home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 14

Кирилл. Двоеженец почти официальный

От того, каким мощным оружием стала моя винтовка, я прямо ошалел! Да с ней реально хоть на целую армию можно в одиночку идти, а еще говорят, один в поле не воин! Чушь!

Правда, как мне позже объяснила, что называется на пальцах, Олграна, работать она как магическое оружие будет только у меня в руках, потому как только я могу обеспечить достаточно энергии. Простой разумный из нее стрелять не сможет, разве что сделает один выстрел и сдохнет от истощения жизненной энергии. Ну еще маги могут работать ею, но им проще и экономичнее оперировать привычными способами плетения боевых заклинаний, а винтовка их быстро истощит.

По сути, мое оружие в плане мощности, а значит, и энергозатратности – кувалда там, где можно было обойтись молотком. Так что винтовка заточена под меня как рассара.

Насос пускать на раздербан в поиске в нем мифрила или хладного железа я передумал. Магия магией, а если она вдруг прикажет долго жить? Мало ли что может случиться и куда меня занести, элементаля могут прогнать другие шаманы (тем более что воздушные духи такие ветреные и непостоянные…), магические настройки могут сбить другие маги, – и что мне прикажете делать в этом случае? Только хватать ноги в руки и бегом. Так что чистая механика остается в строю.

Шаманка провела обряд клятвы, что зеленушки не будут пытаться замочить друг друга. Я участвовал в обряде как наблюдатель, опять висел бесплотным духом и проконтролировал искренность их намерений и чтобы не было никаких подводных камней в формулировках, а то поклянутся, а пальцы крестиком сложат…

Я еще раз… поделился с Олграной энергией – и мы выдвинулись к замку во всеоружии.

Через день втянулись в горы – не скальные, где жили гремлины, а лесистые, сопочные, щедро разбавленные небольшими долинками. Текли кристально чистые ручьи, зеленела высокая сочная трава. Удивительно, что в таких прекрасных местах никто не живет. Хотя чего это я: если вспомнить, какой маг тут раньше обитал да какие соседи в степи кочуют, мало кто захочет жить между такими молотами и наковальней.

Полукровки что-то пытались вякнуть насчет того, что их вообще-то до границы степи подряжали, а они давно в горах, так что не мешало бы рассчитаться и расстаться подобру-поздорову. На что я заметил, что они напали на нас во второй раз, и контракт меняется, а платой могут считать то, что их оставили в живых, – довольно щедро во всех смыслах. Или кто-то не согласен, что его жизнь стоит дорого? Так что не вякайте. Они и не вякали, особенно после того как я демонстративно поправил винтовку.

Проблему представила речка – широкая, быстрая и дико холодная, берущая начало откуда-то с южных снежных гор с местным Эверестом. Купаться в ней как-то сразу расхотелось – собственно, желания такого даже не появилось.

– Не, я в моржи не записывался, – категорично заявил я, пощупав водицу рукой.

Орчанка спорить не стала и смеяться тоже. Видимо, ей тоже не улыбалось плавать в ледяной воде. Так что она с помощью полукровок быстро подготовила площадку и начала шаманить. Побила в бубен, немного попрыгала вокруг костерка, ритмично позавывав в наркотском дыму, и сказала, что в паре километров севернее есть хороший брод.

Супер.

Выглядела она очень довольной. Похоже, ее возможности работы с бубном растут и по мере прокачки будут расти еще больше. Правда, мне ее прокачка обходится дорого… не умеет она еще сдерживаться и гребет сверх необходимого. Сама призналась, когда я от накатившей слабости чуть не свалился с Зайчика, – хорошо Зеленоглазка удержала и обругала шаманку последними словами. Олграна клятвенно обещала сдерживаться.

Но я что-то сомневаюсь. Это все равно что наркоманы против наркотиков. Так что мне надо в этом плане поработать. Может, что и получится. Глядишь, научусь ограничивать отток энергии. А там и до контроля собственной ауры недалеко! Но это если и будет, то не скоро…

Что касается результатов камлания, то брод действительно нашелся. Река разливалась на большой площади, скорость течения падала, а также уменьшалась глубина, едва достигая быкам до их… живота. Что не приводило рогатых парнокопытных в восторг, но куда денешься с подводной лодки? Мычи, но бреди…

За речкой нам спокойно пообедать не дали. Стоило перебраться на другой берег, как к нам вышли сразу три ходячих трупака.

