home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


7. Волшебная сила.

Вечером Никита и Рамба готовились ко сну в своей комнате. Последние лучи заката спрятались за холмами, уступив место причудливым теням сгущающихся сумерек.

– Меня постоянно мучает нога, – сказал Никита.

– Ты шутишь, – удивился Рамба.

– Ахиллово сухожилие правой ноги болит. Я получил эту травму еще три года назад, на соревновании по саньда. И с самого первого дня моего пребывания…

– Перестань. У тебя же нет ног. Ни правой, ни левой. Как можно чувствовать боль конечностей, которых нет?

– Ты прав. Но то, что я чувствую – правда. Я спрашивал об этом у нашего доктора Анатолия Ивановича. Он сказал, что такое может быть. Это очень редкое явление. Оно называется «фантомная боль». Ученые не могут пока объяснить ее появление.

– Не знаю. У меня такого нет. Мою ногу оттяпали по самое колено. Врачи говорят, что я смогу ходить на протезе. Правда он дорого стоит. Но мои родители ради меня все сделают. Я же циркач. И потому легко научусь управлять этим протезом. Ты не веришь? – он посмотрел испытывающим взглядом на Николая.

– Нет, нет. Я не сомневаюсь, что ты осилишь. А вот мои ноги, к сожалению… – Николай опустил голову и посмотрел на то место, где должны были быть его ноги.

Ночью Николаю приснился удивительный сон. Ему снилось, как будто у него вновь появились ноги, и он бегал на них по песчаному безлюдному пляжу, наслаждаясь чувством, что он полноценный человек, а не инвалид. Никогда еще он так не радовался и не испытывал наслаждения чувству прикосновения ног с прохладным песком побережья. Во сне его позвал какой-то голос. Этот голос таинственно шептал: «иди ко мне». Эта фраза звучала несколько раз. И каждый раз она увеличивалась в тоне все сильней и сильней, пока Николай не проснулся. Он приподнялся на кроватью и посмотрел на мирно спящего Рамбу. Тот спал крепким сном. «Какие счастливые люди ночью», – подумал Николай, глядя на Рамбу.

– Наверное, приснилось, – тихо сказал Николай.

Он лег и начал успокаивать себя, что бы заснуть и вновь оказаться в том сне, где у него были ноги. Вдруг он вновь услышал эти слова: «иди ко мне». На этот раз Николай прислушался. Он понял, что эти слова ниоткуда не идут. Они произносятся у него в голове, словно кто-то телепортирует ему эту информацию.

– Боже, я наверное брежу, – сказал Николай.

И вновь кто-то произнес эти слова.

– Вероятно, я вечером принял слишком много обезболивающего средства для ног, – тихо произнес Николай, чтобы не разбудить Рамбу.

Неожиданно, он начал чувствовать какое-то приятное тепло. В дали комнаты он увидел маленького светящегося синим люминесцентным оттенком мотылька, который грациозно направлялся к двери. Николай не верил своим глазам. Он быстро собрался с мыслями, сел на инвалидную коляску и направился вслед за ночным незнакомцем. В доме все было тихо, все спали. Николай без труда на своей коляске в полумраке, выбрался из дома на поляну. Ночь была удивительно теплой, яркие звезды еще никогда так не светили. Николай почувствовал, что мотылек излучает какую-то вибрацию, которая манила его. Он следовал за маленьким ночным незнакомцем. Долетев до старого заброшенного сарая мотылек словно растворился в его стене и исчез внутри здания.

– Наверное, ты хочешь, что бы я зашел туда.

Николай осторожно открыл дверь сарая и увидел там едва заметное свечение алого свет, которое исходило из-под пола, в центре домика, как раз напротив сияющей дыры в потолке. Николай вошел внутрь сарая и подкатился к центру комнаты. В потолке была огромная дыра, сквозь которую можно было видеть большие звезды на небе.

– Мне терять нечего, – сказал полушепотом осмелевший Николай. Он подумал о пожаре.

