home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 10

Кирилл. Попаданец, неофициальный двоеженец

Утро как-то не задалось с самого начала. Я хоть и получил чего хотел, а орчанку я хотел, но настроение было каким-то поганым – наверное, из-за того, что инициатором действа все же стал не я. Хотя, с другой стороны, ну и какая печаль?

Опять же я ощущал какую-то противную общую слабость, вялость во всем теле, что тоже не добавляло настроения. И я даже не помню, как все закончилось. Вырубился! Вот где позор-то!

Зеленоглазка еще… В общем, по ее взгляду я понял, что она в курсе. Да и глупо было бы ожидать, что все останется тайной: женщин в этом плане не проведешь. Галлогала держалась холодно и меня почти не обнимала, сидя сзади на быке. Она вообще целую минуту не хотела садиться на свое место, буравя меня сумрачным взглядом, но при этом ничего не говоря. Я уже начал думать, что она вообще покинет меня, но нет, все же, видимо что-то для себя решив, взобралась.

Ох-хо-хох… чтой-то будет. И чем дольше будет длиться тишина, тем громче грянет гром.

Надеюсь, не прирежет в порыве ревности. А то один удар каменного ножичка в печень – и все, играй на арфе, сидя на облачке.

В какой-то момент даже подумал ее разоружить. Но на каком основании? А показать страх перед собственными женщинами, тем более что боишься их самих, – это капец, ноги будут об тебя вытирать.

Лучше тогда ее сразу замочить. Но рука не поднимется.

Какой-то особой вины я не ощущал – все-таки это глупо, я не ее муж, а уж что она себе там понапридумывала – это ее придумки, да и вообще… Но какой-то червячок гадостный свербил, портя настроение, все-таки что-то такое я к ней чувствовал – не любовь, конечно, но что-то такое теплое, чувство, которое обычно возникает после проведенной ночи, если она прошла не с перепою, когда даже имен друг друга забыли спросить. Воспитание опять же, понимаешь, получил очень традиционное.

А вот кто сегодня чувствовал себя превосходно – так это Олграна. Едет счастливая, напевает себе что-то вполголоса! Себя даже не пытается контролировать, улыбка до ушей. Так и хочется ей сделать гадость… тем более что месть за подставу с быком я для нее себе обещал, но что-то в голову ничего не прет.

Что касается причин хорошего настроения орчанки… Нет, я, конечно, всегда подозревал, что я гигант на любовном фронте, а девушки мне об этом не говорили только для того, чтобы я не смущался, – но не до такой же степени!

Так мы и ехали, пересекая травяное море, объезжая курганы местных вождей и шаманов стороной. К ним лишний раз лучше не приближаться и тем более не заниматься черной археологией. Шаманы хорошо поработали, чтобы бренные останки лежали непотревоженными.

Лишь я иногда осматривал окрестности в бинокль, но ничего интересного так и не высмотрел, потому мне быстро надоело это занятие. А зря – может, заметил бы приближающуюся погоню раньше, а так я ее засек только благодаря Зеленоглазке, что молча дернула меня за рукав и указала назад.

Сзади к нам приближалась кавалькада из двух десятков всадников, и они уже находились метрах в двухстах.

– Олграна! – позвал я.

Ноль реакции.

– Олграна! – громче позвал я, но с тем же нулевым результатом.

Орчанка продолжала парить где-то на седьмом небе и кайфовать.

Пришлось подъехать к ней вплотную и стукнуть рукой по плечу.

– Олграна, демоны тебя подери!

– А? Что?

– Через плечо! – рявкнул я.

Орчанка обернулась через плечо, точно это было командой, а не… И увидела преследователей.


Олграна. Шаманка, получившая свое,

но не собирающаяся на этом останавливаться

О! Это божественно! Сколько энергии! Меня буквально всю переполняет энергия! Кажется, я сейчас могу свернуть горы! И как же хочется воспользоваться этой мощью, что я почерпнула от рассара! Но нельзя… нужно ее переработать, усвоить. Я и так могу освоить хорошо если десятую часть взятого, все остальное рассеивается в пустоту, как жаль… А у меня, как назло, ни одного камня силы, хоть был бы резерв на крайний случай. А бубен давно залит под завязку. Его емкость оказалась не так велика, как я думала, да он и был почти полон. Или все дело просто в невероятном количестве энергии, что я взяла? Все познается в сравнении. Рассар и впрямь очень мощный источник.

