home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 20

Ссашшиллесса. Вампиресса

Мне нужна его кровь!

Ксиррел не обманул и освободил меня от рабства, в которое заключил по незнанию, дав выпить своей крови, даже узнав все возможности истинного высшего вампира. Он вообще, как видно, тяготится тем, что кто-то находится в его власти, особенно под принуждением. Чего только стоят его думы о том, как бы избавиться от рабского труда огров. Да и с жителями деревень связываться явно не хотел, но пришлось.

А вот что меня удивило по-настоящему – так это отсутствие у него меча, хоть какого-нибудь. Ладно бы он был простолюдином, но ведь манера поведения, явная образованность говорит, что он из благородных, а значит, должен уметь владеть оружием. А у Ксиррела из оружия только магический артефакт, который он называет странным словом «вин-тоофф-каа». Но этому тоже нашлось объяснение – оказывается, он иномирец, а у них мечи давно не в ходу.

И такого шанса подобраться к нему поближе, так сказать, войти в ближний круг я упустить не могла и предложила свои услуги в качестве учителя фехтования. А то я все никак не могла найти причину остаться с ним на длительный срок. Силы уже восстановила, вроде бы пора и честь знать… А надо остаться… его кровь… она мне нужна!!!

Он, конечно, странный человек, даром что иномирец, как выяснилось, но вряд ли его странность распространяется так широко, что он согласится просто так снабжать меня своей кровью. Нужна очень веская причина…

А став учителем боя на мечах, я такую возможность-причину получила! Ведь обучиться фехтованию – это не пару десятков аккордов выучить, тут время нужно! Много-много времени! И его кровь станет его платой за мое обучение!!! А я воительница не из последних, такого учителя, как я, еще поискать надо, да и то вряд ли найдешь. Тем более здесь! Орчанка-шаманка в этом плане мне не конкурентка. Они больше по магии.

А вот и мертвяки. Винтовка в руках рассара-иномирца оказалась действительно грозным оружием – теперь понятно, почему он возложил все надежды на нее. В итоге почти полсотни мертвяков не составили для нас проблемы. Я, собственно, только едва разогреться успела.

– Справа! – вдруг крикнула орчанка, и я увидела, как Ксиррела сбила с ног гончая Проклятых земель.

Откуда они тут?!

Но тут стало не до раздумий, на нас тоже налетели еще две гончие, и пришлось вступить в ожесточенную схватку. Спасибо мертвякам. Все же я с ними действительно успела разогреться, а то гончая вполне могла меня достать, и я принялась ее рубить. А убить это сущее проклятие Проклятых земель не так-то просто. Броня у них что надо.

А вот Ксиррелу явно не повезло. Гончая схватила его за руку и давай валять по земле как куклу. И не помочь ему никак! Со своей бы тварью разобраться. Шаманка тоже занята.

Проклятье, неужели рассара вот так просто сожрут?!

Вдруг его гончая полыхнула ярким разноцветным пламенем, и ее разнесло на множество кусков!

Как?! Что произошло?! На них ведь не действует магия! Вон шаманка ничего не может сделать даже чистой силой!

Как бы то ни было, смерть одной гончей очень сильно ударила по оставшимся, их словно оглушило, и это в свою очередь дало нам с шаманкой возможность с ними разделаться, нанеся смертельные ранения в глаза, доставая мозг.

– Ксиррел! – бросилась я к рассару.

– Кэррэл! – тоже с криком кинулась к нему шаманка.

Раны человека оказались кошмарными. Под лохмотьями одежды и не менее разлохмаченной плотью виднелась кость. Сломанная к тому же. Удивительно, что его рука вообще на месте, а не оторвана к демонам. Хотя, кажется, до этого было уже недалеко.

Я от запаха его крови чуть не сошла с ума. Клыки сами вылезли на рекордную длину. Мне даже рот пришлось приоткрыть, чтобы не прокусить себе нижнюю челюсть!

Бах!

Мою голову сотрясает мощный удар, так что меня чуть не валит на землю.

– Сумку мою неси, дура кровососущая!!! – кричит мне орчанка.

