home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 17

Ссашшиллесса. Вампирша. Королева гнезда и пленница некроманта

Еще сутки… Сколько я уже здесь болтаюсь на цепях?

Проклятье, даже вампирская способность определять прошедшее время отказывает, даром что мы бессмертны и время для нас как таковое в принципе не имеет значения.

Я даже не могу определить, какое сейчас время суток… Для вампиров, особенно для молодых, я уже молчу об обращенных, это наиважнейшее умение. Где бы ты ни находился, всегда точно знать время суток, иначе можно сильно пострадать.

Проклятый маг… Как бы я хотела впиться тебе в глотку и высушить тебя до дна! Но зачарованные цепи мешают. Не порвать. И если бы у вампиров имелся свой бог, я уже давно променяла бы свою жизнь на одну эту возможность! Только лишь возможность!

Впрочем, не уверена, что моя жизнь в таком состоянии многого стоит, чтобы вампирский бог, если бы он существовал, ответил мне на мои мольбы. А остальные боги не ответят – ведь у вампиров нет души… нас просто не слышат и не видят.

Может, и богов вампирских нет, потому как просто нечему обожествляться? Оттого и живем сами вечно? Хотя какая между этим может быть связь? Разве что вампиры подобны богам в вечной жизни… А раз мы существуем в плане смертных и имеем это подобие, то остальное для нас недостижимо?

Да и не верю я в отсутствие у нас души. Мы же не нежить какая-то… И что с того, что она не определяется и невидима привычными способами, изобретенными для людей и прочих рас? Это еще ни о чем не говорит. Мы, вампиры – особая раса во всех отношениях. Наша душа защищена на порядок сильнее, чем у остальных рас, ее просто так не вышибить и не уничтожить, а значит, и не увидеть.

Впрочем, какая разница – есть у нас душа, нет у нас души? Но что еще делать в таком состоянии, когда поделать ничего нельзя, – только размышлять о вечном, на отвлеченные темы. Это все, что мне остается…

И жажда…

О-о, как же меня изводит жажда!!! Проклятый некромант! Куда ты подевался, гнида такая? Ты еще пять дней назад (или уже семь?)… должен был прийти с кормежкой! Ш-ш-ш…

Но что это? Сюда идут… Но нет, не маг с пищей. Тогда кто?! Кто вообще сюда мог попасть без него, кроме этих коротышек?!

Я глубоко вдохнула и сквозь смрад – вот еще одна пытка, я не могу привыкнуть к этому запаху падали, он мне совсем не по нутру, кто бы чего ни думал о вампирах (мы – не обращенные, что иногда доходят до состояния грязных животных, сходя с ума), – почувствовала свежий запах.

Человек! Орчанка! Именно орчанка, а не орк, это я еще могу определить точно. А это кто? Гоблинка?! Вот уж странная компания. И запаха страха нет… лишь брезгливости: они не пленники!

Открылось окошко, и меня даже сквозь спутанные волосы и плотно закрытые глаза, через веки ослепил яркий свет. Не живой огонь от факела и не магия… Что?

Ах-х-ш-ш… клыки выросли на инстинктах, я практически не контролирую себя. Это плохо…

– Пить… – прохрипела я, уже не в силах выносить жажду.

Хоть маг и кормил меня, но держал на голодном пайке, чтобы только-только не дать мне впасть в спячку: еще день-два – и я засну. В таком состоянии он от меня, превратившейся в сухую мумию, ничего бы не получил.

– Воды, живо!

– Нет… не воды…

– А чего? – удивился человек.

– Крови!

Человека вынесло из камеры. Понятно, вампира он увидеть никак не ожидал.

А потом он меня удивил, сцедив собственной крови.

Проклятье! Только не это!!! Чтобы я, королева гнезда… пусть давно и без семьи, подданных и обращенных… стала рабой человека?! Ни за что! Моих сил еще хватит отказаться от крови. Лучше впасть в спячку…

О! Кто бы ты ни был, что ты творишь со мной?! От такого невозможно отказаться!

Кровь пахнет так одуряющее! Он – маг? Нет, я пробовала их кровь, и не раз… это что-то иное! Гораздо более притягательное…

Напрягшись, я посмотрела истинным зрением, вампиры это могут, и чуть не ослепла от сияния ауры!