Пожалуй, в следующий раз надо брать ровно столько, сколько необходимо, а то иначе можно только все испортить – и сама не смогу воспользоваться, и рассара опустошу почем зря. А то сегодня он даже отключился подо мной, бедняга… хи-хи…

Но как же это сложно ограничить себя! Это ведь как голодному вампиру: будет пить до тех пор, пока не осушит жертву. Я ведь чувствовала, что беру больше, чем мне нужно, но не смогла устоять. Ведь это такое блаженство!

О-о-о!

А что касается рассара как любовника… Хмм… орки… мощнее. Кэррэл разве что превосходит их искусностью, а вот бы совместить его умение и размеры орков… это было бы просто выше всяких мечтаний. Впрочем, мне от человека нужна не только и не столько телесная близость, сколько аурная! Ведь именно благодаря телесной близости происходит наиболее полное слияние аур, когда партнеры максимально открыты друг для друга.

Как я знаю по рассказам учителя, человечьи магички часто пользуются этим приемом, чтобы повысить свой потенциал за счет могущественного мага. Но они получают настоящие крохи по сравнению с тем, что я получаю от рассара.

Очнулась от сильного удара по плечу.

– А? Что?!

– Через плечо! – злобно рявкнул человек, немного замявшись, словно проглотил первое слово.

Я инстинктивно обернулась и увидела два десятка всадников, практически нагнавших нас.

О духи! Как же сильно я выпала из реальности, что полностью утратила контроль за окружающим миром и проморгала приближение чужаков! Чего тогда стоит вся эта сила?!

Впрочем, во всем виновато ее излишнее количество и сопутствующая ей эйфория, начисто выносящая мозги. Надо действительно уметь себя ограничивать, иначе это может плохо кончиться. Не только тем, что внешний враг может подобраться и убить, пока буду находиться в краю блаженства, но и банальным привыканием, когда я буду получать энергию не ради увеличения собственной силы, а лишь для получения пресловутого удовольствия, став энергетическим наркоманом.

Собравшись, я развернула своего Буруна навстречу погоне. А также повесила защитный купол над всеми нами – сейчас я могла себе это позволить, направив все излишки энергии, что так впустую рассеиваются в пространство, в плетение.

В обычных условиях я могла продержать защиту такого размера и силы максимум минуту, а сейчас хоть час.

Остается только гадать, на что я стану способна, когда смогу развить свою аурную составляющую до максимума! О-о! Все великие шаманы будут по сравнению со мной просто сущими щенками!

– Не беспокойтесь, – обратилась я к своим спутникам, увидев, что человек перехватил свое оружие, а гоблинка приготовила к броску дротик. – Нам не смогут причинить вреда. Я поставила вокруг нас сильную защиту. Не глупите, я буду говорить.

Всадники тем временем настигли нас и стали кружить вокруг. По бунчукам на копьях я узнала их – это воины из рода, к которому присоединился наш род. Стало быть, они искали Шалшенша. Быстро же они нас достали: вон как быков измучили. Но они могли себе это позволить – ведь рядом ученик шамана, и он способен подпитывать боевых быков силой, давая им дополнительную выносливость.

– Человек! Отпусти Олграну и сдайся, и, может быть, мы оставим тебя в живых! – рявкнул предводитель этого отряда.

Они решили, что я пленница человека, поняла я. Что ж, это неудивительно – иначе что мне с ним делать, не добровольно же я к нему присоединилась. Их выводы понятны и логичны, но вот чего никогда недоставало нашему народу – так это дипломатических способностей. Ну вот скажите, кто вообще захочет сдаться на милость орка после такого заявления?! Он бы еще сказал: тогда я убью тебя быстро. И то, наверное, желающих сдаться было бы больше.