Опомнившись, стремительной тенью кидаюсь к вещам. Шаманка в этот момент что-то бубнит, поводя руками над раной рассара.

Получив аптечку, орчанка стала быстро работать специальными инструментами над раной Ксиррела, складывая его разорванные мышцы друг к другу и воздействуя на них своей силой, тут же заживляя. Давалась ей такая быстрая и очень эффективная работа нелегко, но она справлялась.

Сильная шаманка, с уважением подумала я. Очень сильная… Впрочем, неудивительно, учитывая, как и от кого она получает эту силу, хмыкнула я, почти окончательно приходя в себя.

Но пока шаманка шаманила над раной, сосредоточившись только на своей работе, я не удержалась от того, чтобы незаметно не прихватить несколько лоскутков ткани, пропитанной кровью рассара. Один кусочек даже положила под язык.

О-о-о!!!


Кирилл. Попаданец, у которого и третий блин вышел комом

Очнулся я днем, когда солнце стояло в зените, на той же полянке, где со «зверушками» сражались. Вопрос только в том, сколько дней я так провалялся. Но все можно узнать – вон мои спутницы рядом возятся по хозяйственным делам, почувствовали, что я очнулся, и повернулись ко мне.

– Привет… долго я так бревнышком лежу да на солнышко гляжу?

– Да нет, всего ночь да полдня, – ответила орчанка.

– Это действительно недолго, – согласился я и осторожно пошевелил обгрызенной чудовищной тварью рукой, ожидая чего угодно, вплоть до того, что руки у меня там и нету вовсе.

Удивительно, но ни боли, ни даже неприятных ощущений я почти не почувствовал, только слабость. Рука с трудом сжималась в кулак. Главное, что она на месте!

И чего, собственно, удивляться? Магия-шмагия. Да сам я рассар как-никак.

– Это пройдет. Руку надо только разработать, – сказала шаманка.

– Это понятно. Хорошо, что вообще на месте осталась… спасибо.

– Да не за что.

Вампирша принесла мне чашку с отвратным на вкус отваром, который пришлось выпить, давясь и кривясь.

– А что это за твари такие?

– Гончие Проклятых земель, – просветила меня Ссашшиллесса.

– Судя по названию, ареал их обитания – Проклятые земли, – заявил я с умным видом. – Вопрос: что они тут забыли?

– Иногда они покидают свою территорию, – сказала Олграна. – Проклятые земли ведь совсем близко. Иногда их подчиняют себе маги. Возможно, эта троица тоже находилась на поводке у некроманта, а когда мы его кокнули, осталась резвиться тут.

– Как же они вообще тут всех в округе не порвали на кусочки?!

– Гончие охотятся за Силой, за разумными с Даром и поглощают этот дар… – пояснила вампирша. – Остальные их интересуют мало. Разве что тупо как питание для поддержания жизни, а не развития. Так что они в этом плане отличные охотники на ману. Настоящее проклятие для магов, идущих на поиски артефактов в Проклятые земли.

Тут я вспомнил, как покусавшая меня тварюшка трансформировалась под воздействием моей крови. Это во что же они превращаются со временем?! В каких-нибудь трехголовых церберов размером со слона? Жуть!

– Они, как я видел, почти не реагируют на магию, – сказал я, глянув на шаманку.

– Это так, – кивнула Олграна.

– Мою зверушку разнесло…

Олграна понимающе хмыкнула, вампирша тоже улыбнулась – видимо, орчанка успела просветить ее, как я разделался с некромантом.

– …А что, если сделать доспехи из кожи двух оставшихся гончих? Вы ведь их не уничтожили совсем?

– За кого ты нас принимаешь?! – дурашливо возмутилась шаманка. – Пока кое-кто прохлаждался с пустяковой раной, бедные слабые женщины вынуждены были заниматься грязной и трудной работой по свежеванию этих вонючих туш…

– Мы действительно сняли броню с гончих, – сказала вампирша. – Так что на комплект доспехов хватит. И доспехи из брони гончих действительно будут хорошей защитой от магического воздействия. Они пользуются популярностью у различных искателей приключений.

