home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 8

Кирилл… Мясищев Кирилл

Н-да, ну что сказать о езде на быках? В общем, определение, что лучше плохо ехать, чем хорошо идти, очень верно. Крейсерская скорость движения если и увеличилась, то ненамного – эдак километра на полтора в час. В теории же быки хороши на ускорении на короткой дистанции, ну там сблизиться в лобовой атаке с последующей рубкой или догнать жертву с насаживанием на рога.

Что касается трофеев, то все шаманские приблуды забрала, естественно, орчанка. Часть амулетов она уничтожила. Ну да ей виднее. Парочку камешков и мешочков с какой-то дрянью на веревочке дала мне, а после того как я демонстративно посмотрел на Зеленоглазку, дала и ей.

Это, как она пояснила, защитные амулеты. Правда, от чего конкретно защищают, не разъяснила. Стало быть, от всего.

Перепала кое-какая амуниция с троицы. А именно – кожаные доспехи, мне очень велики, и ятаганы с ножами. Ножи больше походили на римские гладиусы, чем на ножи, про ятаганы я вообще молчу, тяжеленные – все ведь под руку орка сделано. В общем, себе из этого добра я ничего оставлять не захотел, тем более что качество не ахти, все на продажу. Денежка лишней не будет.

Я же, помимо шаманской бижутерии, стал богаче на двадцать серебряных монет. Много это или мало, я не в курсе, но спрашивать пока опасаюсь, чтобы не спалиться с концами…

«А чего, собственно, телишься? – ехидно поинтересовалось у меня мое второе «я». – Ты весь из себя такой неправильный, что даже слепой разглядит, так что еще одной странностью больше, одной меньше – роли не играет. А спалился ты давно и бесповоротно, так что можешь не переживать…»

И верно. Чего уж теперь маскироваться? Потому и задал вопрос о финансах (не поют ли они у меня, часом, романсы?):

– Много можно купить на одну серебряную монету?

– Смотря где.

– А где можно?

– У нас в степи или у людей…

– Давай про людей. Вряд ли я у вас что-то буду покупать. Тут, как ты заметила, я сам скорее товаром стану.

– Это верно! – хохотнула орчанка. – В среднем на одну серебряную можно купить средней паршивости корову. Вроде и доится, но немного, мясо есть, но тоже не ахти.

– Неплохо… А какие еще монеты есть?

– Золотые, бронзовые и медные.

– Каково соотношение?

– Один к ста, – отвечала орчанка, с каждым ответом изумляясь все больше.

– Все ко всему? То есть сто медных равны одной бронзовой и так далее?

– Да.

– Ясно…

Что ж, привычная система. Не запутаюсь.

Выяснив, что я в общем-то достаточно обеспеченный человек, на первое время по крайней мере точно хватит, голодать не буду, решил и дальше скрашивать путешествие разговором, совмещая приятное с полезным, под полезным имея в виду получение различной информации о мире.

Но сначала все же спросил: почему ее душу следовало пленять в месте Силы? Не слишком ли это сложно?

– Душу обычного разумного шаман может пленить в любом месте, где захочет. У нее немного сил сопротивляться. Совсем другой вопрос с пленением души разумного, обладающего Даром. Сопротивляемость высокая. Мало того что она может вырваться – так еще и сама атаковать…

Понятно, это вроде как работать с вирусами. С обычным гриппом можно и в больничных условиях, а с какой-нибудь африканской эболой – лучше экспериментировать в специально оборудованных лабораториях.

И тут меня торкнуло. Ну о чем я треплюсь, в самом деле? О чем думаю?! Тут ведь магия-шмагия есть, – а не она ли повинна в том, что я тут оказался? Ну мало ли! Тем более что недалеко Проклятые земли фонят, может, и то явление, что меня прихватило, – своеобразное эхо магической войны, типа гуляющий телепорт?!

Надо бы на эту тему пощебетать, а то, может, и не надо никуда переться?

Но вот в чем вопрос: стоит ли мне трепаться на тему, что я вроде как не местный, ну то есть совсем из другого мира прибыл? С одной стороны, вроде как и не нужно, так как реакция непросчитываемая. А с другой – ну что я теряю, в самом деле?

Разве что разговор надо начинать издалека, а не прямо в лоб. Вот только как?

– А-а… эмм… Олграна, – начал я, помявшись, а потом смекнул-таки. – А когда этот, как его… Шушкун…

– Шалшенш.