Хочет напугать? Кого?! Того, кто, по их мнению, убил Шалшенша, что человек, кстати, действительно сделал! Да если он сумел повергнуть великого шамана, пусть его величие и оставалось под вопросом, то эти два десятка ему тогда в любом случае не противники!

Но, пожалуй, пора выступить мне, пока не начались активные действия. Если человек не выдержит и выстрелит в ответ на действия какого-нибудь несдержанного воина, а сдержанность тоже не является отличительной чертой характера орков, пулей с хладным железом, – мой защитный купол может разрушиться, и тогда уже мы можем серьезно пострадать.

– Ты ошибся, воин, этот человек не является моим пленителем, а я не рабыня.

– Что?!

– Что слышал! Если плохо слышишь, прочисть уши!

– Но почему ты с ним? – перешел на оркский командир отряда.

– Это не твое дело.

– Отдай бубен Шалшенша! – встрял ученик шамана.

– Нет.

– Он принадлежит роду Черный Тур! Испокон веку!

– Это моя собственность – после того как Шалшенш решил, вместо того чтобы инициировать меня, как обещал, пленить мою душу вот в этот самый бубен! И томиться бы моей душе в этом бубне, если бы не духи предков, в ответ на мою мольбу пославшие мне в качестве защитника этого человека, – именно он не дал свершиться беззаконию.

– Это ложь!!!

– Тебя там не было, так что не тебе говорить о том, что ложь, а что нет.

– Отдай бубен, отродье шайтана, и проваливай со своим человеком хоть к демонам!

– Ты тоже плохо слышишь, шаман-недоучка? Я сказала, что бубен теперь мой. Проваливайте сами, а не то пожалеете!

Можно подумать, что, даже получив бубен, они оставят нас в покое! Не будьте так наивны. Заарканят и поволокут глумиться.

– Ах ты!..

Шаман-недоучка метнул в меня какое-то плетение, довольно сильное, но защита, выставленная мною, с легкостью выдержала удар.

Что ж, первый ход сделан. Мир невозможен, шаман сам выбрал свою судьбу, а заодно и конец сопровождающим его воинам. Значит, такова их судьба, и не мне с нею спорить.

Удары посыпались один за другим, в том числе от воинов, включившихся в противостояние, но защита держалась.

Быстро сказав Кэррэлу, чтобы он ничего не делал, тем более не стрелял, я, выбрав паузу в атаках, быстро преобразовала защитный купол в огненное кольцо и резко его расширила, влив всю имеющуюся в наличии энергию, потому как свободно истекающей стало не хватать, все ушло на щит.

Огненный вал мгновенно спалил всех воинов, их слабенькая защита на основе амулетов не смогла противостоять той грубой, чудовищной по мощности силе, что я выплеснула из себя.

Уцелел только шаман-недоучка.

Ох, если бы не подпитка от рассара… Не уверена, что смогла бы выстоять в поединке против него даже при наличии нового бубна, – все-таки этот недоучка хоть и недоучка, но опытнее меня, его готовили к роли шамана целенаправленно день за днем, год за годом, а не периодически в свободное время и при хорошем настроении, как меня. Тем более учитывая воинов. Спутников бы точно убили, и демоны с гоблинкой, но терять человека не в моих планах: он мне еще ой как понадобится.

А теперь этот шаманишка мне не соперник. Вон как зенки выпучил, трясется весь от страха. Что, не ожидал?

По-хорошему его душу следовало бы пленить – грех пропадать такой ценности. Но – увы, я знаю эту процедуру только в теории, сам Шалшенш мне ее преподал, когда готовил меня, а я хорошая ученица и все запомнила, но опыта никакого. Так что мне потребуется много опытов, прежде чем я научусь пленять души. И даже если бы и умела – не рискнула бы: все-таки он обладатель Дара, а здесь не место Силы. Так что…

Я атаковала простенькими боевыми заклинаниями, окончательно истощая его защиту, а истощив, натравила на недоучку души. Пусть они подпитаются его маной, как сказал однажды человек: с паршивой овцы хоть шерсти клок.

Два десятка духов, проявившись для устрашения белесыми фантомами, набросились на жертву, вырвали душу шамана из тела и разорвали на клочки.