– Солдаты мага, вышедшие из-под контроля, при этом сильно отупев, – пояснила Олграна, готовя какое-то заклинание для окончательного упокоения ходячего жмура.

– Постой, – остановил я ее, – дай винтовку в реальном деле опробовать, на реальных целях. А то дерево не дает полного понимания.

Шаманка кивнула, развеяв свою магию, а я прицелился в ближнего жмурика, тянущего к нам свои ручонки с пальцами-крюками. Реально крюками: когти этим бойцам маг отрастил знатные – уродский чудик в шляпе с улицы Вязов просто плачет от зависти. Видно, оружия у мага на всех не хватило, или еще чего, может, просто для устрашения. С доспехами тоже беда. Но зачем им, простым, как я понял, патрульным?

Я выстрелил. Но одна ледяная игла не произвела на трупак никакого впечатления – он лишь чуть дернулся и продолжил шагать к нам. Тогда я высадил в него очередь на два десятка игл.

Жмур упал на живот и, словно немного подумав, через пару секунд пополз к нам. Наверное, позвоночник ему перебил, болезному.

– Прикольно, – невольно хохотнул я, увидев результат стрельбы.

– Что ты видишь в этом смешного? – удивилась шаманка.

– Ежик ползет… Молочка ни у кого не найдется?

Ползущий зомби действительно походил на ежика из-за вышедших из спины ледяных игл.

Зеленушки, догнав шутку юмора, чуть фыркнули.

– Ладно, пора заканчивать с этим балаганом. Иголки для зомби нипочем, они – для живых ради перевода оных в неживых. Режим на гранато… фаерболы.

Вжух… Ежик занялся веселым пламенем. И чего они так хорошо горят? Ну да, магия…

Вжух, вжух – и остальные два зомбака превратились в ходячие факелы, быстро рухнувшие и догоравшие уже неподвижной кучкой.

– А вот фаерболы их хорошо жгут.

После позднего обеда, перемахнув через очередную сопку, мы неожиданно оказались в возделанной долине. У горы жалась деревушка дворов на двадцать, поле засеяно пшеницей, засажено овощами и всем прочим.

Я осмотрел деревню, выстроенную овалом, в бинокль. Убогое зрелище. Дома, построенные из камня, глины и дерева, больше походили на собачьи будки, низенькие, махонькие, крытые соломой, – ясно, что и пол земляной. Даже не уверен, что собаки стали бы жить в таком убожестве. Жители ходят во всяком сером рванье… Вот они точно воняют будь здоров, тамплиерам на зависть.

– Не думал, что тут вообще кто-то живет, – сказал я удивленно.

– Почему? – в свою очередь удивилась шаманка.

– Ну, маг, его мертвяки…

– Ну и что, что маг, он ведь живым был, не личем, а живым питаться иногда надо…

Вредина, подумал я, перенимает иногда мою язвительную манеру говорить.

– …А мертвяки его как раз охраняли этих разумных, чтобы не разбежались. Я даже думаю, что ему требовалась не столько их продукция, сколько они сами – на опыты и пополнение армии.

– Понятно. Далеко еще до замка?

– Завтра, если таким темпом будем двигаться, к обеду прибудем.

– Черт. Давайте остановимся, поедим нормальной еды, а то от вяленого мяса и всего прочего меня уже тошнит.

– Почему бы и нет…

Подъехав к деревне, наши янычары сорвались с места и начали хватать прячущихся в домах жителей. Молодух стали споро нагибать или раскладывать на земле.

– Стоять! – заорал я. – Это чего вы тут сейчас устроили, а?!

– Так… – попытался что-то мне объяснить глава разбойников – тот, что Али-Баба, но не баба.

Вот же, сколько едем с ними, а я не удосужился даже имени его узнать. Зачем голову лишней информацией забивать? К тому же я не собирался их брать в команду, как это делали иные герои-попаданцы. Ну их…

– Об косяк, а не так! Живо прекратили разбой! Или мне популярно объяснить?!

Я перехватил винтовку.

Полукровки подчинились, вновь зашнуровывая и натягивая штаны, кто успел их скинуть. Быстрые какие.

Орчанку, впрочем, поведение полукровок особо не шокировало – и не такое видывала, – гоблинку тоже не взволновало – ей вообще все до фонаря, что не касается ее напрямую. Один я цивилизованный чел, маюсь правами других человеков…

Хм… про человеков я погорячился. Деревню населяли не пойми кто. Полукровки, в общем, но не только оркочеловеки, хотя этих тут было большинство, а похоже, еще и гномья кровь проявлялась, если судить по низкому росту и бочковатости тела, и даже эльфы, если судить по ушам и стройности.