– Да плевать… шаман этот, как он у меня оказался за спиной? Ведь я держал фронт, и он не мог меня обойти, да еще так быстро. Уж как он вылезал из кратера, я по-всякому бы заметил.

– Это одна из функций, которой я пока не могу воспользоваться, – телепортация.

Так и думал, решил я обрадованно. Значит, все реально.

– И далеко можно телепортнуться?

– Все зависит от мастерства и силы шамана. Если шаман бездарь – пусть его хоть разрывает от Силы и имея этот бубен, но он не телепортируется и на метр. Разве что кусками.

– Это понятно… А ты сможешь после того, как инициируешься?

– Да, я учила необходимые мантры… но как далеко… – Шаманка пожала плечами.

– А если у тебя все будет в ажуре, и Силы через край, и умения?

– Очень далеко! Хоть на другой край Даронара!

Ага, стало быть, мир этот называется Даронаром.

– Но для этого нужно быть поистине великим шаманом!

– Ага… а такой великий шаман может пробить дверь в другой мир?

– В другой мир? – удивилась Олграна и пристально посмотрела на меня.

М-да, вот и засыпался окончательно. Она ведь не дура. Поняла. Впрочем, это неизбежно, я и не рассчитывал остаться инкогнито. Тем не менее продолжил, прикинувшись веником:

– Ну да, в другой мир. Их ведь много, они как слои в луковице, лежат притиснутые один к другому… Или вы так не считаете?

– Есть нижние планы с демонами…

Брр…

– Но раз есть нижние, значит, есть и верхние? – все же спросил я.

– Конечно.

– Ну а раз есть верхние и нижние, то должны быть и боковые, почти такие же, как этот, то есть средние, – продолжил я логическую цепочку.

Орчанка согласно кивнула и спросила:

– Значит, ты иномирец?

– Да, – не стал я отрицать очевидного. – Тебя это не сильно удивляет?

– Не особо. Я даже удивлена, что сама этого не поняла с самого начала. Слишком уж ты был неправильный…

– То есть особых неприятностей от моего иномирского происхождения мне ждать не приходится?

– Нет. Человек и человек, – пожала плечами Олграна. – Какая разница, из какого ты мира!

– Ну хоть с этим проблем не будет… – вздохнул я с облегчением.

– И как ты сюда попал?

– Наблюдал за странным явлением… оно накинулось на меня – и вот я здесь… Появился в лесах гоблинов. И очень хотел бы вернуться назад…

– Гуляющий портал… Я в любом случае не смогла бы тебе помочь. Просто не знаю как. Есть ритуалы призыва демонов и ангелов, но они приходят сами в наш мир и, сделав дело, на которое их подвязали, уходят обратно.

– А человеческие маги? – спросил я с надеждой.

– Я не знаю… Наверное, могут, но тут тоже есть множество тонкостей. Ведь сопредельных срединных миров много. Вряд ли они соединяются один с другим как горошины в бусах… А даже если и так, то в какой из двух сопредельных тебя отправить? Как определить, который из них твой? Ты же ведь не захочешь попасть в мир, населенный только гоблинами, орками или еще кем-то?

– М-да, – опечалился я. – Не хотелось бы.

То, что аборигенские маги могут призывать демонов или ангелов, и то, что они вообще существуют, я как-то в целом проигнорировал. Ну могут и могут, чего тут удивляться. Если удивляться всему, что я тут успел увидеть, удивлялка сломается.

Но вот то, что с моим возвращением домой могут возникнуть серьезные проблемы, – это, конечно, выбивало из колеи. Наверное, лучше бы этой надежды не было совсем. Устроился бы как-нибудь здесь, что-нибудь придумал, а теперь даже и не знаю, что делать.

В теории могу вернуться, но на практике это маловероятно. Меня могут зафигачить черт знает куда, так что этот мир мне покажется раем. Стоит ли так рисковать? Да и в цене это путешествие наверняка будет не из дешевых. Ну не страдают же местные маги альтруизмом и забесплатно работать точно не станут. Так что денюжку надо заработать, и много. Как? Учитывая, что я не Вассерман, знающий все обо всем?

Пичалька…

Я замкнулся и дальше ехал на Зайчике, обнимаемый гоблинкой и погруженный в свои мысли. Надел солнцезащитные очки и включил плеер, нахлобучив на уши наушники.