– Особенно если их зачаровать…

– Чего хотите за свои трофеи? – спросил я.

Очень уж мне захотелось иметь доспех из кожи этих гончих. Иголки только оборвать… Хватит голышом по этому весьма негостеприимному миру бродить. В следующий раз могдохнуть можно!

– Я хотел бы их выкупить на доспех.

– Они и так твои, – усмехнувшись, ответила орчанка. – Что нам надо, мы и так получаем. Пора и тебе хоть что-то от нас получить.

Вампирша кивнула.

Ну и ладно – как говорится, дают – бери… Тем более что мне, по сути, сейчас нечем им заплатить. Меня и так обирают как липку. По крайней мере шаманка… Но если с шаманки я получаю хоть физическую усладу в ходе процесса обирания меня, то от вампирши вообще ничего.

– Плохо то, что их кожу нужно отдать в обработку не позднее чем через сутки после забоя, – заметила вампирша. – Иначе она станет просто непригодной для использования.

– Да, жалко, что пропадет, – опечалился я.

– Кто сказал, что пропадает? – удивилась шаманка. – В деревне живет кожевник. Не великий мастер, конечно, но его умений хватит. Сейчас я сниму с тебя мерки и отвезу кожу в деревню.

– Он еще слишком слаб для поездок, – сказала вампиресса.

Я сейчас действительно вряд ли смог бы долго просидеть в седле.

Что касается быков, то они, если судить по грязным рогам, тоже в стороне от битвы не остались и кого-то накололи. Боевые монстры…

– Никто и не говорит, что мы должны ехать все вместе, я одна быстро съезжу. Заодно и проконтролирую начальные работы – покажу, что и где надо резать.

Шаманка действительно приблизилась ко мне с мерным шнурком и, скинув одеяло, под которым, кроме меня, ничего не оказалось, начала бесцеремонно обмеривать.

Хорошо, что не измерила то, что ниже пояса…

Кстати, хана моей камуфляжке пришла: от правого рукава одни лоскуты остались. Разве что жилетку теперь сделать, а второй рукав на заплатки со временем пустить.

Хотя чего это я ерундой страдаю? Я тут с некоторых пор не хухры-мухры, а владетель. Мне положена нормальная одежда, а не штопаные-перештопаные камуфляжки. Разве что как память оставить…

Обмерив, меня вновь укрыли.

Взгромоздив добычу на грузового быка, Олграна вскочила на своего Буруна и двинулась в деревню, с усмешкой бросив:

– Не шалите… Буду завтра к вечеру.

Орчанка уехала, а я остался лежать под деревцем. Вскоре ко мне с чашкой чего-то съестного подсела Ссашшиллесса.

– А где трупаки? – спросил я, а то обедать, когда кругом эти тела, как-то не в кайф.

– Шаманка утром спалила.

Я кивнул и принялся есть, иногда искоса поглядывая на вампиршу. Что-то мне не нравилось в ней… Вроде милая девушка, если не считать, что кровососущая в прямом смысле этого слова, а не только в переносном…

Ноздри! Как они трепещут!

Я аж подавился.

– Ссашшиллесса… – произнес я, откашлявшись, даже и не зная что сказать.

Мне реально не по себе стало. Загрызет ведь счас, несмотря на клятвы! Один на один с ней остался!

– Тебе ведь моя кровь нужна?

Вампирша, похоже, опомнившись, чуть отстранилась назад и медленно кивнула.

– Д-да…

– Прямо сейчас?

Вот же еще одна наркоманка на мою голову, мысленно возопил я. То Олграна меня опустошала на энергетическом уровне, не в силах совладать с собой, но с ней хоть худо-бедно разобрался. То теперь, похоже, у вампирши крыша едет от моей рассарской крови. А с ней как быть?!

– Н-нет… тем более что ты сейчас ослаблен, потерял много крови ночью…

– Тогда в чем дело? Ты меня, признаться, несколько… пугаешь, – все же признался я, хоть и считал, что признавать свою слабость и тем более страх перед женщинами, да еще от самих женщин, нельзя.