– Мы в своем праве… – все же вякнул Али-Баба.

– У вас нет прав. Сейчас вы сами моя собственность, до тех пор пока не выполните своих обязанностей по сопровождению нас к замку! Я сюда пожрать приехал, а не смотреть, как вы тут оргии устраиваете, – мне это аппетита не прибавит. Я ясно выражаюсь?! Не слышу!

– Да…

– Замечательно. Разбили лагерь в стороне от деревни – и не шалите. Узнаю – накажу.

Разбойники стали выбираться из деревни, хмуро на меня поглядывая. Ну оно и понятно – такой кайф им обломал.

Хотя, наверное, от них действительно стоило отделаться еще на границе степи. Это раньше они нужны были, чтобы всяких гостей отгонять, а теперь я с этой винтовкой сам кого хочешь прогоню.

– Еще раз так глянешь на меня – глаза выну и в задницу вставлю, – рыкнул я особенно злобно глянувшему на меня чистокровному орку. – И тебе, чтобы узреть мир, придется каждый раз снимать штаны и хорошо нагибаться!

Орк от такой перспективы спал с лица и отшатнулся.


– Благодарю вас, добрый господин, – подошел ко мне с глубоким поклоном один разумный – на вид лет пятьдесят, то есть почти старик по местным меркам, волосы короткие, с сединой, сам суховатый, помесь незнамо кого с кем, но вроде человека, орка и, кажется, эльфа. Вот ни видел я еще эльфов ни разу, но почему-то так подумал.

– Да не за что.

Я достал из кошеля серебряную монетку.

– Лучшей еды, какая у вас есть. И овощей с фруктами побольше. Хлеба, каши, какая есть…

– Простите, добрый господин, мы бы и рады услужить вам, да еще за такую щедрую плату, но вам нужно как можно скорее покинуть эти земли и постараться не пользоваться магией…

– Почему?

– Здесь правит очень злой маг. Если он вас заметит, то пленит, а уж что дальше будет делать – только духам да богам ведомо…

– Спасибо за предупреждение…

– Барбет, ваша милость, меня зовут Барбет, и я староста этой деревни.

– Спасибо за предупреждение, Барбет, но на этот счет можешь не беспокоиться. Нету больше этого злобного мага.

– Ваша милость?! – изумился Барбет так сильно, что его глаза реально стали с полтинник.

– Да-да, несколько дней назад он попытался меня пленить для своих мерзких экспериментов, но, как видишь, я все еще свободен.

– А маг? – с явной надеждой в голосе спросил староста.

И я не стал его разочаровывать:

– Мертв.

– О-о! Вы убили его?!

– Да. Так что держи монету и неси лучшей еды, а то живот уже к спине прилип.

– О чем вы, ваша милость! Какие деньги, мы в неоплатном долгу перед вами, и накормить нашего спасителя – это самое меньшее, что мы можем сделать! Прошу вас…

– Барбет… давай без этого, – неопределенно махнул я рукой. – Я просто защищал свою шкуру, а не вас шел спасать. Так что держи деньги и неси еды. А вам еще от этого спасения достаться может. Мертвяки со смертью хозяина потеряли контроль и сейчас бродят по окрестностям. Мы когда сюда ехали, троих сожгли.

– Не беспокойтесь ваша милость, сейчас все будет! Тарана! Чего стоишь?! Неси все самое лучшее господину и его спутницам!

Девушка, стоявшая в толпе жителей, ловящих каждое наше слово, которую я своим заступничеством спас от бесчестия со стороны того самого орка, метнулась в один из домов.

– А вы несите стол и лавку господину и его спутницам! А по поводу мертвяков – уж от них мы сумеем отбиться, раз за их окончательное упокоение не будет больше наказания от мага – стать таким же неупокоенным.

– А что, бывало?

– Бывало, ваша милость, – кивнул Барбет. – Они и раньше, случалось, выходили из-под контроля мага и нападали, ну и мы их убивали, и если маг прознавал про то, убийцу самого превращал в такого солдата взамен убитого.

– Ясно. И это… молодчики скоро в обратный путь двинутся, – кивнул я на сопровождающих нас полукровок, разбивавших лагерь. – Так что сам должен понимать, они могут довершить начатое, чему я помешал.

– Спасибо за предупреждение, господин, мы учтем это.

– И это… остальные пусть расходятся по своим делам. А то жрать под взглядом стольких глаз – невеликое удовольствие.

