home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


6. Сговор.

На следующее утро у Рамбы случилась неприятность. Он не смог самостоятельно пойти в туалет, и вся его постель была мокрая. За тем, что бы инвалиды ходили вовремя в туалет – следят медсестры или медбратья. Но, в этот раз никого не было, несмотря на то, что Рамба давно звал медперсонал. Рамба намочил всю кровать. Он вышел в коридор, держа в руках мокрое белье. И гулким голосом звал медсестру или нянечку, но никто на его голос не отозвался, коридор был пуст. Николай решил помочь Рамбе и отправился на поиски медперсонала.

– Я помогу тебе, – сказал Николай. – Ты постой тут. Я мигом отыщу её.

Пока Николай искал нянечку, Рамба не дожидаясь результата поиска, начал перемещаться по коридору, прыгая на своей единственной ноге, так как костыля у него еще не было. Ему на встречу шел с другой стороны коридора помощник директора. Его все боялись, так как он прославился своим жестоким отношением к инвалидам с первых своих дней работы. Видя негра с мокрыми от мочи простынями, медбрат заставил Рамбу зайти в уборную, буквально запихнув его туда, затем он сильно избил его там. Травмы были настолько сильны, что пришлось вызвать скорую помощь. Директор заступился за своего помощника. Сказав, что Рамба упал с лестницы, когда шел в уборную. При этом он солгал, будто у Рамбы был костыль, которым тот еще не научился пользоваться. В полиции поверили директору. Рамба пролежал в больнице около трех суток. Затем его отправили обратно в пансионат для бездомных инвалидов.

Однажды Николай поздним вечером встретился с Анатолием, который возвращался в пансионат из города со своего заработка.

– Ну, что Николай. Хочешь, я открою тебе небольшой секрет, – сказал с намеком Анатолий.

– Что еще за секрет? – удивился Николай.

– Ну, помнишь, ты как-то спрашивал меня, как я общаюсь через интернет?

– И, как же?

– Очень просто. Во-первых, есть интернет-кафе, где я провожу за компьютером некоторое время. А, во-вторых, я иногда пользуюсь втайне от директора его компьютером.

– Как? Ведь компьютер находится в офисе директора на втором этаже, – удивился Николай.

– То-то и оно, что на втором. Геннадий Федорович уходит вечером в десять часов. Он полагает, что многие инвалиды не смогут ходить на второй этаж. Хотя сам, собака, говорил, что этот компьютер он приобрел для всех, и им может пользоваться для досуга каждый. И расположил его на втором этаже, будто туда мы можем легко подняться. Тем ни менее… я поднимаюсь.

– А ключ от кабинета…

– Есть у меня и ключ. Он у меня всегда был. Его дал мне еще покойный Игорь Иванович, когда мне понадобилась библиотека. Там ведь раньше библиотека была. От туда книги выдавались в зал чтения, расположенный на первом этаже. Я читал книги по ночам. Прошлый директор знал, каково быть инвалидом. Он меня пускал, тогда, когда я захочу. А новый директор уничтожил всю библиотеку.

– Так, что ты предлагаешь? – спросил Никола.

– Я хочу показать тебе. Идем со мной.

– А, как же охранник. Он ведь дежурит внизу и следит за коридором.

– Это моя забота. Не в первый раз. Я знаю, что охранник не всегда дежурит, он уходит с поста ровно в 11:30.

– Что так?

– У него телевизор ломается. Точнее антенна. Догадываешься, кто ее выводит из строя?

– Да, понимаю.

– Ну что, идем?

– Ладно, пошли, – решился Николай, – хуже все равно не будет. – В последних словах он имел ввиду свое нынешнее положение.

Николай согласился на эту авантюру, хотя и не ждал чего-то полезного для себя. Для подъема инвалидов колясочников на второй этаж было сделано еще старым директором специальное приспособление, поэтому Николай без особого труда поднялся с Анатолием в кабинет директора. В кабинете Анатолий сразу же сел за компьютер, а Николай направился к письменному столу директора. В столе были разложены по полкам папки с делами инвалидов. Николай увидел папку с именем Рамбы. Он открыл её. В этом деле говорилось о том, что приемные родители Рамбы подписали заявление об отказе опекунства над приемным сыном в пользу государства.

