от моего дома, где я жил с моими родителями, находился дом, в котором жил старый сыщик. Он уже был на пенсии. По вечерам он рассказывал мне разные реальные истории, может быть, он некоторые придумывал для меня, но мне интересны были его рассказы. Его истории вдохновляли меня на собственные расследования. Сперва у наших соседей пропала собака, и я смог найти ее, используя логические рассуждения, состоящие из целой цепочки взаимосвязанных причин и следствий. Логика связей сущностей меня вдохновляла, так я занимался поиском пропавшего попугая, коровы и так далее. Ко мне начали обращаться за помощью местные жители. Но, больше всего, я хотел найти настоящего преступника. Однажды, прочитав заметку в газете о краже картины в художественной галерее, я решил, что займусь этим делом.

– И, что же, ты нашел преступника? – поинтересовался Ланер.

– Им оказался сосед, проживающий неподалеку от галереи. Он сделал подкоп от своего дома к галерее. А обнаружил я его благодаря обычной маленькой серой мышке, которую встретил в галерее. Но, это отдельная история. Тогда, я чуть жизни не лишился, когда этот вор запер меня в чулане. Спас я себя, можно сказать самостоятельно. Я написал родителям записку, на тот случай, если не вернусь с задания. Я не хотел, что бы ее раньше времени обнаружили родители. В своей комнате я держал в клетке канарейку и сам ее кормил. В этом корме я и оставил свою записку. Мой отец, обнаружив звонкое пение птицы, понял, что она хочет есть, он у меня ветеринар. Заглянув в клетку, он обнаружил, что я птицу не кормил и она голодна. В баночке с кормом, расположенном у стола, он и обнаружил оставленную мной записку. В ней-то я и написал о том, что если не вернусь до двадцати часов, то искать меня следует по соответствующему адресу, который я написал в записке. По указанному в записке адресу меня и нашли родители вместе с полицией.

– А причем тут черная мышь?

– Мышь я выпустил в галерее. Эта мышь живет в доме преступника, и любит она зерно. Я ее прикармливал. Проследив за ней, я обнаружил и тайный проход, пока в доме не было хозяина. Однако он все же вернулся рано и поймал меня, затем запер в чулан, опасаясь, что я выдам его замыслы. Дальше ты знаешь.

– Ты сказал, что твой отец тоже занимался животными, был ветеринаром.

– Верно. С того случая, мои родители, опасаясь за мою жизнь, строго запретили мне заниматься сыскным делом. Как ты видишь, я не очень-то их послушал, и тайно увлекался моим хобби. Мои родители когда-то вместе учились в одном вузе, мать стала зоологом, а отец – ветеринаром. Они открыли ветеринарную клинику, и я должен был пойти по их стопам. Я окончил биологический факультет университета и начал помогать своим родителям в клинике. Однако мне чего-то не доставало, я жаждал заниматься сыскным делом, и в тайне от родителей поступил в полицейскую академию на юриста. А затем, когда все открылось, я поставил родителей перед фактом. Они долго не соглашались, но, в конце концов, они сдались, и я продолжил обучение в академии. Так я стал сыщиком.

– А я всю жизнь мечтал работать в полиции, но не в обычной полиции, – сказал Ланер. – Я хотел ловить преступников по всему миру. Я имею ввиду работу в Интерполе: в международной организации. Но пока, меня туда не принимают, хоть я и просил их об этом. Нужны особые рекомендации, а у меня их пока нет.


Глава 1. Знакомство | Биодетектив или биология на службе у полиции. Часть первая. Шифр Ван Гога | Глава 3. Глаз дракона