– Слышали, что сказал его милость?! – рявкнул на своих односельчан староста.

Жители деревни, оживленно переговариваясь между собой – новость действительно из разряда сенсационных и судьбоносных, – стали разбредаться по своим лачугам.

Вскоре вынесли лавки, стол и нехитрую деревенскую еду. Как я и просил, выставили все лучшее, что только было: овощи, фрукты, кашу ячневую, хлеб грубого помола (ну да он вроде полезнее благородного белого), кувшин вина и кувшин пива. Пиво еще ничего, а вот вино дрянное – брага, одним словом.

– Отлично, хоть немного разбавлю эту вялятину. Садись, Барбет…

Староста остался стоять в стороне.

– Ваша милость?

– Давай не жмись, присаживайся, поговорим о том о сем…

– Как пожелаете, ваша милость.

Барбет присел за стол.

– Ешь, пей, нам всего этого все равно не съесть.

Хотя, глянув на Зеленоглазку, я в этом тут же усомнился. Ела она за десятерых. Если я начал поглощать пищу как три дня не евший каторжанин, Олграна тоже от меня не отставала, то самая маленькая по размерам гоблинка переплюнула нас, вместе взятых! Но ей надо, она ведь не столько сама ест, сколько проглотов в своем животе кормит. А будет их, как я понял, больше одного…

– Благодарю, ваша милость.

– Думаю, сам уже догадался послать гонцов хотя бы в ближайшие деревни, чтобы предупредить? – кивнул я на лагерь степняков-разбойников.

– Конечно, ваша милость…

– Ладно, спрашивай. Вижу же, что любопытство тебя гложет, аж корежит всего.

– Да, ваша милость, – немного смутился Барбет.

Его можно понять. Он принимал меня за благородного, да еще мага, а разговаривать с такими лицами всегда непросто. Да еще им, таким затюканным и запуганным магом.

– Я хотел спросить вашу милость – что теперь станется?

– А чего станется?

– Вы убили мага, ваша милость, стало быть, теперь по праву вы хозяин замка и окружающих земель со всем, что на них есть. Будете ли вы его брать под свою руку или же продолжите путь дальше?

– А что, есть проблемы? – поинтересовался я. – Наследники или там какие другие претенденты есть?

– Да вроде не было у него наследников. А что до претендентов, то как узнают, что замок пуст, – так они завсегда найдутся. Слетятся как мухи на падаль, можно не сомневаться, ваша милость.

Это меня тоже несколько беспокоило. Рано или поздно нас попробуют на прочность – не могут не попробовать. Но действительно: волков бояться – в лес не ходить. А главного волка мы завалили и от остальных, глядишь, отобьемся. Да и деваться по большому счету некуда.

– Грех отказываться от такого имущества, – сказал я, – да еще и добытого в тяжелом бою. Такой подарок богов бывает только раз в жизни.

– Ваша правда, ваша милость, – кивнул староста, на мой взгляд, с облегчением.

Чего это он? Или я ему успел понравиться своими добрыми делами? Вот честное слово, мысли не было таким образом пиариться (разве что подсознательно, очень глубоко подсознательно). А то придет неизвестно кто, всем тиранам тиран, – так прежний хозяин, делавший из них умертвий, будет сущим ангелом восприниматься!

– А тебе какой интерес, Барбет? – все же спросил я, чтобы окончательно разобраться в вопросе.

– Сын у меня там, в замке, ваша милость… одного точно в нежить превратили, видел я его… А второго недавно забрали, может, еще и жив…

– От ты ж… можешь быть уверен, всех узников отпущу. Так что если живой – вернется.

– Благодарю, ваша милость! – бухнулся на колени староста.

– Ладно тебе, дай поесть спокойно…

– Простите, ваша милость… не чаял я его уже живым увидеть, а так хоть вновь надежда появилась! Боги нам вас послали…

Олграна и Зеленоглазка независимо друг от друга синхронно фыркнули. А они чего?

– А вообще много деревенек таких под властью мага было?

– Дюжина всего.

Хиленькое мне баронство досталось… Или как его в данном случае лучше назвать? Домен? Манор? Владение?

Да как ни назови… нищета – она и есть нищета.

Но, может, оно и к лучшему, что так мало населения? Как там наша училка по математике, старая мымра, любила повторять, когда недосчитывалась учеников в классе: меньше народу – больше кислороду…

– И все их население из полукровок?

– Да, ваша милость.

– Кстати, отчего так? – искренне заинтересовался я таким обстоятельством.