Олграна. Орчанка с мутными целями в отношении рассара

Как же я сразу не догадалась, что Кэррэл иномирец? Ведь об этом говорило, нет, даже кричало абсолютно все. Одежда, оружие, другие странные артефакты, незнание языка, а главное – абсолютное непонимание прописных истин. Ну а с другой стороны, кто может подумать, что именно ей однажды повстречается такая диковинка? Вероятность исчезающе мала.

Теперь вопрос в том, как быть мне. Человек явно захочет вернуться домой, а это значит, что в поиске дороги он будет метаться по землям людей из одного человечьего королевства в другое, пытаясь достучаться до великих архимагов, в надежде, что они ему помогут.

Ага, как же, держи шапку шире! Помогут они… Догонят и еще раз помогут! Уж мне ли не знать, учитывая мои-то интересы…

Во-первых, это будет стоить просто дикое количество золота, что не у каждого богатого герцога, да и иного короля в казне наскребется, а во-вторых… во-вторых, он рассар… и этим все сказано.

Но, допустим, я смогу ему помочь, пояснить, кто он такой, а то, судя по всему, он даже не в курсе своей исключительности, и помогу скрыть его природу от других претендентов… Так что мне потом мотаться за ним по всем людским землям? Это невозможно. В половине человечьих земель любого орка сразу же убьют, а в другой половине посадят на цепь…

Даже у гоблинки больше шансов остаться нетронутой как рабыне-игрушке. Со мной такой номер не пройдет. И не только потому, что это ниже моего достоинства – притворяться рабыней, – просто никто не поверит. Нас рабами делать просто бессмысленно. Даже магические печати подчинения не сработают, просто потому, что шаманы первым делом всех воинов защищают от такого позора. Пленный орк при попытке сделать его рабом просто умрет. Потому как лучше смерть, чем рабство, никто не опозорит своего рода и памяти предков.

Да и у человека шансов немного, даже с моей помощью. Сильному магу ничего не стоит увидеть и разрушить мое маскировочное плетение на его ауре. Будь он обычным человеком, может, что и вышло бы, а так… рассар – слишком лакомая добыча, никто ни за какие деньги не станет разбираться с его проблемами и тем более помогать вернуться домой. Что? Упустить такую добычу?! Не смешите, ибо не смешно.

Но как же быть? Что ж, придется рассказать все без прикрас, а кое-где можно даже чуть сгустить краски. Это задержит его на месте в какой-нибудь укромной местности хоть на какое-то время, а мне его вполне может хватить… По крайней мере, я сделаю все, чтобы задержать его настолько, насколько мне это будет необходимо. А там…

Кстати, об укромном месте! Есть одно такое на примете, как раз почти на маршруте следования – надо лишь чуток подкорректировать направление, что мне не составит труда.

За убежище, конечно, придется побороться, потому как свято место пусто не бывает и оно, естественно, занято. Придется вступить в схватку, что небезопасно, но, думаю, с моим новым бубном я справлюсь! Да если еще человек подсобит со своим оружием, стреляющим хладным железом, то шансы на победу возрастают до максимальных.

Но как же меня удивил Кэррэл с быком, как он его уломал! Я-то сначала хотела посмеяться немного и полностью контролировала обстановку – ведь люди такие слабые… Но он сначала подкупил быка лепешкой с солью, а потом… потом это было нечто! Он разделался с боевым быком как с несмышленым теленком! Сильно!

Задумавшись о своем, я и не заметила, как человек надел на лицо странные непрозрачные, даже зеркальные, стекла. Зачем?! Как можно ехать по степи, полностью закрыв себе обзор?! Конечно, лестно, что он полагается на меня, но одна пара глаз – хорошо, а две – лучше!

Эту лопоухую не считаем, она все еще жмурится от страха. Дикарка.

О чем и сказала ему.

Человек, хмыкнув, снял с лица темные стекляшки и протянул мне.

– Надень.

Я, подъехав поближе, взяла эту вещь и с осторожностью водрузила на лицо так же, как это было у Кэррэла.

– Вот это да!

Через казалось бы непрозрачные стекляшки все отлично видно, просто чуть затемненно, и стало легче глазам. Сняла, перевернула и увидела в стеклах только свое отражение – как в бронзовом или серебряном зеркале, только еще лучше.

– А у вас сильная магия…

– Это не магия, – не согласился человек. – Просто сложная технология обработки стекла.