Рассар!!!

– Ну, чего воображульничаешь? – спросил он недовольно. – Кровь, человеческая, не свиная даже…

Я не выдержала и припала к кружке. О! Какое это блаженство! Кровь рассара! Наверное, я первая из расы вампиров, отведавшая его кровь!

– Извини, закуски нет… Разве что чесночку?

– Откуда ты узнал, человек?.. – спросила я.

Мозги туманило, как бывает с человеком после хорошей дозы крепкого алкоголя. Я едва себя контролировала. А как же, после долговременного голода хлебнуть крови рассара – все равно что человеку выпить натощак кружку крепкой браги. Валит с ног.

– Что узнал?

– Что если дать вампиру свою кровь добровольно, то это делает вампира рабом?!

– Вона как! Олграна, ты что-то слышала об этом?

– Нет…

– Никто этого не знает, – прохрипела я, понимая, что допустила ошибку и проболталась, как неразумное дитя, но уже не могла остановиться. – Это самая большая тайна вампиров. Если уж на то пошло, то о ней даже не все вампиры знают. Ведь разболтать то, чего не знаешь, нельзя. За разумным, узнавшим наш секрет, нашу слабость, позволяющую нас не то что убить, а поработить, начинается охота, а вампира, разболтавшего его, ждет незавидная участь, и даже смерть станет восприниматься с жаждой.

– А я и не знал, – хмыкнул человек.

И я поверила ему. Так притворяться невозможно, да и мои чувства после крови рассара обострились, так что я легко отличала правду от лжи.

– Приказывай, господин…

Но человек усомнился в моей правдивости и привел доводы в пользу такого сомнения, и я вынуждена была признать, что они логичны. Потом шаманка обрядом проверила правдивость слов и подтвердила их.

– Зашибись! – приказал мне человек.

– Я не могу выполнить твоего приказа, господин: как минимум мне сейчас мешают цепи, да и не хотелось бы… – ответила я.

– Это не распоряжение, а так… Что ж, если мы тебя раскуем, ты не будешь никого кусать, убивать, убегать и вообще заниматься вредительской деятельностью?

– Нет.

– Но, может, тебе еще нужно крови? А то стакана, думаю, маловато будет…

– Твоей крови, мне хватит на месяц… рассар.

– Оба-на… а обычно на сколько хватает?

– На три-четыре дня примерно. Крови мага может и недели на две-три хватить, в зависимости от силы. Но это редкое удовольствие.

– Понятно. В общем, сейчас с тебя снимут кандалы, и ты приведешь себя в порядок. И вообще вопрос с питанием такой: нужно крови – приходишь ко мне, и мы как-то решаем этот вопрос. Все ясно?

– Да, господин. Благодарю, господин.

– Зови меня Кирилл. Не нужно этих господинов… а то уже уши вянут.

– Да… Ксиррел…

Человек, немного пожевав губами, приказав меня расковать, ушел. Вскоре действительно появились эти мерзкие коротышки и принялись меня расковывать. Поддержать меня никто не подумал, и я рухнула в собственные нечистоты.

– Твари!

Хотела порвать этих недомерков, несмотря на пожелания моего нового господина, но при всем желании просто не смогла этого сделать. Я не могла даже пошевелиться. Слишком долго я провела в одной позе, и даже у вампиров мышцы затекают…

– Приготовьте мне бочку с водой и все принадлежности для купания…

О-о! Какое же это блаженство – вновь ощутить себя чистой! Правда, для того чтобы это ощутить, пришлось трижды сменить воду и израсходовать три кувшина с жидким мылом, извести кучу мочалок, но оно того стоило.

А уж времени сколько ушло на омовение! Нехорошо заставлять хозяина так долго ждать, можно его прогневить и получить наказание, но и я королева! Так что подождет…

Получив одежду мага – другой тут просто не нашлось, – пошла к странному человеку, мало того что рассару, так еще и дружившему с орчанкой, это вроде бы понятно, бывает, но с гоблинкой?!

Когда попросила свою прежнюю одежду, этот управляющий только руками развел. Сгнила. Сколько же я тут томилась, что даже одежда сгнить успела!..