Он добрался к куче старых лохмотьев, из-под которых излучалось таинственное свечение, и откинул их в сторону. Неожиданно осветился весь сарай легким алым светом. В центре комнаты неподвижно лежал огромный камень, который и издавал этот свет. Николай почувствовал те же приятные ощущения, когда его манил за собой маленький мотылек. Он понял, что его звал к себе этот камень, который сейчас притягивал его сознание, манил невидимой силой. Он хотел наклониться, что бы коснуться приятно святящегося изнутри камня. Вдруг он почувствовал страшную боль, как будто его тело разрывается изнутри. От этой боли он потерял сознание и упал на пол, его коляска перевернулась.

* * *

Рано утром Николай пришел в себя. Солнечный лучик проникал сквозь щель в стене и приятно грел, освещая его лицо. Он посмотрел на потолок, в дыре сияло голубое небо. Он обнаружил, что находится не в кровати и не в коляске, и даже не в своей комнате. Николай начал вспоминать свой сон, в котором ему казалось, что будто бы он пробрался в сарай этой ночью, следуя за маленьким светящимся мотыльком. Постепенно он начал осознавать, что это был не сон. Он быстро поднялся с пола и с трепетом осмотрелся. Рядом с ним находился огромный черный камень, и вдруг он обнаружил…

– О, боже! – произнес от удивления Николай.

Николай стоял на своих здоровых ногах. Рядом с ним лежала перевернутая коляска, без которой он еще вчера не мог передвигаться.

– Не может быть!

Он не верил тому, что видел. Его ноги были совершенно целыми и вполне здоровыми. Он ущипнул себя. И испытал в таких случаях – обыкновенную легкую боль.

– Значит, я не сплю.

Он согнул ноги в коленных суставах, затем сделал твердой поступью шаг вперед.

– Чудеса, – произнес Николай.

Этим же утром, не дожидаясь, пока его кто ни будь увидит, он сбежал из пансионата. Вечером он без труда добрался к себе домой, туда, где он раньше жил со своей женой. Он открыл дверь своим ключом и вошел в квартиру. Дома никого не было. Николай долго ходил по комнатам пытаясь осознать, что произошло с ним, и жив ли он на самом деле. Реально ли то, что сейчас с ним произошло. Он не включил свет. В комнатах было темно, но Николай хорошо видел, он знал свою квартиру, все ее комнаты и углы. В квартире никого не было.

– Где же Софья? – удивился Николай.

Он смотрел на настенные фотографии и не мог понять, почему нет тех фотографий, где изображен он с Софьей.

– Ах, да, – он вспомнил, что, по словам доктора пансионата, Софья отказалась от Николая. Она его предала.

«То-то она удивится, когда увидит меня живым и невредимым. Но смогу ли я простить ей?» – подумал Николай.

Николай увидел в стене сейф. Он открыл его, там на своем месте лежали его пистолет и деньги. Он взял их. Своё оружие он всегда хранил в этом сейфе. Оно было в полной боевой готовности, как и раньше, когда он брал его на задание, выполняя работу наёмного киллера. Вдруг он услышал, как щелкнул замок входной двери. В коридоре послышались шаги и голоса: мужской и женский. Не дожидаясь, Николай решил спрятаться и понаблюдать со стороны.

В комнату вошла его жена Софья. Она включила свет, и призрачные тени мгновенно поползли проч. За ней в комнату порывисто вошел мужчина.

– Ну, милая, сегодня все прошло, на высшем уровне, – произнес мужчина.

– Я немного устала. Налей мне стакан вина, он в баре, – сказала Софья.

– Может не стоит. Ты и так много сегодня выпила. На подобной презентации всегда разносят лишь виски и коньяк. Не одной закуски.

– То-то и оно. А я хочу коньяк, – оправдывалась молодая женщина.

Николаю показался знакомым этот мужской голос. Какое-то трепещущее волнение глубоко проникло в сердце, вызывая неприятное предчувствие. И вдруг, Николай вспомнил. Этот голос он часто слышал раньше. Это голос принадлежал его боссу Сергею Степановичу.

Софья выпила стакан вина и улеглась на кровать.

– Ну, – сказала она протяжно, – чего ты там делаешь, иди же ко мне.

Сергей подошел к кровати и грузно сел рядом с Софьей.

– Тебе не следует так пить, – произнес Сергей, поучительно.

– Хочу – пью, хочу – не пью. Мой бывший муж Николай никогда мне не…

– Заткнись! – крикнул на нее Сергей. – Я же говорил тебе. Никогда не говори о нём. Я ведь забыл, что ты женилась на нём.