Вот и все.

И я пустая…


Кирилл. А-ля сапожник без сапог

Нас окружили всадники, мгновенно вытоптав в траве кольцо. Мне отчего-то подумалось, что это не просто демонстрация силы, а нечто большее: вспомнил ритуал, в котором я участвовал, – там Олграна тоже чертила кольцо, пусть и крошечным мелком с какой-то травой.

Но шаманка оставалась спокойной и даже посоветовала ничего не делать без ее команды. Я решил полностью положиться на орчанку – она наверняка знает, что делает. А я в любом случае ничего не успею предпринять, положу максимум одного, а потом меня порубят на кусочки. Да Зеленоглазка, может, успеет одного свалить… а уж что сделают с ней, перед тем как поступить так же, как со мной, – думать не хотелось.

Начались переговоры, быстро скатившиеся с общего на оркский, как только выяснилось, что я вроде как ни при чем.

Кстати, оркский я понимал – через пень-колоду, но понимал. Видать, Олграна по неопытности накосячила с передачей и вкачала мне в башку еще и свой родной язык, пусть и вторым номером.

А потом от нас пошло кольцо огня, мгновенно спалившее всех, кроме шамана. Вот это мощь!

Пованивало паленым действительно сильно, так что реально задохнуться можно. Зайчик вон нервничать начал…

Так, о чем это я?.. А, вспомнил…

Это я к тому, что тоже так хочу огнем швыряться! И вообще, до меня вдруг дошло, что я уже сколько болтаюсь в этом мире, как дерьмо в проруби, а так и не поинтересовался наличием у меня магических способностей, хотя должен был это сделать, наверное, еще в первый день знакомства с орчанкой.

Может, я реально потенциально архимегакрутой маг, который будет уделывать местных архимагов одной левой?! Буду одним щелчком пальцев валить врагов направо и налево, одним взглядом испепелять целые города, одним дыханием отравлять воздух над целыми долинами… ну, или из другого места… выдыханием.

Не то чтобы я такой кровожадный злодей – просто это как пример возможной неуемной мощи великого меня!

А вот и к шаману северный лис пришел. Жестоко.

Увидев, как привидения вырвали из тела и порвали душу шамана, как стая тузиков грелку, вдруг вспомнил, что и меня вот так же Шуршур… или как там его, атаковал, а мне хоть бы хны. Тоже не мешало бы поинтересоваться, а то как-то совершенно вылетело из головы. Но это и неудивительно: столько новых впечатлений каждый день, что вчерашние просто забываются, теряют свою актуальность.

Сейчас удивило еще то, что я вижу эти привидения. Ведь если подумать, было бы правильнее быть этим призракам-церберам невидимыми, – ведь невидимая смерть эффективнее. Хотя, думаю, это еще и психологический ход. Кому надо все равно увидит, а так еще и на окружающих психологическое давление.

Да и вообще я практически ничего не знаю об этом мире, так что надо расспрашивать, расспрашивать и еще раз расспрашивать. А то еду-еду к людям, источник информации искал, а как нашел – так молчок.

– Поехали отсюда, – устало сказала шаманка, и мы поехали.

Лично у меня не возникло никакого желания помародерить на получившемся пепелище. Сомнительное удовольствие – обшаривать тлеющие и жутко воняющие паленым тела. Только ятаганы подобрал, навьючив на свободных от груза быков, кошель у шамана срезал, и все, – он-то сильно не пострадал. Стал богаче на четыре серебряных. Негусто…

Шаманка тоже побрезговала.

Я поравнял Зайчика с ее Буруном.

– Скажи, а у меня случайно нет магических способностей?

– Нет, – сказала как отрезала шаманка.

– Точно? – поинтересовался я, стараясь, чтобы голос предательски не дрогнул от разочарования.

Так нечестно: у всех попаданцев есть магические способности! И у меня должны быть!

– Ты же ведь не проверяла…

– Тут нечего проверять. Достаточно взглянуть истинным зрением на разумного, чтобы узнать, кто перед тобой – обычный разумный, маг или просто одаренный.