– Так дальше, через болота, королевства людей начинаются, ваша милость. А там в последнее время полукровкам житья совсем нет, притеснения, гонения… В глуши вроде еще ничего, а в центральных областях, а тем более в городах, совсем плохо. Если помеси людей и эльфов, людей и гномов еще ничего, их и опознать-то сложно, то вот тех, в ком течет оркская кровь, откровенно гонят. А с недавних пор, как я услышал от одного к нам попавшего беглеца, и убить запросто могут.

– За что? Почему вообще гонения начались?

– Не знаю, ваша милость. Я уже тут родился, и причины мне неведомы… А предки наши сюда, в ничейные земли бежали. Да вот же напасть, маг этот объявился – и нас всех своими рабами сделал. Скольких он извел – не счесть… Деревень-то изначально было больше, и сами они размерами раза в два больше нашей были.

Я понятливо кивнул.

А что касается гонений – да много ли нужно причин, чтобы начать гонения на кого-то, на тебя непохожего? Надо знати спустить пар народным массам, отвлечь от себя, тиранов любимых, от беззакония, самими творимого, вот и придумали врага – иные. Работу там полукровки у них забирают, плодятся как тараканы, и вообще морды не такие.

Но чистых инородцев – гномов, эльфов да тех же орков – только попробуй тронь, сам в зубы получишь, а самых бесправных и слабых, за кого заступиться некому и податься-то некуда, можно и погонять на радость быдлу. Население – оно всегда подобные развлечения любило, а тем более поучаствовать.

– А беглец этот где?

Было бы интересно пообщаться с носителем самой свежей информации об окружающем мире.

– Дык оприходовал маг его, в армию свою… он изначально воем неплохим был, потому и в гвардию попал.

– Понятно. Положили мы эту гвардию… Что ж, благодарствую за еду… Кстати, Барбет, у вас музыкантов хороших случайно нет?

Вспомнил я о своей идее заработка.

– Увы, ваша милость, усладить ваш слух у нас некому. Мой младший еще хорошо играл на дуде, но вот как он сам…

Староста помрачнел лицом. Понятное дело, беспокоится.

Что ж, духовик предположительно есть, если его в ходячего жмура не определили, подумал я. Только инструмент нужно нормальный добыть, а не эти камышовые свистелки.

Теперь еще барабанщика найти, гитаристов пару, или как местные струнные инструменты называются? Кого еще надо?.. Клавишника вроде. Но есть ли у них тут рояли или пианино? В крайнем случае сделаем. Вроде не такой уж сложный инструмент, а вот музыканта под него фиг сыщешь. Будет играть по принципу: не стреляйте в пианиста, он играет как умеет. Беда.

– Сыграет еще… А вообще? В других деревнях есть музыканты?

– То мне неведомо, господин. Да и не до музыки нам было с такой жизнью, ваша милость… – вздохнул староста.

– Понимаю.

– Разве что только теперь?!

Я кивнул. Да уж, угроза стать нежитью исчезла, такое ярмо с шеи спало – отчего бы теперь и не повеселиться от души?!

– Мертвяки! Мертвяки идут!!! – закричал прибежавший к дому старосты мальчишка, пасший невеликое стадо деревенских коз в соседней горной долинке.

Деревня загудела как растревоженный улей. Народ высыпал на улицу. Мы тоже вышли, тем более что подмели все, что лежало на столе. Зеленоглазка едва вышла из-за него, переваливаясь, как утка или там пингвин.

К деревне со склона, у которого жались домики, действительно, то и дело спотыкаясь, спускалось с десяток ходячих жмуров.

– Ну, это не беда. Мертвяки – не русские, и то, что они идут, не страшно, – сказал я, перехватывая винтовку. Жаль только, никто не понял, что я сказал. – Или, может, вы сами развлечься хотите? – кивнул я на ополчение, готовое дать отпор, вооруженное дрекольем: вилами, лопатами, цепами.

– Если вашу милость не затруднит, то… – Староста сделал жест: милости просим.

– Не затруднит.

Я вскинул винтовку и сделал длинную очередь из фаерболов. Мертвяков накрыло точно из автоматического гранатомета. Живые трупаки вспыхнули и опали.

В глазах деревенских я разглядел страх и удивление.

Ладно, пусть думают, что я мага так же положил.

– Ну что ж, часок отдохну у вас – и дальше поеду. А то сразу после трапезы кишки растрясу.


Глава 13 | Попаданец обыкновенный | Глава 15