И вот я предстала пред очами рассара, возлежавшего со своими спутницами. Ну и человек…

Глаза, отвыкшие от света, сильно слезились.

– Надень на глаза, легче будет, – бросил мне человек странную штуку с темными стеклами.

Я надела.

– Благодарю… действительно легче…

– Присаживайся, – указал Ксиррел на кресло перед кроватью, – и давай продолжим начатое в темнице знакомство. Свое имя я назвал, а это мои… подруги Галлогала и Олграна, а как звать тебя?

– Ссашшиллесса, я – королева гнезда… – представилась я и откинула капюшон.

Человек чуть изменился в лице, среагировал на мою внешность, а потом неожиданно для меня, да и для его подруг, покатился от хохота.

Чего такого смешного я сказала?! Да, у меня нет гнезда, но это не отменяет моей сущности!


Человек смеялся долго, аж скрючился весь… сипел, хрипел, то и дело пытался что-то сказать, но его душил смех.

– В-вы… з-знал-ли?! – кое-как наконец выдавил он из себя, все еще содрогаясь от приступа смеха.

– Что? – спросила орчанка.

– Ч-что она ж-женского р-рода?

– Ну да… мы думали, что ты тоже понял…

Гоблинка кивнула.

– Ох-х… не могу! – вновь засмеялся человек, а потом сказал странное: – Рыбак рыбака… ненавидит издалека…

Утерев выступившие слезы, человек принял более удобное положение, опершись спиной о спинку кровати.

– Ф-фух… извини меня, Ссашши-ллесса… – так искренне извинился человек, что я его тут же простила, хотя готова была уже наплевать на подчиненное положение и убить его за оскорбление. – Кстати, по поводу имени: сложновато оно для меня. Язык заплетается. Есть какое-то укороченное?

– Нету.

– А если я буду звать тебя Саша?

– Как будет угодно господину.

– Давай без этого, – неопределенно махнул рукой человек. – Не нравится – так и скажи.

– Я не против… – ответила я, подумав.

В конце концов, он не издевается надо мной, сокращая имя. У людей вообще так принято. Они друг друга вообще по кличкам часто зовут, как собаки какие-то.

– Хорошо. В общем, так, Саша, давай расставим точки над «ё»…

Я не поняла.

– Забей, – отреагировал человек на мое невольное выражения недоумения. – Это такая буква…

– Что забить? – совсем запуталась я.

– Забей на «забей»… тьфу ты, блин… не обращай внимания. Итак, мне нужно понять, как с тобой быть. Как ты поняла, прежний хозяин скоропостижно скончался, оставив мне этот замок в наследство…

Я кивнула. Глупо думать иначе. Про наследство – это конечно же юмор. Человек, похоже, вообще любит некоторую иносказательность, игру слов.

– Всех пленников я отпустил, но ты – несколько иная категория.

И вновь я кивнула. Полагать иначе еще более глупо. Я – королева. И вампиресса. Высшая!

– Твои предложения?

– Отпустить ты меня не можешь? – насупилась я, ожидая однозначного ответа, и вопрос задала, просто чтобы окончательно в этом убедиться.

– Почему? Могу… Мои подруги так и вовсе всеми руками за подобный исход…

Вот тут меня этот человек удивил по-настоящему. Кто же в здравом уме и твердой памяти откажется даже от простого вампира-раба?! Даже от обращенного, не говоря уже об истинном, да еще высшем?! Это же такие возможности! Вампиры – лучшие солдаты этого мира, особенно истинные. Быстрые как молния, выносливые, трудноубиваемые.

Мало кто может потягаться с нами в открытой честной схватке. Разве что эльфы да лучшие из лучших из людей, по брови накачанные различными эликсирами скорости, выносливости и жизни! Ну и паладины конечно же…

А может, он как раз сумасшедший? Вон и гоблинку с орчанкой сделал своими подругами … Сумасшедший рассар – это опасно, и быть его рабой еще опаснее, мало ли что взбредет ему в голову. Но на сумасшедшего он не похож… видела я их за свою жизнь во всех проявлениях.