– Н-не знаю, Ксиррел… Тут что-то другое… – прошипела вампиресса, рывком снимая мои солнцезащитные очки.

Зрачки ее пульсировали… И это тоже вводило меня в ступор. Точно гипноз.

– Я сама не могу разобраться в том, что со мной происходит… нет, я больше не могу!

И прежде чем я успел хоть о чем-то подумать, не говоря уже о том, чтобы сделать, ну там отскочить или как-то защититься, вампиресса оказалась на мне, припечатав мою тушку к земле.

Ну а дальше… дальше, думаю, объяснять не стоит.

«Кто-то говорил, чуть ли не клялся, что в третий раз сам полезет», – как всегда в самый неподходящий момент с едким уничижительным комментарием вылезло мое второе «я».

Это не считается!

«Это почему же?»

Потому! И вообще она вампиресса!

«И что? Чем она хуже других? Все на месте, и красавица каких поискать».

И вообще, когда я говорил о третьем разе, я имел в виду человеческую женщину!

«Э-эх… братуха, с такой житухой неизвестно, увидишь ли ты вообще когда-нибудь человеческих женщин. В ближайшее время, которое, возможно, растянется на годы, ты в землях людей не побываешь. Так что довольствуйся теми, кто есть под рукой».

И вообще, я слаб, отмахнулся я от ироничных замечаний своего второго «я». После ранения! Я не то что на женщину, а, образно говоря, даже на коврик залезть не смогу…

«Ну, судя по вампирше, про слабость мог бы и не заикаться… Вон как ее всю распирает, того и гляди, орчанка на ее вопли вернется, подумав, что ее кто-то без ножа режет».

Тьфу на тебя!

Мое второе «я» истаяло с конским ржанием.

А вампиресса… может, они и потенциальные бессмертные, но в плане затрат времени на удовольствие они действительно оказались правилом из исключения. Ну и слава тебе Господи! А то заездили…

А может, все дело в хм… длительном, очень длительном воздержании? Больше двадцати лет все же в камере провисела. А я тут, по сути дела, оказался единственным более-менее достойным кандидатом для удовлетворения естественной потребности. Не с полукровками же ей, королеве гнезда, тем более что я весь из себя такой рассар, да еще владетель…

Впрочем, я быстро выбросил все эти мысли из головы, подумав: а не кастрирует ли меня орчанка, когда прознает? А она прознает, как в свое время прознала гоблинка, от этого никуда не деться… А то в последнее время очень уж она странно себя ведет, все ее из крайности в крайность бросает…

«Не кастрирует, – вновь вылезло второе «я». – А то как она энергию из тебя, такого ущербного, качать станет?»

Ну, ведь есть другие методы…

«А если ты рассаром после такой специфической операции перестанешь быть?! Вдруг тут все взаимосвязано!»

Да иди ты… взмолился я.

«Уже ухожу!..»


Ссашшиллесса. Вампиресса, «потерявшая голову»…

О-о! Я как будто заново родилась! Даже первые признаки подступающей жажды, возникшие после боя с гончими, пропали!

Хорошо, что, как говорит человек, мы расставили точки над этой странной буквой «ё», что, как я поняла, зачастую заменяет человеку ненормативную лексику.

Но что со мной произошло? – недоумевала я, свернувшись под одеялом рядом с Ксиррелом.

Вряд ли это из-за долгого воздержания. Вампиры могут с легкостью обходиться без близости сотни лет, ведь мы бессмертны. Остается только гадать и все списать на инстинкты. Мне от него что-то требуется, но я не осознаю, что именно. Это как у кошек, которые вдруг начинают есть траву, – так они восполняют недостающие им вещества. Вот и у меня что-то подобное…


Олграна. Орчанка, шаманка, изводимая странными и неожиданными для нее мыслями

Я чуть с ума не сошла, увидев, как пал Кэррэл! Проклятые гончие, откуда они вообще тут появились? Мы слишком далеко от Проклятых земель…

Может, натравил кто-то?!

