home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 5. Полет луны

В Германию сыщики отправились вместе с Камель Сальман, так как на этих условиях она передала им письмо от профессора Харари. Девушка находилась в соседнем с сыщиками купе. Сальман зашла к ним на чашечку чая по приглашению Ланера, который не без любопытства, заметно ухаживал за ней. За небольшим столиком у окна сидел Бокар и разглядывал фотографию большого размера.

– Что это у вас? – поинтересовалась Сальман.

– Это фотография одной известной картины Ван Гога. – ответил Бокар.

– Вы любите живопись? – спросила она.

– В некотором роде, – ответил Бокар.

– Мой друг увлекается всем, что произвела цивилизация за последние десять тысяч лет, – сказал с улыбкой Ланер. Он незаметно пододвинул налитую им чашечку чая к Сальман. – Угощайтесь.

– Спасибо, – ответила мягким и нежным тоном девушка. – Можно взглянуть на фотографию? Я тоже люблю живопись, особенно известных художников.

– Вот, возьмите, – сказал Бокар, протягивая фотографию. – Это портрет неизвестного мужчины лет сорока. На заднем фоне картины листья виноградника, символизирующие здоровье, долголетие, силу и красоту. Замечательная картина.

– Ван Гог, – сказала Сальман, – был очень бедным художником, он рисовал простых людей, без фальши, таких, какими они были в жизни.

– Что вы можете рассказать нам о пропавшем миллионере? – спросил Ланер, решив перевести тему.

– Он сделал свой капитал на химической промышленности. Несколько месяцев назад, – сказала Сальман, – его поезд, перевозивший цистерны с ядохимикатами, попал в аварию, и одна из цистерн перевернулась, разбившись. В результате было загрязнено около тридцати гектар леса, включая двух озер и несколько соединяющихся рек. Это был замечательный заповедник в Испании. Этот скандал владельцу чудом удалось замять. За дело взялись десятки опытных адвокатов.

– А, как вы об этом узнали? – спросил Ланер.

– Так же, как и в первом случае, мне пришло письмо, без обратного адреса. Внутри только несколько строк в стихотворной форме и фамилия миллионера. Я сообщила об этом письме вашему комиссару, а он передал сведения об этом вам.

– Все понятно, – сказал Ланер.

– А можно взглянуть на это письмо? – спросил Бокар. Он вынул из портфеля копию картины и положил ее рядом с фотографией подлинника, сделанной им в галерее.

– Вот, пожалуйста, – Сальман передала письмо, вытащив его из своей сумочки. – Можно я посмотрю эту картину?

– Да, конечно, – сказал Бокар, взяв в руки письмо, – это копия, сделанная неизвестным художником.

Сальман взяла бережно картину в руки, затем фотографию и начала что-то говорить про себя.

– Вы что-то сказали? – переспросил ее Ланер.

– Мне просто интересно, – ответила Сальман, – зачем Ван Гог рисовал дважды одного и того же мужчину?

– Что вы сказали? – удивился Бокар, прерывая свои размышления над письмом.

– Я сказала, зачем Ван Гогу понадобилось рисовать дважды этого человека, если конечно, это не подделка?

Бокар взял фотографию и картину и еще раз внимательно посмотрел на них.

– Не может быть! – воскликнул он. – Вы правы, Камель. Эти картины и, правда, отличаются. Свет падает по-другому на заднем фоне. Вот что значит по-новому посмотреть. Я слишком увлекся одним, и не заметил другого факта. Они действительно разные.

Ланер подошел к столику и тоже взглянул на картины.

– Может быть, – произнес он, – это снимок плохого качества, что отличается от оригинала?

– Боюсь, что нет, мой друг, – ответил Бокар. – Сальман права, они разные. Возможно, это и подделка. Но, какая из двух?

По прибытии поезда на вокзал, их встретил Андре Шалет и проводил на полицейской машине к вилле пропавшего миллионера. На вилле к ним присоединились еще несколько полицейских. Здание было старым, в готическом стиле. Здесь не было дорогостоящих клумб, но массивность стен, их обрамление – говорили о весьма древней постройке.

– Мы здесь всё пересмотрели, – сказал Шалет, – ничего. Трупа нигде нет.

– Может, это шутка? – спросил Ланер.

– Это вряд ли, – сказал Шалет. – Этот преступник, если это его рук дело, не похож на шутника.

– А, почему вы считаете, что это преступление совершил кто-то другой? – спросила Сальман.

– После выхода вашей статьи, – Шалет посмотрел на Сальман, – мог кто-то подражать преступнику.

– Это не так просто сделать, – сказал Ланер. – Здесь много охраны.

– Вы искали Харари? – спросил Бокар.

– Несомненно, – ответил Шалет. – Без положительного результата. Компьютер показал, что такой человек в базе данных отсутствует.

Они шли по длинному коридору, вдоль которого стояло много чучел сделанных из диких животных: леопарды, тигры, медведь и многие другие хищники. Несколько средневековых доспехов из разных эпох украшали длинные коридоры.