– На этом можно неплохо заработать… – невольно протянула я.

– Увы, – со странным смешком ответил человек, – я не знаю этой технологии, так что подобным штампом мне не воспользоваться.

– Штампом? – не поняла я.

– Не обращай внимания…

С этой затемняющей стекляшкой я не заметила, что и на ушах человека есть какая-то штука.

– А это что? Амулет для лучшей слышимости или, наоборот, для гашения звуков?

– Нет, – вновь посмеялся человек. – Я слушаю музыку…

И правда. Время от времени до меня доносились какие-то странные звуки, особенно сейчас, когда я еду рядом с ним, очень тихие, на грани слышимости. Я, откровенно говоря, начала беспокоиться – уж не зовут ли меня предки к себе… Говорят, что зазываемый слышит музыку.

Человек тем временем, сняв с себя наушники, протянул мне, и я с опаской нацепила их на свою голову. В уши тут же полилась завораживающая музыка.

Увы, понять, что пели, я не могла, потому как пели не на общем, и уж тем более не на оркском, а на языке человека из другого мира. Но красиво! Очень захотелось узнать, о чем поют.

– Ты позволишь мне провести обряд познания и взять знания твоего языка? Я хотела бы понять, о чем поют.

– Да без проблем. Хотя насчет смысла сильно не обольщайся, если уж я не всегда понимаю, о чем песня, – усмехнулся человек. – Но есть и вполне достойные… Я вам вечером еще киносеанс устрою. Но с одним условием: ты потом передашь это знание Зеленоглазке.

– Как пожелаешь, – сразу же согласилась я, – и будем надеяться, что ее голова не лопнет от переизбытка информации.

– Не лопнет! – оскалившись рыкнула на меня эта лопоухая гоблинка.

Может, избавиться от нее как-нибудь? Ведь мешать будет, путаться под ногами… Нет, если человек узнает, что это моих рук дело, то добровольного сотрудничества может и не получиться, а принуждать силой рассара… последствия непредсказуемы, так что ищите других идиотов.

Он как огонь – может дарить тепло, пока спокойно горит в очаге, а может и сжечь, разбушевавшись, как степной пожар. Да и силенок у меня для этого сейчас маловато, так что не будем торопить события и бежать впереди воза. Будем надеться, что ее прибьют во время схватки… осталось только чуть поработать над ее амулетами.


Галлогала. Гоблинка, жена-самозванка Кирриэла. Она же Зеленоглазка, изводящаяся ревностью

Эта клыкастая не понравилась мне с самого начала. Ишь, как крутится перед Кирриэлом, то грудь продемонстрирует… предварительно специально расшнуровав одежду, то зад… там расшнуровывать нечего, но эти штаны сделаны из тонкой и очень мягкой кожи и ничего не скрывают, – особенно когда она нагибается: того гляди, лопнут!

Р-р-р!!!

И надо признать, что и то, и другое у нее действительно впечатляюще, и муж нет-нет да скосится на нее, и я чувствую, как он начинает испытывать вожделение.

Р-р-р… ненавижу ее за это! Так бы и метнула в гадину дротик! Но муж не позволит, а напасть с целью сгнобить… нет, я не настолько сильна. Она сильнее меня, вон какая дылда, и я быстро проиграю… один раз ударит – и голова долой.

А уж сколько новорожденных можно выкормить такой грудью! Наверное, весь выводок зараз! А не в два-три приема, как это обычно делается у нас.

Не иначе что-то удумала клыкастая… Да чего тут думать?! Сразу видно, что она положила глаз на моего мужа! Меня не обманешь, это наша природная особенность – чувствовать влечение дочерей и сестер, – чтобы контролировать обстановку в стае и не допускать конкурентов в продолжении рода. И то, что она другой расы, ничего не меняет… я чувствую ее намерения.

Р-р-р…

Но зачем ей это?

Да какая разница! В любом случае не отдам!!! Он только мой, и я не собираюсь делиться им с какой-то клыкастой, пусть она хоть трижды обладательница Дара и впечатляющих форм, я все равно найду на нее управу!

В конце концов, я тоже кое-что могу…

Р-р-р…

– Зеленоглазка… Полегче, а то ты мне все кишки выдавишь…

– Прости. – Я ослабила хватку.

– Не бойся ты так…

Задумавшись, я, оказывается, слишком сильно обняла его, словно у меня его вырывали.