Мысль, если подумать, не такая уж и дикая. Кто-то узнал, что у замка сменился хозяин, и решил убрать его исчадиями Проклятых земель, не вступая в личную схватку. Не порвут гончие – значит, на этих основаниях можно оценить силу соперника и подготовиться на порядок лучше… Да, такой вариант тоже не стоит сбрасывать со счетов, хотя и рановато для подобных… разборок.

Но, к счастью, рассар оказался жив. Какое же я испытала облегчение! Живой! Только сознание потерял, но это и неудивительно при такой ужасной ране. Рука сильно потрепана, но с теперешними моими возможностями заживить такую кошмарную рану не составило особых проблем. А раньше пришлось бы ампутировать.

Убедившись, что с моим Кэррэлом все в порядке…

Моим?..

Подобная мысль сбила меня с толку, и я даже замерла на месте.

«В каком смысле твоим?» – с ехидцей спросил меня мой внутренний дух.

В прямом! Это мой рассар!

«Ой ли?! То-то ты с таким криком бросилась к нему! А с какой нежностью его обхаживала, пока он валялся в беспамятстве…»

А как же! Если он погибнет, мне не стать самой великой шаманкой Степи!

«Ну-ну…»

Бр-рысь!

Подобные размышления не доставляли мне удовольствия, и я поспешила отвлечься, тем более что у меня еще много работы. Надо, например, сжечь мертвяков.

А еще шкуру с этих гончих снять. Хоть какой-то с них прибыток. От напавшей на рассара ничего не осталось. Опять выстрелил своим осветительным фаерболом с мифриловой начинкой!

Вампирша поинтересовалось как раз тем, как это Кэррэлу удалось победить гончую, если ее магия не берет. Я рассказала.

Вампирша еще эта… и взглянула искоса с неприязнью на Ссашшиллессу. Тоже ведь на Кэррэла как рассара какие-то виды имеет. Кровососка. Но тут много гадать не надо: крови ей надо… ничего больше. И слава духам.

Опять не о том думаю! И какое мне, собственно, дело до того, чего ей надо – крови или чего больше?!

Никакого!

«Ага, ага…»

Брысь, я сказала!!!

Может, убить ее? На ее счет я никаких клятв не давала. Правда, убить высшую вампиршу не так просто, как гоблинку. Тут еще неизвестно, кто кого прибьет…

Наконец гончие разделаны. Вампирша попробовала их кровь на вкус и едва отплевалась. Ядовитая.

Кэррэл пришел в себя только в середине дня, и его рука практически исцелилась, просто была еще слаба, да и сам он далек от оптимального состояния, но это ненадолго. Скоро он полностью восстановится: мало того что у него отличный амулет здоровья, – так он сам рассар.

Зашел разговор о шкурах гончих. Кэррэлу очень захотелось сделать из них себе доспехи, и мы с вампиршей эту идею полностью поддержали. Нам-то не надо, а ему не помешает наконец получить нательную защиту, а то ходит словно голый. Будь на нем хотя бы простой наруч – может, и не дошло бы до такого ужаса.

Шкура скоро пропадет, так что надо поспешить доставить ее кожевнику.

Но как же не хочется оставлять Кэррэла с этой кровосоской!

«А почему?!» – вкрадчиво так поинтересовался мой дух.

Нипочему! Отстань!

Я стала собираться с удвоенной энергией. Мне нет никакого дела, даже если они… мне нужна только его мана…

«Конечно-конечно…»

До деревни добралась быстро, тут же оказался и проводник, сбежавший домой сразу после нападения гончих.

– Госпожа… – выбежал навстречу староста. – Как мы рады, что с вами все в порядке! А то Оттор такого понарассказал! Страсти какие! В порядке ли господин Кэррэл?!

– В порядке господин, в полном. И мне плевать, что там вам рассказал этот трусливый недомерок. Мне нужен кожевенных дел мастер. Работа ему есть. Срочная.

– Одну минуту, госпожа!

Собственно, кожевник сам шел ко мне, так как мое появление не осталось незамеченным в такой маленькой деревушке.