– Вольман был охотником? – неожиданно спросил Бокар, разглядывая чучела хищников.

– Да, он увлекался охотой, – ответил Шалет. – Вот этого ягуара, как мне рассказали его слуги, он лично подстрелил.

– Я смотрю, здесь много диких кабанов, – сказала Сальман. – Наверное, ему нравилась охота.

На стенах просторного коридора находились ружья, различных эпох, висели чучела больших рыб, к стенам прикреплены головы оленей. Бокара привлекло одно из чучел бурого медведя. Чучело животного стояло на задних лапах, в полный рост человека. Оно вытянуло свои лохматые лапы, открыв когти, оскалило зубы, открыв рот до неимоверного угла, словно готовилось напасть.

– Ланер, – окликнул Бокар своего друга, – посмотрите, на этого медведя грызли.

Ланер подошел к Бокару и посмотрел внимательно на стоящее у стены чучело огромного медведя.

– Медведь, как медведь, – сделал короткое заключение Ланер.

– Это лесной хищник, очень опасный. Известны случаи, когда эти медведи нападали на людей, которым довелось оказаться в лесу. Говорят, что при встрече с таким хищником, необходимо не смотреть ему в глаза. Это настоящий хозяин леса.

– Да, славный мишка, – сказала Сальман, подошедшая к ним.

– Ланер, посмотри в глаза этому медведю и повнимательней, – сказал Бокар.

Ланер посмотрел, и замер на месте от удивления. Перед ним стоял медведь со взглядом человека. Казалось, что хищное животное было остановлено в момент его перевоплощения в человекоподобного существа. Его холодный и бесстрашный взгляд отличался от взгляда черных глаз хищника – этим и завораживал вид медведя.

– Что это? – спросил Ланер, пятясь назад от неожиданности чудовищной догадки, промелькнувшей у него в голове.

– А это, и есть наш пропавший Клаус Вольман. – совершенно спокойно ответил Бокар, словно экскурсовод, повествующий о некой древней легенде.

После снятия чучела, полиция обнаружила внутри забальзамированный труп хозяина виллы. Удивительно было то, что никакого запаха разложения трупа не было.

По дороге во Францию, Бокар поделился с Ланером и Сальман о своих догадках.

– Это была легкая загадка. Все было написано в этом письме профессора, – сказал Бокар. – Я зачитаю эти стихотворные строки нашего любителя поэзии:

«В его сознании вселился бес.

Уничтожив фауну и лес, он столкнулся с мраком.

И тогда, тот лес обвенчал их браком.

Обретя спокойствие и сон, внутри хозяина остался он».

Слова написаны на латыни. Мне пришлось изрядно потрудится, что бы перевести их на французский язык, немного даже получилось в рифму. Профессор, по-видимому, любит стихи только на латыни, а может быть, использует этот давно уже мертвый язык для того, чтобы его слова не могли прочесть случайные люди, попади это письмо к ним. В этом стихе надо было выделить ключевые слова, вот они: лес и хозяин. Из этих слов следует: хозяин леса. А это, как считается – медведь. Он самый сильный в лесу. Так я догадался о местонахождении тела исчезнувшего Клауса Вольмана. На эту мысль меня натолкнули и многочисленные чучела, расположенные с избытком на вилле. Зная, что профессор Харари любит загадки с дикими животными, можно было легко догадаться и сделать не сложные выводы о местонахождении исчезнувшего трупа. Профессор словно ведёт нас за собой, указывая путь в виде головоломок.

На следующий день, по прибытии сыщиков во Францию, в Марсель, Бокар направился еще раз в художественную галерею, что бы подробно изучить подлинность картины Ван Гога. В библиотеке был известный профессор по изобразительному искусству, который рассказал Бокару, о том, что он лично изучал подлинность этой картины «Неизвестного мужчины», и не сомневается в ее подлинности.

Бокар сел за небольшой библиотечный столик, достал фотографию и копию картины, поставил их на стол перед собой, и начал их еще раз внимательно изучать, осматривая каждый их дюйм через лупу. Подделка или подлинник, думал он. На фоне обеих картин изображения мужчины практически не отличались, ни формой, ни светом, ни падающими тенями от солнечных лучей. Бокар отметил, что фон у этих рисунков имеет небольшие отличия. На заднем плане изображена стена из листьев виноградника. При этом все листья расположены в строгие ряды и колонны, с чередованием виноградных гроздей, находящихся практически в каждой колонне, но в разном порядке. Он также заметил, что расположение этих виноградных гроздей отличается от расположения на другой картине. Вот оно, подумал Бокар. На задней стороне копии были едва заметны несколько слов написанных на латыни. Профессор не мог писать слова на копии подделки, подумал Бокар. Он перевел с латыни и получил следующие слова:


Глава 4. Тайное общество | Биодетектив или биология на службе у полиции. Часть первая. Шифр Ван Гога | cледующая глава