– Жаль, – все же вздохнул я. – Но вот какая штука: меня Шашканш тоже атаковал душами, и они ничего не могли мне сделать. А этого шамана порвали на британский флаг только так. А ведь у меня не было никаких защитных амулетов.

– Мм… – чего-то замялась шаманка, отведя взгляд, даже забыв поправить перевранное имя шамана, но потом все же ответила: – Дело в том, что ты – рассар.

– И чего? – не понял я. – Мне этого надо стыдиться, как прыщика на лбу, или… что?

– Зачем стыдиться?

– А что делать? Гордиться? И с чем это рассарство едят, позвольте узнать?

– Ничего не делать. Рассар – это разумный с очень редким типом жизненной энергии. Если маги могут управлять вырабатываемой ими маной, условно говоря, плести из нее заклинания, преобразовывать одни вещества в другие, то рассар ничего этого не может, как и обычный человек. Но при этом он вырабатывает просто огромное количество энергии, и все это уходит в никуда.

– Вот как? То есть я просто ходячая батарейка?

Что такое батарейка, Олграна знала – я показывал, за счет чего работают мои «артефакты».

– Да.

– Даже больше: я настоящий ядерный реактор по производству маны. Сапожник без сапог…

– И любой маг захочет тебя пленить, – окончательно добила меня шаманка. – Ведь это столько неисчерпаемой и бесплатной энергии, которой он сможет управлять!

– Вот же засада!!! – воскликнул я, надолго выпадая из реальности. – И мы идем в земли людей, где меня каждый встречный маг может захомутать и доить, как корову?!

– Вряд ли она собирается это допустить, учитывая, что она сама шаманка… – с ехидной мстительностью вдруг произнесла Зеленоглазка.

– Оп-па, а она ведь права, – заметил я, положив руку на ракетницу.

За винтовку хвататься поздно, и ею неудобно ворочать… Надеюсь, если что, этот горючий состав даст ей прикурить, а потом я из винтовочки хладным железом добавлю. Если я, конечно, успею воспользоваться оружием. Чай, не ковбой.

– Теперь понятно твое желание присоединиться к нам. Куда ты меня ведешь, детка?

– Что ж, ты прав, я присоединилась к вам не просто так… – со вздохом призналась орчанка. – Не беспокойся, я не собираюсь причинять тебе вред. Клянусь духами предков. Поверь, если бы я захотела тебя пленить, то сделала бы это множество раз.

Умом я понимал, что она права. Противостоять магии я не могу. Амулеты, которые она мне дала, вряд ли спасут. Воинов не спасли, а они были обвешаны ими, как елки в Новый год. Но и руку пока убрать с ракетницы не мог.

– Тогда что?

– Я отвела бы тебя в безопасное место, где все бы объяснила и… попросила бы поделиться со мной энергией.

Ага, как же! Да она меня уже доит! Прошлой ночью точно… то-то я такой пустой, а она точно кайфанула, пересытилась маны и довольная, как кошка, сметаны обожравшаяся.

– Добровольная передача гораздо лучше и безопаснее, чем под принуждением.

М-да. Под принуждением… Я невольно представил, как бы это выглядело. Чистое садомазо! Не, я не любитель! Хотя знаете… разок попробовать точно можно, чисто эксперимента ради. Наручники, хлысты, кляпы…

Я невольно усмехнулся.

– Понятно. Непонятно только, почему атаки душами на меня бесполезны.

– Это одно из немногих странных свойств ауры рассаров. При соприкосновении с нею плененных душ они освобождаются.

– А какие свойства есть еще? – заинтересовался я.

Должен же я хоть в чем-то быть крутым?!

– Как я сказала, с помощью нее могут подзаряжаться и улучшать собственную ауру другие обладатели Силы, становиться могущественнее. Есть еще оздоровляющий эффект на тех, кто находится рядом с тобой.

Я невольно вспомнил о шрамах Зеленоглазки. Они почти рассосались, остались только практически незаметные светлые полоски. Раньше я все это списывал на потрясающую регенерацию гоблинов. Оказывается, это не так или не совсем так. Без моего вмешательства точно не обошлось.