– Бедный Рамба, – произнес Николай про себя. – Он даже не догадывается, что обречен остаться здесь навсегда…

– Что ты сказал? – спросил Анатолий, поглощенный монитором компьютера.

– Да так, ничего, – тяжело вздохнул Николай.

* * *

Через несколько дней, на территории пансионата появились какие-то люди. Они приехали на дорогих джипах черного цвета. Директор бегал вокруг них словно щенок, и о чем-то бодро рассказывал. Вечером того же дня, Рамба подошел к Николаю. Мимо них с важностью начальника и жандарма прошел помощник директора. Рамба при его виде схватил Николая за руку, и сильно сжал его.

– Не волнуйся, он тебя не тронет, – сказал Николай. – Ты лучше расскажи мне, как ты справляешься со своим новым приспособлением для ходьбы. – Николай указал на новый костыль, который недавно выдали Рамбе.

– А, это. Ну, я же артист. Научусь быстро. Нет проблем. Пусть теперь только сунется. Я ему так этим костылем наваляю, что сам инвалидом станет. И вообще, когда за мной осенью приедут мои родители, я им всё расскажу – обо всём, что здесь происходит. Он у меня первый вылетит с работы.

Николай хотел рассказать Рамбе о том, что ему стало известно о его родителях, но он подумал, что не следует этого делать сейчас. Ведь у Рамбы и так проблем и несчастий хватает. Пусть пока будет в неведении, ведь он немного успокаивается, когда его греет надежда увидеть вскоре своих родителей. В неведении правды – он счастливее. Не стоит забирать у него последнюю надежду.

– Ты лучше, чем так ругаться, пойдем, посмотрим телевизор. Там новости начинаются. Вдруг о цирке рассказывать будут… – произнес Николай, желая отвлечь приятеля от тяжелых воспоминаний.

– А, новости. Ты хочешь новости? Тогда идем за мной, – предложил Рамба.

Рамба завел Николая в конец коридора, где никого не было.

– Слушай внимательно, – шёпотом произнес Рамба. – Над нами всеми нависла угроза – остаться без жилья. Мне-то все равно. Меня осенью заберут мои родители. А вот вы все…

– Какая угроза? Что ты говоришь? – переспросил Никола.

– Я имею в виду этих мордоворотов, что приехали и с директором ходят здесь. Ты видел их. Они расхаживали тут, в дом они даже не зашла.

– Это наши меценаты, – сказал Николай. – Так, во всяком случае, сказал директор. Они хотят сделать ремонт и построить еще одно новое помещение. Все довольны.

– С виду все так, а внутри – по-другому, – сказал загадочно Рамба. – Если это меценаты, то я белый. Никакие это не меценаты. Ты на их морды посмотри, и все ясно станет.

– Разве по лицам можно судить? – Николай улыбнулся.

– Я случайно подслушал их разговор. Они хотят купить часть территории и построить небольшое строение, а затем превратить нашу жизнь в ад, после чего нас вышвырнут отсюда по нашему же желанию, и они, таким образом, овладеют всем пансионатом. Вот почему они осматривали только территорию, а в дома даже не заходили, а ведь они же там ремонт собирались делать. Они все бульдозером разваляют, а затем построят что хотят, например, гостиницу крутую, для иностранцев.

– Да, ты что?! – удивился Николай воображению Рамбы.

– Все уничтожат, и построят крутую гостиницу. Я слышал все это собственными ушами. Вот, клянусь, своей свободой, – Рамба поцеловал маленький серебряный крестик, который у него висел на шее.

Николай не придал этому особого внимания. Его по-прежнему ничего не волновало. Он полагал, что даже если всех жильцов вышвырнут из пансионата, то он найдет себе какое ни будь другое жилье. Ведь жизнь, как он полагал, для него уже не имела ни какой цены. Он не собирался искать новый путь в жизни, как все обитатели этого пансионата. Ему было все равно, что произойдет с ним завтра, равно, как и во все другие дни.


5.  Сосед. | Дом героев | 7.  Волшебная сила.