home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


10. Похищение.

Ночью Николай в тайне пробрался в сарай и подошел к камню с трепетом и замиранием в сердце. Он хотел увидеть чудо, которое с ним произошло раньше. Однако камень был холодным и чёрным. Было уже полпервого ночи, когда вдруг дверь сарая открылась, и кто-то почти бесшумно вошел в темную комнату.

– Кто здесь!? – нервно произнес Николай.

– Это я, Нина, – тихо сказала девочка. – Я искала вас. Я принесла вам поесть. Дежурный долго не покидал свой пост, поэтому я задержалась.

– Спасибо малышка, – ласково произнес Николай. – Ты мне когда-то говорила, что я избранный, что во мне вы нуждаетесь. Что ты имела в виду? – он пристально посмотрел ей в глаза.

– А, это… Это все камень. Он со мной иногда общается.

– Как это?

– Очень просто. У меня в голове появляется его мысль или цветная картинка. Только я могу его слышать. С другими он не общается. Он выбрал меня. А почему? Я не знаю.

– А теперь он с тобой общается?

– Я не знаю… Он со мной давно уже не разговаривает. Может быть потому, что он боится или чувствует присутствие злых людей. Он затаился. Раньше у нас такого не происходило, а теперь уже двое умерло или пропало. Скажите, как вы считаете, почему люди такие?

– Ты хочешь спросить, почему они убили Рамбу?

– Да, почему? Почему они жадные? Почему они хотят забрать у нас дом?

– Люди разные. Не нужно думать, что есть только плохие люди. Но они жадные, это точно. Ради денег они готовы на всё. Я не смог уберечь Рамбу от гибели, хотя я должен был догадаться. В любом случае у меня нет ног, что бы сделать что либо. Сейчас я такой же, как и все мы. Я инвалид, и никому не нужен. Беспомощный и слабый.

– Ты нужен нам… У нас все готовятся к переезду. Сказали, что скоро. На следующей неделе. А еще, к нам должен приехать мой друг из Германии со своей семьёй. Я переписывалась с ними. Мне помогала в этом Надежда.

– Как она поживает?

– Она грустит о Рамбе и Анатолии, и всё время вспоминает о тебе. Я ей не сказала ничего. Но мне иногда кажется, что кто-то за мной следит.

– Будь осторожна. Завтра не приходи ко мне. Я продержусь, не волнуйся. Мне важно, что бы с тобой ничего не случилось. Иначе я не…

Вдруг в этот момент камень, который был все время черным и холодным, на мгновение вспыхнул алым светом и вновь погас.

– Ухты! – удивился Николай.

– Что, что происходит? – спросила Нина.

– Камень… Он вновь засиял, а теперь погас. Странно. Что это может означать?

– Может быть, он хочет нам что-то сказать?

– Что бы это ни было, но я знаю, что теперь я не уйду отсюда. Наверное, моя жизнь навсегда связана с этим домом и всеми вами. Так что сила его мне не нужна. Тем более что она действует не долго, она временная. Моя сила находится внутри меня, и она более значительна, она всегда будет со мной в моем сердце. Потому я больше не буду прятаться здесь словно крыса. Всё в этом мире не случайно. Я знаю, что когда я выйду отсюда, то мне не жить. Наверное, у каждого человека своё предназначение, а мы лишь безвластные его слуги.

* * *

В кабинете народного депутата Романа Михайловича был посетитель.

– Надо заканчивать это дело. Тянуть больше нельзя, – сказал Роман Михайлович.

– Вы правы, – согласился Денгиз.

– Пока они считают, что я на их стороне, у меня есть надежда, что мы провернем это дело достаточно быстро и без лишнего шума в прессе. Главное, что бы они ничего не заподозрили. Иначе шефство над пансионатом передадут кому-нибудь другому, и мы потеряем контроль. И тогда я не смогу так легко со всеми чиновниками договариваться. Придется брать их в долю. А это значит, что меньше получим мы. Понимаешь?

– Конечно. Еще бы не понять – чем нас меньше, тем больше срубим капусты. Кстати, что вы решили на счет немцев?

– А, это… Я думаю, что лучше будет так, как есть.

– То есть? Вы хотите отдать деньги этому директору? Он ведь без нас это дело провернет.

– Именно, но не совсем. Его, по завершении всех дел надо будет убрать. А пока пусть он считает, что всё развивается по его плану, то есть без моего участия. Если менты нападут на след и начнут искать мальчика, то тогда мы скинем всё на директора пансионата.

– Я, кажется, понимаю ваш план. Разумно.

– Вот и хорошо, что понимаешь.

– А, что делать со старостой? Он что-то знает о… – сказал Денгиз.

– Его оставьте пока. Сейчас полиция следит за малейшими передвижениями. Нам следует быть осторожнее. Всё в рамках закона. А когда все успокоится, и получим эту территорию, то мы обязательно разберемся и с этим делом. И старосту, и Тень надо ликвидировать. Он ведь инвалид, ему некуда деться, а потому задание для твоих ребят будет простым. Но это потом. А сейчас помоги этому директору похитить мальчика.