– Это все?

– Да вроде бы все…

– Точно?

– Да. Это все, что я знаю. В конце концов, я академиев не кончала, у нас их вообще нет, училась на дому… – ернически хмыкнула она. – Может, еще что-то есть. Это надо в специальных свитках смотреть, у людей.

– И как мне теперь быть? – с унынием спросил я, понимая, что у меня появилась просто огромная проблема.

– Я не знаю…

Вот же елочки зеленые, пушистые, колючие… я попал, и попал капитально. По сути, путь в земли людей мне закрыт. Там меня любой маг захочет в клетку посадить, подвести проводки и качать дармовую энергию. Для них это гораздо ценнее, чем все золото, что я им могу предложить.

Ч-черт!!!

И что делать с орчанкой? А собственно, что с ней делать? Зла вроде не желает. То, что она решила мною воспользоваться, в общем-то понятно и в целом протестов не вызывает – все существа так или иначе пользуются друг другом, ибо такова жизнь… Или ты, или тебя.

«Ну конечно, кто бы протестовал против такого использования себя!» – хохотнуло мое второе «я».

Да, что есть, то есть, отрицать глупо.

Гнать ее от себя, если это вообще реально (может ведь и по-плохому поступить: я слишком важен ей как батарейка), точно смысла нет. Я ей нужен, а значит, выжить, находясь рядом с нею, у меня шансов больше, чем в одиночку. Зеленоглазка тут не в счет.

Привет, птица обломинго… ты хорошо отметилась на моей жизни с высоты своего полета. Уделала с ног до головы.

Еще смущает то, что я лишь батарейка и ничего не могу в плане магии. Правда ли это? А то как это так: вырабатываю энергии прорву, а пользоваться осмысленно ею не могу?! Нет ли тут подвоха? Ведь есть же какая-то неправильность…

Но информации ноль, и получить неоткуда. Но если думать логически, то магам это просто невыгодно – рассары им интереснее именно как батарейки, так что вряд ли кто-то станет обучать их магии, даже если это и возможно. В конце концов, зачем заводить себе конкурентов, да еще в перспективе запредельной мощности? То-то и оно.

Для меня это означает, что надежда есть: она, как известно, умирает последней. Надо только учителя заполучить, который меня тут же не захочет или, вернее, не сможет захомутать, – и проверить, действительно ли рассары только генерируют энергию или все же могут ею управлять.

Еще один момент: стоит ли экспериментировать самому? Ну, попытка в любом случае не пытка… или все же опасно? Магия-шмагия дело такое… И вообще, спички – детям не игрушка. Возьму и спалю себя к чертям собачьим по незнанию и отсутствию всяческого опыта!.. Нет, делать что-то самостоятельно слишком рискованно. Надо надыбать инфы, а лучше – заполучить учителя…

От дальнейших размышлений и самокопания меня отвлекли точки на горизонте, и, судя по всему, они приближались к нам. В бинокль стало хорошо видно, что это еще один отряд степных всадников, голов под полсотни. Точно не определить: далеко и друг друга закрывают, пыль еще.

– Вот же, блин горелый, так всегда – то пусто, то густо… Закон Мэрфи в действии.


Олграна. Орчанка. Разоблаченная шаманка-интриганка

То, что пришлось все рассказать Кэррэлу о его сущности и своих планах на него несколько раньше, чем я хотела, конечно, не есть хорошо. К счастью, человек не стал делать поспешных выводов и совершать необдуманных действий, чего я опасалась. Выдержанный. А то, честно сказать, даже не знаю, что мне пришлось бы предпринять. Прибегать к силе ой как не хотелось – это самый простой, но самый непродуктивный способ общения.

Смог бы он меня одолеть в открытом противостоянии? Это вряд ли, только если бы ему очень повезло, но вот то, что ему пришлось бы после этого делиться своей энергией под принуждением, а не добровольно, – плохо.

Природа рассаров до конца не изучена из-за их большой редкости, и обладатели таких диковинок не желают делиться своими наблюдениями с остальными, чтобы просто не раскрывать своего обладания рассарами. Как бы ни стал после этого маг силен, на него всегда найдут другую силу и рассара отберут.