И невольно улыбнулась, забыв обо всем на свете, он назвал меня Зеленоглазкой. Какие бы чары ни использовала эта клыкастая морда, будь то природные или магические, ей все еще не удалось околдовать моего Кирриэла.

Околдуй она его – он бы не стал меня так называть… Но дальше надеяться на естественную сопротивляемость мужа (хотя на какую сопротивляемость мужчин можно надеяться при женском обольщении? Это просто глупо, рано или поздно поддастся) и мое воздействие нельзя, нужно действовать более решительно.

Убить?

Это будет не так просто, она сильная шаманка… об этом нужно помнить. Пока я могу лишь на полную мощность запустить воздействие, подавляющее влечение самок и самцов.

Вопрос в том, подействует ли моя магия на орчанку. Учитывая, что я не великая мать и не прошла соответствующего обряда у шамана. А также помня, что даже великим матерям не всегда удается сдерживать природные инстинкты продолжения рода и нет-нет кто-то пытается спариться.

Собственно, я одна из таких неподконтрольных (это также говорит о силе моего Дара, что отрадно). Только вместо того, чтобы спариваться тайком, я бросила вызов. А те, кто делает все втайне, – дуры дурные. Ведь когда забеременеют, верховная мать их просто убьет или убьет весь выводок, а родившую заставит выкармливать своих детей. А если такая дура все же забеременела и не хочет умирать, когда все откроется, – ей только одна дорога: добровольное изгнание.

дит выводок. В лучшем случае одного-двух. Стоит ли оно того? Конечно нет. Лучше бросить вызов и в случае победы получить все. Что я и сделала, но проиграла…

Но случается так, что стая становится слишком большой (к сожалению, в моем случае это было не так), и тогда вслед за изгнанницей уходит часть ее членов, которые способны позаботиться о новой великой матери. Так появляются новые стаи. Собственно, из-за сильного увеличения стаи и падает контроль верховной матери над дочерьми и сестрами, если таковые остались в живых.

Но орчанка одна, и если моя магия на нее подействует, то подействует с гарантией, несмотря на то что я не прошла обряда. Она ничего не почувствует, и амулеты ее не защитят. Хотя… если это не естественное желание, не инстинкты, а голый расчет для каких-то ее непонятных мне целей, то… то результата, может, и не будет.

Но если она действует из простого желания обладать Кирриэлом и все сработает, то… тогда и на мужа человека может подействовать моя подавляющая магия, и тогда уже я останусь в проигрыше?

А мне не хочется оставаться в проигрыше в этом отношении…

Я даже невольно вздрогнула, вспомнив последние ночи с ним. Ни одна великая мать, я уверена, никогда не испытывала ничего подобного. Как много они потеряли…

Хорошо… сегодня я еще раз призову его к себе, заодно докажу этой клыкастой, что именно я, и только я, имею на него право, и задействую свою магию в полную силу!

И пока они будут на расстоянии друг от друга, я попробую придумать, как избавиться от этой клыкастой шалавы!

Вот и вечерняя остановка. Могли бы проехать еще, быки вроде устали не сильно, но, как потом выяснилось, Кирриэл специально остановился пораньше, чтобы провести очередной шаманский обряд по передаче своего языка, чтобы эта клыкастая могла слушать музыку из его мира.

Я его отговаривала, но он меня не послушал. Я, как прошлый раз, стояла с дротиком наготове. Если что случится с мужем, я эту клыкастую насквозь прошибу!

– Просто пожелай передать мне знание языка. Сконцентрируйся только на этом, – предупредила шаманка.

И обряд начался.

Но нет, все прошло нормально, я даже на секунду пожалела…

Человек обратился к шаманке на своем языке – и та радостно что-то ответила также на его наречии.

– Теперь ты, Зеленоглазка, – сказал Кирриэл.

– Зачем?

– Почему бы и нет, тем более что я вам вечером киносеанс устрою.

– Что?

– Вот пройдешь обряд познания – и узнаешь, что это такое. Не пожалеешь.

– Хорошо.

И шаманка, скривившись, не иначе чувствует, зараза, что я знаю о ее намерениях, провела обряд познания со мной, передав только что взятый язык Кирриэла мне.

Я вновь потеряла сознание, а когда пришла в себя, уже довольно сильно стемнело. Уж не специально ли она меня выводит из строя?!