– Как скажите. Мне не в первый раз приходится…

Через два дня в город прилетела семья немцев. Уже в аэропорту их сын был тайно похищен. В панике семья обратилась за помощью в полицию, но там им ответили, что в аэропорту много людей и, наверное, мальчик просто потерялся. Власти обещали приступить к поискам только через трое суток, если мальчик не объявится к тому времени. Вечером неизвестный позвонил семье на мобильный телефон, и потребовал выкуп в 300 тысяч евро. Неизвестный предупредил родителей мальчика, что ему всё известно о них, и если они обратятся за помощью в органы правопорядка, то их сына им пришлют по почте по частям.

* * *

Поздно вечером Нина, не смотря на предупреждения Николая о слежке за ней, решила всё же прийти в подземелье и принести ему еду. Она знала, что о Николае никто больше не позаботится. Только она знает, где он, и только она может принести ему еду – незамечено. Николая не было в подземелье, и Нина, решив, что он может быть в сарае у камня, направилась туда. Вдруг её кто-то грубо схватил за руку. Это был медбрат, который по заданию директора следил за каждым, кто покидает вечером дом.

– Что ты здесь делаешь? – спросил медбрат, не разжимая захват.

Нина вспомнила о том, как ее предупреждал Николай. Однако было слишком поздно. Её сердце бешено колотилось, пытаясь выпрыгнуть наружу. От страха и волнения, внезапно окатившего её, у неё всё перемешалось в голове, мысли путались.

– Я… я… – Нина от неожиданности не знала, что ответить. – Я просто прогуливалась здесь, – дрожащим голосом произнесла девочка, от страха она даже не пыталась освободиться от мертвой хватки медбрата.

– Это что, погреб какой-то или катакомбы? Ты здесь кого-то прятала? – сказал медбрат, заглядывая в призрачную темноту подземелья.

– Нет,… я…

– А еда зачем? Я за тобой уже несколько дней слежу. Отпираться бесполезно. Говори все, что знаешь. Кого прятала?! – он посветил фонариком в дальний угол стены. Луч света выхватил из темноты какие-то тряпки. – Так, так… А вот и чьи-то вещи. Да, здесь определенно кто-то скрывался, – санитар посмотрел на перепуганную девочку. – Ладно, иди спать, я с тобой завтра утром поговорю. Я здесь останусь; ну же, иди.

Нина сначала не хотела уходить, она была в замешательстве, но потом она подчинилась и ушла. Она вышла из подземелья и направилась в сторону дома, прислушиваясь, не идет ли кто за ней. Когда она почувствовала, что за ней никто не идет, то она на цыпочках направилась в старый сарай. Увы, там она тоже никого не обнаружила. Вернувшись в комнату, она обнаружила Надежду мирно спящей в своей кровати. Наутро её разбудила подруга.

– Нина, Нина, проснись! – кричала Надежда.

Нина приоткрыла глаза и увидела над собой взволнованную Надежду.

– Что случилось? Что-то произошло с Николаем? – почему-то сказала девочка, сказывалась бессонная ночь.

– А почему ты спрашиваешь? – удивилась Надежда. – Я не знаю где он, он ведь неделю, как пропал. Но посмотри, что я обнаружила сегодня утром на подоконнике. Это письмо. Оно адресовано тебе. Автор не подписался, но я думаю, что ты сможешь узнать кто это.

В этот момент открылась дверь и вошла медсестра. Нина быстро спрятала письмо под одеяло.

– Привет девочки. Пока вы спали, у нас произошло убийство. Уже вызвали полицию, – сказала равнодушно медсестра, словно всем было известно об этом.

– Что случилось? – взволнованно спросила Надежда. – Кого убили?

– Кажется нашего второго санитара. Его тело нашли прямо перед входом в дом. Техничка наша обнаружила.

В этот момент кто-то позвал медсестру, и она вышла в коридор.

– Ну и дела! – сказала Надежда.

– Почитай мне письмо, – попросила Нина, не обращая внимания на сообщение медсестры. Ей была глубоко безразлична судьба погибшего. Глубоко в душе она ужа давно простила его поступки, так как она полагала, что необходимо прощать всем злым людям, что бы очистить своё сердце от угнетения.

Надежда открыла конверт, он был не запечатан и без адреса. Скорей всего, кто-то подбросил им в комнату это письмо, пока они спали.

– Может быть, это письмо как-то связано с этим убийством, – сказала Надежда.

Она развернула конверт и достала помятый лист бумаги. Текст был написан карандашом.

– Ну, слушай. «Когда будут читать тебе эти строки, я буду уже далеко от пансионата. Я твердо знаю, каково мое последнее задание, и каково мое предназначение в этой жизни. Этой ночью, я все же попробовал еще раз подойти к камню. На этот раз, к моему удивлению, он засветился так ярко, что можно было увидеть все детали комнаты словно днем. Я почувствовал необычайный прилив сил. Это было незабываемое ощущение. Теперь я не чувствую боли в ногах. И вообще, я не хочу больше быть изгоем. Я выбрал свой последний и единственный путь. Я думаю, что камень проверял стойкость моего сердца, вот почему он не действовал. Теперь же он дал мне часть своей силы для моей последней миссии в этом мире. Когда-то Рамба мне говорил: «прямой путь – не всегда есть кратчайшее расстояние между поиском и истиной». Теперь у меня появилась надежда закончить эту жизнь, не сидя в инвалидной коляске бездействуя. Я понял, что жизнь, отведенная нам – это всего лишь миг. И я решил отдать ее тем, кто в ней нуждается больше чем я. Твой друг Н.»


9.  Борьба за пансионат. | Дом героев | 11.  Освобождение.