Так что есть смысл подозревать, что в какой-то момент энергия плененного рассара, напитавшись его ненавистью и злобой к пленителю, станет просто ядовитой. Думаю, человеческие маги как-то решали эту проблему, но я об этом ничего не знаю, потому рисковать не хочется.

Даже сейчас, в ближайшее время, от него лучше держаться подальше, пока все не придет в норму окончательно. А мне бы не помешало подзарядиться… Слишком уж я потратилась в этой схватке, не рассчитала сил. Полагала себя всемогущей, действовала слишком расточительно, и как результат – почти полное истощение.

И хорошо, что Кэррэл еще не спросил о безопасном месте. Видно, просто пропустил этот момент из-за постигшего его потрясения, а то даже не знаю, что ответила бы. Не уверена, что в его присутствии стоит врать. Вроде бы рассары еще интуитивно чувствуют ложь. Может, именно потому он тогда сел в круг для проведения обряда познания, что я действительно не хотела причинять ему вреда? Да и в любом случае все тайное становится явным, и вскрытая позже ложь вновь испортит отношения, скорее всего, уже навсегда.

Сказать сейчас? В конце концов, можно найти другое безопасное место, а не то, что я наметила.

Хотя где? То-то и оно…

Не в пещере же селиться! Рано или поздно на нас выйдут просто чисто случайно, потому нужно сразу получить нечто укрепленное, откуда нас будет не сковырнуть.

Но, может, тогда рассказать об этом и привести доводы в пользу такого решения? Человек достаточно умен, и он все прекрасно поймет и согласится с тем, что это наилучший выход из положения. Он получит почти привычный комфорт, от отсутствия которого явно страдает, если судить по его постоянному брюзжанию.

Хорошо, расскажу, но не сейчас. Завтра-послезавтра… Когда он немного успокоится и придет в себя и перестанет видеть во мне откровенного врага, выискивая подвох в каждом слове. Время у меня еще есть.

– Вот же, блин горелый, так всегда – то пусто, то густо… Закон Мэрфи в действии, – ругнулся человек, отведя от глаз один из своих немагических артефактов, что визуально приближает предметы.

Проклятье. Опять я, задумавшись, не разглядела опасности. Хорошо, что она еще далеко и у меня есть время подготовиться, а это немаловажно, учитывая, что я пуста, а не полна сил, как совсем недавно, – так что надо действовать не грубой силой, а умением. Остается только надеяться, что враг тоже не обладает достаточной мощью.

Неизвестные приближались, и вскоре стало видно около тридцати всадников. В плохой одежде и с паршивым разномастным оружием. Простые разбойники.

Человек опять приготовил свое оружие. В этот раз вполне может пригодиться.

– Сейчас я не смогу действовать как в прошлый раз: слишком ослабла, – призналась я. – Не беспокойтесь, опасности почти нет, среди них нет ни одного шамана. Это полукровки.

– И что с того? – не понял человек.

– Разбойники степи. Иногда человеческие рабыни рожают от наших воинов. Они не пользуются уважением, и прав у них немногим больше, чем у рабов. При этом в походах они участвуют наравне со всеми, и при этом идут в первых рядах, неся наибольшие потери. Естественно, им такое отношение не нравится. Иногда они сбегают и сбиваются вот в такие банды.

– И много их?

– Хватает. Просто будь наготове.

– Понятно. Слушай, а ты можешь их как-то блокировать, при этом не убивая?

– Зачем? Лучше я натравлю на них духов, и все дела.

– Просто – не значит лучше, – возразил человек.

Хорошо сказано.

– Мы очень маленькая группа, ехать еще долго, и все кому не лень будут пробовать нас на прочность. Если даже что-то очень прочное долго долбать кувалдой, это что-то можно в конце концов раздолбать. Так что лучше не доводить ситуацию, когда нас будет пробовать на зуб каждый встречный и поперечный. Кому-то может повезти…

– И как эти ничтожные оборванцы нам в этом помогут?

– Подчини их как-нибудь. Если надо – заплати.