– …Я вообще противник какого бы то ни было насилия и рабства во всех проявлениях. Потому ты как рабыня мне не нужна. Да и как нерабыня тоже, – добавил человек, попеременно покосившись на своих подруг – на гоблинку, на орчанку. – Но вот как свободная особа ты мне неподконтрольна, а зная твою природу – опасна. Мне нужны лишь определенные гарантии безопасности себе, моим подругам и окружающим меня разумным, в том числе деревенским жителям моего… хмм… баронства. А то, знаешь, не хочется однажды проснуться и обнаружить, что ты уже мертв и надо засыпать теперь навсегда. А не хочется…

Его подруги фыркнули.

– Ну и охотиться потом за тобой, бегая по горам, когда ты кого-то куснешь, тоже настроения особого нет.

Я в свою очередь смеяться не стала. Рассар есть рассар. Все их возможности неизвестны. Вполне может выследить даже высшего вампира и убить. Кто знает? Такие случи неизвестны, так что недооценивать его как противника нельзя. Вот и некроманта этого как-то ведь убил, хотя в магии они не сильны. Может, шаманка подсобила?

– Я могу дать такие гарантии…

Человек повернулся к орчанке-шаманке с немым вопросом. Та кивнула.

– Отлично. Сегодня Олграна уже не в форме, так что завтра дашь такие гарантии – и скатертью дорога на все четыре стороны – тебя никто не держит и ты не задерживайся.

– Но… я хотела бы остаться, – сказала я, прежде подумав.

– Зачем это?

– Мне нужно некоторое время, чтобы набраться сил… – ответила я.

Человек легко усмехнулся. Почувствовал, что я сказала не все – не солгала, хотя до лжи недалеко: сил сейчас у меня полно, – а именно недоговорила. Он – рассар, с ним не стоит играть в словесные игры, он почувствует ложь, так же как и высший вампир. Но спрашивать ничего не стал. А то я не знаю, что пришлось бы говорить. Я действительно хотела остаться не только и не столько для того чтобы набраться сил, сколько в надежде вновь отведать его крови… Это… что-то с чем-то!

– Кстати, за что некромант тебя держал в камере? – спросил человек, сам уходя от опасной для меня темы.

– Ни за что.

– Как это?

– Я требовалась ему для экспериментов…

– И что он делал?

– Не знаю. Он просто приходил и, покормив, забирал у меня немного крови. А что он с ней делал, я не представляю.

– Как же он тебя вообще поймал?

– Обманом, конечно, – скрипнула я зубами от ненависти. – В королевствах людей как-то началась целенаправленная охота на нас… начали разорять наши гнезда.

– А до этого что, не трогали?! – искренне удивился человек.

– А чего нас трогать? – в свою очередь немало удивилась я.

– Ну как же, вампиры, нападаете на людей, выпиваете досуха…

– Кто тебе сказал такую чушь?! – возмутилась я. – Сколько прошло лет? Какой сейчас год?!

– Семь тысяч двести третий от пришествия Ольера, – ответила орчанка.

– Двадцать шесть лет… – пробормотала я. – Теперь понятно, что люди насочиняли о нас столько всяких небылиц… люди всегда имели очень короткую память.

– А если поподробнее? – попросил Ксиррел.

– Ни на кого мы просто так не нападали… Мы вели вполне обычную законопослушную жизнь. Немного затворниками в своих гнездах – замках, но это понятно: свет нам неприятен, даже высшим, что уж говорить об обращенных, вообще сгорающих на солнце. Да, нам нужна кровь, но мы никогда не охотились на людей, как на зайцев… может, в далекие темные времена, еще до пришествия Ольера… может, кто-то из старейших еще помнит те времена.

– А обращенные? – спросил человек с легкоуловимым подтекстом.

– Как правило, преступники, – не стала я отрицать. – Мы выкупали их – и они становились нашими слугами, солдатами.

– Что, совсем не было причин для нелюбви? Быть такого не может…

– Конечно, время от времени случались эксцессы, у всех есть свои преступники, были они и среди нас, еще чаще срывались обращенные, несмотря на все проведенные ритуалы контроля, но мы всегда быстро разбирались с ними…

– Просто вы другие, и ваши даже обычные преступления рассматриваются с большим пристрастием.