– А то, что? Я не боюсь тебя. Я не твой подчиненный, и не один из твоих головорезов, а твоя жена.

– Дура. – он лег рядом с ней на кровать и нежно поцеловал её. – Может, ты хочешь совсем забыть о нем?

– Нет, не надо. Мы же договорились. Ты мне слово дал его оставить в покое. Он ведь инвалид, и ничего тебе не сделает, – она подняла голову и серьезно посмотрела Сергею в глаза. – Ты дал слово, – настаивая, твердо произнесла она.

– Ладно, ладно, успокойся. Но, ты ведь предала его ради меня, не так ли? Почему же ты его все еще защищаешь? А может, ты его еще любишь? – он посмотрел на нее исподлобья.

– Дурак. Просто он надоел мне, вот и все.

– А, я? Я тебе не надоел? Или может быть, ты тоже расправишься со мной так, как с ним?

– Во-первых, это сделала не я, а твои люди, по твоему указанию. А, потом… Дурачок ты, – она соблазнительно улыбнулась. – Ты же другое дело. Мне с тобой веселее. Ты такой же, как и я.

– Ладно, как скажешь. Хотя вообще-то, он опасен даже такой.

– Ты имеешь в виду то, что он теперь без обеих ног? – спросила она.

– Да, черт возьми.

– Ты, что боишься его? – удивилась Софья.

– Конечно, нет. Что может сделать беспомощный инвалид? Но лучше бы его вовсе не было. С мертвых спрос меньше и живым спокойнее.

– Но, ты мне обещал. Я ведь с тобой, а не с ним.

– Только это меня и сдерживает – моё обещание.

– Мне жаль его, вот и все, – тихо произнесла Софья.

– Что?! Ты его жалеешь? А меня тебе не жалко? – спросил Сергей.

– Ты сильный и здоровый. У тебя деньги и сила, а если постараешься, то и власть в этом городе будет твоей.

– Я это знаю. Поэтому ты со мной, а не с ним.

– Верно, дурачок. За тобой я, как за каменной стеной. Мне такой и нужен мужчина.

Николай медленно вытащил свой пистолет с глушителем из кармана, и уже собирался выйти из своего укрытия, как вдруг его что-то остановило, какая-то неведомая сила сдерживала его порыв бешенства и гнева. По спине пробежал незаметный холодок, после его тяжелого решения.

Ночью, когда все уснули, он вытащил из кармана брелок и оставил его на зеркале, где каждое утро любит причесываться Софья. Этот брелок ему подарила Софья на рождество. На нем изображена молодая влюбленная пара: Николай и Софья. Софья ему тогда говорила: «пусть этот золотой брелок хранит тебя от смерти. Носи его всегда, и он тебя спасет в трудную минуту». Николай подумал, что времени у него не осталось вообще, и потому этот брелок, напоминающий нежные чувства, ему не нужен. Прошлое осталось позади, прикрытое навеки темной и мрачной стеной безразличия и презрения, даже к тому, кого когда-то любил больше жизни.

Пока пара спала, Николай незаметно вышел из квартиры. Ночной ветерок слегка ударил в его лицо, он почувствовал, что все это время в квартире он не дышал свежим воздухом, и вот только сейчас на улице он по настоящему вдохнул свежее дыхание ночи, наполнившее его живительной влагой второй жизни. На улице он остановил такси и умчался на нем в темноту ночного города, подальше от грустных воспоминаний и прошлой жизни, к которой он никогда уже не вернётся.

Больше всего на свете он хотел поскорее уйти куда угодно, лишь бы подальше от этих мест. Забыть все, что с ним происходило. Поэтому, он пересел на ночную электричку и умчался на ней за город в неизвестном направлении. Ему было все равно, куда она направляется. Но, увы, через сутки действие невидимой силы, которая полностью восстановила его ноги, подарив миг надежды, прошло, и Николай вновь потерял возможность ходить, а вместе с потерей ног, он приобрел ограниченность в передвижениях, то есть стал инвалидом. Его ноги исчезли также незаметно для него, как и появились. Он очнулся на неведомой просёлочной дороге, совершенно беспомощным физически и потухшим душевно.


6.  Сговор. | Дом героев | 8.  Возвращение Николая.