– Чем?!

– Да хоть амулеты пообещай какие-нибудь сделать, раз золота нет. Можешь?

Я кивнула. Простых амулетов я могла наделать достаточно, особенно если удастся подзарядиться. Кстати, будет законный предлог для этого!

– Ну вот. Было бы неплохо, чтобы они на время стали нашей свитой и одним своим количеством еще издали отпугивали всех, кто может нам помешать.

– Хмм, идея хорошая, – согласилась я. – Но вот как их хотя бы заставить остановиться и не нападать, чтобы появилась возможность просто поговорить? Не станут они трепать языком. Сразу на нас навалятся и попробуют захватить.

– Не знаю, тебе должно быть виднее… Ч-черт, – поморщившись, ругнулся Кэррэл, схватившись за живот: он иногда подводил его в самый неожиданный момент.

Что интересно, даже мои средства почему-то отказывались ему помогать. А я ведь неплохая лекарка, готовили меня больше именно как лекаря, и знаю, как лечить не только орков, но и людей, гномов и даже треклятых эльфов. Разве что с гоблинами у меня пробелы в образовании есть. Но зачем их лечить? Особенно эту…

– Опять двадцать пять… и в такое неподходящее время.

– А это идея! – засмеялась я.

– Какая еще идея? – глухо, с раздражением отозвался человек.

– Увидишь!

Пока Кэррэл пытался договориться со своими внутренностями, я принялась подготавливать соответствующее заклинание. Против такого действия мало какие защитные амулеты рассчитаны. Не боевое оно, ха-ха!

А вот и всадники, уверенные, что перед ними легкая добыча. Ну-ну, как говорит человек, мечтать не вредно. И как только банда полукровок вошла в зону поражения – тоже одно из выражений человека, от него вообще много новых и метких словечек узнала, – я ударила в бубен.

Секунда, вторая, третья – и вот быки полукровок остановились, затанцевали на месте, а потом стали обильно удобрять почву. Всадники продержались лишь на мгновение дольше, и, спрыгивая с седел, едва успевая скинуть портки, присоединялись к своим скакунам в этом полезном деле.

– Что за черт?! – потрясенно удивился человек, глядя на массовую диарею.

Даже лопоухая фыркнула от смеха.

– Твоя идея в действии – как остановить их, никого не убив, и при этом получить возможность спокойно поговорить.

– М-да уж, вряд ли они сейчас готовы говорить.

– Скоро будут готовы.

Сначала полукровки ругались и грозились страшными карами, способами расправы. Было очень забавно слышать угрозы от тех, кто сидит на карачках, сверкая причиндалами и беспрестанно опорожняясь с соответствующими звуками.

Так что очень быстро их ругань сменилась на мольбы о пощаде.

А вонь какая шла! Пришлось даже ветерок легкий организовать.

– М-да, через год здесь будет пятно жизни. Самая сочная и высокая трава во всей степи, – хохотнул Кэррэл.

– Пощадите!!! – выли уже все без исключения.

Мычали буйволы, тоже моля о пощаде.

– Так и быть…

Я вновь ударила в бубен, прекращая действие заклинания, и несчастные перестали гадить безостановочно.

Обессиленные, они попадали на колени.

Грозная банда превратилась в стадо. Бледные полукровки стали натягивать штаны, со страхом поглядывая на нас.

– Это было жестоко, – смеясь, сказал Кэррэл, закидывая в рот несколько таблеток из своей аптечки. – Я их понимаю как никто другой.

– Слушайте меня. Вы все переходите ко мне в услужение. Если будете себя хорошо вести, к концу нашего пути на границе степи, а мы идем на запад, я, возможно, даже вас отблагодарю, несмотря на то что вы хотели на нас напасть. Заряжу силой ваши амулеты, а кому-то даже сделаю новые. Это всем ясно? Или вы предпочтете и дальше сидеть на карачках, пока не выдавите все свои кишки?!

– Нам все ясно… – кивнул один из полукровок с небольшой долей человеческой крови – видно, командир. – Мы согласны…


Глава 9 | Попаданец обыкновенный | Глава 11