Уж не добилась ли за это время эта мымра своего, обеспокоилась я. Но, судя по всему, нет, шаманке, как видно, тоже изрядно досталось от проведения двух ритуалов сразу, так что она пришла в себя ненамного раньше меня.

– Ну что, девушки, а теперь обещанный киносеанс, – сказал Кирриэл, распаковывая один из своих артефактов.

Я уже видела его – как-то он был связан с охранными амулетами, но, как видно, я знала не о всех его возможностях.

– Так, что бы вам такое поставить?.. – бормотал Кирриэл, перебирая странные пластины с красочными рисунками. – Ладно, давайте на «Звездном десанте» пока остановимся.

Муж раскрыл тонкую прозрачную пластинку, достал блестящий диск с красивой картинкой и вставил его в свой артефакт. На верхней половине его артефакта пошли движущиеся картинки…

Как завораживающе…

– Я не чувствую магии, – сказала эта гадская Олграна.

– Нет никакой магии, у нас ее вообще нет, мир без магии – чистая технология, просто очень сложная. Да, и хочу сразу предупредить: то, что вы увидите, – чистая фантазия, не имеющая ничего общего с моей реальностью. Смотрите на это как на изобразительное искусство, просто выдуманная картинка не статичная, а движущаяся.

Я и эта орчанка выпали из реальности, глядя на движущиеся картинки, на жутких жуков, прущих нескончаемой рекой… Кирриэл пояснял какие-то моменты, про корабли, бороздящие океан космической пустоты, о мирах не параллельных, а одной реальности, находящихся у других звезд, а звезды – это точки на небе, и они очень далеко…

То, что он рассказывал, было невероятно. Как я видела, даже орчанка не всему сказанному верила, а я решила верить всему, что скажет муж.

– Стало быть, наш мир не плоский, плывущий в бесконечном море? – спросила клыкастая.

– Нет, он круглый… Но действительно плывет в бесконечном море пустоты.

Шаманка требовала доказательств, даже не столько требовала, сколько демонстрировала грудь, чуть не вываливавшуюся из почти окончательно расшнурованной жилетки, и муж иногда, судорожно сглатывая и кося глазом, р-р-р… их давал.

А я, решив, что если муж сказал, что наш мир – шар, значит, шар, и никакие доказательства мне не нужны. Лучше я пойду подготовлю ложе: я заставлю его забыть о ней!

– Муж мой… – сказала я, приникнув к нему, когда он лег рядом.

Кирриэл почему-то от такого обращения вздрогнул…

– Э-э, детка, может, не стоит? – сказал он неуверенно, поглядывая в сторону, где обустроилась на ночлег орчанка.

Что он на нее смотрит? К злым духам ее…

– Почему?

– Ну-у… мы тут, если ты заметила, не совсем одни…

– Ну и что?

– Э-э… не знаю, как в твоем сообществе, но у людей так не принято.

– Пфыр! – донеслось со стороны клыкастой гадины.

Правду ли он сказал? Какая разница, что мы не одни? Она ведь знает, что мы вместе, так чего стесняться? Да если бы и не знала, то, наоборот, пусть узнает! Или это… или это все она?! Она его околдовала и приворожила к себе! И потому он меня не хочет. Хотя… хотя насчет того, что не хочет, не уверена…

– Детка… – убрал он мою руку.

Как же это понять? Может, тело, его природная суть, еще хочет меня, а разум уже под ее властью? Так не достанься же ты никому!


Кирилл. В роли киномеханика

После всех обрядов с приемо-передачей языка, как и обещал, провел киносеанс. Поставил «Звездный десант». Мне вообще нравится все на космическую тему – может, потому и стал охотником за зелеными человечками?

Вначале хотел немного пошалить и поставить один фильм из серии «ХХХ»… Но не стал. Во-первых, ради его демонстрации не обязательно было проводить обряд познания с передачей языка. Там все равно, кроме ахов и охов, ничего значимого не произносят. А во-вторых, не будем пока шокировать девчат.

Что? Зачем в компе фильмы в категории «18+» с закрытым показом? Не озабоченный ли я? Нет, все намного проще, это платежный элемент. Часто ведь приходится заезжать в глухие места, где интернет не берет совсем, вот я копии этих фильмов и впариваю за провизию. Как правило, молодым, в обход родителей. Им-то такое кино взять затруднительно, а хочется… повысить свои навыки на кинопособии.