– Из этих шкур нужно сделать комплект доспехов, – сказала я, сбрасывая мешки со второго быка. – Сможешь?

– Конечно, госпожа…

– Вот мерки.

Сдав мерки и уточнив, что должно в итоге получиться, я до самой ночи работала с кожевником, контролируя все процессы, чтобы он не попортил столь ценный материал. И только убедившись, что испортить ничего нельзя, утром отправилась назад, на поляну, где остались рассар и вампирша.

А когда вернулась и только их увидела, меня мгновенно переполнил гнев. Спутались-таки!!!

Об этом говорило буквально все! От демонстративного безразличия друг к другу до отвода ими глаз! Ладно кровососка скрыла глаза очками, но вот у Кэррэла их нет!

Р-р-р… убью! И его, и ее, и…

Стоп! Да что это со мной?! Я удивилась своему состоянию. Ну спутались, и что с того?!

«Да, с тобой что-то определенно не то, подруга», – согласился мой дух.

Не влюбилась же я в человека, будь он хоть трижды рассар, в самом-то деле!

«Кто знает…»

Да этого не может быть!

«Кто знает…» – философски отозвался дух.

Я!

«Ты так ты…» – совсем уж покладисто согласился мой дух.

– Привет, как съездила? – спросил меня человек, излишне сильно выказывая заинтересованность.

– Нор-рмально, – выдавила я, едва сдерживаясь, чтобы не кастануть в него чем-нибудь таким… опорожняющим кишечник.

– Когда будет готово?

– Через месяц. Работа эта не быстрая… А ты как себя чувствуешь?

– Неплохо…

Еще бы ему было плохо! Кобель!!! Опять я вспылила.

Успокоиться… надо успокоиться… Ну и что с того, что он с вампиршей спутался? Я все равно получу свое… мне от него нужно только одно…

– Что дальше будем делать? – спросила вампирша.

– В смысле?

– Возвращаемся в замок или продолжаем охоту на мертвяков?

Мы одновременно повернулись к Кэррэлу. Все зависит от него, его состояния здоровья и просто решения.

– Я в норме… – ответил он. – Думаю, можно продолжить охоту. Вряд ли нам вновь повстречаются эти гончие. Как говорится, раз на раз не приходится. Да и сопутствующие дела надо сделать.

– На том и порешим, – кивнула я.

Поужинав, я почувствовала себя не очень хорошо.

Что со мной? Может, гончая в меня все же попала ядовитой слюной, а я не заметила?

Прошептала наговор для общего оздоровления.

Не помогло. Более того – подкатила тошнота…

– Нет, только не это… – осенила меня догадка о причине недомогания. – Проклятье, ведь я делала все, чтобы не…


Кирилл. Попаданец-изменщик

Когда Олграна вернулась, я подумал, что мне конец и она меня сейчас растерзает самым жестоким образом, так что и гончей не снилось. Все-таки она догадалась. Искать ответ на вопрос «как?» просто бессмысленно.

Но нет, сдержалась и повела себя как ни в чем не бывало.

За ужином приняли решение продолжить охоту. Я действительно стал чувствовать себя хорошо. Да, рука по-прежнему слабая, разрабатывать ее придется немало, но ведь много силы, чтобы нажать на курок, и не требуется. А повторная встреча с гончими, согласно теории вероятности, стремится к нулю, так что опасности особой нет.

Вдруг Олграна вскочила на ноги и, зажимая рот руками, рванула к ближайшим кустам, за коими и согнулась с весьма специфическими звуками.

Я бросился следом.

– Что с тобой?!

В ответ меня пронзил испепеляющий взгляд.

Что за…

До меня вдруг стало доходить, что именно это «что за…».

Не может быть!

«Если с гоблинкой может, то почему с орчанкой того же быть не должно? – засмеялось мое второе «я». – Тем более что вы так активно этому способствовали! Ха-ха-ха!!!»

А вот мне стало совсем не до смеха.

Я искоса посмотрел на вампирессу…


Глава 19 | Попаданец обыкновенный | Глава 21