– Да. Думаю, причиной последних гонений стало преступление одного обращенного… за ночь он с особой жестокостью убил больше десятка человек. С тех пор началось… Люди разорили десятки наших гнезд, в том числе и мое. Я с остатками своей семьи вынуждена была покинуть королевство и уйти в горы. Здесь меня нашел и предложил службу некромант, будь он проклят… Но это оказалась ловушка. Всех обращенных он убил сразу. Истинные протянули лет десять – тогда он очень активно занимался своими экспериментами и лил нашу кровь очень обильно. В конце концов, осталась только я… высшая.

– Сочувствую…

– Благодарю, Ксиррел, – склонила я голову.

– Что ж, подбери себе понравившуюся комнату, да, две ближние заняты… и спать. Хотя о чем это я? Ночь для вампиров – день для людей, да?

Я кивнула.

– Кстати, а это правда, что вампиры не отображаются в зеркалах?

– Что за чушь! Чего только люди не придумали о нас за столь краткое время! Отражаемся мы… Скорее всего, это заблуждение пошло от того, что не отображается в амулете под названием Око, его еще называют зеркалом из-за формы, наша душа из-за отсутствия таковой. Вот и переврали – и пошла гулять небылица.

– А как насчет осины, серебра и чеснока?

– А что с ними? – не поняла я.

– Ну, дескать, они наиболее опасны для вампиров. Их этим легче убить.

– Да ничего подобного. Вот хладным железом или зачарованным мифрилом – это да…

– А как насчет перехода в туман? По-моему, это как раз самая большая небылица…

– А вот и нет, – грустно усмехнулась я. – Это могли делать древние вампиры…

– А нынешние?

– Увы…

– А почему?

– Не знаю… многие знания были потеряны во время Войны.

– Какой войны?

Я с удивлением уставилась на человека. Всем известно, о какой войне идет речь, когда говорят просто: Война. Кто он такой, если не знает прописных истин? Или за двадцать шесть лет так все сильно изменилось?!

– Той самой…

– Но почему?

– Во время Войны архимаги и паладины убили всех высших, способных на переход в туман. Просто некому стало инициировать других высших.

– Но как-то же те, самые первые, высшие появились…

– Да, но мы не знаем как, и не знаем, как повторить самопроизвольную инициацию. Поверь, опытов проводилось очень много. А сколько высших погибло во время них…

– Ну ладно, – кивнул рассар, – иди займись чем-нибудь, а нам баиньки пора. Хотя постой, последний вопрос…

– Да?

– Ты, случаем, на каком-нибудь инструменте играть не умеешь?

– Да практически на всех! – усмехнулась я.

– Вот это удача! – отчего-то обрадовался человек. – А петь? Как голос?

– Сейчас не очень, еще не восстановился, но раньше он считался весьма неплохим. Впрочем, как и у всех высших.

– Еще замечательнее!

– Ты хочешь сделать меня придворным менестрелем, певицей?! – удивилась я, не зная даже, обижаться на такое предложение или нет. Я все-таки королева!

Рассар, что с него взять!

– Нет… Но ведь нахождение здесь тебе надо будет как-то отрабатывать, у тебя все равно ничего нет, так что для тебя будет непыльная работенка!

Его подруги чему-то усмехнулись.

Что ж, он прав: будь я хоть трижды королева, но отрабатывать проживание надо.

Поняв, что продолжения больше не будет и я свободна, встала и покинула спальню человека.

Что ж, могло быть и хуже… намного хуже.

А что касается отдыха, то уснуть сегодня я при всем желании не смогла бы. Меня всю распирало от энергии, хотелось бегать аж по потолку! Кровь рассара и запах свободы – гремучая смесь.


Олграна. Шаманка

Обнаружение в казематах замка вампирши оказалось большой неожиданностью. Еще большей неожиданностью стало то, что Кэррэл, сам того не подозревая, поработил, добровольно дав испить ей своей крови, как выяснилось позже, не просто вампиршу, а высшую, да еще и королеву гнезда, правда, без самого гнезда, что к лучшему.

Замок произвел на Кэррэла неизгладимое впечатление своей монументальностью и неприступностью. С наскока его не взять, и он согласился, что это самое безопасное место, которое только можно представить. Осталось решить некоторые мелкие бытовые вопросы – и можно начать… прокачиваться.