Так что все в выигрыше. Им знания и счастье в личной жизни после повтора увиденного на практике (так что я в каком-то смысле играл роль птицы счастья!) – в иных местах ведь позиция «женщина сверху» до сих пор откровение, – а мне экономия в деньгах, по сути бесплатно жратва, картошечка там, сальце, молочко. А то с собой это дело возить слишком накладно, а деньгами рассчитываться тоже влом. Не забывайте, что я на общественных началах в «Космопоиске» состоял, так что все путешествия по необъятным просторам Сибири за свой счет, а сколько бабла на бензин уходит… Так что какая-никакая, а экономия.

После фильма, когда доказывал прописные истины Олгране о том, что земля круглая, а звезды – это далекие светила наподобие того, что светит днем, и так далее, – нет-нет, но мои глаза буквально падали вниз, чтобы еще раз охватить весьма аппетитные округлости орчанки, столь вызывающе дерзко выпиравшие из одежды.

Меня вдруг осенило…

Да она же меня кадрит! Едрит мадрит!!!

Но ведь это неспроста! Все имеет свою причину. Зачем ей меня хомутать? Не любовь же это. Гы, лестно, конечно, но сомнительно. Я бы и не против, если честно, так сказать, расширить опыт, чего уж теперь кочевряжиться и строить из себя не пойми кого после гоблинки, – но ведь придется чем-то платить. А чем? Что она хочет с меня стрясти?!

А может, она тоже просто хочет поэкспериментировать? Типа каково это с человеком? Ну как наши девчонки под негров всяких ложатся в погоне за экзотикой, будто отечественные чем-то хуже… Или отечественный производитель так же плох, как и родной автопром? Хотя, конечно, негры славятся своим достоинством на букву «ч». Но тогда чего потом обижаются и пытаются доказать нам, что размер (скажем, груди или талии, точнее, отсутствие такового) не главное, а главное – душа.

Хотелось бы надеяться, что это так, – я сейчас про то, что она в чисто познавательных целях меня клеит, – но сомнительно. Как я понял, люди не слишком высоко ценятся орками, чуть выше гоблинов. Так что не все так просто.

Ну и Зеленоглазка. И хоть я не являюсь ее мужем в действительности, как она считает, я не могу вот так ей… изменить, да еще в ее присутствии. Воспитание-с… Да и прибьет на хрен! Насадит нас двоих, как бабочек, своим дротиком! Так что ни-ни.

А потом Зеленоглазка полезла на меня, ну прямо как в первый раз.

Я не ханжа, но заниматься этим при свидетелях как-то… для меня слишком экстремально. Хоть и находился в полной боевой готовности.

Зеленоглазка обиделась. Ведь своими шаловливыми ручками она успела понять, что я вроде как готов, словно пионер, но чего-то выкаблучиваюсь. В их дикарских нравах заняться продолжением рода – все равно что высморкаться. Может, даже специально так делают, чтобы все видели и знали, кто есть ху…

А потом мне вдруг ударило по мозгам, легкий такой секундный нокдаун – не иначе последствие обряда по передаче знания своего языка шаманке, так что не стоит перебарщивать.

И внизу как-то вдруг все опало…

Эм-м… хмм… надеюсь, это не то, о чем я в панике успел подумать! И временно!

Если не пройдет даже после просмотра фильма из папки «ХХХ», придется у шаманки проконсультироваться. Позор…


Олграна. Несостоявшаяся вуайеристка

Что ж, как я и раньше знала, этот человек не страдает расовыми предрассудками, о чем свидетельствуют его отношения с гоблинкой, и против меня он не имеет ничего. Совсем ничего, наоборот, очень даже «за». Захоти я, и не мешай гоблинка – он был бы давно моим. Покажи ему грудь, а природа-мать меня в этом плане, прямо скажем, не обидела, – и бери тепленьким…

Остается проблема в виде гоблинши, и нужно подумать, как устранить это препятствие сколь можно более элегантно, чтобы не обозлить Кэррэла. Он, как и всякий собственник, не обрадуется, узнав, что кто-то сломал его игрушку, даже если заменить ее гораздо более шикарной. Так что думаем…

А вот и гоблинка лезет на человека, хочет показать мне, кто есть кто.

Пфыр.

А человек отбивается, не хочет при мне. Жаль, мне было бы любопытно… впрочем, все еще впереди и на личном опыте.


Глава 7 | Попаданец обыкновенный | Глава 9