Но вот что касается вампирши… Лучше бы от нее отделаться. Красивая к тому же… внешне люди и вампиры почти ничем не отличаются, и неудивительно, что Кэррэл на нее явно запал. Но, к моему удивлению, человек согласился от нее избавиться, сделав свободной, если та покинет нас, дав магические гарантии.

Я испытала большое облегчение… только с чего бы это? Какое мне вообще дело до того, будет здесь вампирша или ее здесь не будет? Это гоблинке надо беспокоиться, это у нее любофф, а мне нужно только одно.

Или… Я невольно прислушалась к себе – как говорит человек: любовь зла – полюбишь и козла. Но потом резко бросила это занятие. Еще чего?! Да ну все к демонам!

И кроме того, как выяснилось, мое облегчение было преждевременным. Эта клыкастая кровососка попросилась остаться в замке. Видите ли, ей нужно набраться сил!

Ага, как же, сил ей надо! Вон как ее всю распирает от крови рассара! Это уже не просто желание насытиться, утолить жажду, это… это мне знакомо. Просто она получает кайф от крови, а я от – переизбытка энергии на аурном уровне.

Впрочем, какое мне дело?! Сумеет выпросить крови у Кэррэла – ну и пусть ее кайфует от крови. А мне дела нет… нет дела. Главное, чтобы в постель не залезла, иначе мне меньше достанется… Гоблинка – та выбыла из игры как минимум еще на три месяца, и этим временем я должна воспользоваться на полную катушку!

Вот вампирша ушла.

– Думаю, сегодня киносеанс отложим, – сказал Кэррэл.

– Конечно, – с готовностью согласилась гоблинка.

Я только кивнула.

– Кстати, Олграна, а ты только на бубне играть умеешь или еще и на нормальном барабане сможешь? А лучше сразу на нескольких…

– Не знаю…

– Это мы проверим! Слух у тебя определенно есть… Сделаем барабаны и проверим! Итак, потенциально у нас есть духовик – сын старосты деревни Барбета, ты – барабанщица, вампирша пусть будет гитаристкой и певицей, если не врет насчет голоса. Остается найти еще одного гитариста и клавишника. Вампирша может научить играть на гитаре… Зеленоглазка, может, ты попробуешь? Все занятие будет…

– Почему бы и нет, – согласилась гоблинка.

Она на все согласна, лишь бы угодить Кэррэлу. И куда только делась ее гордость потенциальной верховной матери?

– Отлично. В крайнем случае вампирша научит еще кого-нибудь играть на гитаре, а сама обучится на пианино тренькать. Вот и группа! Несколько месяцев на репетиции – и можно начинать записи делать! Кстати, какую войну имела в виду вампирша?

– Семь тысяч лет назад случилась большая война, и случилось так называемое пришествие Ольера. Полубога… Тогда, кстати, и появились Проклятые земли. А вот кто с кем воевал и почему, тут я не в курсе.

– Ладно, потом как-нибудь узнаем… Все, спать.

Человек сбегал в уборную и, скинув одежду, завалился в кровать.

Наши с гоблинкой спальни были еще не готовы, так что пришлось остаться у Кэррэла. Впрочем, гоблинка была совсем не против, ну и мне особо стесняться нечего… даже необычно как-то… и энергию от его ауры получаю даже так, всего чуть-чуть, как бы собираю то, что свободно истекает, не то что во время близости, когда я целенаправленно выкачиваю, но и это дает заряд.

Хм… пожалуй, надо ввести такие ночевки в привычку. Буду получать энергию каждую ночь и от близости, и просто от сна рядом.


Галлогала. Гоблинка

Плевать на вампиршу. Одной больше, одной меньше…

Да, раньше бы я так не подумала, и орчанка тому пример: чуть не убила ее. А сейчас… я все равно не в состоянии его приласкать, так пусть это делает другая, а орчанка это будет или вампирша… без разницы.

Главное, что он отец наших детей, он меня любит, я это чувствую, и наши дети будут расти в безопасном месте, где им ничто не будет угрожать.

Главное – дети…


Глава 16 | Попаданец обыкновенный | Глава 18